Репетиторство как система образования

Репетиторство как система образования | Программы | ОТР

Такое обучение оказалось эффективнее?

2020-10-07T20:51:00+03:00
Репетиторство как система образования
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Татьяна Клячко
директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС
Артем Оганов
профессор Сколковского института науки и технологий, профессор РАН

Анастасия Сорокина: Неформальное образование сегодня живет в некоем симбиозе со школой, превратив репетиторство практически в систему образования. Каждый 4-й российский родитель нанимает платного учителя. Если раньше его задача сводилась просто к подготовке выпускника к вступительным экзаменам в вуз, то в условиях вынужденной вот такой дистанционной системы обучения стала очень популярна помощь школьникам с выполнением цифровых домашних заданий, причем помощь нужна уже в 1 классе. Эффективность школ оценивается по результатам ЕГЭ, поэтому многие объясняют спрос на репетиторов образовательной программой, которая просто вынуждает родителей как можно раньше осознать: без дополнительной помощи нормального образования ребенку не получить.

Александр Денисов: Да, я вот не знал, что даже в 1 классе уже удаленно какие-то уроки надо, да, выполнять?

Анастасия Сорокина: Конечно, если дистанционное образование, то все ты делаешь в цифровом формате. Родители работают, кто-то должен контролировать, ребенок еще не способен, и многие прибегают к помощи вот таких тоже дистанционных репетиторов.

Александр Денисов: Обалдеть.

Рынок частных уроков в России превратился в настоящую отрасль экономики, ее обороты превышают 100 миллиардов рублей в год, покажем сейчас на графике. Понятно, зачем репетиторы нужны старшекласснику, но вот зачем первокласснику, мы сейчас удивились. По данным Центра экономики непрерывного образования РАНХиГС, если в 2018 году с репетиторами занимались 3% первоклассников, то уже в этом году 7%. Во 2 классе репетиторы есть у 10% школьников, в 3-м – у 16%, в 4-м тоже у 16%. Родители называют три основные причины, почему они нанимают репетиторов: надо подтянуть по программе, подготовить к поступлению в профильный класс, третья причина – сдать экзамены.

Анастасия Сорокина: Сразу спросим вас – нанимаете ли репетиторов вы своим детям? Пришлите опять-таки короткий ответ «да» или «нет», посмотрим на опрос в прямом эфире.

А сейчас поговорим с экспертами. На связи со студией Артем Оганов, профессор Сколковского института науки и технологий, профессор РАН...

Александр Денисов: А также...

Анастасия Сорокина: ...и Татьяна Клячко, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС. Добрый вечер.

Татьяна Клячко: Добрый вечер.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Вы знаете, такой вот вопрос немного отвлеченный. У нас каждая система плодит своих двойников. Вот тоже система образования получила своего двойника, такую теневую систему образования. По каким причинам? Хорошо это или плохо? Или это вообще нормально? Артем, давайте с вас начнем. Артем?

Анастасия Сорокина: Пока у нас устанавливается связь...

Артем Оганов: ...репетиторства нет... Алло?

Александр Денисов: Да-да-да, слышим.

Анастасия Сорокина: Да-да-да, слышим.

Артем Оганов: Я считаю, что ничего вредного в этом нет, дополнительное образование – это неплохо, это повредить точно не может. Но лично я никогда в детстве...

Александр Денисов: Да, про детство Артема мы чуть попозже поговорим...

Анастасия Сорокина: Восстановим связь. Спросим Татьяну Львовну.

Александр Денисов: Да, Татьяна Львовна у нас. Татьяна Львовна, вы слышите нас?

Татьяна Клячко: Да, слышу.

Александр Денисов: Да. Татьяна Львовна, вот Артем говорит, что ничего плохого в дополнительном образовании, – а дополнительное ли это в принципе образование, или это основное и самое главное, вот там, где дети учатся? Что ж, родители-то не дураки, раз с 1 класса нанимают себе репетиторов, или они это зря делают? Не себе, детям.

Татьяна Клячко: Ну, вообще говоря, это не дополнительное образование в большинстве случаев. То есть, конечно же, среди репетиторов есть и те, которые, например, начинают учить ребенка рисованию или иностранному языку, то, чего ребенок не проходит в школе, такие репетиторы тоже есть. Но есть и репетиторы, которые просто подтягивают детей по предметам, и, к сожалению, именно число этих репетиторов быстро растет, потому что дети стараются быть как бы успешными, родители хотят, чтобы дети были успешными, для того чтобы ребенка не гнобили, как часто говорят родители, учителя в школе. Поэтому если ребенок чего-то не понимает, то, соответственно, родители пытаются это компенсировать либо своими занятиями с ребенком, что тоже часто происходит, либо нанимая ребенку репетиторов.

Анастасия Сорокина: Татьяна Львовна, многие сталкиваются с такой ситуацией, что, во-первых, вынуждены очень много времени тратить на выполнение тех заданий, которые дают в школе, даже вот, например, в начальных классах, и вынуждены прибегать к помощи репетиторов, потому что...

Ну вот личная, например, была у меня ситуация, когда преподаватель напрямую мне сказала, у меня несколько месяцев дети учились в другой школе, я решила их оттуда вернуть, потому что просто была в шоке, мне говорят: «Мы не успеваем все объяснить, у нас очень много учеников, кто не понимает, ваши проблемы, хотите – занимайтесь дополнительно, хотите – пусть он учится как учится».

Вот сама система сейчас школьного образования стала такой, что объемы, огромное количество работы на учителя дополнительной, каких-то отчетностей, что как будто уже и нет такой задачи все объяснить и дать хорошее образование именно во время урока, как будто уже само собой разумеющееся, что человек будет заниматься дома с родителями, с репетиторами. Вот сам образовательный процесс, как вы его оцениваете?

Татьяна Клячко: Ну, наше исследование показывает, что уже в начальной школе примерно 46% учителей считают, что больше 5% детей не усваивают школьную программу, и они же, учителя, говорят, что в значительной степени это происходит из-за непрофессионализма учителя.

Александр Денисов: Вот видите, вы на самые главные грабли и наступили, Татьяна Львовна, ну как мне кажется. Как так сложилось, что лучшие учителя, лучший, так сказать, отборный кадр у нас как раз в этом секторе репетиторства и сосредоточен, а в школе ну как есть так есть? Как это у нас так вышло?

Татьяна Клячко: Ну, во-первых, я не думаю, что среди репетиторов это лучший кадр, думаю, что и в школе есть хорошие учителя, поэтому не надо, что называется, преувеличивать. Но в школе учитель занимается в классе с 25, а то и с 30 ребятами одновременно, а репетитор занимается либо с одним, либо с небольшой группой, и это очень многое определяет. Кроме того, у учителя есть задача пройти программу, а у репетитора есть задача научить ребенка что-то делать, это разные задачи, поэтому мы получаем разный результат.

Александр Денисов: То есть пройти программу – это одно, а научить – это совершенно другое, да?

Татьяна Клячко: Да, да.

Анастасия Сорокина: Так, может быть, тогда вернуться к вопросу про образовательную программу, ее каким-то образом пересмотреть? Или уже просто себе надо отдавать отчет: ребенок идет в школу, готовь кругленькую сумму на репетиторов?

Татьяна Клячко: Ну, я думаю, что более правильным было бы сейчас нормализовать ситуацию со школьной программой, про это давно говорят, и поэтому в общем, при нормальной ситуации репетитор не должен быть нужен детям по школьной программе, учитель должен подтягивать того ребенка, который не успевает, а не перекладывать эту задачу на родителей.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, что думают зрители по этому поводу. На связи со студией Ульяновск, Татьяна дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Татьяна?

Зритель: Да?

Анастасия Сорокина: Мы слушаем вас, пожалуйста, говорите.

Зритель: Здравствуйте еще раз.

Я хотела бы высказаться по поводу того, почему в начальной школе, и дошкольников, и в младших классах нанимают репетиторов. Вы знаете, я в школе работаю давно, с 1989 года, и поэтому вот вся эта ситуация проходила у меня перед глазами, и поэтому я могу точно сказать, почему нанимают репетиторов. Но сначала первые репетиторы появились в начальной школе, когда ввели дополнительный предмет английский язык. Раньше его изучали в среднем звене, с 4 класса, а когда ввели в школьную программу в начальные классы, здесь у родителей возникла проблема, потому что в то время в школах изучалось два языка, один английский, а другой либо французский, либо немецкий, либо испанский. И многие родители, не изучая английского языка в школе, не могли детям помочь.

Затем, когда началась вот эта вся история с изменением в образование, появились новые учебники, в них ввели очень много тем дополнительных, которые раньше изучались в 4 и 5 классах, это уже считалось средним звеном. Одновременно с этим вводился третий урок физкультуры, вводилось 2 часа английского языка, затем ввели с прошлого года, по-моему, информатику... И все это вводилось за счет русского, математики и литературы. В настоящее время, например, в 4 классе всего 2 урока литературы осталось в неделю, поэтому... Причем убрали 6-й день, теперь дети учатся 5 дней в неделю.

Александр Денисов: Татьяна, вы знаете, про литературу вы сказали, да, литературы очень мало. Хочу у вас уточнить – можно ли, вот я уточнял, «Войну и мир» за сколько проходят, 9 уроков. Можно ли пройти «Войну и мир» за 9 уроков? Татьяна, я вас, наверное, сбил с мысли.

Зритель: Да, просто здесь звук немножко отстает...

Вы знаете, то, что в средних и в старших классах такие большие произведения также оставляют на 1–2 часа, это вообще разговор... Мне кажется, это вообще даже ни в какие, простите меня, ворота не лезет. Но если даже и в начальной школе за 2 часа хотят изучить литературу, вы сами понимаете, никакого результата даже при самом хорошем учителе в классе быть не может. Плюс сюда прибавьте... Представьте, если за год 34 недели учится ученик, умножьте на субботу, с которой убрали литературу, и умножьте это все на 2 урока литературы, за счет которого ввели английский, или физкультуру, или еще какие-то предметы.

Александр Денисов: Татьяна, в общем, подводя итог...

Зритель: Даже один урок литературы уберите, это уже получается 34 урока.

Александр Денисов: Да, Татьяна, выхода никакого, кроме как добирать эти знания у репетитора, потому что ну как за 9 уроков, ну что ты там, в чем разберешься в таком произведении. Спасибо за звонок, Татьяна из Ульяновска у нас была.

Анастасия Сорокина: Вернемся к Татьяне Львовне.

Александр Денисов: Да. Татьяна Львовна?

Татьяна Клячко: Да?

Александр Денисов: Да, вот видите, рассказала нам Татьяна, сама учитель, что ничего не остается, кроме как пойти к репетитору, потому что в школе ты ну не выучишь, не выучишь, вот так сложились сейчас обстоятельства.

Татьяна Клячко: Ну, как бы у нее такой опыт, иногда родители занимаются с детьми, а не идут к репетиторам, 60% родителей каждый день готовят с детьми домашние задания, у 40% разные уже ситуации. Эти 40% делятся на то, что есть родители, которые обращаются к репетиторам, есть родители, которые просто не уделяют своим детям внимание, и есть дети, которые учатся без репетиторов. Поэтому, вообще говоря, ситуация разная.

Александр Денисов: Разная. Спасибо большое, Татьяна Львовна, спасибо. Татьяна Львовна Клячко у нас была, директор Центра экономики непрерывного образования. Да, образование вообще вещь непрерывная, это точно.

Анастасия Сорокина: Вернемся к прерванному разговору с Артемом Огановым.

Александр Денисов: Да, к Артему Оганову. Артем, вы знаете, я тут вспомнил, наверняка читали «Как закалялась сталь», Павка Корчагин, книжка-то с чего начинается? – как его из школы выгнали: он попу махорки всыпал в тесто, и его выгнали. А сейчас, да-да-да, ученик приходит и всыпает деньги учителю. Что это доказывает, состояние официального образования, ничего другого?

Артем Оганов: Я думаю, что это не говорит ничего о состоянии официального образования. Корней тут несколько. Первое – это отражает некоторое недоверие родителей к образовательной системе и к качеству учителей, к их способности дать образование детям. Я считаю, что это абсолютно субъективно и что если смотреть объективно, то образование в России все-таки дается очень и очень приличное, школы хорошо справляются в целом со своей функцией.

А во-вторых, это какая-то попытка родителей во многих случаях, не во всех, конечно, откупиться, что ли, откупиться: «Вот мы дадим деньги, а вот из этих денег вырастет образование ребенка». Но часто это просто непонимание того, как работает образование. Невозможно ребенку дать знания, ребенок должен эти знания сам взять. Вы понимаете, какая штука? Нужно ребенка мотивировать, чтобы он учился с охоткой. Если ребенок будет охотно учиться, он эти знания получит сам.

Анастасия Сорокина: Артем, а кто должен мотивировать, родители или все-таки учитель? Ведь вот с Татьяной Львовной мы говорили про качество педагогов, которые сейчас в школах, к сожалению, оставляют желать лучшего очень часто.

Артем Оганов: Ну, я считаю, что все-таки в целом качество нормальное. И те, и те, и учитель должен мотивировать детей учиться, и родители, нельзя родителям сказать, родители не могут сказать, что «это функция учителей, я умываю руки, я вот отстегну сколько-то денег, и моя функция на этом выполнена». Нет, функция родителя – сделать так, чтобы ребенку было интересно стремиться к знаниям, и функция учителя тоже в этом.

Ну сами посудите, ведь родитель – это воспитатель, это учитель жизни, учитель жизни означает в том числе человека, который должен привить интерес жить своим детям, интерес учиться, развиваться, становиться лучше, сильнее, выше. Если родитель этого не делает, значит, он чего-то недорабатывает свои функции. Вот я никогда не пользовался, когда был ребенком, у меня никогда не было репетиторов, и мои дети до сих пор ни разу к репетиторам не обращались, потому что я верю в том, что, если ребенка промотивировать, он будет жадно поглощать знания сам и у него все будет хорошо с успеваемостью. А если вы будете оплачивать услуги репетитора, автоматически это знаний не даст.

Александр Денисов: Артем, вы знаете, вот с такой мамой, как у вас, репетиторы были не нужны, она вас мотивировала будь здоров. Я был на вашей лекции на одной в Политехе, и вы рассказывали, как вас мама туда приводила, в общем, ну как, она вашим образованием занималась.

Артем Оганов: Да-да. Понимаете, образование не дается автоматически, это не как в магазин пришел, заплатил деньги и получил знания. Знания нужно самому добывать, нужно работать над этим, работать может только сам ребенок, и для этого требуется мотивация. Если мотивации нет, никакой репетитор не поможет. Репетитор тоже может дать мотивацию, но, если репетитор, учитель, родитель не могут дать ребенку мотивацию, никаких знаний у этого ребенка не будет.

Поэтому вопрос мотивации, и родители могут что-то в этом направлении сделать, учителя могут в этом направлении что-то сделать. Если учитель не дает мотивацию изучать свой предмет, это довольно печально, но не во всем виноват учитель. Иногда, знаете, приходит ребенок с потухшими глазами. Почему глаза потухшие? – потому что у родителей тоже потухшие глаза, им ничего не надо, им ничего не интересно, и это гигантский минус родителям. Поэтому вот такая моя философия, может быть, кому-то она покажется несколько экстремистской, повторюсь: вреда в репетиторстве, конечно, нет, хотите двух учителей математики, в школе и репетитора, ну давайте двух...

Александр Денисов: Но не панацея, Артем, мы поняли. Сейчас послушаем зрителя и вернемся к беседе, Артем.

Анастасия Сорокина: Выслушаем зрителей. Андрей из Ленинградской области, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Андрей.

Анастасия Сорокина: Какая у вас ситуация с репетиторами?

Зритель: У нас ситуация такая, что вот, к сожалению, приходится из-за того, что ребенок не всегда успевает в школе, нанимать репетиторов и тратить очень круглую сумму.

Анастасия Сорокина: А в каком классе ребенок?

Зритель: В 6 классе ребенок, и приходится где-то в неделю тратить приблизительно 1 300 рублей на репетиторов. Мы пробовали обходиться без них, не получается. Не получается только из-за того, что ребенок, приходя со школы, даже не понимает, какую тему он, к сожалению, проходил. Я сам пробовал заниматься, у меня супруга моя с ним постоянно занимается, но, к сожалению, без репетиторов в наше время не обойтись.

Вот у вас оппонент был профессор, у него, конечно, очень какое-то высокое образование, а мы простая рабочая семья и можем четко вам сказать о том, что, к сожалению, сейчас в наших школах... У меня есть высшее образование, я вам хочу сказать, что сейчас в наших школах, к сожалению, большинство в ней учителей всего лишь, наверное, преподаватели, которые пришли на урок, грубо говоря, выступили в роли лектора, который прочитал определенный материал, потом раздали какие-то листочки с тем, что просто, грубо говоря, дети ответили, поставили галочки около какой-то нужной цифры, чтобы ответили на вопросы, и все, на этом изучение материала заканчивается.

Мы все с вами были в советской нашей школе, нам совершенно по-другому все это преподавали, поэтому я так думаю, что если мы не вернемся к советской все-таки программе обучения, то ничего хорошего нам не видать. И вот я смотрю, кстати, в вашем эфире вот эти вот проценты, «да» 76% сейчас, «нет» 24%, я думаю, что вот из этих 24%, вот эти вот «нет», кто не пользуются, наверное, бо́льшая часть из них ответили «нет», потому что они просто не способны оплатить своим детям репетиторов. Но я вам могу сказать четко: на фоне всей ситуации, которая творится вокруг, на данное время без репетиторов не обойтись.

Поэтому, может быть, кто-то там, профессора какие-то, как я опять же возвращусь, как оппонент, который недавно разговаривал с вами, может быть, они могут, родители, у них есть образование хорошее, соответствующее, они могут, как он сказал, мотивировать, могут что-то еще сделать, быть может, в какие-то учебные заведения отдать, где у них будет, допустим, в классе не 25–30 учеников, а их будет, допустим, 12–15, и учитель может каждому ребенку что-то там преподать. Но вот, к сожалению, в простой нашей жизни, как живет большинство нашей страны, ситуация на самом деле очень печальная, и вот это очень напрягает всех. Поэтому вот у меня вот такой взгляд на это. Спасибо.

Александр Денисов: Андрей, спасибо большое за толковый такой рассказ.

Анастасия Сорокина: Подробный.

Александр Денисов: Да, спасибо, очень интересно, спасибо.

Артем, вот возвращаемся к нашему разговору. Вы же были в Америке, там наверняка по науке ездили, я не ошибаюсь, да?

Артем Оганов: Я работал, да.

Александр Денисов: Работали, да-да, совершенно верно. Есть такой фильм «Учитель на замену», там Эдриан Броуди играет, и он там ездит, подменяет учителей в разных школах. И он рассказывает, что задача американского учителя, безусловно, там есть разные школы, наверное, и очень хорошие, но вот такая вот муниципальная обычная школа, он говорит: «Главная моя задача, чтобы ученики не крушили мебель в классе, чтобы они не поубивали друг друга и все».

Вот мы во многом берем пример с западных систем, ну как-то вот так получилось, что одно время мы считали, ну и сейчас считаем, что там все идеально, к этому надо стремиться, ЕГЭ тоже ввели, вот эти вот тесты, там тоже какие-то тесты есть. Вот мы уже, судя по звонку Андрея, дожили до этих времен, когда учитель действительно просто смотрит за дисциплиной, чтобы там друг другу голову не проломили стульями, и если нет беспорядков, то слава богу.

Артем Оганов: Вы знаете, я честно скажу, уже 6 лет как живу в России, первый раз слышу, чтобы российские учителя только дисциплиной занимались. По моим представлениям, они все-таки дают знания, причем знания гораздо лучше, чем в средней американской школе, да и не в средней тоже. Поэтому для меня, честно говоря, большая новость то, что вы говорите.

По поводу ЕГЭ можно думать разное, но ЕГЭ совершенно точно пресек коррупцию при поступлении в вузы, коррупцию чудовищную, когда у любого человека с толстым бумажником дети оканчивали МГИМО, ни разу не появившись в этом вузе, да и не только МГИМО, там много было престижных вузов в списке. Сейчас эти дети, у которых в голове пусто, но зато толстый кошелек, даже на порог этих институтов не подойдут, а поступают те, кто действительно этого заслуживает. При всем моем неуважении к таким вот тестам на выбор типа ЕГЭ и так далее, вот эта функция отсечения коррупции при поступлении в вузы ими сыграна очень хорошо.

Школы у нас неплохие, очень даже неплохие, я бы сказал. По поводу репетиторов: репетиторы – это очень часто студенты, которым нужен просто дополнительный какой-то заработок. Бывают репетиторы более взрослые и так далее...

Александр Денисов: Абсолютно согласны, не факт, что это хороший репетитор, абсолютно, да, тоже такое есть.

Артем Оганов: Но понимаете, какая штука? Школьный учитель – это ведь профессионал, профессионал против любителя практически всегда выиграет. Это человек, который имеет и педагогическое образование, и образование по специальности, которое он преподает, математика, химия и так далее. Очень трудно человеку, просто студенту, которому нужен подзаработок, конкурировать в качестве с такого рода людьми. Поэтому репетитор репетитору рознь.

Конечно, если в школе плохой учитель, ну скучный, ну немотивированный, ну потерявший квалификацию, с одной стороны, а с другой стороны, какой-то гениальный, великий репетитор, я только двумя руками «за», нельзя все ситуации брать под одну гребенку. Но в целом мне кажется, что этот инструмент очень сильно переоценивается, репетиторство.

Александр Денисов: Артем, давайте вместе посмотрим опрос.

Анастасия Сорокина: Артем, есть у нас ответы людей на улицах, к ним подходили корреспонденты и спрашивали: «Есть ли у вашего ребенка репетитор?» Вот что они ответили, посмотрим и успеем обсудить.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Ну и данные, которые получились по итогам нашего опроса в прямом эфире: «Нанимаете ли вы репетиторов своим детям?» – «да» сказали 62%, «нет» 38%. Артем, как вы можете прокомментировать вот такие результаты?

Артем Оганов: Ну, это все то же самое: люди не доверяют, с одной стороны, системе образования и учителям конкретным, с другой стороны, это попытка именно откупиться, как я и сказал, купить товар. Вот одна из родительниц, которых вы опросили, сказала, что первая причина – это лень ученика. Вероятно, родителям многим кажется, что если они заплатят, то эта лень будет скомпенсирована вложенными деньгами и знания будут куплены как товар. Но к сожалению или к счастью, знания так не получаются, за знания нужно платить не деньгами, а усилием, а для этого необходима мотивация, ну и, конечно, хорошие педагоги, как же без этого.

Александр Денисов: Да, Артем, запомним вашу фразу, даже девизом ее, можно сказать, сделать надо: научить нельзя, можно только научиться.

Артем Оганов: Да, согласен.

Артем Оганов: Спасибо вам большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это был Артем Оганов, профессор Сколковского института науки и технологий, профессор РАН. Идем к следующей теме.

Александр Денисов: Да, ну или летим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Такое обучение оказалось эффективнее?