Роботы тоже должны платить налоги

Гости
Алексей Полубояринов
производитель роботов-охранников «СМП Роботикс»

Петр Кузнецов: Кстати, подведем итоги нашего голосования по предыдущей теме. 100%, то есть все проголосовавшие, не собираются за рубеж этим летом.

Марина Калинина: Такого, по-моему, еще не было ни разу при голосовании.

Петр Кузнецов: Да. Ну прямо роботы!

Вот давайте о роботах и поговорим. Роботы тоже должны платить налоги, – так решили в Институте прогрессивного образования и обратились уже с подобным предложением в Минфин.

Марина Калинина: Что предлагается? Предлагается ввести подоходный налог на работающих роботов, которые заменяют людей. Работодатели будут отчислять 13% от средней заработной платы в профессии, которую выполняют эти машины.

Петр Кузнецов: Ну а деньги с этого нового налога предлагается отправлять в Фонд (его еще создадут под это) переподготовки уязвимых профессий (так он будет называться), к которым, между прочим, уже отнесли продавцов, кассиров, охранников, экскурсоводов и даже банковских сотрудников.

Марина Калинина: Ну и еще один опрос для вас. Вот какой вопрос мы сформулировали: вы боитесь потерять работу из-за роботов? Напишите «да» или «нет». В конце часа подведем итоги.

Петр Кузнецов: Может, поэтому не хотят улетать – чтобы место свое сохранить, чтобы робот не занял, пока в Турции отдыхаешь.

Марина Калинина: Возможно.

Петр Кузнецов: Алексей Полубояринов, производитель роботов-охранников SMP Robotics. Здравствуйте.

Алексей Полубояринов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Расскажите, как выглядит робот-охранник. Самое главное – умеет ли он разгадывать кроссворды?

Алексей Полубояринов: Это четырехколесная платформа, которая сама едет по заданному маршруту без участия оператора, несет на себе систему видеонаблюдения в виде полезной нагрузки и на дистанции до 100–150 метров может обнаружить человека, распознать его лицо и передать это оператору робота для того, чтобы он принял решение – может этот человек находиться на охраняемой территории или не может.

Петр Кузнецов: То есть все равно есть человек, который перепроверяет данные робота, который дает уже окончательную установку?

Марина Калинина: Ну, оператор какой-то.

Петр Кузнецов: Тот же самый охранник, которого он выместил, например.

Алексей Полубояринов: Конечно. То есть когда наши роботы применяются, то, безусловно, есть человек, который следит за тем, что происходит вокруг робота, который реагирует, если происходит какая-то тревожная ситуация. Хоть робот и движется автономно и заменяет человека в процессе патрулирования, но оператор все равно необходим для того, чтобы принимать какие-то действия в случае какого-то эксцесса.

Марина Калинина: Насколько велик сейчас спрос на роботов для замены людей?

Алексей Полубояринов: Для нашей компании российский рынок ничтожно мал, он занимает менее 3% от общего объема продаж. Ну, в США, в Арабских Эмиратах, в Чили, в Италии мы себя очень хорошо и комфортно чувствуем.

Петр Кузнецов: Ну смотрите – прогноз. В ближайшие 10–15 лет, как эксперты подсчитывают, около 20 миллионов россиян могут быть уволены и как раз замещены роботами. Это реальный сценарий?

Алексей Полубояринов: Прежде чем выйти в эфир, у меня было время немного изучить этот вопрос. Есть такая организация, она называется International Federation of Robotics, и они в конце 2018 года замерили, какое количество роботов в каждой стране применяется.

Статистика следующая: на 10 тысяч рабочих в Корее применяется 600 роботов, в Германии применяется 300 роботов, в США применяется 150 роботов, а в России применяются три робота. То есть мы находимся просто в самом-самом низу этой таблицы, на уровне Филиппин и Индии. Поэтому мне кажется, что для нашей страны это малоправдоподобный сценарий. И вся эта инициатива относительно того, что: «А давайте обложим налогами роботов»…

Петр Кузнецов: Как раз об этом хотели с вами поговорить. У нас меньше минуты на это остается. Подоходный налог на роботов. В случае ввода такого налога предприятиям будет все равно выгодно ставить робота на конвейер, ведь мы же понимаем, что, наверное, смысл роботизации в том, чтобы изменить себестоимость, уменьшить ее и повысить прибыль.

Марина Калинина: Повысить производительность труда, потому что роботы не болеют, еды не просят.

Петр Кузнецов: Да. Очень коротко, если можно, ваш комментарий.

Алексей Полубояринов: Нет, при текущем уровне развития роботизации в нашей стране, мне кажется, это все хайп и профанация, потому что, как я уже сказал, у нас роботов – на уровне Филиппин и Индии. Если перевести данные этой статистики в цифры, то получится, что в России примерно 24 тысячи роботов. Если дама Анна Маркс, которая являлась инициатором этого закона, переведет эти 24 тысячи роботов в деньги… Ведь она предлагает ввести сопоставимый с НДФЛ сбор, НДФЛ по средней заработной плате в отрасли. Если средняя заработная плата в отрасли…

Петр Кузнецов: Спасибо, понятно.

Алексей Полубояринов: То есть с 24 тысяч роботов они соберут 120 миллионов рублей.

Петр Кузнецов: Спасибо большое, Алексей.

Марина Калинина: В общем – капля в море.

Петр Кузнецов: Спасибо, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это был первый информационный час. Спасибо, что провели его с нами. Оставайтесь с нами. Сразу после новостей – наша большая тема, будем говорить о дачах.

Марина Калинина: Итоги: 64% боятся потерять работу из-за роботов, а 36% – соответственно, нет.

Петр Кузнецов: Не все еще потеряно.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Эти деньги пойдут на переподготовку представителей «уязвимых профессий»