Риск тотальных неплатежей за услуги ЖКХ

Риск тотальных неплатежей за услуги ЖКХ | Программы | ОТР

Что будет, если большинство населения не сможет платить?

2020-04-16T22:23:00+03:00
Риск тотальных неплатежей за услуги ЖКХ
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Дмитрий Хомченко
эксперт Аналитического центра при Правительстве РФ
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ
Андрей Широков
председатель комитета Торгово-промышленной палаты РФ по предпринимательству в сфере ЖКХ
Александр Толмачёв
заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук

Оксана Галькевич: Ну что, наша финальная тема, «Тема дня» сегодня. Вы знаете, только 16-е число на календаре, вот чуть больше двух недель этого месяца прошло, но уже есть первые и, увы, не самые приятные новости по итогам первой недели апреля. Минстрой зафиксировал падение отчислений за жилищно-коммунальные услуги. В Москве платежи за теплоэнергию, например, упали в 2 раза, а в Челябинской области собранная в апреле сумма на 20% меньше, чем в марте.

Константин Чуриков: Но причин тут может быть несколько. Во-первых, режим самоизоляции, из-за которого люди из группы риска не могут лично оплатить счета, например, те, кто старше 65 лет. Кроме того, штрафы и пени временно отменены недавним решением правительства России, Михаила Мишустина, федеральный бюджет выделит 9 миллиардов на субсидии, чтобы региональные операторы и ресурсники могли компенсировать часть выпадающей выручки.

Оксана Галькевич: Тем не менее, даже при всех этих объяснениях несколько тревожно, ведь оплата квитанций за жилищно-коммунальные услуги, вы это знаете, всегда была приоритетом для подавляющего большинства россиян. Мы знаем, что физические лица как раз не основные были всегда должники, и вот вдруг внезапно ситуация на наших глазах начала меняться.

Константин Чуриков: Ну а сейчас история с Камчатки, где семья Вероники Юрьевой планирует во время пандемии оплачивать только счета за свет, ну и, собственно, вот почему. На оплату всей «коммуналки» у супругов сейчас нет денег. Муж чиновник, Вероника в декрете, ждет второго ребенка, семья выплачивает ипотеку и кредит за ремонт, который не успели закончить; что остается, идет на продукты. Раньше Вероника подрабатывала, но после того, как ввели режим самоизоляции, живут они только на зарплату мужа.

Вероника Юрьева: Коммунальные услуги составляют порядка пятой части нашего семейного бюджета, за одно только отопление где-то выходит 6 тысяч рублей. Вопрос встает таким образом, что от коммунальных платежей, которые в прошлом месяце еще мы могли себе позволить оплатить, в этом месяце, скорее всего, будем платить только за свет.

Оксана Галькевич: После окончания пандемии Вероника Юрьева с мужем планируют обратиться в свою управляющую компанию за реструктуризацией этого долга.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, вам хватает ли денег сейчас на оплату коммунальных услуг? Может быть, какие-то есть такие подозрительные изменения в платежках? Потому что тоже нам вот по-разному пишут зрители, кому-то там действительно за свет много начисляют, кто-то вообще просто объективно потребляет больше света, находясь постоянно дома, больше воды, больше всего.

Оксана Галькевич: Ну и вообще какие у вас теперь приоритеты? Если раньше это была в том числе платежка за жилищно-коммунальные услуги, то вот теперь, как в истории с Камчатки, люди говорят, в первую очередь надо кредиты оплатить, а уже потом ЖКХ.

Константин Чуриков: Остальное потом, ЖКХ подождет.

Оксана Галькевич: Да. Расскажите, пожалуйста, делитесь вашей ситуацией, вашим опытом, как решаете проблемы.

Константин Чуриков: Мы сейчас приглашаем в эфир Андрея Широкова, это председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере ЖКХ. Андрей Вячеславович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Андрей Вячеславович.

Андрей Широков: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, если объективно, такова картина, что люди и рады бы заплатить, но либо нечем, либо не на всю «коммуналку» хватает. Да, правительство, так сказать, дало возможность, значит, грубо говоря, оплатить позже без штрафов, но тем не менее. Может быть, какие-то еще решения требуются? Какие?

Андрей Широков: Ну, во-первых, вы говорите о коммунальных платежах, а надо говорить о жилищно-коммунальных платежах. На сегодняшний день правительство Российской Федерации как бы приняло решение помочь коммунальным предприятиям, но забыло о жилищных предприятиях, которые эксплуатируют многоквартирные дома: убирают, санируют, платят за лифты и так далее, и так далее, и так далее. Мы почему-то только «коммуналку» помним, а у нас из двух слов состоит, «жилищно» и «коммунальные» платежи.

У нас на сегодняшний день, вы показали статистику, Москва на 50% по теплу, как говорится, снизились платежи, в других регионах они снизились на 20–30%. Мы в Торгово-промышленной палат, работая с управляющими организациями, которые являются первичными, скажем так, получателями средств за жилищно-коммунальные платежи, мы прогнозируем сегодня, что примерно падение будет в апреле месяце на 38–40%, а в мае месяце более 50% население не оплатит за жилищно-коммунальные услуги. При этом потребление воды возрастает, потому что люди дома, потребление горячей воды возрастает. Сегодня возрастает и плата за электроэнергию, потому что люди пользуются гораздо больше электричеством. В общем, одним словом, система недополучает средств от тех, кто потребил их товар.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, я хочу уточнить. Вот смотрите, мы показывали информацию, где было сказано о том, что 9 миллиардов рублей из федерального бюджета будет выделено на субсидии региональным операторам. Это, собственно, не касается жилищников, вы считаете, никак не коснется?

Андрей Широков: Конечно, не касается, да. Вы когда говорите о 9 миллиардах региональным операторам, это тема, связанная с твердыми коммунальными отходами.

Оксана Галькевич: Только по мусору, да?

Андрей Широков: Да, это мусор, да, это так называемый экологический оператор федеральный, которому будут выделены средства, который распределит эти средства по регионам, для того чтобы система, которая отвечает у нас сегодня за вывоз твердых коммунальных отходов, как бы очень сильно не просела.

Но помимо этого, как мы с вами говорим, есть коммунальные платежи, есть жилищные платежи. Вот сегодня региональные власти, губернаторы, которым президент дал соответствующие права, должны четко понятно выпадающие доходы у управляющих коммунальных организаций и закрыть эти платеж из бюджета Российской Федерации или из бюджета субъекта Российской Федерации. При этом мы сегодня говорим о том, что неплательщики потом закроют те долги, которые у них появятся, это имеются и физические лица, и юридические лица, я думаю, что и муниципальные организации в том числе, потому что бюджеты сегодня тоже очень здорово просядут, а за коммунальные платежи, которые потребляют бюджетные муниципальные предприятия, это тоже надо оплачивать.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, я хочу, чтобы вы сейчас...

Андрей Широков: Мы с ТПП делаем такое предложение, что вообще государство должно задуматься и, может быть, до конца года оплатить все жилищно-коммунальные платежи за население Российской Федерации, которое резко просядет в доходах.

Константин Чуриков: Да.

Смотрите, вот SMS из Москвы, хочу, чтобы вы ее прокомментировали, Алексей из Москвы: «Все организации ЖКХ уже заполучили такую гигантскую прибыль, что могут и потерпеть, тем более неплатежи не по вине населения». Вот вы предлагаете, чтобы государство покрыло расходы по октябрь, да, до октября?

Андрей Широков: Значит, вот Алексей, который делает такой звонок и такой посыл, вы зачитываете его телеграмму, не понимает, что сегодня жилищная сфера работает вообще без прибыли, она по-хорошему работает в минус, а коммунальные предприятия, где в тарифах заложена определенная прибыль, чаще всего тратилась на реновацию основных фондов этих предприятий, и жира в коммунальных предприятиях, тем более в жилищных предприятиях, нет.

Оксана Галькевич: Ага.

Андрей Широков: А надо не забывать, что сегодня в жилищно-коммунальной сфере, тоже в жилищной сфере сегодня работает 2,5 миллиона человек.

Оксана Галькевич: Андрей Вячеславович, давайте голосовую телеграмму примем из другого региона.

Андрей Широков: Давайте.

Оксана Галькевич: У нас Москва или ХМАО на связи сейчас?

Константин Чуриков: Москва-Москва.

Оксана Галькевич: Москва, да? Значит, из Москвы Александр нам звонит в прямой эфир. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Я хотела бы что сказать? Вот первый только месяц, молодые начинают жаловаться, у них нет денег. Потому что я не понимаю, как это? Неужели нет ничего в запасе, во-первых? Во-вторых, мы жили, дети войны, работали, получали мало, в коммуналках жили, квартплату всегда платили и находили деньги, умели экономить. Сейчас они никто не экономят, и только жалобы, только бы им давали, давали и давали. Неужели нельзя даже первый месяц, когда можно было жить несколько месяцев, чтобы иметь возможность оплатить свои квартиры. Нет, они...

Константин Чуриков: Александра, не знаю вашего отчества, но это с одной стороны. А с другой, если, например, ну не знаю...

Оксана Галькевич: ...лишились работы.

Константин Чуриков: ...у молодой пары даже в лучшие времена зарплата была МРОТ, а, например, коммуналка составляет, ну зимой может доходить где-то и до 7, и до 8 тысяч.

Андрей Широков: Нет...

Зритель: Вы знаете, ребята, уж какая у нас была зарплата и что мы платили! Мы платили не только подоходный, мы платили займ, мы платили бездетный налог, вот, и платили очень мало нам зарплату, и мы выходили из положения.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, Александра.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое.

Андрей Широков: Значит, это довольно интересное мнение Александры, тоже не знаю ее отчества, но нельзя сравнивать Советский Союз и сегодняшнюю экономику в жилищно-коммунальной сфере.

Оксана Галькевич: Почему?

Андрей Широков: Ну, во-первых, копейки платили за жилищно-коммунальные услуги в Советском Союзе, цена была чисто символическая, а сегодня цена рыночная, сегодня цена та, которую устанавливает государство, когда устанавливает тарифы на коммунальные ресурсы. Сегодня стоимость содержания общего имущества, которую по-хорошему должны устанавливать сами собственники многоквартирных домов, но они ленивые, поэтому за них устанавливают муниципалитеты, она тоже не отвечает тем требованиям, которым должны отвечать платежи. Потому что те требования, которые сегодня выставляются к управляющим организациям, гораздо выше по деньгам, чем то, что сегодня платит население. И не забудьте, что за каждую вашу жалобу, а сейчас многие... Мне вот жалуются управляющие организации, что увеличилось количество жалоб на управляющие организации.

Константин Чуриков: Да.

Андрей Широков: Каждую жалобу, извините, если сейчас вот мы просим, чтобы остановились все штрафы для управляющих организаций, потому что все штрафы-то оплачиваются из ваших денег, из содержания общего имущества. Потому что, как я говорил...

Константин Чуриков: Хорошо, Андрей Вячеславович, ну это же, извините, логично, когда мы платим большие деньги, это все-таки крупные суммы, близкие к, скажем так, мировым платежам по ЖКХ...

Андрей Широков: Это вам кажется.

Константин Чуриков: Мы вправе спросить, действительно.

Андрей Широков: Молодой человек, они не близки к мировым суммам, вы даже не представляете, как сдержанно мы платим за жилищно-коммунальные услуги.

Константин Чуриков: Ну я просто сравниваю по своему опыту, в Португалии...

Андрей Широков: По соотношению к тем доходам...

Константин Чуриков: Секундочку, в месяц холодный в Португалии, значит, выйдут все те же самые условные 100 евро, как и в нашей заснеженной Москве, России-матушке, то же самое.

Андрей Широков: Да нет, не так выйдет.

Константин Чуриков: Ну проверено.

Андрей Широков: Что такое 100 евро? Пересчитайте, на рубли пересчитайте.

Константин Чуриков: Восемь тысяч.

Оксана Галькевич: Хорошо, давайте...

Андрей Широков: Восемь тысяч, да. А у нас в Москве платеж 6 тысяч где-то двухкомнатная квартира среднестатистическая, и при этом вы можете регулировать свои платежи: чистите зубы – выключите воду.

Константин Чуриков: Да, это прекрасный совет в эпоху самоизоляции и заботе о гигиене. Нет, понимаете, дело вот в чем, зарплаты...

Андрей Широков: Нет, вы заботьтесь о гигиены, но помните, как вы воду тратите.

Константин Чуриков: Нет, понятно. Зарплаты просто, понимаете, мы еще должны обсудить тогда зарплатный вопрос. МРОТ в России сколько, 12 136? МРОТ в Португалии, кажется, за 600 евро уже перевалил, ну для примера просто, тут может быть много примеров.

Андрей Широков: Не надо сравнивать доходы россиян и доходы Европы, понимаете? Мы очень глубоко будем отставать по доходам. А сейчас доходы вообще просядут, потому что бизнес сегодня, средний и малый, да я думаю, что и большой, очень здорово просядет. А президент Российской Федерации сказал, что банкротить предприятия нельзя, и вы, бизнес дорогой, платите заработную плату тем, кто находится в вынужденной нерабочей атмосфере.

Оксана Галькевич: Уважаемый ведущий, уважаемый эксперт, позвольте подключить к нашей, к вашей точнее беседе, к вашей дискуссии нашу зрительницу Ольгу из Санкт-Петербурга.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Оксана Галькевич: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Ну, я бы хотела выразить такую точку зрения. Я в чем-то согласна с Александрой, не услышала, как ее по отчеству, наверное, да, в эпоху потребления молодые мы разучились экономить. Но не надо забывать о том, что у нас возросли расходы, причем возросли в разы.

Андрей Широков: Правильно!

Зритель: Ипотеки по огромным ставкам, кредиты по огромным ставкам, и все это нужно: нужно воспитывать детей, нужно их одевать, нужно их содержать, нужно платить за их обучение. Соответственно, расходы, которые несут сегодняшние родители, в частности молодые семьи, которые только начинают, да и уже в принципе возраста, допустим, моей маме 60, у нее лекарства выходят 50% пенсии, соответственно у нас дорогие расходы.

Мы потеряли с мужем, это город Санкт-Петербург, пока от 20% до 50% общего семейного дохода. Естественно, на данный момент первым мы закрываем кредиты, обязательные платежи, коммунальные услуги и потребности еды.

Оксана Галькевич: Ольга, а скажите, что произошло? В какой сфере вы работаете, вы и ваш супруг? Почему вот так стремительно? Сегодня 16 сентября у нас... Ой, 16 апреля...

Андрей Широков: Сентября? Апреля!

Константин Чуриков: Если бы!

Оксана Галькевич: Ой, не дай бог, что до сентября это все продлится, не дай бог. Всего лишь 16 апреля, казалось бы, середина месяца, а у вас уже такие потери. Что за сфера деятельности?

Зритель: Супруг работает в торговле непродовольственной группой товаров, соответственно они на «удаленке» с понижением заработной платы.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Соответственно, у них есть премиальная часть, которая зависит от продаж; если нет продаж и закрыты регионы, соответственно бонуса так называемого, как в России это называется, у нас не будет.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Соответственно, никакие кредитные каникулы такие, как мы, взять не можем, и нас большинство по стране, потому что зарплаты нам платятся в конвертах, «белые» части у нас меньше намного. Соответственно...

Оксана Галькевич: А вы чем занимаетесь?

Зритель: Я работаю в юридической сфере. У меня легче, мы не закрыты, мы не закрыты никак, я хожу на работу, я помогаю народонаселению, обеспечиваю как бы реализацию их гражданских прав.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, Ольга.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Андрей Вячеславович, еще вот коротко SMS, Ростов-на-Дону, Наталья: «О каких 6 тысячах рублей идет речь? Платежка за прошлый месяц 7 200, квартира 47 «квадратов», ипотека 22 тысячи, еще 4 кредита. Сейчас с мужем дома. Чем платить эти 7 тысяч?»

Оксана Галькевич: Ну Ростов-на-Дону, там высокая квартплата.

Андрей Широков: Ну я же назвал среднестатистическую цифру: у кого-то 7, у кого-то 8, у меня, например, платежка дома 9 тысяч с лишним.

Константин Чуриков: Ну вот, видите.

Андрей Широков: У каждого своя платежка, поэтому сегодня за каждую семью, за каждую квартиру, за каждое домохозяйство вот так с экрана сказать нельзя. Но люди совершенно правильно ставят вопрос: сегодня первичны лекарства и питание, а жилищно-коммунальные услуги как бы становятся вторичны. Вместе с тем все хотят дома иметь воду, канализацию, тепло, а как-то это тоже надо оплачивать. Следовательно, государство должно в эти процессы вмешаться деньгами.

Оксана Галькевич: Хорошо, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Андрей Широков был у нас на связи, председатель Комитета Торгово-промышленной палаты по предпринимательству в сфере жилищно-коммунального хозяйства.

Давай запустим опрос сейчас наш, Костя.

Константин Чуриков: Да, кстати, именно было бы узнать, ну, например, вы оплатили «коммуналку» за март? Пожалуйста, ответьте «да» или «нет» на номер 5445, наш SMS-портал, ближе к концу этого часа подведем итоги.

У нас вот тут целая такая SMS, простыня текста из Москвы.

Оксана Галькевич: Давай.

Константин Чуриков: «Уважаемые ведущие, не очень понимаю проблемы. Мы в изоляции только 2 недели, и уже вой. Меня приучили родители, что сначала заплати обязательные платежи, а что осталось, уже приходится делить на сыр или кефир. Сам был молодой, с детьми маленькими делил одно яблоко между ними. Если такое у вас потребительское отношение к жизни, бездумные «хотелки» на кредитные машины и прочее».

Оксана Галькевич: Это очень сложный вопрос, понимаете, из обязательных платежей у людей теперь оказываются не только ЖКХ, но и выплаты по кредитам на самом деле.

Давайте подключим эксперта к нашей беседе: заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук Александр Толмачев у нас сейчас выходит на связь. Александр Васильевич?

Александр Толмачев: Да, ребят, вы меня слышите?

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Да, слышим, видим прекрасно, здравствуйте.

Александр Толмачев: Я просто сейчас еду в машине, поэтому вот из машины с вами разговариваю. Значит, о чем речь?

Константин Чуриков: Видим-видим, где-то в районе Лубянки, да, нет, или мне кажется?

Оксана Галькевич: Надеемся...

Александр Толмачев: Нет-нет-нет, я еду из Останкино с «Первого канала».

Константин Чуриков: А, Останкино.

Оксана Галькевич: Понятно. Надеемся, у вас есть QR-код, специальный пропуск и вы ничего не нарушаете.

Александр Толмачев: Нет, конечно! Я не сумасшедший, зачем я буду это делать? У меня есть спецудостоверение.

Оксана Галькевич: Александр Васильевич, вот мы сейчас говорим о том, что люди сейчас в этой ситуации снижения доходов стали все чаще откладывать обязательные платежи, то, что было приоритетом долгое время для подавляющего большинства. Понимаете, когда долг так или иначе даже без каких-то штрафов, без дополнительных начислений копится, потом его погасить в ситуации падения доходов будет очень сложно. А мы знаем, что, ну, если ты накопил большой долг, то в принципе можно и квартиры лишиться.

Александр Толмачев: Значит, давайте по порядку. Все поступки нашей власти, что федеральной, что, например, местной власти на уровне регионов приводят к такой бестолковости, потому что, с одной стороны, если бы ввели карантин, нормальный карантин, чрезвычайное положение, тогда бы был введен форс-мажор, тогда бы все не платили по закону. То есть пришло время форс-мажора, ты не платишь, ты не должен ни проценты по кредитам, ни кредиты банкам, ты не должен за «коммуналку», государство на себя берет все эти функции и говорит: «Ребята, отдыхайте».

Но государство этого не делает, и поэтому происходит вот эта ерунда и вы спрашиваете нас, экспертов, что же делать, когда государство не хочет, и вроде мы все должны, но при этом что же делать, если людям неоткуда взять деньги. Так вот я могу сказать: закончится, в общем-то, ничем другим, как все равно введением карантина, никуда мы от этого не денемся, просто мы сейчас тянем резину, а нужно было лучше побыстрее, чем все остальные страны пока этим не занялись, так давайте первыми начнем. И как только форс-мажор объявят...

Оксана Галькевич: Подождите, Александр Васильевич, закончится все карантином или чрезвычайной ситуацией? Потому что при карантине – это что за юридический такой режим?

Александр Толмачев: Давайте объясню вам, чтобы вы людей не путали.

Оксана Галькевич: Давайте.

Александр Толмачев: Значит, у нас существует в законе федеральном понятие карантин, если будет объявлена эпидемия, пандемия, если будет решение правительства Российской Федерации. На сегодняшний день процедура очень простая: объявляется через решение правительства Российской Федерации ситуация карантина, закрываются города, закрываются регионы, вводятся войска, и фактически это чрезвычайное положение.

Константин Чуриков: Ой.

Александр Толмачев: Управление находится в руках чрезвычайной власти, понятно, да, что тут непонятного?

Константин Чуриков: Да-да.

Александр Толмачев: Когда мы говорим о самоизоляции, это не меры, это полумеры, это вроде и не защита от коронавируса, но и не борьба с ним, это вроде как, знаете, экономическая какая-то такая подоплека. Потому что я так понимаю, что сегодня никто из банкиров не позволит нашему правительству, ну правительство, мы же понимаем, что оно зависит от всего этого бизнеса крупного, не позволит ввести понятие форс-мажора, вот и все, причина-то в этом.

Константин Чуриков: Александр Васильевич, у гражданина, который, предположим, действительно потерял работу, может это доказать, объяснить власти, я не знаю, организациям, управляющей компании и так далее, у него есть шансы действительно в это сложное время пока не платить на вполне законных основаниях?

Александр Толмачев: Нет. На основании сегодняшнего законодательства, тех указов и тех решений, которые принимают федеральное и региональные правительства, нет, шансов нет. Есть шансы только в том случае, как я вам сказал, когда будет объявлен форс-мажор, то есть когда будет объявлен карантин в стране. Пока карантина нет, все обязаны платить. Понятно?

Константин Чуриков: Да, понятно.

Оксана Галькевич: Так вот, собственно говоря, я вас и спрашиваю о том, что нужно ли людям держать в голове, что долги-то копятся, пусть без всяких пеней, пусть без штрафов начисленных, сейчас это разрешено, но тем не менее долг копится, а потом это может выразиться, вылиться в какой-то иск по отношению к этим людям, и они могут лишиться своего жилья.

Александр Толмачев: Нет-нет, потом... Даже не так, не просто иск, а потом будет объявлено, что здесь работы нет, например, в городе Москва, но есть работа где-нибудь на Дальнем Востоке, поэтому, господа, для покрытия своих долгов, будьте любезны, вперед на вахту. Это все нормально, как во всех временах и во всех цивилизациях...

Оксана Галькевич: Ну вы прямо сгущаете краски, нет?

Александр Толмачев: Ну как же сгущаю? Вы просто законы почитайте, вы почитайте закон, посмотрите историю, вы увидите, что решается все очень просто. Ты в долговой, извините, яме; чтобы рассчитаться с долгами, ты обязан выплатить. Каким образом? Своим трудом. Где ты будешь трудиться? В Москве работы нет, закрыто все, но есть возможность трудиться где-нибудь на Ямале. Понятно? Что тут неясного?

Оксана Галькевич: Ну, слушайте, у нас в Москве все-таки рабочий, трудовой рынок как-то получше все равно в последнее время выглядел, в последние годы...

Александр Толмачев: Это пока. Да вы что? Вы наивные...

Оксана Галькевич: ...а работы нет в основном все-таки в остальной России, вот там-то это больше проблема, да, Александр Васильевич?

Александр Толмачев: Нет, вы ошибаетесь, ребята.

Оксана Галькевич: Нет?

Александр Толмачев: Это сейчас, пока прошло 2 недели этой ерунды. Пройдет 1,5–2 месяца, и вы увидите, что города большие просто встанут, потому что кушать-то будет хотеться, и все люди рванут на землю искать, где же земельные участки, чтобы хоть что-то посеять себе.

Оксана Галькевич: Ага.

Александр Толмачев: Вот к чему все идет. И надо вообще-то смотреть и историю не только нашей страны, но и других стран, которые сталкивались с такими перспективами, надо об этом думать и людям объяснять, что, люди, халява закончилась, рыночная экономика в том виде, в котором она была, сегодня тоже заканчивается, потому что, похоже по сегодняшней ситуации, коронавирус за неделю-другую не закончится.

Константин Чуриков: К сожалению, похоже, да. Спасибо большое, Александр Васильевич. Александр Толмачев, заместитель председателя Союза юристов Москвы, доктор юридических наук.

Целая вереница у нас звонков. Николай из Ростова-на-Дону.

Оксана Галькевич: Давай Ростов-на-Дону, да, выслушаем. Николай, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Так, говорите, Николай.

Константин Чуриков: Телевизор потише, нас в трубке слушайте, тогда быстрее будем общаться.

Зритель: Ага. Мои проблемы, которые меня интересуют... Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте-здравствуйте, да.

Зритель: Я вот живу в Ростове, у меня есть дом родительский в Ейске, мне надо его делать оплату.

Константин Чуриков: Так.

Оксана Галькевич: Так.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Какие ваши для этого доходы? Позволяют ли они это сделать?

Зритель: Мне не позволяет карантин, границы перекрыты, я не могу въехать в Краснодарский край из Ростовской области.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Мне нужен красный пропуск.

Константин Чуриков: А как-то дистанционно оплатить, извините за дурацкий совершенно вопрос, я понимаю, что...

Оксана Галькевич: Может быть, оплата в каком-то...

Зритель: Да, у меня Интернета нет, все документы по оплате у меня там находятся, при себе у меня никаких документов нет.

Константин Чуриков: Подождите, а между регионами прямо такая вот железная граница, железный занавес, все, не выехать вам в Краснодарский край соседний?

Зритель: Я могу, но у меня нет пропуска даже для движения по Ростовской области.

Константин Чуриков: Да, тяжелый, тяжелый случай. Николай, ну просто узнайте, как это можно сделать онлайн, ну кто-то же у вас есть, какие-то соседи, какие-то друзья, знакомые.

Оксана Галькевич: Позвонить в Ейск, я не знаю, в местные власти, как-то опросить.

Зритель: Там ничего нет, таких друзей нет.

Константин Чуриков: Николай, надо...

Оксана Галькевич: Я не про друзей, я про администрацию Ейска, узнать, как вам действовать, хотя бы так.

Константин Чуриков: Надо расширить свои социальные связи, конечно. Спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте сразу Челябинскую область, Нина тоже давно ждет. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать по поводу вот оплаты за «коммуналку». Я пенсионерка, плачу регулярно. Вот у нас маленький, небольшой дом. В нашем доме 17 квартир, из них 2 человека задолжника, а остальные все оплачивают, оплачивают регулярно. Но вот управляющая компания, они стонут, что у них не хватает денег, что они чуть ли не на нуле, а сами-то управляющие компании выполняют свои обязанности по отношению к содержанию наших домов? Вы знаете, я 3 года билась, чтобы обыкновенный текущий ремонт сделали, нам сделали ремонт, чуть-чуть помазали, побелили, покрасили и все. Двери не закрываются, дворник не работает, подъезды моем сами, а ведь это все входит в содержание жилья.

Константин Чуриков: Ну вот, Нина, а вы удивляетесь, почему двое ваших соседей не платят за «коммуналку». Кстати, портрет этих людей, это кто? – пенсионеры, молодежь, я не знаю, семья какая-то?

Зритель: Ну одна одинокая женщина, она одна воспитывает, а вторая семья ну могла бы оплачивать, но не знаю, по какой причине. Я как старшая по дому, конечно... Управляющая компания имеет какие-то рычаги, подать в суд, потребовать – ничего этого не делает управляющая компания, но она и не выполняет свои обязанности. Вы представляете, за апрель месяц у нас ни разу начиная с марта, ни разу не появился дворник. Подъезд, мне 71 год, я подъезд сама выхожу и мою в порядке очереди.

Константин Чуриков: Ну вот видите, Нина, какое-то двоемыслие получается. С одной стороны, действительно надо платить, надо быть законопослушными людьми. С другой стороны, тут прилетел, как сказал президент, этот коронавирус, и в то же время вот, и качество услуг какое. Мотивов-то платить все меньше у людей, к сожалению.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Это Нина из Челябинской области у нас была на связи.

Сейчас к нам присоединяется Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты России. Здравствуйте, Артем Юрьевич.

Артем Кирьянов: Здравствуйте, добрый вечер.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Артем Юрьевич, короткий вопрос: как платить, когда нечем и, в общем-то, и не за что, если брать качество услуг? Здравствуйте.

Артем Кирьянов: Ну, знаете, мы не первый раз и в этом эфире, в вашей программе говорим о том, что за некачественные услуги платить не надо, а надо все-таки стараться доказать, что эти услуги не оказаны или оказаны недолжным образом. То есть это как раз показательный звонок нашей телезрительницы из Челябинской области был, она вот старшая по дому, она понимает ситуацию, и действительно вот компания совершенно четко не исполняет своих обязанностей. Вопрос: почему дальше не идет процесс?

Я, конечно, понимаю, ей 71 год, очень тяжело даже просто, что называется, составлять эти жалобы и придавать им ускорение. Но тем не менее у нас в ЖКХ, что называется, надо, как в свое время говорили в фильме «Чародей», надо еще доказать сфере услуг, что ты имеешь на это право. Так вот, к сожалению, очень во многом и происходит. И уж тем более такая ситуация недопустима сегодня, когда... Ну что значит, люди моют сами полы в подъездах, в то время как управляющие компании сегодня должны мыть их с дезинфицирующим раствором. Вот уже, понимаете, такая история развивается.

И, конечно, это особенно актуально для наших небольших городов, где сложно даже сказать «а давайте мы выберем новую управляющую компанию», потому что зачастую бывает ровно одна на маленький город или на поселок городского типа, и она муниципальная, и, что называется, никуда ты не денешься. И найти каких-то людей, энтузиастов, которые бы сделали альтернативу, которые бы действительно относились к своим задачам с пониманием, очень сложно. Но и лишить лицензии такую компанию очень сложно. Если она одна на город, то там, я насколько помню, 15% домов должны от нее отказаться, чтобы было такое лишение лицензии. То есть это предметный разговор для...

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, вот маленький наводящий вопрос. Мы показывали как раз статистику Минстроя, снижение платежей за жилищно-коммунальные услуги, Москва, теплоэнергия -50%. Я подумал: а может быть, мы неправильно, как сказать, эту информацию преподносим? Может быть, это речь идет даже не о частных лицах, не о жильцах домов, может быть, это дело в предприятиях? Вообще вот эти сейчас неплатежи наметившиеся – это в основном за счет предприятий или за счет людей?

Артем Кирьянов: Вы знаете, с предприятиями вообще пока не очень все понятно. То есть мы видим, что по крайней мере многие заявляют о том, что денег нет и, собственно, держаться больше нет сил, но мы пока еще не видели такую подробную статистику, в том числе и по оплате за ресурсы. Понятно, что если предприятие закрыто, то ресурсы резко пошли в минус по потреблению, да? Но это скорее такая бизнес-задача для ресурсоснабжающих компаний, понятно, что у них будет такой провал в получении средств, в общем-то, это прогнозируемая ситуация, и ресурсников более-менее должна быть подушка безопасности, чтобы продолжать свою работу. Что касается людей, здесь как бы принято решение о том, что если сейчас идут задержки, то не начисляются пени и штрафы.

Но вопрос-то в другом, это не повод не платить. Это многими было на начальном этапе воспринято как некое такое заявление государства, что, слушайте, платить не надо и не надо никогда. Вот это вот совершенно неправильно так понимать. Платить все равно надо, по возможности не накапливая долги, потому что потом вот эти вот накопленные за несколько месяцев будет гораздо тяжелее заплатить.

Оксана Галькевич: Артем Юрьевич, вы, конечно, правильные вещи говорите, но как-то очень грустно становится. Вот мы чем больше все эти темы обсуждаем... Смотрите...

Артем Кирьянов: Как раз вообще сейчас не весело.

Константин Чуриков: Да.

Оксана Галькевич: Нет, Артем Юрьевич, ну вы говорите, что мы опять должны, мы должны иметь подушку безопасности, мы должны... Мы вообще все должны предусмотреть. Мы должны предусмотреть, что у нас вот такая вот история с нефтью произойдет; мы должны предусмотреть, что карантин, самоизоляцию нам введут; мы должны. А не должны ли мы, честно платя налоги, рассчитывать на то, что в такую сложную минуту, в очень сложную, беспрецедентно сложную, государство нам тоже как-то подставит свое плечо и поможет хотя бы вот тем людям, которые одномоментно лишились работы, одномоментно лишились заработка, а обязательства у них остаются. Мы такого ничего не должны думать? Надеяться ни на что такое не должны?

Артем Кирьянов: Во-первых, такая помощь адресно будет оказываться, уже принято очень много решений. Как раз те, кто сегодня и теряет работу, и те, кто на грани, как раз по вопросам, что называется, минимальных платежей, минимальных дотаций, кредитов работодателям постоянно идет разговор. Последнее выступление президента было про то, что...

Оксана Галькевич: Так это опять кредиты, понимаете, это опять должны, мы потом опять будем должны.

Артем Кирьянов: Кредиты не людям, кредиты предприятиям.

Оксана Галькевич: Предприятиям, да.

Артем Кирьянов: Дальше государство будет спонсировать, что называется, эти выплаты процентов по кредитам, да? Надо понимать, что раздать зарплату вместо работодателя государство просто не может.

Оксана Галькевич: А почему не может? Подождите-подождите, Артем Юрьевич, наше государство не может, но другие-то ведь могут. Вот смотрите, Соединенные Штаты перешли к прямым выплатам, безусловный доход ввели уже на фоне этого коронавируса в Испании. Это везде разные деньги, я не говорю о том, что там какие-то миллионы должны выплачиваться, но какая-то поддержка в виде прямых выплат населению осуществляется в самых разных странах. Мы подошли к концу прошлого года, 2019-го, с 3 миллиардами профицита.

Артем Кирьянов: Прямые выплаты населению, дотирование населения по целому ряду...

Константин Чуриков: Да?

Артем Кирьянов: Нет, подождите, вот не надо путать и все валить в одну кучу.

Оксана Галькевич: Ну почему же?

Артем Кирьянов: Вот каждый человек, который как-то живет в зависимости от своих доходов, имеет право на те или иные дотации, социальные выплаты, новые социальные выплаты, и это на самом деле касается конкретных каждых ситуаций. То есть никаких решений о том, что а давайте раздадим всем денег поровну, конечно, принимать не нужно, это невозможно, это просто вредно, ну потому что зачем человеку со стабильным доходом 20 тысяч рублей, но при этом человеку, который на грани кризиса, эти 20 тысяч рублей очень важны, и вот это вот надо понимать. И здесь тоже не надо никакого такого упрощенного подхода, что давайте всем как-то раздадим денег и пусть как хотят, так и выживают.

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, это было не наше предложение, а группы российских экономистов: Сергея Гуриева, Иноземцева, Алексашенко и многих-многих других.

Оксана Галькевич: Ох...

Константин Чуриков: Олег Вьюгин, да.

Артем Кирьянов: Это не вызывающие у меня доверия люди, поэтому здесь я с ними резко, так сказать, не согласен и отмежевываюсь.

Константин Чуриков: Константин Сонин, Сергей Гуриев, Владимир Гимпельсон.

Оксана Галькевич: Давайте звонок примем...

Артем Кирьянов: Это все теория, которую никогда нельзя будет применить на практике.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: Давайте выслушаем не теоретика, а практика по жизни, я уверена, нашу зрительницу Алену из Твери. Алена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня... Я заплатила за март «коммуналку», у меня еще были такие возможности, поэтому получилось. Сейчас я думаю о том, что за апрель мне заплатить будет нечем, потому что оклад мой составляет, работая в детском саду, 8 100 рублей. Вот я и думаю, то ли мне кредит заплатить 6 тысяч, то ли ребенка 18-летнего в 11-м классе прокормить, про себя вообще забыть, то ли «коммуналку» оплатить, притом что наша управляющая компания лестницу не моет отродясь, со времени постройки дома она немытая вообще, а дезинфекция проходит только в двух лифтах и все.

Константин Чуриков: Алена, а можно мы удивимся и возмутимся, почему у вас зарплата, как вы говорите, 8 100 рублей?

Зритель: Возмутитесь, потому что...

Константин Чуриков: Да, не дотягивает до минимальной зарплаты, до МРОТ.

Зритель: Объясняю. У учителей и у воспитателей в детском саду, коим я являюсь, я старший воспитатель, зарплата состоит из нескольких частей: оклад, который 8 100, а дальше плюс категория, у меня высшая, там 60% добавляется, остальное стимулирующие выплаты...

Константин Чуриков: Ну сколько на круг у вас обычно получается?

Зритель: Стимулирующие выплаты, да, когда я получала стимулирующие выплаты, оклад и стимулирующая выплата, у меня было 30 тысяч.

Константин Чуриков: Вот.

Зритель: Плюс подработка, скажем так, репетиторство. Я у государства не просила ничего, но и накопить не получалось.

Константин Чуриков: Так. Сейчас, вот сейчас, пока вы на самоизоляции и садик не работает, вам сколько в месяц перечисляет ваш работодатель, детский сад?

Зритель: А сейчас... Ну вот если сказали, что только зарплату мы получим, значит, я получу оклад 8 тысяч.

Константин Чуриков: Все понятно, спасибо. Артем Юрьевич, сопоставимо с платежкой по ЖКХ 8 тысяч.

Артем Кирьянов: Ну смотрите, конечно, ситуация... Да, ситуация непростая. Но вот в данном случае я бы посоветовал уже исходя из перечисленного. Во-первых, 6 тысяч по кредиту: сегодня принято решение о том, что отсрочки, каникулы по кредитным выплатам – это кредиты до 250 тысяч рублей на потребительские нужды, то есть надо обращаться в банк прямо сейчас, заполнять заявление и отказываться на определенный период, на несколько месяцев вы можете отказаться от оплаты кредита, это первое.

Второе, значит, что касается вашей конкретно зарплаты, не надо тоже ждать и сомневаться, надо просто уточнить, какая будет сумма выплаты, в принципе это делается в вашем муниципалитете, оперативный штаб, он такие вопросы обязан доводить до сведения бюджетников, не знаю, почему вам как-то невнятно объяснили, сколько у вас будет зарплата, она должна быть такой же, как и была.

И третий момент, что касается оплаты ЖКХ: значит, как только у вас уровень доходов... Какая область, не помните?

Константин Чуриков: Это у нас...

Оксана Галькевич: Это была Тверь.

Константин Чуриков: Тверская область, Тверь, да.

Артем Кирьянов: Я точно не помню, но в любом случае, если у вас уровень доходов на всех, кто с вами живет, от 10% до 22%, вот это вот уходит на ЖКХ, то сразу надо, конечно, обращаться, в электронной форме это сейчас все делается, за субсидией по ЖКХ, то есть тоже такие меры...

Константин Чуриков: Артем Юрьевич, вы верите, что сейчас с учетом того, что там «удаленка», самоизоляция, наверняка неполный штат сотрудников в МФЦ, вот так вот все сейчас быстренько сделают все как надо Алене?

Артем Кирьянов: А вы знаете, на самом деле правительство значительно сократило регламенты, и сегодня это не просто мы верим, это просто такое требование дня, чтобы все было быстро и в «удаленке».

Константин Чуриков: Я знаете, к чему? К тому, что у нас сегодня даже министр экономики признался, что он позвонил в банки по поводу как раз вот этих льготных кредитов и, в общем, его там отправили подальше.

Оксана Галькевич: Бортанули.

Артем Кирьянов: Банки – это отдельная проблематика, и действительно меня не очень радует то, как крупное банковское сообщество реагирует на прямые указания руководства страны, то есть это вопрос такой про то, что нельзя приказать напрямую...

Константин Чуриков: Ну да, это философский вопрос, у нас очень часто на прямые указания руководства страны реагируют как-то не так, но мы с этим ничего не можем сделать.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Это был Артем Юрьевич...

Артем Кирьянов: Я думаю, что эта ситуация будет меняться, причем меняться в ближайшие дни. В конце концов, время суперприбыли для банковского сектора прошло.

Оксана Галькевич: Да для всех прошло это время.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Артем Юрьевич Кирьянов был у нас на связи, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты.

Сейчас давай звонок примем Виктора из Краснодара, и следующий эксперт нас ждет. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Добрый.

Константин Чуриков: Добрый.

Зритель: Значит, я слушаю передачу, значит, тут жалуются, что ЖКХ, ТСЖ, вернее управляющие компании, ТСЖ не убирают, 2 раза в год и все. Значит, можно сделать, будут убирать 3 раза в день, но одно условие соблюсти – на содержание дома платить не 5–10 рублей за квадратный метр, а 100 рублей за квадратный метр. И за такие деньги, если они будут 5 тысяч на содержание платить, каждая семья, можно содержать и дворников, и все убирать будут, и подметать. Но никто же на это не хочет, хочется за три рубля и чтобы было, как в Москве, и еще лучше, и вахтер бы сидел, это раз.

Второе, значит. В связи с этим вирусом у нас в Краснодаре все ограничили, то есть рынки закрыты, магазины мелкие закрыты. Люди, которые проживают в доме, понятно, что платить нечем не потому, что они не хотят или они плохие люди. Значит, надо ЖКХ, энергоснабжающие организации, срочно чтобы они или на 50% снизили платежи, или пока временно заморозили, иначе все будут попадать в эту долговую яму все больше и больше, в результате все равно никто платить толком не будет, кроме...

Константин Чуриков: Виктор, вот мы с вами на этом свете в нашей стране давно живем, ну вы как думаете, они вот сами прямо вот возьмут и снизят, или их кто-то должен об этом попросить?

Зритель: Нет, правительство есть, президент. Конечно, нет! Ну кто, я сам с себя рубашку же снимать не буду.

Константин Чуриков: Ну вот, правильно, я тоже.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Это был наш телезритель Виктор из Краснодара.

Дмитрий Хомченко присоединяется к нам в прямом эфире, эксперт Аналитического центра при Правительстве России. Дмитрий Юрьевич, здравствуйте.

Дмитрий Хомченко: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Дмитрий Юрьевич, вот смотрите, мы тут рассуждаем о том, что отменены штрафы, пени, в принципе предложение, какие-то кредитные каникулы людям, у которых есть проблемы с доходами. Все это представляется, судя по тому, как быстро развиваются события, какими сложными они становятся для людей в бытовом, финансовом смысле, все это выглядит уже ну такими микромерами, может быть, даже уже и не полумерами. А почему, простите, тогда не отменить, ну я не знаю, не поставить на паузу квартплату, оплату услуг жилищно-коммунального хозяйства? Почему, получается, власти рассчитывают на то, что у людей должны быть какие-то запасы, какой-то жирок, подушка безопасности, а вот у монополистов по оказанию услуг, у более крупных организаций, предприятий этого жирка не должно быть?

Дмитрий Хомченко: Этот жирок есть, естественно, и в коммунальной сфере, и в отдельных организациях жилищной сферы. Но отменить платежи и жилищные, и коммунальные – это не самый лучший выход хотя бы потому, что у нас по итогам прошлого года накопленная задолженность по жилищным и коммунальным платежам уже подбирается к 1,5 триллионам рублей.

Оксана Галькевич: Дмитрий Юрьевич, ну мы же с вами неоднократно эту тему обсуждали, эти долги, накопленные в этой сфере, в основном не по вине людей, не по вине физических лиц накоплены, не они основные должники, мы же помним это, вы нам сами объясняли, ваши коллеги неоднократно, что 80% – это не люди, не «физики».

Дмитрий Хомченко: Ну вот из этой суммы порядка 500 миллиардов – это все-таки «физики» на сегодняшний день, остальное да, бюджетная сфера, это коммерческие потребители. То есть мы уже не заплатили за те услуги, которые потребили в нормальных экономических условиях. В текущих экономических условиях, вернусь опять к тезису, у нас в коммунальном секторе, в жилищном секторе два источника средств – это платежи потребителей и это бюджет. И если не будет одного источника либо второго источника, то не будет и коммунальных услуг прежде всего.

Подъезды можно не мыть, можно вместо ремонта чуть-чуть размазывать краску, как слушатели, зрители говорили сегодня, и на этом как бы сокращать расходы. Но если не чистить воду должным образом, неся затраты на ее очистку, если не потреблять электроэнергию, которая необходима, чтобы вода текла у нас из крана, и если не сжигать в необходимых количествах первичный энергоресурс, будь то мазут, уголь или электрическая энергия, то просто будет холодно, не будет тепла в квартирах.

Константин Чуриков: Дмитрий Юрьевич, мы как можем помогаем государству, как раз сжигаем энергии уже даже побольше, и водой активно пользуемся, в этом смысле государство может быть спокойно. Другой вопрос, вот как это сложное время, условный месяц-другой пережить. Вот смотрите, Минстрой тут попросил правительство включить ЖКХ в список наиболее пострадавших отраслей. Вот если как-то с другого края зайти, все-таки действительно какая-то прямо поддержка, которая пришла бы от государства, предположим, тем же компаниям, и какая-то некая пауза по платежам, чтобы люди просто понимали... Может быть, скидка, действительно, потому что если доходы упали, ну хорошо, завтра, значит, октябрь наступит, ноябрь, я должен буду это все оплатить, а, в общем, за счет чего, если, например, человек с понижением в зарплате куда-то переходит или ему просто тупо сокращают зарплату.

Дмитрий Хомченко: Ну смотрите, за прошлый год на жилищные субсидии было из бюджета выделено уже около 900 миллиардов рублей за целый год. Сейчас эту сумму, безусловно, необходимо увеличить, потому что та же безработица, то же падение доходов, безусловно, вызовет волну обращений граждан за жилищными субсидиями, то есть те, кто никогда не обращался и обходился без этого механизма.

Второе. Приостановка платежей потребует выделения бюджетных средств, которые должны эти платежи компенсировать ресурсоснабжающим предприятиям, потому что непоступление денег из бюджета и непоступление денег от потребителей, а по отдельным субъектам падение составляет до 30–40%, это вот с тех 80–90%, которые были еще месяц назад, и дальше ситуация будет усугубляться. Так вот падение доходной базы, и бюджетной, и платежей потребителя, рано или поздно приведет либо к остановке, либо к ухудшению качества, то есть у нас из кранов потечет вода неочищенная, потому что физически не будет средств на то, чтобы ее очистить.

Константин Чуриков: Да, из кранов, как нам часто пишут зрители, и сейчас течет разная вода.

Давайте звонок послушаем, вы его прокомментируете. Юрий, Костромская область, добрый вечер, вы в эфире.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. У меня вот вопрос такой. Сколько посредников, кроме управляющих компаний, за все эти платится? Их убрать. Тысячи людей, которые без толку сидят и получают только деньги.

Константин Чуриков: Юрий, вы можете их сами убрать. Вы напрямую платите ресурсникам или через управляющую?

Зритель: Нет, через управляющую.

Константин Чуриков: А вы знаете, что можно напрямую заключить договор и платить?

Оксана Галькевич: Причем давно уже, да.

Зритель: Да кругом, кругом сейчас посредники, кругом, даже напрямую и то тому, сему, кто платишь, где...

Константин Чуриков: Ну, в общем, Юрий, на самом деле информация об этом есть, это не так сложно сделать, это даже, более того, просто сделать, просто поищите эту информацию. Спасибо вам за звонок.

Оксана Галькевич: Дмитрий Юрьевич, смотрите, может быть, здесь с этими долгами, с этими сложностями другую схему использовать? Хорошо, допустим, не будет прямых выплат, не будет поддержки населения, но, может быть, государство могло бы пойти на субсидирование коммунальщиков, жилищников, оказывать им в этой сложной ситуации, собственно говоря, не перекладывая, не усугубляя обязательства людей? Ну понятно, что сейчас пойдут долги; понятно, что пойдут, я не знаю, физические дефолты, потому что ну действительно зарплату на паузу на месяц поставили, это не означает, что ее в следующем в двойном размере выплатят. Ну хорошо, не обременять людей дополнительными требованиями, а помогать ресурсникам, помогать, в общем, не знаю, этим компаниям управляющим – такая схема возможна?

Дмитрий Хомченко: Да, безусловно, возможна. Более того, помощь и коммунальным предприятиям, ну жилищным практически не оказывалась, но помощь коммунальному сектору существовала и в прошлые годы в связи с тем же регулированием тарифов, когда регулирующий орган устанавливает тариф меньше реальной себестоимости, а разницу получает напрямую ресурсоснабжающая организация. И, говоря о защите населения, нас как плательщиков, действительно надо принять ряд, например, по невзысканию той задолженности, которая накопится за это время разовым платежом, чтобы гражданин имел возможность месяц, два, три неоплаты коммунальных услуг погасить разными долями в течение года, а может быть, и даже большего периода через увеличение текущего платежа будущих периодов.

Оксана Галькевич: Все-таки это получается кредитование под нулевую ставку, это все-таки в рассрочку, но платить?

Дмитрий Хомченко: Ну так или иначе да, потому что воду-то все равно потребили.

Константин Чуриков: Это точно.

Дмитрий Хомченко: А про кредитование – непередача в бюро кредитных историй информации о коммунальной задолженности, потому что сегодня, если вынесено решение суда, то информация о гражданине как о неплательщике поступает в бюро кредитных историй, и тем самым кредитная история у гражданина ухудшается.

Константин Чуриков: Чувствую, Дмитрий Юрьевич, будет много работы у Аналитического центра при Правительстве. Знаете, почему? Потому что вот по нашему опросу, это мы спрашивали про март, оплатили ли «коммуналку» за март, 63% ответили «да», 37% «нет». Что же будет в апреле? Давайте будем изучать этот вопрос и как-то реагировать. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Сегодня только середина месяца, да.

Константин Чуриков: Дмитрий Хомченко...

Оксана Галькевич: Дмитрий Хомченко был у нас на связи, эксперт Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации. Вот мы, собственно, и подвели уже итоги нашего опроса.

Константин Чуриков: Да. Нам звонит еще наш зритель, пока есть время, Степан из Москвы. Степан, здравствуйте, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Степан.

Зритель: Здравствуйте, коллеги!

Константин Чуриков: Коллеги?

Зритель: Здравствуйте, Константин! Да, это Степан Черепенников, вы меня прекрасно знаете.

Оксана Галькевич: Ой, здравствуйте, Степан.

Константин Чуриков: Знакомый голос, так. Неожиданно.

Зритель: Оксана, здравствуйте. Я просто хотел позвонить и сказать, что у меня два часа назад родилась дочка.

Константин Чуриков: О.

Оксана Галькевич: Поздравляем.

Константин Чуриков: От души поздравляем, Степан.

Зритель: И вот, да, я решил передать вам привет таким образом.

Константин Чуриков: Ой, спасибо, дочке от нас ответный. Сейчас дочке будет отдельный подарок.

Оксана Галькевич: Спасибо, Степан.

Константин Чуриков: Внимание на экран. Всем, кстати, у кого есть дети, сейчас надо звук погромче сделать.

Оксана Галькевич: Приглашаем и Степана, и Степана с дочкой, и всех вас вместе с вашими маленькими зрителями к телеэкранам.

Константин Чуриков: Смотрите, почему.

Оксана Галькевич: У нас для вас сказка есть. Наш коллега Петр Кузнецов прочитает сказку. Как она называется, Костя?

Константин Чуриков: Подожди, рано.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Что будет, если большинство населения не сможет платить?