Режим чрезвычайной нерасторопности

Режим чрезвычайной нерасторопности | Программы | ОТР

Куда «уплыли» компенсации жителям Приморья, пострадавшим в августе от паводка?

2019-09-19T13:35:00+03:00
Режим чрезвычайной нерасторопности
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о covid-19
Что нового? Якутск, Санкт-Петербург, Нальчик
Дорожает даже мусор
Индекс Масленицы. Торговля личными данными. Дорогой мусор. Связь в глубинке. Помощь безработным
Хоть какая, но занятость
Село: абонент недоступен!
Домик с окнами в ад
Безработные с приданым

Анастасия Сорокина: В Приморье продолжают подсчитывать ущерб от сильных дождей, затопивших регион в августе. За компенсациями к властям обратились почти 7 500 человек, а вот получили ее только 1 200 жителей. Жители в Хасанском, Пограничном и Надеждинском районах, пострадавшие от паводка, находятся сейчас в недоумении: почему средства, которые уже выделены, они не могут получить по сей день?

Александр Денисов: На связи с нами Александр Цыганов, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

Александр Цыганов: Доброе утро.

Александр Денисов: Да, доброе утро, добрый день, Александр Андреевич. Уже вторая история. Сначала мы проходили эту историю в Иркутске, где в Тулуне президент объяснял, что нужно собрать списки, решить проблему не в общем, а чтобы до каждого дошло. Теперь у нас в Приморье то же самое. Почему это не очевидно для региональных властей?

Александр Цыганов: Ну, для региональных властей, я думаю, очевидно. Технические сложности никто у нас не отменял, они могут быть.

А дальше уже возникает вопрос. Есть списки пострадавших и есть необходимость понять – пострадавший или не пострадавший, потому что кто-то пострадал все-таки в большей или в меньшей степени. Дальше возникает вопрос: у нас есть люди, зарегистрированные по адресу и проживающие там же, а есть те, кто проживает в других местах, и кто зарегистрирован вообще совершенно по третьему адресу, но живет в пострадавшем месте. И эти вещи действительно могут затягивать формирование списков и выплату компенсаций.

Александр Денисов: Но насколько долго? Ведь все равно разбираться нужно.

Анастасия Сорокина: Времени-то прошло уже много.

Александр Денисов: Уже холода. Нужно обследовать жилье и так далее. То есть торопиться-то нужно.

Александр Цыганов: Я думаю, что с жильем действительно торопятся. Здесь речь идет о компенсации за утраченное имущество, но все-таки не о строительстве нового жилья. Жилье действительно до холодов нужно подбирать. Это проблема.

С одной стороны, нужно расселять людей. С другой стороны, представим себе, что торопливо, как можно быстрее строят что-то, чем потом пользоваться невозможно. Такие случаи, к сожалению, тоже бывали. Поэтому некоторая доля осмотрительности здесь нужна.

Но соглашусь с вами, что людям нужно жить, у них должна быть жилплощадь, на которой они проживают. И это нужно решать быстро. А вот решать вопрос, где их расселять уже постоянно – это тоже вопрос, который требует быстрого решения, но тем не менее нельзя его решить с кондачка.

Анастасия Сорокина: Александр Андреевич, вы сказали про проблему, которая существует. Но эта проблема с подтопленными территориями повторяется ежегодно в нашей стране, с ситуацией сталкиваются в разных регионах. Почему не выработать единую систему, как должна работать, например, страховка? Может быть, для таких рискованных территорий должны быть созданы специальные условия, чтобы люди не оказывались в ситуации, когда им вроде бы пообещали помощь, а они ее ждут, вот эти проверки. Понятно, что схема сейчас слишком сложная. Ее можно упростить?

Александр Цыганов: Очень хороший вопрос на самом деле, и ответить на него можно, вспомнив про российское законодательство, которое буквально этим летом поменялось, с точки зрения страхования жилья. На сегодня появился закон, который вводит всевозможные стимулы для тех, кто страхует жилье от рисков чрезвычайных ситуаций. Есть федеральные программы, есть региональные программы, много отдано на уровень регионов по формированию таковых. И это тоже правильно, потому что где-то, как на Дальнем Востоке, более характерны риски наводнений, а где-то, например на Кавказе, риски, связанные с горной местностью. Вот это все сейчас разрабатывается – где-то в большей степени, где-то в меньшей степени.

И самое главное, что будет решен вопрос, связанный с тем, как страховать в тех местностях, где часто случаются стихийные бедствия. Например, на том же Дальнем Востоке есть местности, где из года в год случаются наводнения. И по-хорошему здесь нужно определяться: а вообще договора страхования здесь уместны или постараться переселить людей?

Во многом, когда речь идет о страховании от чрезвычайных ситуаций, люди могут сталкиваться с тем, что обращаются к страховщикам где-то поздно, когда говорят: «Все, мы уже не будем заключать договор, потому что объявлено предупреждение, что будет стихийное бедствие – тайфун, ураган и так далее». Где-то обращаются в страховые компании только те, у кого риск предопределен. Естественно, тоже такого желания наиболее рисковый договор заключать у страховщика нет.

Александр Денисов: Александр Андреевич, вопрос по поводу самих жителей. Как вы думаете, в этой ситуации, если быть поактивнее, то это как-то поможет, чтобы быстрее к тебе пришли и обследовали твое жилье, чтобы выплатили компенсацию? Принести хоть какие-то документы, подсуетиться, а не ждать, что к тебе придут, не ждать, чтобы тебе позвонили, – как думаете, это сыграет роль?

Александр Цыганов: Конечно. Любая активная жизненная позиция всегда приводит к успеху. И если человек понимает, что ему нужно собрать документы, понимает, какие документы (а в принципе, с этим можно разобраться, это не так сложно), и активно ищет контакты с органами управления, занимающимися урегулированием таких случаев, он быстрее все получит. В будущем, когда заработает страхование жилья от чрезвычайных ситуаций, то же самое – чем быстрее обращаешься к страховщику, тем быстрее получаешь выплату.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Александр Андреевич Цыганов, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы Финансового университета при Правительстве Российской Федерации.

А мы присоединяем к беседе нашего эксперта – на связи Дмитрий Александрович Вершинин, депутат Думы Пограничного муниципального района Приморского края. Дмитрий Александрович, здравствуйте.

Дмитрий Вершинин: Добрый день.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Как раз в вашем регионе нет еще выплат для пострадавших. С чем связаны эти задержки?

Дмитрий Вершинин: Насколько я знаю, задержек особых нет. Местные власти очень даже оперативно сработали. Давайте я немножечко с самого начала расскажу.

Сам тайфун прошел с 15 по 17 августа. Я являюсь коренным жителем этого населенного пункта Пограничный и такое видел первый раз. Речка очень быстро поднялась. Местные власти в тот же день ввели чрезвычайную ситуацию, и начался прием граждан. Также работала техника на местах. В думе мы рассматривали вопрос о том, возможны ли какие-то выплаты, и определились с тем, что да. И в настоящее время выплаты идут. Ну, в процентном соотношении не могу точно сказать, но, по-моему, бо́льшая часть уже выплачена.

Александр Денисов: Дмитрий Александрович, вы знаете…

Анастасия Сорокина: На вчерашний день была статистика, что 7 500 заявлений, а только 1 200 получили. То есть выплаты идут, но какими-то очень медленными шагами.

Дмитрий Вершинин: Это по всему краю, а я говорю только про Пограничный муниципальный район. В Пограничном муниципальном районе где-то порядка тысячи заявлений было. Выплаты будут выплачены только социально уязвимым слоям населения – это малоимущие, одинокие пенсионеры, инвалиды. Вот такие категории.

Александр Денисов: А почему так мало заявлений – тысяча? Что, у вас в районе всего тысяча человек проживает, столько потерпевших?

Дмитрий Вершинин: Не все ведь подтопились. Я живу в трехэтажке, и у меня все в порядке.

Александр Денисов: То есть вы заявление не подавали, да?

Дмитрий Вершинин: Я лично – нет. Это частный сектор в основном.

Александр Денисов: То есть всего тысяча пострадавших во всем Пограничном районе?

Дмитрий Вершинин: Возможно, больше в районе. Я точную цифру не знаю.

Анастасия Сорокина: А у вас застрахован дом? Вообще есть такая практика?

Дмитрий Вершинин: Нет, дом мой не застрахован. Именно я столкнулся с такой проблемой в связи с тем, что законодательство у нас очень сложное, и в этом плане очень сложно работать. Дело в том, что для того, чтобы застраховать свою недвижимость, она должна стоять в Росреестре на учете, но во многих местах Приморского края проблема с постановкой на учет очень большая.

Александр Денисов: Дмитрий Александрович, вопрос. Президент раскритиковал регион, власти региона, что не составляют списки, не обследуют здания, жилье пострадавшее, тянут с этим, а также не сформулировали четко объемы финансовой помощи, которую нужно запросить у федерального центра. В чем причина таких затягиваний-то?

Дмитрий Вершинин: Затягивания никакого нет в настоящий момент.

Александр Денисов: То есть президент ошибается, Дмитрий Александрович?

Дмитрий Вершинин: Нет-нет. Комиссии прошли по всем заявлениям, по всем обратившимся, и составлены акты затопления по всем.

Александр Денисов: А почему тогда президент вам такие претензии предъявляет, если вы говорите, что все прекрасно?

Дмитрий Вершинин: Возможно, в других муниципальных районах, не в Пограничном.

Александр Денисов: То есть у вас все решили?

Дмитрий Вершинин: Ну, если уже выплаты практически выплачены…

Александр Денисов: Ясно. А размеры выплат какие, например, при утрате жилья?

Дмитрий Вершинин: Утрата жилья – у нас такого не было. Подтопление частичное домов. 10 тысяч рублей они составили.

Александр Денисов: Что можно сделать на эти деньги – на 10 тысяч рублей – в доме?

Дмитрий Вершинин: Граждане, наверное, сами будут решать.

Александр Денисов: А вы как думаете? У вас свой дом, вам выплатили 10 тысяч рублей – и что?

Дмитрий Вершинин: Ведь это имущество граждан, они же должны о нем сами заботиться.

Александр Денисов: То есть должны были страховать? Это то, о чем только что говорили.

Дмитрий Вершинин: Конечно, страховать. Проблема в федеральном законодательстве. Не всегда страховщики горят желанием застраховать. И граждане не всегда желают страховать. В принципе, у нас население не такое уж и богатое, чтобы брать и какие-то деньги тратить на страховку.

Александр Денисов: Тогда вообще непонятно, какой выход.

Анастасия Сорокина: Какие цифры здесь фигурируют? 90 миллионов направили. Сейчас цифра – 502 миллиона. Понятно, что всему Приморью распространяются такие суммы. Если вы называете, что 10 тысяч и тысяча пострадавших, то, видимо, может быть, эти суммы-то и не совсем справедливо озвучены?

Дмитрий Вершинин: У вас суммы всего Приморья, всего Приморского края. Мы живем в Пограничном муниципальном районе, у нас пострадавших порядка тысячи человек – пострадавших в том плане, что огород подтопило или дом.

Александр Денисов: Понятно. Дмитрий Александрович, еще вопрос. Настя говорила, что все эти проблемы возникают каждый год и в Приморском крае, и в Иркутской области. Люди при этом селятся вблизи водоемов. Например, когда вы выбирали место для строительства дома, то представляли, что вы можете столкнуться с такими проблемами? Как другие люди поступают, например, учитывая, что это всегда все бывает?

Дмитрий Вершинин: В местах подтопления уже не один десяток лет дома находятся, построены. Просто в этом году тайфун был очень сильный. Я еще раз повторюсь, что первый раз я такое видел. Подтопилось очень много. Ну, никто не желает строиться там, где топит. А откуда вы знаете, где и в каком месте будет топить?

Александр Денисов: Ясно, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Дмитрий Александрович Вершинин, депутат Думы Пограничного муниципального района Приморского края. Обсуждали вопрос с выплатами тем, кто пострадал от недавнего паводка, который был в августе этого года.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Куда «уплыли» компенсации жителям Приморья, пострадавшим в августе от паводка?