Рекордный экспорт продовольствия

Гости
Николай Лычев
главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru

Марина Калинина: Россия установила рекорд по экспорту агропромышленной продукции. К 28 ноября он превысил 31 миллиард долларов. За весь прошлый год сумма была меньше – 30,5 миллиардов. Основной экспорт пришелся на зерновые. Их поставили на общую сумму почти 9,5 миллиардов долларов.

Иван Князев: Экспорт рыбы и морепродуктов увеличился почти на 30 процентов – сумма 6 млрд, мясо и молочную продукцию мы продаем за рубеж также на 30% больше теперь. Продукция пищевой и перерабатывающей промышленности тоже плюс 11%, здесь уже экспорт 4 миллиарда. Куда? Куда экспортируем? Евросоюз остается самым крупным покупателем российской сельхозпродукции. Так, отгрузки в европейские страны выросли на 44% и превысили 4 миллиарда. Что это все нам дает? Всего ли хватает нашим потребителям при таком экспорте? Об этом поговорим с нашими экспертами. Ждем, конечно же, и ваших звонков.

Марина Калинина: Николай Лычев, главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru. Здравствуйте!

Николай Лычев: Здравствуйте, уважаемые коллеги!

Иван Князев: Звучит все очень позитивно и хорошо.

Марина Калинина: Нам радоваться этому?

Николай Лычев: Да, я тоже радуюсь вместе с вами и с вашими зрителями.

Иван Князев: Что-то как-то непохоже.

Николай Лычев: Почему непохоже? Тема-то серьезная. И мне позвонили буквально за 7 минут до эфира, попросили присоединиться, поэтому эмоционально еще не настроился, но я это обязательно сделаю. Вот. Хорошие результаты. Мы не будем удивляться, если по итогам всего 2021 года наш агроэкспорт превысит 33 миллиарда долларов. Очень хорошая цифра, вы правильно сказали.

При этом на 29% подрос экспорт рыбы и рыбопродуктов, как было сказано. На самом деле, если бы не Китай со своими ковидными ограничениями, упорно и долго не пускавший нашу рыбу, потому что находил, в том числе и на упаковке коронавирус, по другим причинам, или просто не пускал, потому что не пускал, то сейчас эта цифра была бы реально больше, потому что рыба – это вторая экспортная позиция после зерновых, включая пшеницу. Хочу добавить от себя, до сих пор крупнейшим импортером наших агротоваров был именно Китай. Я еще уточню, почему Евросоюз вырвался и вырвался ли на первое место.

Ключевые позиции нашего экспорта, как было тоже правильно сказано, это зерновые, прежде всего пшеница, это рыба и ее производные. И вот сейчас четвертая позиция, которая очень скоро станет третьей. Все, что мы сейчас перечислили, это commodity – это сырьевые товары. А есть товары с добавленной стоимостью, с высокой – кондитерка. Еще думаю пару лет, и она сможет ворваться в первую тройку по экспорту за рубеж.

Иван Князев: Николай, а как все это вяжется тогда со словами президента, который буквально накануне сказал, что нам нужно увеличить объем производства продуктов для нашего населения. Их не хватает, видимо.

Николай Лычев: Это очень хорошо вяжется со словами президента. Потому что, во-первых, мы экспортируем излишки. И нехватки каких-либо продовольственных товаров в России уже многие годы не ощущается. И, во-вторых, я вам напомню и вашим зрителям азы экономической теории и практики, страны – крупные экспортеры продовольствия – одновременно являются и крупными импортерами, в числе которых до сих пор находится и Россия. То есть это совершенно нормально, что-то мы экспортируем, что-то мы импортируем, поэтому не вижу здесь никакой проблемы.

Иван Князев: А что мы импортируем тогда?

Николай Лычев: Мы импортируем продукты. К сожалению, пока еще, мы, в основном, экспортируем продукты без добавленной стоимости и импортируем продукты с высокой добавленной стоимостью. Ту же кондитерку или премиальные мясные продукты. Если мы имеем импорт в широком выражении, то есть из стран бывшего Советского Союза, из стран Таможенного союза и из стран дальнего зарубежья. Если посмотреть не на цифры официальной статистики, которые формируются в сфере производства, в оптовом и трейдинговом звене, а зайти в магазин, то, я вас уверяю, то в любом магазине, даже с закрытыми глазами, не менее трети ассортимента будет составлять импорт, в крайнем случае, четверть.

Марина Калинина: Николай Александрович, тогда не очень понятен парадокс. Мы радуемся тому, что мы такое рекордное количество объемов рыбы, морепродуктов поставляем за рубеж. В то же время люди жалуются, что в наших магазинах рыбы-то, в общем-то, нашей свежей-то и нет. А если она есть, то она просто недоступна по цене.

Иван Князев: Дорогая.

Николай Лычев: Вы, пожалуйста, не сомневайтесь и продолжайте радоваться. Дело в том, что никакой нехватки рыбы в наших магазинах нет. Это к вопросу, я чуть отступлю, буквально две фразы, позвольте мне закончить предыдущий ответ, о котором вы спросили. Экспортеры и импортеры. Вот та же наша рыба в качестве сырьевого товара уходит в тот же Китай, который мы обсуждали, а потом уже в виде заморозки, в виде филе, разделки филировки возвращается обратно. И то, что мы покупаем как российскую рыбу, часто это импорт откуда-то – из Китая, из Вьетнама и так далее.

Относительно того, что говорят ваши зрители, надо посмотреть, что за нехватка. Не вижу никакой нехватки. Что такое свежая рыба? Это охлажденная рыба. Если это охлажденная рыба, то у нас всего несколько видов рыбы. И прежде всего это речная рыба, которая продается охлажденной. Вся остальная рыба замороженная и дефростированная, в том числе импортная.

Марина Калинина: Николай Александрович, а мы здесь не можем у нас производить продукты уже с добавленной стоимостью? Чтобы не завозить сырьевой и потом не покупать дороже всю эту продукцию?

Николай Лычев: Конечно, мы можем, но не так все просто. Хорошо, что вы этот вопрос затронули. У нас очень большая проблема именно с перерабатывающими, складскими, логистическими мощностями. За предыдущие годы…

Агроэкспорт активно развивается у нас с 2002 года, когда Россия впервые стала не импортером. Слава богу, дурное наследие Советского Союза было преодолено, стала не импортером, а экспортером зерновых, смотрите, сколько лет прошло. 20 лет круглым счетом. Вот за это время мы очень хорошо разогнались по сырьевой составляющей – мясо в живом весе, свиньи в полутушах, пшеницы навалом на экспорт, наливное масло, из которого потом в Турции делают уже готовое растительное, мы туда экспортируем. И очень плохо с инфраструктурой создания добавленных продуктов с добавленной стоимостью готовых, о которых вы говорите. В том числе.

Рыбная промышленность – это вообще большая боль. Там разрушена и береговая инфраструктура, и инфраструктура переработки советских времен. До сих пор они до конца не восстановились, поэтому часто… Я не очень специалист в этом рынке, я вообще не специалист. Там есть проблемы с растаможкой, потому что дешевле часто повесить какой-нибудь флаг Бурунди и растаможиться под этим флагом в российских портах и, соответственно, отгрузить на экспорт, а потом обратно по импорту принять, чем переработать внутри страны.

Наш следующий этап – это строительство хорошей, достойной структуры переработки того, что мы в избытке сейчас экспортируем.

Иван Князев: А когда этот этап наступит, Николай Александрович? Когда наши производители захотят, в том числе, и вкладываться в переработку той же рыбы, в производства другие какие-то?

Николай Лычев: Ну смотрите, просто до рыбы еще не дошло. Но этот этап уже наступает, и кое-где уже наступил. Скажите, пожалуйста, давно ли вы видели на полке, чтобы вы вошли и увидели замороженное мясо? Практически нет. А еще десять лет назад, даже семь лет назад оно было в основном замороженное. Продается охлажденка. Это значит, поработали с ассортиментом, с холодильниками, с логистикой, с филировкой, с упаковкой, со всем остальным. Пожалуйста. Теперь то же самое происходит в овощах. Мы почти полностью импортозаместились по огурцу и помидору и там, не знаю, через год-два начнем уже экспортировать. Но уже сейчас на полке, хотите, упакованные, хотите, навалом, мы перебираем, стоим, наши овощи и фрукты есть. Поэтому это вопрос времени.

Сейчас у нас хорошо в этом смысле, если, вы же про полку спрашиваете, очень хорошо с мясными, молочными продуктами, с тем же растительным маслом, сахаром и большинством продуктов, но до рыбы еще просто речь не дошла.

Марина Калинина: Руки не дошли. Подождем.

Иван Князев: Подождем год-два, как вы сказали.

Марина Калинина: Спасибо! Николай Лычев, главный редактор отраслевого портала Agrotrend.ru

Иван Князев: Вот что пишут нам наши телезрители. «Живем на Дальнем Востоке – рыбы нет», такая смс. Из Свердловской области: «Рыбу, молочку, мясопродукты купить не можем, мы пенсионеры. Зато все за рубеж». Из Ленинградской области: «Тухлая скумбрия по цене парного мяса – это разве нормально?» Из Омска: «Рыбу продаем, а у нас она – золотая». Ну вот то, что видят наши телезрители.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (1)
сергей
Чем больше вывозим тем выше цена у нас!