Герман Зверев: Рыба, которую Россия вылавливает, и рыба, которую любят есть россияне, — это не одно и то же

Герман Зверев: Рыба, которую Россия вылавливает, и рыба, которую любят есть россияне, — это не одно и то же | Программа: ОТРажение | ОТР

Куда "уплывают" рекордные уловы рыбы?

2017-06-22T22:23:00+03:00
Герман Зверев: Рыба, которую Россия вылавливает, и рыба, которую любят есть россияне, — это не одно и то же
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Герман Зверев
президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий

Константин Чуриков: Ну что? Приходим в магазины, заходим в рыбный отдел – а ловить-то там нечего, по большому счету. Или во всяком случае если даже и есть, то это слишком дорого. Будем как раз в эти полчаса говорить, почему же все так у нас сложно в нашем королевстве.

Итак, давайте сначала ознакомимся просто со справочной информацией. За последние годы улов рыбы – это согласно данным Росрыболовства – рос просто какими-то невероятными темпами, причем в прошлом году российские рыбаки выловили рекордный объем рыбы и морепродуктов за последние 20 лет: это 4 миллиона 700 тысяч тонн. Это значительно больше уровня 2015 года. За первые месяцы этого года, кстати говоря, объем улова увеличился еще на 4%, то есть в принципе есть все шансы, что мы побьем рекорд прошлого года.

Оксана Галькевич: А теперь давайте посмотрим, какая рыбка в наших магазинах в основном продается и в основном покупается – что добывается, так скажем, в промышленных масштабах в нашей стране. В первую очередь минтай вылавливается больше всего – его добыча в прошлом году составила 1 миллион 700 тысяч тонн. Треска – как ее еще называют, "царица северных морей"; много добывается в нашей стране тихоокеанского лосося, включая все его виды – горбуша, нерка, чавыча, кижуч. Далее следует сельдь, камбала, корюшка, окунь, сайра и другие виды рыб – то, что мы, россияне, любим.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, нам интересно узнать ваше мнение: с какими, собственно, ценами вы сталкиваетесь в магазинах, когда заходите в рыбный отдел? Вообще какие у вас претензии к ассортименту и качеству российской рыбы? Прямо сейчас мы начинаем СМС-голосование – вопрос звучит так: "Вас устраивает ассортимент и качество рыбы в магазинах?" – "да" или "нет", 3443, в начале буквы "ОТР".

А тем временем в студии у нас Герман Зверев, президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий. Здравствуйте, Герман Станиславович.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Герман Зверев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вот что за продукт такой? Ловим все больше и больше рыбы, цены растут, а качественной рыбы мы не видим. Потому что, в принципе, извините, когда платишь такие деньги, рассчитываешь все-таки на то, что это приличная рыба.

Герман Зверев: Хотел бы сразу принять участие в СМС-голосовании: нас как рыбную отрасль не устраивает качество и ассортимент рыбной продукции в сетевой торговле, в магазинах. Почему? Поясню. Что касается разрыва между выловом и не очень высокой доступностью некоторых видов рыбы, все объясняется достаточно просто: рыба, которую Россия вылавливает, и рыба, которую любят есть россияне – это не одно и то же. Вот вы перечислили несколько видов рыбы, правильно совершенно назвали, что главный вид, который мы вылавливаем – это минтай, это 40%. Но культурный код, национальной кулинарной код России включает совсем другие виды рыбы. В России, в Советском Союзе в наш кулинарный канон, в книгу "О вкусной и здоровой пище", кстати, минтай вообще не входил. Туда входили жирные сорта рыбы – селедка (самая популярная рыба в России), на втором месте скумбрия. Но, к сожалению, мы практически не ловим скумбрию: только в этом году возобновляется промысел на Дальнем Востоке скумбрии, и есть большие надежды на то, что мы в районе 40-50 тысяч тонн в этом году выловим скумбрии, а в следующем году порядка 120-170 тысяч тонн. Чтобы было понятно: сейчас 80-90 тысяч тонн скумбрии импортируется из-за рубежа. И вот новости экономики, которые предварили наш разговор о курсе доллара, означают: чем выше курс доллара, тем дороже скумбрия. А скумбрия – это рыба уникальная: она и в свежемороженом виде хороша, и в консервах хороша, и в копчении, солении.

Оксана Галькевич: А почему тогда такой перекос, простите? Если, как вы сказали, мы 40% вылавливаем минтая, мы его практически не едем – он не входит в наш культурный код, по вашим словам – словам нам тогда его так много добывать? Почему не скумбрию?

Константин Чуриков: Для статистики Росрыболовства?

Герман Зверев: Для того чтобы… Вы знаете, люди живут и на Дальнем Востоке, живут и работают. Живут на Камчатке, живут на Сахалине. Они работают в рыболовных предприятиях, в рыбодобывающих предприятиях, которые существуют… Например, в Находке компания "БАМР" существует 50 лет; колхоз Ленина на Камчатке – 70 лет. Эти предприятия добывают ту рыбу, которая живет в дальневосточных морях. 80% рыбы, которая живет в дальневосточных морях – это минтай и сельдь, 20% – лосось. Скумбрия – рыба очень капризная, хитрая. Она неслучайно самая скоростная рыба: есть тихоходная рыба, а есть скоростная. Так вот она скоростная. Она то заходит в нашу зону, то уходит. Вот она на 20 лет ушла – естественно, мы ее не ловили.

Оксана Галькевич: На 20 лет далеко она ушла.

Константин Чуриков: Слушайте, извините, как она ушла? Скумбрия же есть в Черном море?

Герман Зверев: Нет, это не то.

Константин Чуриков: То есть то, что в других странах продают как местный продукт…

Герман Зверев: Скумбрия – это Атлантика и Япония: примерно 1 миллион тонн добывается в Атлантике и Японии. Та скумбрия, которая ввозится в Россию, это скумбрия в основном у побережья Африки добывается напротив Марокко, напротив Мавритании.

Константин Чуриков: Как любопытно.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, Герман Станиславович. Допустим, скумбрию пока догонишь, ладно, бог с ней. Но на том же Дальнем Востоке, собственно говоря, и лососевые – горбуша, кета, нерка. Плюс еще наши северные моря. Как-то с этим у нас тоже проблемы, на самом деле: гоняться особо не надо, но на прилавках тоже нездорово.

Константин Чуриков: Я приведу вам один маленький пример. Недавно один наш знакомый провел отпуск в Португалии. И он мне рассказывает, что лосось стоит прямо на рынке 16 евро. То есть в переводе на наши деньги это 900 с чем-то рублей. Можно поехать на самый дешевый рынок Москвы – мы там даже такого ценника не увидим. Это почему? Тем более что в Португалии не занимаются выловом лососевых, их там просто нет.

Герман Зверев: Во-первых, в Португалии на рынке, судя по всему, продавался не дикий лосось, а фермерский лосось, который, к слову сказать, стоит не 16 евро за килограмм, а 6 евро за килограмм. Поэтому и там, в общем, "дурят нашего брата", как Райкин говорил. Если говорить о ценах, то ассортимент в принципе в магазинах особенно больших, крупных мегаполисах приличный. Если зайти – не буду называть ни одну из торговых точек, чтобы это не восприняли как рекламу – есть минтай и просто тушкой, и филе, и красная рыба. Сейчас, конечно, много красной рыбы продается по подозрительно дешевой цене – от 400 до 600 рублей за килограмм. Я думаю, что это лосось прошлого года, поэтому его по такой цене и продают.

А вот что касается нашей рыбы, то по цене посмотрите. Мы производим филе минтая. Наша отпускная цена его – 120 рублей. В магазине я прохожу – от 280 до 320 рублей. Минтай обычный – безголовый минтай, мороженный – мы продаем по цене от 65 до 70 рублей; я проехал, здесь смотрю от Балашихи до Даниловского рынка – извините, цена на минтай бг от 120 до 180 рублей. И какую бы рыбу мы ни взяли – треску, судака, карпа – по всем видам рыбы стоимость розничная в 2-2.5, иной раз и в 3 раза больше, чем отпускная стоимость у рыбака. Поэтому у нас очень большие, чрезмерные аппетиты розничных сетей влияют на аппетиты простых людей-покупателей.

Оксана Галькевич: На снижение, я бы сказала.

Герман Зверев: На снижение аппетита, да. Достаточно неразворотливо работала в свое время железная дорога. Вы знаете, у нас еще 2-3 года назад поезд с рыбой из Владивостока шел в Москву 28-30 суток. И довести рыбу в Москву, заплатить денег стоило дороже, чем довезти вагон с китайскими тапочками.

Оксана Галькевич: Простите, а что так долго?

Герман Зверев: Мы тоже стали задавать этот вопрос.

Оксана Галькевич: 7 дней, неделю идет поезд.

Герман Зверев: 10 дней. Сейчас вышли на такие скоростные поездка – от 10 до 14 суток. Еще очень важная вещь: к сожалению, рыбный рынок в любой стране – и наша не исключение – это очень привлекательное место для разного рода мошенников. То есть здесь можно очень много, хорошо и быстро, продавая некачественную рыбу.

Константин Чуриков: Теперь слово зрителям – целая очередь из звонков выстроилась.

Оксана Галькевич: Целая очередь звонков от рыболюбов. Людмила из Иваново, например – здравствуйте, Людмила.

Зритель: Доброго здоровья вам.

Константин Чуриков: И вам также не хворать.

Зритель: Я рыбная душа, только душу рыбка не радует.

Оксана Галькевич: Чем не радует – ценой или качеством?

Константин Чуриков: Рыбка в Иванове какая в магазинах?

Зритель: Про мойву хочу сказать – 150 рублей. Селедка – 170. Она душу только не радует, рыбка-то – совершенно обезжиренная. Кто из нее жирок-то выкачивает? У нас у пенсионеров и так-то денег нет, платить за тряпки…

Константин Чуриков: Скажите, Людмила, а вот вы наблюдаете рост цен? Может быть, вы как рыбная душа как раз ведете какую-то статистику для себя: например, за последний год, за последние 2-3 года как изменились цены на рыбу?

Зритель: Да не жалко за хорошую рыбку заплатить – работа, конечно, трудоемкая. Не жалко заплатить, лишь бы она вкусная была.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок. Вам, кстати, вторит и Нижегородская область: "При разморозке красивая рыба становится месивом, даже кошки не едят".

Оксана Галькевич: Вот по поводу технологий и инфраструктуры сейчас поговорим, а давайте сейчас еще один звоночек послушаем – Красноярск. Далеко, уже в принципе надо бы спать, но смотрят "Отражение" – спасибо нашему телезрителю.

Константин Чуриков: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Александр, здравствуйте. Как у вас там с рыбкой?

Зритель: Добрый вечер. Ну а что, 10 часов еще, нормально все. Привет вам из самого теплого региона России, так сказать.

Оксана Галькевич: Там, где бьются температурные рекорды – знаем-знаем.

Зритель: Да-да. Во-вторых, по рыбке я хочу сказать. К сожалению, даже находясь в Красноярске, у нас недостаточно своей даже северной рыбы, мало ее представлено. В сетях она фактически не представлена. У нас в сетях представляется турецкая рыба. Слава богу, Крым – наш, появились крымские рыбы. Но, конечно… У меня вся семья любителей, мы и красную рыбку любим поесть. Но северные регионы всегда как бы много поглощали рыбы, так скажем.

Константин Чуриков: Александр, хорошо, есть рыба морская, а есть рыба речная – у вас же там Енисей.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: И что, местной рыбы нет?

Зритель: Енисейской рыбы вообще нет практически. То есть вы ее не найдете.

Константин Чуриков: В смысле она вся вымерла или ее просто не ловят?

Зритель: Нет, она на складах, ее надо поискать. Цена омуля… Он, может быть, где-то еще и представлен. Ее приходится искать, нет ее в сетевых магазинах. Я считаю, что это, конечно… Президент поднимал этот вопрос: проход в сетевые магазины у нас закрыт, я считаю, для нашего предпринимательства. То есть только какие-то крупные производители могут выйти, которые отдадут часть прибыли или что-то такое, за вход заплатят в сети. Основная проблема у нас, я считаю, в этом представлена. Хотелось бы больше рыбы и отечественной. Я понимаю, что мы – держава, которая на морях, можно было бы больше представлять рыбы, и люди у нас едят… Я за рубежом бывал, там люди…

Оксана Галькевич: Да, Александр, спасибо.

Константин Чуриков: Да, спасибо. У меня сразу встык вопрос: а нет ли здесь какой-то теории заговора? Я слышал от некоторых ваших коллег, что, в общем-то, на самом деле та рыба, которую мы едим, не особо отечественная, а самая лучшая, самая свежая, самая хорошая рыба отправляется куда? – на экспорт. Нет ли здесь такой подоплеки?

Герман Зверев: Еще 5-6 лет назад примерно 80% российского вылова – особенно на Дальнем Востоке – реализовывалось на экспорт. В прошлом году эти показатели уже составили 55% на экспорт и 45% на внутренний рынок.

Константин Чуриков: Почти равновесие.

Герман Зверев: Да. Мы это видим по следующим видам – могу привести конкретику: в 2013 году из общего объема вылова сельди на Дальнем Востоке из примерно 300 тысяч тонн добытой сельди 280 тысяч тонн было экспортировано за рубеж. Почему? Потому что весь рынок в европейской части России был занят импортной норвежской и фарерской сельдью. Но 9 августа 2014 года после издания указа о контрсанкциях был введен запрет на некоторые виды рыбы из некоторых стран, и на российский европейский рынок сейчас уходит 100% тихоокеанской сельди, которую мы добываем в Охотском и Беринговом морях. По минтаю очень серьезную конкуренцию для нас составлял в свое время вьетнамский пангасиус и тилапия. Они и сейчас есть, но мы даже при тех ценах, которые я считаю некультурными, неправильными – даже при этих ценах в рознице цена на минтай бг порядка 160-180, тилапия – 300-320 рублей, то есть мы все равно в лучшей ценовой позиции. Поэтому я думаю, что у нас по итогам этого года не менее 55-56% нашего вылова будет реализовано на российском рынке.

Оксана Галькевич: Еще один звонок из Москвы – как там про Москву говорят, "порт семи морей"? Сейчас узнаем.

Герман Зверев: Пяти.

Константин Чуриков: Сергей, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Что скажете о московской рыбке? – ловится или не ловится она в магазинах?

Зритель: Во-первых, я скажу, что у нас отечественный производитель, занимающийся аквакультурой, как и китайские рыбоводы, рыбсельхозугодия, которые настроили более 20 тысяч дамб и плотин, в отличие от нас… Китайцы настроили тысячи плотин и дамб, в которых разводят аквакультурную рыбу, поставляемую нам. Кстати, выращиваем на чем угодно, в том числе на отходах скотоводческих хозяйств. Я просто хочу сказать, что с начала нулевых уровень цен рыбы поднялся – горбуши, скумбрии среднестатистической – более чем в 20 раз, потому что она стоила по тому курсу от 22 до 28 рублей в 2004 году.

По поводу вашего гостя я бы хотел задать вопрос. Ему разве не известно, что в 1990-х гг. и на десятилетия вперед иностранными компаниями… отечественных производителей: вся тихоокеанская рыба, в том числе минтай и многие другие породы… иностранными компаниями. В частности, компания… – одна из китайских рыбоводческих компаний, которая доминировала в Тихом океане. И по сей день мы поставляем поэтому за рубеж. Я бы хотел отметить, что эта ситуация подтверждается тем, что у нас более 11 морей омывает нашу территорию и 2 океана…

Константин Чуриков: Сергей, извините, пожалуйста, я вас прерву – откуда такая подкованность? Кто вы по специальности?

Зритель: Я по специальности экономист-управленец на предприятии, просто сталкивался по роду интересов с рыбоводческими хозяйствами и удивлялся, почему нашу территорию омывает 11 морей, не считая рек. А про Енисей я хочу сказать, что баночка черной игры, которую покупают туристы из иностранных государств, в том числе японцы, путешествующие по Енисею на теплоходах, летом стоит 10 тысяч рублей. Это, конечно, очень мало, но тем не менее там очень развито браконьерство. Я там был: от Иркутска до Салехарда очень развито браконьерство, которое в том числе губит наши природоохранные территории.

Константин Чуриков: Сергей, спасибо за ваш звонок.

Нам зрители пишут: "Рыба гниет с головы". У нас есть ведомство – Росрыболовство называется. В чем его функции?

Герман Зверев: Функции заключаются в том, что это ведомство отвечает за организацию рыбного промысла. Оно регулирует путем издания правил рыболовства виды, сроки промысла; оно контролирует рыбопромышленные компании, контролирует рыбопромышленные компании на предмет того, чтобы они не вели браконьерского промысла, чтобы они осуществляли промысел в законное время, законными орудиями лова. Вот чем занимается Росрыболовство. Его функции, к сожалению, достаточно маленькие в отличие от, допустим, Министерства рыбного хозяйства, которое существовало в советское время и которое тогда отвечало за всю линейку от лодки до глотки, условно говоря.

Константин Чуриков: Ну хорошо, Росрыболовство в подчинении Минсельхоза, правильно?

Герман Зверев: Да.

Константин Чуриков: Я думаю, что все равно как-то Министерство сельского хозяйства должно интересоваться, что вот столько рыбы вылавливается, люди не получают эту рыбу, качество не то. Какие-то попытки делаются выстроить правильную логистическую цепочку, чтобы рыба оказывалась в нужное время в нужном месте?

Герман Зверев: За логистическую цепочку отвечает не Росрыболовство, а РЖД. За качество рыбы отвечает два ведомства – Роспотребнадзор и Россельхознадзор. За цены на рынке отвечает совсем третье ведомство – Федеральная антимонопольная служба. И, к сожалению, у нас три недели назад был большой важный разговор – мы обсуждали эту тему. И Федеральная антимонопольная служба расписалась в том, что… На вопрос "Что сделать, для того чтобы цены на рыбопродукцию снизились?", они предложили один способ…

Константин Чуриков: Анекдот.

Герман Зверев: Практически да: надо увеличить объем выращиваемой рыбы – аквакультурной. Это не спасет. У нас вылов аквакультуры сейчас 150 тысяч тонн. Даже если мы увеличим в 3-5 раз, мы все равно не сможем за счет аквакультуры повысить доступность рыбы. Хотя…

Оксана Галькевич: И потом, это ведь другая рыба: одно дело скумбрия, выращенная где-то в пруду – аквакультура – а другое дело скумбрия, которую ты догнал.

Герман Зверев: Не соглашусь. Я не являюсь таким, знаете, враждебным человеком по отношению к аквакультуре. Есть достаточно хорошие виды выращиваемой рыбы. К сожалению, я вам так хочу сказать. Начиная с 1989 года общемировой вылов рыбы – скоро уже будет 30 лет – не увеличивался. Возможности природы, возможности морей не беспредельны. Мы вышли уже на тот уровень, больше которого природа дать нам ресурсов не сможет. И переэксплуатация этих ресурсов просто приведет к их уничтожению. Поэтому аквакультура является единственным резервом, который может обеспечить не мясной, не молочный, а рыбный аквабелок для населения.

Константин Чуриков: Я просто хочу понять, смотрите. Так много ведомств, но ни одно из них не несет финальной и главной ответственности в этом вопросе. В чем корень проблемы? То, что мы сегодня видим в магазинах по таким ценам – это управленская ошибка?

Оксана Галькевич: 30 секунд у нас.

Герман Зверев: Проблема заключается в том, что ту рыбу, которую вы вылавливаем, и ту, которую мы любим есть – это не одно и то же. Второе: аппетиты розничных сетей, неразворотливость железнодорожников и большой вал браконьеров и недобросовестных людей на рынке искривляют экономические координаты и искривляют цены.

Константин Чуриков: Ну что же, давайте посмотрим, что нам написали наши зрители. Мы спрашивали 20 минут назад, устраивает ли вас ассортимент и качество рыбы в магазинах – результаты на экране.

Оксана Галькевич: "Да" – 6%, этих людей все устраивает, "нет" – 94%, то есть подавляющее большинство не устраивает, недовольны.

Константин Чуриков: Думаю, что эту проблему уже пора выводить на самый высокий уровень. Спасибо вам за участие в нашей программе. В студии у нас был Герман Зверев, президент Всероссийской ассоциации рыбохозяйственных предприятий.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Это программа "Отражение", две минуты – и мы снова здесь с вами.

 

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)