Рекорд по кредитам

Рекорд по кредитам | Программы | ОТР

На что люди берут деньги и как занимать у банков грамотно?

2020-09-11T19:18:00+03:00
Рекорд по кредитам
Снова самоизоляция? В Арктике тает лёд. Здоровая и счастливая жизнь. Многодетная парковка. Соцсети: от 14 и старше. Как призвать к ответу бизнес, который травит подростков. Можно ли научить искусственный разум справедливости?
По приговору искусственного интеллекта
Индустрия анти-детства
Сергей Лесков: Человек без маски в нынешних условиях - это элементарный уголовник, который нарушает общественный договор и ставит себя выше общества
Дети в соцсети: вред или норма?
Домашний режим для пенсионеров
Большой семье - бесплатная парковка. Это правильно?
Кинополководец Сергей Бондарчук: какой вклад в мировое искусство он внёс?
Здоровая и счастливая жизнь – какая она в нашей стране?
Лёд Арктики потерял две трети своей толщины
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании
Ирина Носова
директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА

Марина Калинина: Напомню, что это программа «ОТРажение», мы работаем в прямом эфире, и вот какая следующая тема у нас. Растет уровень кредитования россиян, причем настолько, насколько и не ждали. Эксперты говорят, что объем выдачи займов по итогам месяца может поставить исторический рекорд.

Дмитрий Лысков: За месяц банки одолжили населению почти 963 миллиарда рублей без учета микрокредитов и кредитных карт, что на треть больше показателя августа прошлого года. Причем более трети, 360 миллиардов рублей, из них приходятся на льготную ипотеку по ставке не более 6,5%. В июле было выдано кредитов на 951 миллиард рублей, почти на четверть, 23%, больше, чем в прошлом году.

Марина Калинина: И еще несколько цифр. Доля заемщиков, у которых в дополнение к ипотеке есть еще какой-то кредит, выросла с 46,5% до 47,5%, а у тех, у кого есть потребительский кредит, с 34% до 35%, это данные Центробанка.

Дмитрий Лысков: И мы хотим спросить у вас, уважаемые зрители, нам очень интересно ваше мнение. Мы приготовили для вас опрос – что для вас кредиты, зло или благо? Высказывайте свое мнение, данные для голосования внизу нашего экрана, а в конце обсуждения мы подведем итоги.

Марина Калинина: Ну а прямо сейчас начнем обсуждать эту тему с Ириной Носовой, это директор группы рейтингов финансовых институтов АКРА. Ирина, здравствуйте.

Ирина Носова: Добрый вечер.

Дмитрий Лысков: Ирина, добрый вечер.

Подскажите, пожалуйста, ну вот такой объем кредитов – правильно ли я понимаю, ведь для банковского сектора это, пожалуй, хорошо? Мы банковскую сферу столько лет спасали, в 2014 году спасали, в 2008 году спасали, наконец она заработала, радоваться же нужно, правда? Вы радуетесь?

Ирина Носова: Мы как рейтинговое агентство всегда радуемся наличию у нас большого числа клиентов, поэтому...

Дмитрий Лысков: Ага. Но для банковского...

Ирина Носова: ...для нас благо.

Дмитрий Лысков: Для банковского сектора-то это все-таки хорошо ведь, правда?

Ирина Носова: Конечно, хорошо. Чем больше банков, тем выше конкуренция.

Дмитрий Лысков: Ну и для населения, наверное, тоже прекрасно, мы наконец приблизились к «замечательному» западному образу жизни, у нас население наконец берет кредиты, покупает все, что желает, и ни в чем себе не отказывает. Правильно я понимаю ситуацию?

Ирина Носова: Верно. Но есть проблема закредитованности.

Марина Калинина: Вот, вот это главный вопрос, потому что кредиты берут, но возвращают-то очень с трудом.

Ирина Носова: Да, сейчас есть такая проблема. Но Центральный банк принимал в 2018–2019-х гг. меры, максимально ограничивая рост розничного кредитования, в основном потребительского кредитования и, может быть, даже где-то чуть-чуть ипотеки, но в основном это касалось необеспеченных «потребов». Тем не менее мы наблюдали и тенденцию, когда люди брали кредиты даже на продукты питания, и это, конечно, являлось для нас негативным сигналом.

Дмитрий Лысков: Ага.

Марина Калинина: Ну а если... Вот вы сейчас начали говорить, на что берут кредиты, – на что в основном, ну помимо ипотеки?

Ирина Носова: Вы знаете, дело в том, что в апреле и мае мы наблюдали снижение спроса на кредитные продукты со стороны населения. Это было продиктовано тем, что во время пандемии банки и клиенты были ограничены, скажем так, в некой взаимосвязи, и уже в июне-июле мы видим восстановление спроса. То есть в первую очередь, конечно, проседает приобретение бытовой техники, каких-то таких вот, скажем так, может быть, кредитов, которые люди берут на то, что сделать ремонт или поехать в отпуск. А так, конечно, ипотека сейчас активно растет... Наверное, в настоящее время около 50% всего розничного портфеля, может быть чуть меньше, приходится на ипотечный портфель.

Дмитрий Лысков: Ага. Ирина, скажите, пожалуйста, это для экономики в целом хорошо, такая ситуация с кредитованием, что люди массово берут ипотеку? Это же крупные, большие, долгосрочные кредиты.

Ирина Носова: Однозначно это хорошо, главное не допустить закредитованности опять же населения, чтобы регулятор наш следил за качеством ипотечного портфеля. В настоящее время доля проблемной задолженности и просроченной задолженности не так высока, ипотечные кредиты славятся хорошим качеством, просроченная задолженность составляет не более 1%, поэтому пока говорить о пузыре на ипотечном рынке, скажем так, рано. И при этом в случае, если население берет ипотечные кредиты на приобретение жилья, это также стимулирует и развитие рынка самого жилья, то есть само строительство.

Дмитрий Лысков: Есть, как говорится, новости хорошие, но есть, может быть, и не очень, сейчас попробуем разобраться. Вы говорите, что ипотечные кредиты есть хорошо, но ставка опустилась до 6,5%, это, можно сказать, вообще прекрасно, такой низкой ставки у нас еще никогда не было. Но проблема закредитованности, и вот по данным, на которые я смотрю, я вижу, что просто потребительские кредиты также вполне себе растут, и очень неплохо. Не опасаетесь ли вы, что люди берут кредит потребительский для оплаты первого взноса, чтобы получить льготную ипотеку? И что потом этим людям делать?

Ирина Носова: Да, действительно, есть ряд заемщиков или, скажем так, определенная доля заемщиков, которые берут для оплаты первоначального взноса ипотеки потребительский кредит. Это заведомо очень плохо, скорее всего, данный кредит впоследствии превратится в дефолтный и приведет к ухудшению качества кредитного портфеля банка. Однако банки максимально стараются следить за тем, сколько сейчас кредитов у того или иного заемщика, они активно смотрят за показателем долговой нагрузки, запрашивают информацию в бюро кредитных историй и так далее. Поэтому, конечно, здесь есть определенные лазейки, но тем не менее банки активно за этим следят и не допускают того, чтобы качество их ипотечного портфеля или в целом розничного портфеля ухудшалось.

Марина Калинина: Но смотрите, такая ситуация получается, что сейчас россияне все больше предпочитают жить сегодня, брать кредиты, покупая себе время, выигрывая время, что кто-то не может откладывать, копить. И для того чтобы жить сегодня достойным образом, люди вынуждены брать кредиты. Так живет, например, Америка практически вся, то есть они все живут в кредит. Но тут же огромная разница в процентах, какие проценты там низкие по этим кредитам и какие здесь. Если уж у нас пошла такая тенденция, что люди готовы брать кредиты, готовы их выплачивать по мере возможностей, может быть, банкам поумерить свои аппетиты в плане процентных ставок?

Ирина Носова: Вы знаете, не могу с вами не согласиться касательно процентной ставки на Западе, в европейских странах или в Штатах, действительно, процентные ставки там очень низкие. Но та ставка, которой мы достигли, 6,5%, скажем так, это льготная ставка, мы ее достигли еще в нулевых годах, Дмитрий Медведев говорил о том, что процентная ставка должна быть около 6%, ну скажем так, наверное, лучше поздно, чем никогда, мы в 2020 году пришли к 6,5%.

Но нужно отметить, что и стоимость фондирования у нас не такая низкая. Дело в том, что опять же все это идет от ключевой ставки Банка России, ключевая ставка в настоящее время планомерно снижается, это также, наверное, заслуга Центрального банка, мы достигли исторического минимума, сейчас она составляет 4,25%, действительно очень низко. И за счет того, что сжимается процентная маржа у банков, они генерируют меньшую прибыль, чем это было в предыдущие периоды. Буквально, наверное, год-два назад банки уже задумывались о том, каково будет жить банковскому сектору в условиях сжатой процентной маржи. Поэтому нельзя сказать, что банки должны сейчас снижать процентную ставку.

Более того, вот эта ставка в 6,5%, которая сейчас предлагается клиентам, да, платится заемщикам, но еще около примерно 1,5%, то есть это разница между ипотечной ставкой по другим программам либо вообще без программ и 6,5%, вот эти примерно 1,5% субсидируются государством, и банки охотно на это идут именно с учетом того, что чистая прибыль у них сейчас снижается опять же на фоне пандемии и недополучения процентных доходов в связи с предоставлением кредитных каникул клиентам и в том числе в связи со сжатием процентной маржи.

Дмитрий Лысков: Ага.

Марина Калинина: Давайте послушаем Михаила из Ярославля.

Дмитрий Лысков: Михаил из Ярославля.

Марина Калинина: Михаил, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер.

Дмитрий Лысков: Добрый вечер, Михаил. Как вы относитесь к кредитам?

Зритель: Отрицательно.

Дмитрий Лысков: Отрицательно. Вы когда-нибудь брали кредит?

Зритель: Нет. Дело в том, что я юрист...

Дмитрий Лысков: А может быть, стоило попробовать?

Зритель: Я работаю, у меня 80–90% всех клиентов – это люди, которые взяли кредиты и не могут с ними рассчитаться.

Дмитрий Лысков: Ага. Подскажите, пожалуйста, и много ли у вас клиентов, если говорить в общем числе, в абсолютных цифрах?

Зритель: Ну, человек 150 примерно.

Дмитрий Лысков: Человек 150, понятно. Какие основные проблемы? Почему не смогли рассчитаться?

Зритель: Основные проблемы, вот как я вижу, – это люди, которые просто не знают математику, элементарную математику, которые считают, что 7х7 = 47.

Дмитрий Лысков: Михаил, то есть вот секундочку, это крайне важный момент. Еще раз, подскажите, то есть не потому, что потеряли работу, не потому, что разорился бизнес?

Зритель: Абсолютно, да. Такие тоже есть, но таких мало.

Дмитрий Лысков: Ага. То есть люди берут кредиты, не рассчитывая свой дальнейший доход, смогут ли они их отдать... А на что берут люди такие кредиты?

Зритель: Вы даже не представляете – например, на поездку в Колумбию, допустим, допустим, просто провести хорошо время. То есть просто вы даже не представляете, у меня где-то десятка два людей, которые взяли кредиты, просто напившись пьяными, оказавшись в состоянии алкогольного опьянения.

Дмитрий Лысков: Ага.

Зритель: Как только банки допускают такое?

Марина Калинина: А вот как-то странно, как, если человек в таком состоянии пришел за кредитом, люди не видят, что он, в общем, не в себе, как-то все равно дают?

Зритель: Вот, так совершенно верно, это просто безобразие, что творится, вот то, что я вижу, это просто ни в какие рамки не лезет.

Марина Калинина: Но тут ведь еще такой моральный как бы момент, ведь банки навязывают эти кредиты, только приходи бери и потом плати.

Зритель: Совершенно верно.

Марина Калинина: Получается так?

Зритель: Навязывают представители банков, предлагают кредиты, и люди, просто не зная математики, не ориентируясь в том, как будет все, что на что выйдет, берут кредит. Это просто ужас, что делается, то, что я вижу.

Дмитрий Лысков: Михаил, ну вот вы говорите «даже не представляете, на что берут кредит». Как раз хорошо представляю: года 3 назад, помнится, я вел программу как раз про закредитованность россиян, и там рассказывали, что самый массовый кредит – это кредит на покупку смартфона среднего уровня. А вы говорите, сейчас уже берут кредиты на поездку в Колумбию. Растет благосостояние россиян!

Зритель: Нет, дело в том, что, конечно, у меня есть, может быть, 2–3 человека, у которых сумма задолженности 10–15 тысяч рублей. Но я работаю в основном с теми, у которых где-то, будем говорить, 0,5–1 миллион рублей, вот, то есть там не о смартфонах идет речь.

Дмитрий Лысков: Михаил, спасибо огромное за рассказ. Действительно, всегда интересно узнать, что происходит в городах нашей страны, что называется на местах.

Марина Калинина: Ирина, вы с нами? Да, с нами.

Ирина Носова: Да, с вами.

Марина Калинина: Ну вот вы слышали сейчас разговор наш со зрителями. Вот то, что банки зачастую навязывают кредиты и люди не понимают, что они подписывают, и вот такая вот финансовая неграмотность, что ли, получается, на руку банкам выходит?

Ирина Носова: Вы знаете, в нашей стране несколько проблем, и финансовая неграмотность, и юридическая неграмотность, и тем не менее и юристы ведь могут где-то обманывать, понимаете. Поэтому здесь, наверное... Это как, знаете, незнание закона не освобождает от ответственности: нужно учиться считать, нужно учиться читать, правильно законы трактовать и так далее. Поэтому да, мы понимаем, что очень часто кредиты навязываются даже в магазинах, например, банками, есть такое.

Дмитрий Лысков: Ну вот я читаю, из Московской области пишут: «Один из банков (не будем называть, мы в конце концов в конкурентной борьбе не участвуем) постоянно навязывает кредитную карту мне, пенсионеру», – сообщает наш телезритель. Ну вот, к сожалению, такова ситуация. Ирина, спасибо огромное за этот рассказ.

А мы продолжаем нашу программу, и сейчас у нас на связи Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании. Эдуард Валерьевич, здравствуйте.

Эдуард Савуляк: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Эдуард Валерьевич, как вы оцениваете... ?

Марина Калинина: У вас есть кредиты, признавайтесь?

Дмитрий Лысков: Кстати, а почему бы и не такой вопрос.

Эдуард Савуляк: Нет кредитов у меня.

Марина Калинина: И вы принципиально их не берете?

Эдуард Савуляк: Нет.

Марина Калинина: А почему?

Эдуард Савуляк: Я предпочитаю зарабатывать на банках, то есть я размещаю депозиты.

Дмитрий Лысков: Ага, ну то есть вы просто не нуждаетесь в таком виде банковских услуг.

Эдуард Валерьевич, подскажите, пожалуйста, есть такая точка зрения, что, когда человек берет кредит, он в конце концов покупает время, потому что далеко не каждый из наших граждан может заработать, накопить деньги на покупку автомобиля, квартиры, да, в конце концов, даже стиральной машины. Но при этом вот я читаю SMS наших телезрителей: «Любой кредит – ярмо на шею», – и таких сообщений очень много. Откуда все-таки берется такое разное отношение к кредитам? С одной стороны, мы же слышали, огромное количество россиян берут кредиты, но вроде бы никто их не любит.

Эдуард Савуляк: Ну смотрите, с одной стороны, видимо, все не любят кредиты из-за того, что берешь чужие, а отдавать надо свои, здесь ставка большая или маленькая, но все равно вы отдаете больше, поэтому, видимо, любить их особо не за что, с одной стороны.

Соглашусь с предыдущим выступлением, когда говорили о том, что подавляющее большинство россиян берут кредиты, не до конца просчитывая, каким образом они их будут отдавать, и, действительно, берут, конечно, не на бизнес. Мы же сейчас говорим об обычных россиянах, то есть там, естественно, вряд ли есть слишком много предпринимателей, хотя они тоже есть. Поэтому да, подавляющее большинство людей берут на машину, на квартиру, на шубу, на iPhone, на что-то еще. Если мы говорим о потребительских кредитах, которые априори небольшие, они же там по верху ограничены, зачастую несколько сотен тысяч рублей, то, естественно, здесь идет именно речь как раз о потреблении, то есть никакие ни квартиры, ни машины, а вот именно вещи, которые по большому счету человек берет в кредит, а эта вещь обесценивается буквально с каждым днем.

Поэтому согласиться, видимо, все-таки можно, что если вот кто-то там собирается сыграть свадьбу шикарную, берет на это кредит, соответственно, а потом поедет отдыхать и будет мужественно потом 5 лет его отдавать и вроде бы запомнит это, видимо, действие на всю жизнь... Но с точки зрения, конечно, если к этому подходить прагматично, то это очень странное инвестиционное решение.

Марина Калинина: Но это такая особенность именно нашей страны, что мы не умеем считать, что мы легкомысленно относимся, вот деньги сейчас, а что будет потом, ну как-нибудь, на авось и так далее?

Эдуард Савуляк: Вот здесь я, видимо, все-таки не совсем с этим соглашусь, потому что периодически появляются на самом деле, особенно когда кризис случается, периодически появляется как раз из самых продвинутых стран Запада, и из Америки, и из Великобритании, и из Германии, и из Франции, что там кто-то, условно говоря, купил дорогую мебель за 20 тысяч евро, соответственно, не смог выплатить кредит за эту мебель, потому что уволили или что-то еще случилось. Поэтому это, видимо... Я бы подошел с другой стороны, не то что это проблема русских, или американцев, или немцев, а это, видимо, все-таки проблема, правильно было сказано, людей, не до конца финансово образованных, это раз, то есть они брали и действительно не очень понимали, что отдавать, оказывается, надо будет немножко больше, чем они думали по рекламе.

Второе, когда люди действительно не... свои силы, то есть они кредит взяли, вроде бы получали большие деньги, потом форс-мажор случился, условно говоря, в виде COVID, у всех упали, соответственно, зарплаты, премии, какие-то..., а кредит остался. Но это форс-мажор, но все-таки соглашусь, подавляющее большинство не до конца верно вообще понимает, в какой сумме и какие сроки кредит придется отдавать, а у многих еще иллюзии про то, что «ну вот я не буду платить какое-то время, а потом вот заплачу», и не понимают, что на самом деле штрафные санкции там вырастают в разы в сравнении с той ставкой, которая ему изначально объявлена.

Дмитрий Лысков: Эдуард Валерьевич, а есть ли какие-то способы, собственно говоря, объяснить людям, что не надо так поступать? Вот что бы вы посоветовали, может быть, в этом случае?

Эдуард Савуляк: Ну с одной стороны, в некоторых странах опять же Запада я уже точно знаю, что такое есть, в начальной школе уже вводят предметы такие именно по финансовой грамотности. То есть люди, ну школьники, играют на уроках как раз в том числе и в кредиты, что там объясняется, что кредит не следует брать, может быть, по такой ставке, если ты вот еще недостаточно много зарабатываешь, или, может быть, не стоит замуж выходить, условно говоря, сразу после школы или уж тем более в школе. То есть такие вещи есть, которые вроде бы так банально звучат, но когда их в игровой форме преподносишь, когда ребенок сам это посчитал, увидел, что он это сделал, а его друзья не сделали, они уже там условно в игре побеждают, а он немножко отстает. Нам, с одной стороны, тоже это не помешает сделать.

Но при прочих равных условиях, опять же учитывая, что у нас многие до сих пор люди все-таки из времен, когда обо всех заботилось государство, и вот сейчас до сих пор есть такое мнение, что вот если что государство нам поможет. В странах Запада такого, конечно, нет, то есть они все изначально рассчитывают на себя, поэтому, может быть, вот в эту кредитную кабалу все-таки попадает меньшее количество народу, чем у нас.

Дмитрий Лысков: Я, может быть, проведу тут некоторую такую даже параллель. Вот когда о нас заботилось государство, оно говорило: «Не играй в азартные игры», «Не влезай в долги». А вот уроки финансовой грамотности, ну вы сами говорите, «не бери кредит под такой-то процент, а бери под такой-то». Я думаю, я не открою никому тайну, что многие воспринимают уроки финансовой грамотности как ну просто навязывание определенных финансовых услуг. Это разве не так?

Эдуард Савуляк: Ну, тут уже дело каждого, как что определять. Тут видите, в чем еще нюанс? Многие умные люди ведь учатся на своих ошибках, то есть, условно говоря, взял кредит, может быть, не знаю, на iPhone, выплатил его, увидел, что это в 1,5 раза дороже, и больше к этому кредиту не подходит. Но у нас, к сожалению, много людей, которые набрали кредитов несколько и уже в последующем берут кредиты на то, чтобы отдать кредиты предыдущие. То есть они не то что не вырываются из этого...

Марина Калинина: Ну перекредитовываются в других банках?

Эдуард Савуляк: Я имею в виду, не то что они не учатся чему-то, а они себя еще глубже закапывают. То есть это ж путь на самом деле уже только к банкротству и к тому, что они вообще этих кредитов больше не получат.

Ну и отдельная категория, она, слава богу, очень маленькая – это те ребята, которые считают себя немножко умнее, чем банки, и думают, что вот они кредит возьмут и возвращать его не будут, потому что якобы у них нет официальной работы, еще там чего-то нет. К сожалению для них, все-таки банк априори находится в более выгодной ситуации, потому что у него есть и сильные юристы, и сильные кредитники, сильные коллекторы и прочее. Поэтому, как правило, если кто-то кредит взял, все равно банк свое вернет.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Краснодарского края, Евгения у нас на связи. Евгения, здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Евгения, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Я все время смотрю вашу передачу. Вот сейчас слушаю всех, и мне становится интересно. Взяла кредиты в «Совкомбанке», навязали карту «Халву», потом переделали, не извещая меня, что карту переделали на какой-то другой процент, то 3% как пенсионер платила, вернее 3 тысячи, теперь плачу больше.

Взяла такой кредит, у меня стройка, достраиваюсь, тоже пока работала, я платила. Но когда перестала работать, у меня инфаркт и другая сложная операция была, страховые случаи отпадают, банки не выплачивают и начинают выкручивать руки, какие-то законы добавлять, что-то еще к пунктам добавлять. И пенсионерам, как правило, навязывают такие страховки, за все что угодно могут придумать, вот это, вот это и вот это. Два года платила, и вдруг они переделывают договор без моего ведома и подписи – это как банки работают?

Дмитрий Лысков: А вот мы сейчас у Эдуарда Валерьевича спросим. Эдуард Валерьевич, вы с нами?

Эдуард Савуляк: Да.

Дмитрий Лысков: Вы же слышали этот рассказ? Что можно посоветовать в этой ситуации? Ну вот простая жизненная ситуация.

Эдуард Савуляк: Ну, я просто в этой ситуации услышал, что все-таки какое-то время кредит не обслуживался, то есть вот там случилась сложная ситуация и, как я понял, какое-то время не платились проценты и тело кредита. И видимо, это в договоре, предположу, конечно же, было, естественно, что если клиент перестает обслуживать даже временно, хотя бы один разок, кредит, то, естественно, включаются штрафы, пени, неустойки. Видимо, как раз о совокупности этих повышающих моментов мы и говорим, что пока кредит обслуживался, условно он стоил 3 тысячи рублей в месяц, а перестал обслуживаться и с учетом штрафов и пеней стал, условно говоря, стоить 5 тысяч.

Дмитрий Лысков: Эдуард Валерьевич, но посмотрите, здесь же была действительно ситуация экстраординарная, был инфаркт, заболевание серьезное, в силу этого не обслуживался. Это имеет какое-либо значение?

Эдуард Савуляк: Смотрите, с одной стороны, это, конечно, значение имеет, и я сейчас не говорю о том, что банк 100% прав, а клиент не прав. Я просто говорю, что не то что я взял кредит, мне сказали 3%, я 2 дня 3% заплатил, а потом с меня стали брать 8%, а мы говорим о том, что банк под 3% давал, но из-за того, что клиент не виноват вроде бы, да, но нарушил свои обязательства, соответственно, процент изменился, здесь вопрос несколько в другом.

Естественно, когда вы в такую ситуацию попадаете, видимо, правильно, ну вот тут тоже не знаю просто, делала ли так или нет, не просрочки дожидаться, тем более несколько месяцев, а сразу банк уведомлять: говорить, что у меня операция, пятое-десятое, я вот сейчас платить не могу, соответственно, можно ли мне, я не знаю, 2 месяца не платить, пойдите мне на какие-то уступки, и я вам заплачу, давайте мы с вами разработаем какой-то льготный… Короче, с банком на эту тему поговорить, это одна ситуация.

Марина Калинина: А каков процент того, что банк пойдет навстречу? Как часто такие случаи вообще бывают?

Эдуард Савуляк: Вот прямо скажем, это зависит от того, во-первых, что за клиент, какая сумма и так далее, то есть опять же о подходе нужно договариваться индивидуально. Но чтобы здесь у вас не складывалось впечатление, что банк сразу нацелен на то, чтобы клиенту навстречу не идти, штрафы с него содрать, да, такие банки могут быть… Но поверьте мне на слово, представитель банка же вам рассказывал, что конкуренция на банковском рынке уже есть, на самом деле у подавляющего большинства банков болит голова, как сейчас в таких сложных условиях исполнять планы по выдаче кредитов, реально она у них болит.

Нормальных заемщиков нет, поэтому выдают уже и пьяному, и бедному, и непонятно кому, вот говорили, кто не может что-то вернуть. Поэтому за хороших заемщиков на самом деле банки держатся, потому что хороший заемщик, который особенно не даст себя в обиду, он если в один банк придет, банк к нему вот таким образом отнесется, ведь ему на самом деле никто не мешает перекантоваться в другом банке по новой, пока у него не испортилась кредитная история.

Просто, еще раз, если вы это пускаете на самотек и банк уже вас наказывает процентами, вы же понимаете, у вас еще кредитная история уже испорчена. И когда вы пришли уже, что у вас там, не знаю, просрочка 3-месячная висит, вы тут рассчитаться не можете, приходите в новый банк, он, конечно, уже вас как адекватного, хорошего клиента не воспринимает, он воспринимает как клиента проблемного, что сейчас он кредит даст, чтобы вы закрыли кредит тот, а ему потом с вами разбираться.

Дмитрий Лысков: Эдуард Валерьевич, я вот...

Марина Калинина: Давайте зрителя послушаем.

Дмитрий Лысков: Вот одну секундочку буквально, я просто, наверное, акцентирую этот момент, Эдуард Валерьевич, не знаю, поддержит меня, не поддержит, в отношении финансовой грамотности, если угодно, такой вот один пункт. Банк может работать как абсолютно бездушная юридическая машина, если вы попадете в опасную ситуацию, этот момент тоже нужно учитывать. Это так?

Эдуард Савуляк: Конечно. С банком надо всегда из этого исходить.

Дмитрий Лысков: Вот это очень важный момент, просто я хотел, чтобы его услышали наши телезрители.

А теперь давайте перейдем к телефонному звонку.

Марина Калинина: Да, Андрей из Тверской области, он с нами на связи. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Алло, слышите?

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Дмитрий Лысков: Андрей, да, вы на связи.

Зритель: Здравствуйте. Смотрю вас постоянно, очень нравится передача.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Зритель: В 2013 году попал в кабалу, взял машину в кредит, машина стоила по тем деньгам 450 тысяч. Но там по этим, я не знаю, как гипнотизеры сидели или кто, не знаю, короче, обошлась она мне в 1 миллион 200 тысяч.

Марина Калинина: Каким образом?

Зритель: Ну вот так вот получилось, как я там подписал документы все эти...

Марина Калинина: Ага.

Дмитрий Лысков: Но вы имеете в виду с кредитными выплатами вместе, да?

Зритель: Мне она в общей сложности обошлась, она стоила 456 тысяч...

Марина Калинина: Со всеми процентами и с телом вы заплатили такую сумму.

Зритель: Да-да-да, в 1 миллион 200 тысяч обошлась.

Дмитрий Лысков: Ну вот да, это тоже такая вот история с кредитами. Андрей, спасибо.

Ну а мы у вас, уважаемые телезрители, спрашивали, что для вас кредиты, зло или благо. Так вот за то, что кредиты зло, проголосовали 93% участников нашего опроса, за то, что благо, всего 7%. Наверное, это показатель.

Марина Калинина: У нас буквально полминутки. Эдуард Валерьевич, вы с нами еще?

Эдуард Савуляк: Да, с вами.

Марина Калинина: Как вы можете прокомментировать вот эти цифры, что зло кредиты, 93%?

Эдуард Савуляк: Ну с одной стороны, видимо, можно прокомментировать, что вас смотрят наиболее подготовленные люди, которые, видимо, кредиты в основном не берут, то есть вот такая у вас целевая аудитория финансово грамотная. С другой стороны, опять же зло не зло, но ситуации разные бывают, поэтому, еще раз, мы сейчас говорим, у нас нет задачи, чтобы никто не взял кредит, такой задачи, еще раз, у нас нет.

Марина Калинина: Но надо их брать по-умному, понимая, что это серьезный шаг.

Эдуард Савуляк: Совершенно точно. И вот замечание было про то, что вы сразу исходите из самого плохого, не то что вы себе говорите «я этот кредит верну, да за 2 года я железно, я буду откладывать, буду...», вы как раз сразу себе вопрос задайте: а если меня уволят с работы, условно говоря, через 2 месяца, вот как я этот кредит буду возвращать, вот как я его верну? Я, условно говоря, машину свою продам, которую взял в кредит, или что?

Вот если вы на этот вопрос себе отвечаете, что да, вы отдадите, условно говоря вам мама займет, папа, вы еще что-то сделаете, тогда подумать на этот счет можно. Если вы сразу понимаете, что как бы все, у вас даже понятия нет... Ну, мы не рассматриваем, что вы, конечно, пойдете в другое место возьмете кредит, это мы не рассматриваем. Поэтому, если у вас нет ответа на этот вопрос, значит, кредит по крайней мере пока не для вас, и это на вашу же пользу, если вы его не возьмете.

Марина Калинина: Спасибо за ваш комментарий.

Дмитрий Лысков: Спасибо.

Марина Калинина: Эдуард Савуляк, директор консалтинговой компании.

Ну а мы продолжим через какое-то время.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)