Роботы захватывают рынок труда?

Роботы захватывают рынок труда? | Программы | ОТР

Стоит ли бояться искусственного интеллекта

2020-10-22T21:54:00+03:00
Роботы захватывают рынок труда?
90 лет Михаилу Горбачеву. Миллиарды для села. Пенсии работающим. Налог на роскошь. Жить стали хуже
Ковид вывернул наши карманы
Горбачеву - 90. В XX веке не было политика, к которому относились бы так полярно
Села вытянут миллиардами
Льготы: все в одно окно
На селе денег нет
Источник доходов один – кладбище… СЮЖЕТ
ТЕМА ДНЯ: Пандемия лишила доходов
Автомобиль становится роскошью
Пенсии для работающих: какой будет индексация?
Гости
Наталья Данина
директор департамента аналитических бизнес-решений HeadHunter
Владимир Гимпельсон
директор Центра трудовых исследований ВШЭ

Ольга Арсланова: Это программа «ОТРажение», мы продолжаем. Роботы наступают, совсем скоро технологии отнимут у человечества 85 миллионов рабочих мест.

Александр Денисов: Да, наступят нам на ногу, пугают эксперты Всемирного экономического форума: мол, через 5 лет человечество потеряет капитально свое рабочее место, уступит его роботу. Роботы подвинут бухгалтеров, банковских клерков, неквалифицированных рабочих, ну и прочих.

Ольга Арсланова: Очень многих, между прочим, и произойдет это очень скоро, вот несколько лет осталось.

Александр Денисов: Но это неточно.

Ольга Арсланова: Но другие эксперты, да, говорят, что даже если это произойдет, хотя тоже не факт, бояться роботов все-таки не стоит, возможно, даже вся эта история пойдет людям на пользу. Эксперты подсчитали, что технологии создадут еще миллионы новых рабочих мест, там около 100 миллионов примерно, то есть динамика будет положительной. По их прогнозам, компьютерные технологии освободят людей как раз от рутинной работы и позволят переключиться на новые, более интересные задачи. Но все-таки есть опасение, что потерянную работу не всем удастся компенсировать, да и вот эти задачи могут быть интересны и доступны тоже далеко не всем.

Стоит ли нам опасаться искусственного разума? Давайте об этом говорить прямо сейчас. Опасаетесь ли вы за свое рабочее место, например? Позвоните в прямой эфир и расскажите.

Александр Денисов: Да, ну или напишите. Мы запускаем опрос: «С вашей работой робот справится?» – «да» или «нет», через полчаса подведем итоги.

Наш первый собеседник, собеседница Наталья Данина, директор Департамента аналитических бизнес-решений сервиса HeadHunter. Наталья, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте, Наталья.

Александр Денисов: Знаете, есть такая шутка, Наташ, про робота, что робот заменяет десять человек, а обслуживают робота, чтобы он не сломался, десять инженеров. Вот вам как такой подход, что это, в общем... ?

Ольга Арсланова: ...то на то и получается.

Наталья Данина: Вы знаете, вы, мне кажется, довольно близки к истине, и в принципе та информация, которую, собственно говоря, мы начали с самого начала, что роботы заменят 85 миллионов рабочих мест, при этом будет создано более 100 миллионов рабочих мест, – это очень тоже близкое к истине утверждение.

Потому что смотрите, будем честны: технологические уклады в мире меняются периодически. Понятно, что на фоне ускорения всего, всей жизни и так далее сейчас это происходит значительно быстрее, тогда как последняя смена такая значительная технологического уклада происходила в начале XX века. Помните, да, когда Форд изобрел автомобиль, точнее не автомобиль, а конвейер, и производить его стало очень-очень дешево, были такие же опасения у тех же, как их назвать правильно, водителей…, например, что теперь тягловая сила будет не нужна, что же теперь, «мы все умрем» и так далее. Но нет.

Александр Денисов: Наташ, я вам даже еще лучше пример, еще раньше точнее, не лучше, пример приведу. Луддиты такие были, я вот случайно узнал, они громили в начале XIX века ткацкие станки.

Наталья Данина: Совершенно верно.

Александр Денисов: То есть они тоже считали это исчадием ада. Вот мы не превращаемся в тех же луддитов, опасаясь роботов, приписывая им невесть что?

Наталья Данина: Вы знаете, я, может быть, несколько наивна, но у меня есть некоторая вера в человечество. Человечество улучшается от поколения к поколению, и я надеюсь, что все-таки в луддитов мы не превратимся. Потому что, повторюсь, роботов бояться не стоит, и новые технологии, уничтожая часть рабочих мест, которые связаны с тяжелым физическим трудом, с неинтересным, например, трудом, создают, разумеется, новые рабочие места, это если посмотреть на тему с одной стороны.

Другая история, и, на мой взгляд, она более, наверное, важная даже, что развивающиеся технологии и вообще, в принципе развивающийся человек как личность начинает формировать все более новые потребности, и для удовлетворения этих новых потребностей появляются соответствующие возможности, и вот как раз такие возможности создают новые рабочие места. Я приведу, может быть, сейчас такой немножко пример не про роботов, но связанный тем не менее с этим.

Например, сейчас сформулирую так, у нас есть Instagram, Instagram-акаунты, есть сейчас, я думаю, у большинства из тех людей, которые живут ну точно в больших городах. И когда мы стали иметь эти Instagram-аккаунты, я даже сейчас говорю не про бизнесовые Instagram-аккаунты, а просто про Instagram обычных людей, обычных совершенно людей. И мы понимаем, что нужно красиво фотографировать, нужно красиво фотографироваться и так далее. Это пример, разумеется, не для всех, но тем не менее стал появляться огромный класс людей, которые стали учить, например, тому, как в этих ваших Instagram, так сказать, правильно себя преподносить.

Ольга Арсланова: Вот.

Наталья Данина: Это вот один совершенно крошечный кейс, который говорит о появлении чего-то нового и появлении вокруг этого нового новой сферы рабочих мест, которые позволяют зарабатывать.

Ольга Арсланова: Это интересный пример, но давайте поговорим о других, более фундаментальных все-таки вещах, о том, что нас окружает каждый день. Не так давно мэр Москвы Сергей Собянин рассказал, что из-за пандемии у нас чуть ли не половина всех мигрантов уехали, это рабочие на стройке, это дворники и так далее, и сказал, что мы заменять их будем внутренними мигранты и будем заниматься автоматизацией труда, привлекать цифровые технологии. Но мы знаем, что до сих пор даже в относительно богатой Москве десять мигрантов с лопатой дешевле, чем какая-нибудь техника на улице. То есть насколько это вообще рабочая история? Будет ли это у нас работать?

Наталья Данина: Ну, вы понимаете, что заявление заявлениями, а жизнь жизнью, и действительно в России стоимость труда, особенно такого рядового, низкоквалифицированного труда, назовем это честным образом так, действительно очень низка. В частности, у нас в России, я думаю, что мы не будем пионерами с точки зрения массовой автоматизации рабочих мест, потому что, повторюсь, у нас намного дешевле человеческий труд даже на фоне уехавших мигрантов, и я как представитель HeadHunter подтверждаю, что мы на фоне этих обстоятельств имеем сейчас дикий спрос на рабочий персонал.

Так вот, поскольку, как я уже сказала, стоимость рабочей силы, трудовых ресурсов очень невелика, то как следствие мы не будем пионерами в этой автоматизации наверняка на мировом рынке труда, и как раз мы не будем пионерами и мы не будем набивать... шишки. Я думаю, что мы сумеем за частью этого процесса понаблюдать и каким-то, надеюсь, адекватным образом на это отреагировать.

Александр Денисов: Наташ, вы знаете, вот Ольга рассказала, что происходит в Москве, я понял, что я уже сейчас автоматизацией недоволен, я ею возмущен. Вот раньше мели дворники, а сейчас я помою машину, только поставлю, вечером с работы приеду, она вся грязная, забрызганная какой-то дрянью, листьями. То есть вот каждое утро там, где раньше дворник проходил, прокатывается маленький вот этот Bobcat юркий, чем-то там швыряет, раскидывает все это, все забрызгивает, закидывает, и все. Это не работа, а просто одно свинство, вот я так считаю, роботы хуже, хуже роботы.

Ольга Арсланова: А он еще и безумно дорогой.

Александр Денисов: Да-да. Человек аккуратненько бы подмел и все, убрал в пакет.

Наталья Данина: Ну, понимаете, здесь, как говорится, на старте процесса не без издержек, с этим ничего не поделаешь.

Александр Денисов: Придется потерпеть мне и моей машине.

Ольга Арсланова: Но смотрите, когда мы говорим о том, что роботы отнимут работу и роботы дадут работу, они же отнимут и дадут не одним и тем же людям, да? То есть будет в любом случае пострадавшая сторона. Кто может оказаться вот этой пострадавшей стороной? Каким людям стоит к этому готовиться, может быть, заранее, искать какие-то новые возможности для применения своего труда?

Наталья Данина: Ну, я бы не называла людей пострадавшей стороной, но действительно будут те, кто не будут готовы принять изменения, и вот их я бы в первую очередь отнесла к тем, кого вы называете пострадавшими. То есть есть люди, «вот раньше была трава зеленее, небо голубее» и все вот это вот. Разумеется, нужно быть готовым к происходящим изменениям. И стратификация, то есть разделение трудовых ресурсов, почти наверняка будет происходить. Как это произойдет, точно сейчас, к сожалению или к счастью, пока не знает никто.

Но совершенно точно, что те люди, которые, сформулирую так, занимались и занимаются сейчас достаточно низкоквалифицированным рабочим трудом, они останутся. Потому что, повторюсь, с одной стороны, такой труд во многом будет дороже автоматизировать до определенного предела, до определенного уровня развития технологий, а с другой стороны, те самые машины и механизмы, их тоже нужно будет обслуживать. Причем их нужно будет не только обслуживать с точки зрения высокоинженерных каких-то моментов, тех же самых роботов, как и просто мыть, пересобирать, то есть достаточно простые операции с ними делать, то есть этим людям опасаться нечего.

Тем людям, которые занимаются созданием новых технологий, придумыванием чего-то нового скорее тоже нечего будет опасаться, и здесь скорее правильно вовремя осваивать современные инструменты по, скажем так, диджитализации в широком смысле этого слова. То есть если вы классный, я не знаю, дизайнер, например, то, разумеется, осваивать технологии, связанные с компьютерной графикой, и так далее.

А под наибольшим же риском с точки зрения неадаптации на новых местах находятся те люди, труд которых максимально легко автоматизировать. Это обычные бухгалтеры, это обычные налоговики, например, это обычные, может быть, юристы, которые занимаются очень простыми вещами, то есть те люди, которые выполняют рутинные операции и которые уже сейчас во многом автоматизированы, труд которых достаточно просто заменить.

Вы знаете, мы совсем недавно вывели такую формулу, что для того чтобы вас не заменил робот, у вас должна быть такая комбинация натурального интеллекта, естественного интеллекта и эмоционального интеллекта, чтобы искусственный интеллект вас не победил. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, справится ли робот с вашей работой, вот в первую очередь стоит ответить именно на этот вопрос.

Ольга Арсланова: Ага. Но ведь еще вопрос, на какой стадии развития он находится.

Александр Денисов: Робот?

Ольга Арсланова: Да, конечно. Ведущих, например, где-то уже посадили в Китае роботизированных.

Александр Денисов: А я тебе расскажу про журналиста, попытались поменять, поговорим, интересно.

Ольга Арсланова: Да-да-да, очень интересно. Спасибо вам большое за комментарий.

Александр Денисов: Спасибо, Наташ, да.

Ольга Арсланова: Мы говорили с Натальей Даниной из HeadHunter.

А теперь мы хотим поговорить с вами в прямом эфире, и у нас на связи Надежда из Брянской области. Добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер. Вы уже не в первый раз поднимаете вот эту тему.

Ольга Арсланова: Да, она нас волнует.

Зритель: И я с интересом наблюдаю, как вы затрагиваете этот вопрос.

Но я выскажу свое мнение. Сплошная роботизация если и будет, то очень не скоро. Во-первых, человеческие отношения никакой робот не заменит. Мою работу робот, я больше чем уверена, не сделает так хорошо, как я.

Ольга Арсланова: А что вы делаете?

Александр Денисов: А кто вы по профессии?

Зритель: Я работаю с людьми, живыми людьми, и живому человеку интересно и полезнее общаться со мной, потому что мы люди живые...

Александр Денисов: Надежда, а кто вы, какая профессия у вас?

Зритель: ...у нас самое главное – это эмоции, эмоции.

Александр Денисов: Да. Надежда, кто вы по профессии?

Ольга Арсланова: Мы уже томимся и ждем.

Зритель: Я работаю в системе обязательного медицинского страхования, специалист отдела страхования. Я работаю с людьми, я рассказываю им, каждому гражданину, его права, его обязанности, помогаю в их проблемах. Робот, я больше чем уверена, не сделает.

Александр Денисов: Ну вы знаете, Госуслуги же ввели, можно же считать это роботом, ну так, относительно, со скидочкой, искусственным интеллектом. Ведь заменяет или нет?

Зритель: Ну, вы знаете, отчасти да, но отчасти, немного. Вот согласна с ведущей на 100%, она правильно сказала, я ее поддерживаю, что робот один намного дороже обойдется работодателю, чем десять простых работяг, тех же дворников, тех же уборщиц.

Александр Денисов: Надежда, это я сказал, это не Ольга согласна.

Ольга Арсланова: Я солидарна.

С другой стороны, Надежда, мы же все время говорим о том, что у нас должны быть больше зарплаты, минимальный размер оплаты труда надо повышать, я думаю, что никто не откажется от повышения собственной зарплаты. Получается, что чем дороже будет наш труд, тем на каком-то этапе станет выгоднее поручить все это дело роботу.

Зритель: Чем дороже наш труд станет... Не каждый может работодатель этот дорогой труд оплатить в нашей стране на сегодня, вот в чем дело.

Ольга Арсланова: Ну то есть это не произойдет, понятно.

Зритель: Поэтому робот будет не скоро, не скоро, не скоро.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за ваше мнение, за ваш рассказ. Мы продолжаем общаться с вами, звоните в прямой эфир, пишите SMS.

Александр Денисов: У нас опрос есть.

Ольга Арсланова: Да, конечно.

Александр Денисов: «Кем вы работаете? Можно ли вас заменить роботом?» – спросили наши корреспонденты в нескольких городах. Посмотрим и продолжим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Ага.

Александр Денисов: У нас еще звонок, Надежда из Тольятти.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Надежда, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Я вас слушаю, да.

Ольга Арсланова: Да, скажите, вас робот может заменить на вашем рабочем месте?

Зритель: Нет, не сможет никогда. Я работаю медицинской сестрой по массажу вот уже 30 лет. Придумывают разные аппараты для массажа, но я думаю, что в принципе это как роботизация, да? Но так, как чувствуют человеческие пальцы тело человека, никогда не почувствует ни одна машина, ни один робот, ни один тренажер.

Александр Денисов: То есть вот эти вот кресла с ездящими колесиками внутри покупать бессмысленно, да?

Зритель: Я сама на них сидела, или в них, сидела в этих креслах, пробовала всякие разные, разные, разные, притом дорогущие, которые стоят под миллион... Эти шарики, которые крутятся, сжимают и разжимают, сжимают и разжимают твое тело, но нет того, что делает твой пальчик нежный, чувствительный, который может почувствовать напряжение, расслабление мышцы, дать человеку тактильные какие-то такие...

Александр Денисов: Надежда, короче, лучше прийти к вам, специалистке, у которой пальцы на миллион, а не кресло, да?

Зритель: Конечно! Пальцы должны быть...

Александр Денисов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: И вот пишут наши зрители, что робот никогда не заменит врачей, медсестер, учителей, воспитателей, ведущих тоже, как предполагают...

Александр Денисов: Про журналистов поговорим, да.

Ольга Арсланова: ...потому что это человеческое общение. Вот там, где присутствует человеческая индивидуальность, робот не справится. Но тут, понимаете, опять же вопрос уровня развития искусственного интеллекта. Наверняка когда-нибудь сможет робот имитировать прекрасно и человеческие эмоции в том числе, так что это дело времени.

Александр Денисов: Владимир Гимпельсон у нас на связи, директор Центра трудовых исследований Высшей школы экономики. Владимир Ефимович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Владимир Ефимович, вы знаете, а вот мы рассуждаем, а роботы-то уже давным-давно шагнули будь здоров. В Нью-Йорке уже несколько месяцев идет эксперимент, искусственный интеллект выносит судебные решения.

Ольга Арсланова: О.

Александр Денисов: Пока ему не доверили приговоры, избирает меру пресечения, под домашний арест либо под стражу, потому что считается, что судья предубежденный, там эмоции всякие ненужные...

Ольга Арсланова: Его и подкупить можно, кстати.

Александр Денисов: ...а искусственный интеллект, в него заложили все обстоятельства дела, он бах тебе! – и говорит: «Садись, дорогой друг, на скамейку, и мы вешаем замок». Как вы считаете, можно ли доверять искусственному интеллекту серьезные решения, ну вот судебные, например?

Владимир Гимпельсон: Ну, судебные, наверное, доверить нельзя, но всякую помощь в подготовке материалов, поиске каких-то материалов, наверное, искусственный интеллект может помочь. Но естественно, думать, что роботы придут и всех заменят, – это полная утопия. Разговоры на эту тему идут, наверное, больше 100 лет, слово «робот», как мы знаем, придумал Карел Чапек больше 100 лет назад, но пока человека никакой робот заменить не может, и я думаю, что в обозримой перспективе не заменит.

Ольга Арсланова: Владимир Ефимович, а что сейчас для экономики лучше, давать всю работу людям, в том числе низкоквалифицированную, и сохранять при этом низкую оплату труда, либо все-таки... ? То есть мы понимаем, что чем дороже человеческий труд, тем больше шансов на внедрение как раз роботов.

Владимир Гимпельсон: Извините, пожалуйста, плохая связь...

Ольга Арсланова: Да-да. Что выгоднее с экономической точки зрения, человеческий труд на разных позициях, практически на всех, или все-таки труд вот такой автоматизированный?

Владимир Гимпельсон: Ну, я думаю, что, во-первых, разные функции, разные профессии... автоматизации. Есть профессии, которые могут быть автоматизированы, а есть, которые не могут быть никогда. И конечно, зависит многое от цены труда: чем труд дороже, тем, видимо, сильнее стимулы к тому, чтобы его заменить капиталом. Но это не такая простая прямая связь, мы не можем просто так взять, повысить стоимость труда в несколько раз в надежде, что на следующий день придут роботы, и производительность резко вырастет и так далее. Повышение заработной платы само является результатом роста производительности, для этого нужно многие реформы проводить, много чего сделать, и у нас с этим пока дело обстоит не очень здорово. Но такие прямолинейные предложения, а вот давайте вздуем минимальную заработную плату, давайте будем платить в 2–3 раза больше, и мы поднимемся по лестнице производительности к небесам, обойдем всех остальных конкурентов наших, – я думаю, что это такая иллюзия.

Ольга Арсланова: В таком случае многим работодателям будет выгоднее робота купить, чем поднимать всем зарплаты.

Владимир Гимпельсон: Ну, не всех же можно заменить роботами. Вот я думаю, что вас, умных, очаровательных ведущих, роботом не заменишь. Я думаю, что многие из ваших телезрителей, которые с вами вступают в общение в процессе передачи, их тоже не заменишь роботом, они об этом говорят. Есть определенные рабочие места, где роботизация кажется естественной...

Александр Денисов: Да, Владимир Ефимович, сейчас мы наладим связь...

Ольга Арсланова: Перенаберем.

Владимир Гимпельсон: ...автомобильная промышленность.

Ольга Арсланова: Да, то есть где-то на конвейере может быть, и то не факт, и то не на всех участках.

Давайте пока пообщаемся со зрителями. У нас Вера на связи, Нижегородская область. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Я вот когда дозвонилась до вас, взяла милая девушка трубку и спросила цель моего звонка. Вот как раз с языка снял вопрос ваш гость о том, что когда человек звонит и к нему обращается живой голос, то его приятно слушать, это во-первых... Алло?

Ольга Арсланова: Да-да.

Александр Денисов: Да, мы согласны, Элину нашу роботом подменять не будем, поддерживаем.

Зритель: Да-да. Мой ответ на ваш вопрос такой будет, что однозначно роботом заменить людей нельзя. Я работаю юристом, что вот касается замены юристов роботами, предыдущая ваша гостья...

Александр Денисов: Ну вот в суде, в нью-йоркском суде искусственный интеллект будет выносить постановления, под стражу взять или нет. Как вы считаете, нормально вообще или нет?

Зритель: Я считаю, что у нас практически уже роботы работают в суде, потому что, если взять решение даже судов апелляции, кассации, смотришь, читаешь решение, ну такое ощущение, как будто и не человек это выносил.

Александр Денисов: Понятно. Спасибо большое.

Зритель: Уже практически роботы, да, когда ни логики, ничего никак не увязывается.

Ольга Арсланова: Вера, последний вопрос. Вы говорите, что вас как юриста робот заменить не может, а вот какое одно главное качество вы можете назвать незаменимое человеческое в вашей работе?

Зритель: Наверное, логика.

Ольга Арсланова: Ага, логика.

Зритель: Потому что если юридические какие-то нюансы, документы, вы их запрограммируете, они уже сейчас есть, установлены программы, которые могут по минимуму печать какие-то документы, заявления, это уже есть. Но когда, например, из практики, клиент обращается с договором аренды, который он скачал с интернета и заключил, и там возникают спорные ситуации, он обращается уже к живому юристу непосредственно, чтобы решить его вопрос.

Ольга Арсланова: Ага, вопрос тонких настроек.

Зритель: Ты вникаешь в это и делаешь повторную работу за робота так называемого.

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Зритель: Это если взять готовый договор, скажем, из интернета составленный кем-то, программой допустим.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Вера, спасибо.

Владимир Ефимович, вот Ольга про ведущих говорила, вы тоже про ведущих говорили. Был же эксперимент недавно, в The Guardian заметка вышла, ее написал какой-то GPT-3, в общем, я толком не запоминал...

Ольга Арсланова: И неплохо, говорят, написал.

Александр Денисов: Искусственный интеллект. Так как он написал? Он, значит, там ему дали задачу, напиши, опасен ли искусственный интеллект для человека или нет, вот такую вот установку, и он настрочил 8 эссе, потом сел человек, эти 8 эссе выбрал, порезал-покромсал, из них сложил одно, и они это опубликовали. Ну, достаточно такой специфический текст, нудноватый, там одна ссылка на Стивена Хокинга. Ну и что? Пришлось переделывать за него эту работу. Вот более-менее где какие-то мозги, то нужно восемь нянек вокруг одного этого робота.

Владимир Гимпельсон: Ну естественно. Если задача может быть алгоритмизирована, если ее можно представить в виде какой-то схемы, тогда, наверное, искусственный интеллект может эту задачу как-то решать. Но многие задачи не алгоритмизируемы, их нельзя заранее предвидеть, они предполагают такое разнообразие операций, что тут он ничего сделать не может.

Ольга Арсланова: Ага.

Владимир Гимпельсон: Вы знаете, эта дискуссия о том, придут роботы и всех съедят или всех выгонят, идет не один год...

Александр Денисов: Мы-то ждем, что они накормят, Владимир Ефимович, не съедят, а наоборот, накормят.

Ольга Арсланова: Хотелось бы, да.

Владимир Гимпельсон: Ну, они накормят, но с помощью людей. Но я хочу сказать, что эта дискуссия в мировой литературе идет уже, вот та дискуссия, за которой я слежу, уже как минимум 20 лет, больше 20 лет. И речь идет о том, что происходит с роботизацией, автоматизацией рабочих мест, и все исследователи склонны в одном: происходит так называемый процесс поляризации. Рабочие места не исчезают, но они поляризируются. С одной стороны растет число рабочих мест высококвалифицированных, с другой стороны растет число рабочих мест низкоквалифицированных, исчезает середина. Середина – рабочие места среднего качества, которые легко алгоритмизируются, которые рутинны. Вот рутинные рабочие места, в которых все операции выполняемые мы можем прописать, алгоритмизировать и превратить в программу для компьютера, эти рабочие места под риском. А там, где не рутина, простые, неквалифицированные, средней квалификации и очень сложные, они на данном уровне развития робототехники, информатики, компьютерных технологий не могут быть, на них не может машина заменить человека.

Александр Денисов: Владимир Ефимович, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Александр Денисов: Вот там показывали на картинке, как робот отжимался, его надо в армию, кто-то там «упал – отжался», ну робот выполнит.

Владимир Гимпельсон: Да.

Ольга Арсланова: Да.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: «С вашей работой робот справится?» – спрашивали мы у зрителей. «Да» ответили всего 11%, 89% считают, что ни в коем случае.

Александр Денисов: Да. Ну вот мы весь эфир были озадачены, заменят ли нас роботы, – ну так, слегка. И мы спросили голосовой помощник, правильно?

Ольга Арсланова: Да-да.

Александр Денисов: Позадавали ему пару каверзных вопросов. Давайте посмотрим, любопытные ответы были, особенно про Госдуму.

Ольга Арсланова: Мы буквально за 5 минут до эфира решили взять интервью, как мы обычно это делаем, но в этот раз у искусственного интеллекта. Это голосовой помощник Алиса, самый известный, наверное, в России.

Александр Денисов: Ну да, их много. Ну вот у нее и узнаем, какую работу она готова взять на себя. Ну что, давай начнем, Оля?

Ольга Арсланова: Давай, начинай.

Александр Денисов: Давай. Я вот ее спрошу... Алиса, добрый вечер. Готова ли ты сегодня подменить меня на работе, провести за меня телепередачу?

Алиса: А вы будете хорошо себя вести?

Ольга Арсланова: Ага. Это, по-моему, уже какая-то заявка на доминирование.

Александр Денисов: Да-да-да. Я, наверное, плохо, раз уйду домой, значит, плохо буду себя вести.

Ольга Арсланова: Алиса, а роботы любят работать?

Алиса: Согласна с вами на все сто.

Ольга Арсланова: То есть роботы более работящие, чем люди.

Александр Денисов: Алиса, а ты готова работать, например, судьей в районном московском суде?

Алиса: Всегда готова.

Ольга Арсланова: А как насчет должности депутата Госдумы? Ты справишься?

Алиса: Только через постель.

Александр Денисов: Опа!

Алиса, скажи, сколько программистов работают на тебя?

Алиса: Как минимум 9.

Ольга Арсланова: Алиса, и наконец, хочет ли искусственный интеллект поработить человечество?

Алиса: Ну да, а что тут такого?

Ольга Арсланова: Ну вот мы все и узнали.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Стоит ли бояться искусственного интеллекта