Рекордные долги по алиментам - 150 млрд рублей!

Рекордные долги по алиментам - 150 млрд рублей!
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Натан Будовниц
судебный юрист
Игорь Серебряный
основатель общественного движения «Международный Отцовский Комитет»

Ольга Арсланова: Еще несколько слов о законах, которые далеко не все россияне бегут соблюдать и стремятся соблюдать. Вот смотрите. Долги по алиментам в нашей стране достигли исторического максимума – российские родители задолжали детям 152 миллиарда рублей. Это подсчитали судебные приставы.

Петр Кузнецов: Ого! Это общая сумма. И она продолжает расти, несмотря на снижение числа неплательщиков. Сегодня должников по алиментам у нас примерно 800 тысяч человек. Общая сумма невзысканных алиментов увеличилась на 13%. Для сравнения: в 2012-м задолженность по алиментам составляла менее 20 миллиардов рублей. То есть за семь лет сумма увеличилась в семь с половиной раз.

Ольга Арсланова: Так у нас и экономический рост замедлился как раз за эти последние семь лет. Зарплаты маленькие, может быть?

Петр Кузнецов: Только лишь этим можно это объяснить? Будем разбираться, конечно.

И еще несколько цифр. Сегодня в России алименты получают примерно 2 миллиона детей, а средние ежемесячные выплаты составляют около 7,5 тысячи рублей. При этом каждый пятый родитель, обязанный платить бывшей супруге или супругу средства на содержание ребенка по решению суда, этого не делает.

Ольга Арсланова: Давайте выяснять – почему и какие новые меры предлагают чиновники для того, чтобы наказывать должников по алиментам. Обо всем этом поговорим.

С нами на связи судебный юрист Натан Будовниц. Натан Юрьевич, здравствуйте.

Натан Будовниц: Здравствуйте, добрый день.

Ольга Арсланова: Чем вы и ваши коллеги объясняете вот такой рост долгов по алиментам?

Натан Будовниц: Ну, как-то дать объективное объяснение достаточно сложно, потому что всегда этот вопрос касается конкретного человека. И это связано именно с его проблемами, почему у этого конкретного человека нет желания или нет возможности.

Ольга Арсланова: Наверное, причины…

Петр Кузнецов: Вот Оля как раз упомянула. Давайте разберем общую возможную причину.

Ольга Арсланова: Одни и те же примеры.

Петр Кузнецов: Очевидно, скорее всего, не растут реальные доходы. Ладно бы не росли, а падают.

Натан Будовниц: Есть две причины. Первая причина – это если отсутствуют доходы, позволяющие оплачивать алименты. Опять же на самом деле, если доходы в принципе есть, то закон устанавливает конкретный размер уплаты алиментов в долевом отношении к этому доходу. Поэтому, в принципе, если доходы есть, то алименты платятся.

Как правило, неуплата алиментов связана больше с нежеланием их уплачивать соответствующим плательщиком. И тогда, конечно, у него появляется задолженность.

Ольга Арсланова: Натан Юрьевич, все-таки объясните, пожалуйста, как этот механизм работает. Вот все мои знакомые, которые платят алименты или получают алименты, делают это через работодателей. То есть официальная зарплата в бухгалтерии, в кадрах, из нее вычитается какая-то сумма и переводится на счет второго родителя.

Петр Кузнецов: Автоматически, да?

Ольга Арсланова: Да. То есть человек не может… Никак его желание тут не учитывается. Это происходит очень просто.

Натан Будовниц: Я и говорю, что если человек…

Ольга Арсланова: В чем проблема?

Натан Будовниц: Все правильно. О чем я и говорю. Если человек имеет доход, то есть он состоит в трудовых отношениях, то алименты уплачиваются. Потому что алименты взыскиваются либо судом, либо они устанавливаются соглашением родителей. Соответственно, если работодатель получает исполнительный документ от судебного пристава либо исполнительный документ суда (можно напрямую дать), то, минуя своего работника, работодатель автоматически удерживает алименты в том размере, который установил суд, и переводит их получателю алиментов. То есть здесь уплата производится.

Петр Кузнецов: Другой момент…

Натан Будовниц: А если человек не работает либо он работает, но официально он никаких доходов не получает…

Петр Кузнецов: Вот! Я про это хотел спросить.

Натан Будовниц: …разумеется, как раз накапливается задолженность по алиментам, потому что нет доходов, с которых можно удерживать эти алименты.

Петр Кузнецов: А, допустим, нет такого, что вот эти инструменты… «Белая» и «черная» работа у него. То есть на «белой» он официально устроен, но получает он там копейки. «Вот сколько могу. Взыскивайте». То есть он считается не должником, а просто с него официально взыскивают столько, сколько он получает?

Натан Будовниц: Он исполняет свою обязанность.

Петр Кузнецов: Вот!

Натан Будовниц: Естественно, это не устраивает и не может устраивать получателя алиментов. Но я полагаю, что такая категория людей, которую мы сейчас затронули, они в эту статистику не входят, потому что здесь задолженности нет. Он просто получает зарплату официально, я не знаю, 10–15 тысяч рублей. Если один ребенок – значит, одну четверть автоматом от этой зарплаты удерживают и переводят на содержание ребенка. Естественно, это сумма ничтожная.

Но если он еще втихую (выразимся так) получает еще зарплату или просто у него есть доход 100 или 200 тысяч рублей и этот доход нигде не фигурирует, он получает его в конверте, то, соответственно, от этой суммы ничего не удерживается. Но должником он в данном случае не считается, потому что алименты от его официального дохода уплачиваются. Я думаю, что такая категория людей в эту статистику не входит.

Петр Кузнецов: Натан, согласитесь, в этой схеме, последней вашей, тут вопрос морали уже, правда.

Натан Будовниц: Совершенно верно. Нет, ну не только морали. Здесь, в принципе, есть и определенная ответственность. Просто привлечь к ответственности очень сложно, потому что, выражаясь бытовым языком, надо поймать за руку.

Да, есть какие-то косвенные свидетельства о том, что человек живет на бо́льшие средства, чем он показывает, потому что у него есть дорогой автомобиль, он ездит за границу, он посещает какие-то заведения, на которые требуется тратить средства в большем размере, чем он зарабатывает. Это косвенно указывает, что доходы у него есть. Но, к сожалению, это выявлять сейчас очень трудно. И доказывать очень трудно.

Петр Кузнецов: Наверное, последний вопрос к вам. Была идея в России создать алиментный фонд. Вот это проблему решит или нет? И еще говорили, что обязанность государства – самому выплачивать алименты, если оно не смогло их взыскать. Ну, тем более что судебные приставы часто пренебрегают своими обязанностями. Пришел, проверил – вот легальные доходы. То есть ограничиваются проверкой легальных доходов и уходят. Все. И фиксируют, что он не должник. Как вам идея – государству брать на себя ответственность в этом плане?

Натан Будовниц: Если позволите, я начну со второго вопроса. Дело в том, что несколько некорректная, на мой взгляд, формулировка получилась. Что значит «государство не смогло взыскать»? Дело в том, что у судебного пристава, конечно, очень большой арсенал принудительного взыскания, но если после того, как он проверил все доходы, все имущество плательщика алиментов, выяснил, что у человека ничего нет, то единственное, что он может сделать – еще принять некие меры по принудительному исполнению. Соответственно, может возбудить административное производство, привлечь к ответственности, дополнительные работы – обязательные, исправительные и так далее. И от них как раз можно уплачивать алименты. Можно запретить ему выезд за пределы Российской Федерации. Можно ограничить право управления транспортными средствами.

Но если пристав сделал все что только мог, а у человека все равно отсутствуют доходы, то прямой вины государства в этом нет, потому что государство не может заниматься (извините за такое слово) именно выбиванием денег. Государство может только принудить в лице службы судебных приставов заниматься принудительным исполнением в рамках закона, который у нас есть.

Но если у нас будет некий фонд (здесь я уже перехожу ко второму… ой, к первому вопросу), то это облегчит ситуацию для получателя алиментов, потому что тогда государство будет их выплачивать. Только что будет с этими деньгами? Как государство будет их себе возвращать? То есть тогда получается, что на государство переходит обязанность, чтобы эти деньги возвращать с плательщика. Как они это будут делать? Ну, если закон в той части не поменяется, то получается, что так же, как это делается сейчас.

Петр Кузнецов: Цепочка изменений.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: А сейчас приглашаем к беседе основателя общественного движения «Международный отцовский комитет» Игоря Серебряного. Игорь, здравствуйте.

Игорь Серебряный: Добрый день.

Ольга Арсланова: Ну, все-таки большинство должников по алиментам – это мужчины. Экономисты говорят, что многие трудоустроены в «серой» зоне. А вот в РПЦ обозвали «трусами и жадинами» мужчин, которые не платят алименты. Какая позиция у вас?

Игорь Серебряный: Сейчас вы говорили про то, что уж в очень большом количестве растут долги по алиментам. И это лучший и объективный критерий того, что существующая система алиментного бандитизма, алиментного рэкета, алиментного разбоя не работает. Она и не может работать, потому что эта система порочна изначально. И не может работать та система, которая может действовать только при каком-то таком командно-принудительном методе исполнения. Поэтому и долги растут.

Ольга Арсланова: А что вы имеете в виду под системой рэкета?

Игорь Серебряный: Когда одного из родителей заставляют выплачивать деньги фактически, по сути, не на содержание ребенка, а на содержание второго родителя. То есть это нецелевое назначение денег.

И ни Государственная Дума, ни Правительство, куда «Отцовский комитет» уже десять лет обращается регулярно, не могут… не хотят, естественно (они могут, но они не хотят), сделать минимальные поправки, чтобы деньги шли на нужды ребенка, а не на нужды одного из родителей. Потому что нет ничего проще, как ввести отчет по алиментным тратам. Это, собственно говоря, делается одним росчерком пера. А если не делается, то это делается сознательно по каким-то причинам.

Мы прекрасно знаем (все-таки десять лет работы – достаточный срок, чтобы уже понять систему), что огромное количество родителей, ответственных родителей, они от этой системы страдают абсолютно незаслуженно. Я вам приведу несколько примеров. Ну, я приведу один пример, но таких примеров тысячи, и я их лично знаю.

Ребенок поочередно живет то с мамой, то с папой. Например, ребенок все лето, все летние каникулы проводит с отцом, тем не менее почему-то эти три месяца отец продолжает платить алименты матери, хотя эти три месяца ребенок находится на полном содержании отца. Эти три месяца мать должна платить алименты отцу. Тем не менее это нигде не применяют.

Я также вам скажу, что огромное количество родителей, ответственных родителей хотят своих детей содержать, хотят своих детей воспитывать, но судебная система – и не только в России, а во всех так называемых цивилизованных странах (я это знаю по Канаде, по США, по Англии, я лично это знаю, я общался с этими людьми) – присуждает при разводе детей автоматически матерям, даже при том, что у отцов гораздо больше желания и возможностей детей содержать и воспитывать.

Вот до тех пор, пока будет продолжаться массовая, тотальная дискриминация мужчин в семейном праве, до тех пор долги по алиментам будут расти. Как говорится, так государству и надо. Я в этом смысле полностью понимаю тех родителей, которые сознательно не хотят поддерживать тунеядок, которые завели детей в качестве PIN-кода к живому банкомату.

Петр Кузнецов: По поводу тунеядок, Игорь. Есть статистика… Хочется сказать «в вашу пользу». Федеральная служба судебных приставов тем не менее отмечает рост числа женщин-должников по алиментам по сравнению с прошлым годом на 5%. 181 тысяча человек. Немало.

Ольга Арсланова: Которые не хотят платить тунеядцам.

Игорь Серебряный: Это капля в море. Вы понимаете, я очень часто слышу от различных женских организаций, от различных материнских организаций, что женщины дико страдают от того, что из-за детей они не могут продолжать карьеру, что они теряют социализацию, что они не могут зарабатывать деньги. Но при этом, как только встает вопрос… Дорогие, так давайте при разводе отдавайте детей отцам, идите и работайте, идите и делайте карьеру. И почему-то сразу женщины умолкают.

Вы понимаете, матери очень хотят делать карьеру, но при этом чтобы их еще отцы содержали. Отдавайте детей отцам при разводе. Кто вам мешает? И исчезнут проблемы. Будете сами работать, будете платить алименты. Вы же такие сознательны!

Ольга Арсланова: Игорь, вопрос: а нет ли здесь какой-то возможности для компромисса? Например, опека 50 на 50 – и никто никому ничего не должен. Почему вот такая схема не работает у нас в стране?

Игорь Серебряный: Правильно, правильно. В нескольких штатах США официально уже приняты именно такие законы. Но, повторяю, это капля в море. Опека 50 на 50 – это самый правильный, самый разумный и для ребенка в первую очередь самый безболезненный вариант развода родителей. Если опека 50 на 50, то ребенок с обоими родителями находится одинаково. Он не видит, собственно говоря, никакой разниц с тем, когда была полная семья. И действительно, само понятие алиментов исчезает. Мы это убираем просто из практики.

Но опять же кто мешает Государственной Думе вместо принятия закона против свободы слова и интернета принять закон об опеке 50 на 50? Где Комитет по делам семьи и женщин? Чем они занимаются? Куда они смотрят?

Петр Кузнецов: Обращаемся к ним через вас.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Петр Кузнецов: Спасибо, Игорь.

Ольга Арсланова: Игорь Серебряный был на связи с нами.

Петр Кузнецов: Сергей, наш телезритель, по этой теме желает высказаться. Здравствуйте, Сергей.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Добрый день. Спасибо вам за передачу вашу. Прекрасная передача!

Петр Кузнецов: Спасибо вам.

Зритель: Первое, что могу сказать, вот смотрите. Есть решение суда. Но у нас есть и статья в Уголовном кодексе за неисполнение решения суда. И вот по этой статье неплательщиков алиментов привлекать к уголовной ответственности, но давать им принудительные работы на целый рабочий день. Из 800 тысяч, которых вы озвучили, 80% тут же начнут платить, потому что они работают – кто-то официально, кто-то неофициально.

Есть лица, которые пропали в трудное положение – ну, работы нет, еще что-то. У нас есть ЖКХ, дворники. Заменяйте таджиков-дворников. Пускай работают и платят.

А кто уже и так уклоняется – ну, тогда уже уголовная ответственность. Но опять же заставлять работать и выплачивать. Почему эта статья не действует?

Ольга Арсланова: И не только эта не действует.

Петр Кузнецов: Вот еще одно пожелание, но уже в исполнении нашего телезрителя. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Отправляемся в Татарстан, есть хорошая новость.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски