Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма

Родителей, чьи дети оскорбляют учителей, накажут рублем, а самим хулиганам может грозить тюрьма
Карантин за свой счёт. Экономика взаперти. Кредит для зарплаты. Наварились на гречке. Отпущение грехов. Кому паёк?
«Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях». Продолжение
Выживание бизнеса: хватит ли помощи от государства?
Сергей Лесков: Закрытие религиозных учреждений может посеять ту самую панику, которая лучший союзник любого вируса
Как трудности меняют человека?
Ажиотажный спрос и курс доллара никак не могут влиять на цену крупы, которая уже расфасована и лежит на складах
Личный контроль: безопасность мегаполисов
Экономика взаперти
Селфи на пляже больше не в тренде. Как соцсети реагируют на карантин
Робот - друг ребёнка
Гости
Леонид Перлов
учитель высшей категории, почетный работник общего образования России
Ирина Волынец
председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет»

Иван Князев: Ну, а мы начинаем. В России придумали, как усмирить школьников-хулиганов, которые бьют и оскорбляют учителей и одноклассников. Наказывать их рублем, их родителей. Все просто.

Ольга Арсланова: Ну да, потому что своих рублей у них пока что еще нет. Эта инициатива – реакция на конфликты между педагогами и школьниками. Многие такие истории попадают в Интернет, вы все их видели. Иногда это действительно страшно смотреть.

Иван Князев: Да. Правда, такими историями страна кишит. А что делать-то со всем этим, никто толком не знает. Смотрите, что у нас происходит сейчас. Сейчас за ненадлежащее воспитание своего чада родители могут заплатить штраф, но всего лишь от 100 до 500 руб., не более. Теперь предлагается от 2 до 3 тыс., это уже гораздо серьезнее. За оскорбление учителя – от 4 до 5 тыс. руб., чего сейчас нет. За побои и вовсе до 3 лет колонии, вместо постановки на учет, как это делается сейчас. Ну, а если избивали педагога толпой, что называется, вообще до 6 лет тюрьмы. В общем, есть над чем задуматься, все серьезно.

Ольга Арсланова: А давайте запустим голосование прямо сейчас для вас, наши зрители. Нужно ли наказывать рублем родителей хулиганов? Вот сейчас мы говорим о хулиганстве доказанном, однозначном. И голосуйте, пожалуйста, на короткий номер «да» или «нет», звоните в прямой эфир, будем более подробно обсуждать эту тему. Потому что все-таки, Ваня, очень часто эти истории неоднозначны.

Иван Князев: Конечно. И вот кто будет здесь третейским судьей? Еще вот этот момент важно прояснить. Спросим у наших экспертов. У нас на связи Леонид Перлов, учитель высшей категории, почетный работник общего образования. Здравствуйте, Леонид Евгеньевич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Леонид Перлов: Добрый день.

Ольга Арсланова: Леонид Евгеньевич, вот смотрите, то, что мы педагогов наделяем особым статусом. У нас же в принципе есть уголовный кодекс, где за побои, за нападения какая-то есть ответственность. А здесь, получается, особый закон. О чем это говорит? Почему нужно регулировать как-то отдельно работу педагогов и их общение с учениками, как вам кажется?

Леонид Перлов: В любом случае это говорит о том, что ситуация в школе, сегодня вышедшая за рамки допустимого и приличного, видимо, начинает осознаваться наконец. Что касается пути решения, который предлагается, мне он не представляется эффективным.

Иван Князев: Почему?

Леонид Перлов: Ну, вот старая триада: быстро, дешево и хорошо. Из этих трех элементов реализованы одновременно могут быть только 2, как известно. Любые 2. В очередной раз выбирается путь «быстро и дешево». У меня такое впечатление. Почему? Ну, вот сумма штрафов увеличивается, да. У нас полстраны разговаривает матом. Не ругается, а разговаривает. Что дома, что на улице, что в школе, естественно, дети по привычке. Поэтому доказать факт оскорбления будет крайне трудно.

Ольга Арсланова: А как…

Леонид Перлов: Я договорю.

Ольга Арсланова: Да-да.

Леонид Перлов: У нас малообеспеченных семей – ну, у вас было много сюжетов на этот счет, я об этом не буду повторяться. Эти семьи платить штрафы не будут. Взыскать по суду с них тоже не удастся. Некоторая часть семей – семьи обеспеченные, для них что 500 руб., что 2 тыс. – разницы никакой не составляет величина суммы. А вот волокита и доказательство, процесс доказательства, будет чрезвычайно затруднен. Поэтому я не верю, что это даст такой…

Ольга Арсланова: Леонид Евгеньевич, хотела спросить. Почему учитель сегодня, современный педагог, не может сам решить этот конфликт в классе?

Леонид Перлов: Потому что учитель, в соответствии с законом об образовании, является работником сферы услуг. А получатель услуг – соответственно, семья и непосредственно ребенок. В сфере услуг действует принцип «Заказчик всегда прав».

Ольга Арсланова: И, с одной стороны, мы оставляем в законодательстве вот эту формулировку о сфере услуг, с другой стороны – придумываем какой-то новый уголовный кодекс, применимый исключительно к педагогам. Это же противоречие.

Леонид Перлов: Ну, да, есть противоречие. Поэтому работать, на мой взгляд, не будет.

Ольга Арсланова: Что будет работать, как вам кажется, с одной стороны? С другой стороны, что поможет действительно подростку, школьнику осознать свою ответственность за участие в этом конфликте?

Леонид Перлов: Во-первых, ответственность не родителей, а самого школьника. Право школы в данном случае по представлению учителя ученика, который ведет себя неадекватно, либо определять в профильные учреждения с соответствующими кадрами педагогическими, либо исключать из школы. Не хочешь учиться, ведешь себя кое-как, оскорбляешь учителей – значит, тебе это не надо. Тем более это не надо тем, кто сидит с тобой в одном классе и учиться хочет.

Иван Князев: Но, послушайте, исключить из школы – ну, это такая мера, которая особого воздействия-то, наверное, если ребенок действительно оторва, на него мало будет иметь какое-то вообще воздействие. Ну, в другой школе будет то же самое это делать. Ему абсолютно все равно.

Леонид Перлов: Потому я и сказал, что дешево и быстро. А хорошо не получится. Для подобных категорий детей существовали специализированные учреждения – школы для детей с девиантным поведением. Сегодня их практически нет. Они влиты в огромные образовательные комплексы, профильные специалисты из этих школ давно убраны, и работать с ними некому. Обычный учитель не имеет подготовки и квалификации для того, чтобы решать эти проблемы. Поднять квалификацию учителя в принципе можно. Но при сегодняшней загрузке в 1,5-2 ставки на учителя проходить какое-то одновременно без отрыва от производства дополнительное обучение у учителей возможности нет. Да еще и неизвестно, кто за это будет платить. Бюджет на образование опять урезан.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо большое.

Ольга Арсланова: А вот смотрите, какой момент, я еще хотела уточнить. Нам пишут зрители о том, что да, нужно наказывать, в том числе и публичным порицанием. Вы вообще как относитесь к тому, что сейчас все эти конфликты становятся достоянием общественности? То, что все это лежит в Сети, то, что камеры установлены в коридорах и в классах, и любой может увидеть, как бьют учителя.

Иван Князев: Да на всю страну они гремят.

Ольга Арсланова: Это скорее благо в решении таких конфликтов или зло?

Иван Князев: Или можно все между собой решать по-тихому в школе, как обычно стараются это делать руководители школ, директора?

Леонид Перлов: Если из избы не выносится сор, в избе становится грязно. Вот как мне представляется, это ответ на ваш вопрос.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое за ваш комментарий.

Иван Князев: Да. Спасибо большое. Леонид Перлов был с нами на связи, учитель высшей категории, почетный работник общего образования.

Ольга Арсланова: «Необходимо установить камеры в классах и коридорах школ обязательно», – пишут наши зрители.

Иван Князев: Тут какое-то колоссальное количество СМС. «Конечно, надо наказывать и детей, и родителей». «Наконец-то! – Чувашия пишет. – Надо еще жестче наказывать родителей». Москва пишет: «Виноваты родители на 90%». И дальше еще Московская область: «Надо сажать их в тюрьму за преступление». Ну, собственно, вот такая инициатива тоже уже есть.

Ольга Арсланова: Послушаем наших зрителей. Владимир с нами на связи. Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Ваше мнение в прямом эфире, мы готовы выслушать.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Вы меня слышите?

Иван Князев: Да-да-да.

Зритель: На мой взгляд, эта вся ситуация – результат действия той публики, которая в 91-м году дорвалась до власти. И под предлогом либерализма сейчас создалась такая абсолютно идиотская ситуация, когда учитель полностью бесправен, … донельзя, а ученики – наоборот, абсолютная безнаказанность, зато одни права: мол, пусть делают, что хотят.

Иван Князев: Ну хорошо, Владимир, скажите, а какие права-то должны быть у учителя? Ну что, ему разрешить линейкой по рукам бить, розги выдать? Понимаете, вы тоже так интересно говорите.

Ольга Арсланова: Скрутить.

Зритель: Розги – это самый действенный результат был. Я объясняю, почему. Вот предлагают рублем наказывать родителей. Кто пострадает? Этот недоносок, что ли, который…

Иван Князев: Но пусть они там в семье сами и разбираются.

Зритель: …или родители. Должен страдать виновный, и никто кругом. А у нас родители виноваты, учителя виноваты, а эти процветают.

Иван Князев: Но вы бы что сделали? Вот ваше предложение какое?

Зритель: Я еще раз говорю: либо розги на самом деле ставить, либо…

Иван Князев: Или в тюрьму?

Зритель: …выгонять из школы и заставлять…

Ольга Арсланова: Но если учитель возьмет розги, то он в уголовном кодексе по ту сторону уже окажется. Поэтому…

Иван Князев: Конечно.

Ольга Арсланова: Владимир, спасибо. Ваша точка зрения понятна. Но вообще действительно странная ситуация. Т. е. получается, что педагог, с одной стороны, и слабее ребенка, и получается, что его еще и закон не защищает.

Иван Князев: В том-то и дело.

Ольга Арсланова: Т. е. он слаб вдвойне. Но, тем не менее, бывают наверняка ситуации, когда и учителя провоцируют конфликты. Давайте мы об этом тоже поговорим. У нас на связи председатель Всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет» Ирина Волынец. Здравствуйте, Ирина. Вашу хочется узнать точку зрения. В большинстве конфликтов, серьезных, которые перерастают, эмоции зашкаливают и уже до рукоприкладства доходит, все-таки кто больше виноват – учитель или ученик?

Ирина Волынец: Да, вообще интересная, конечно, инициатива телезрителя ввести розги. И, наверное, нужно наделить вообще всех – и директора школы, и родителей, и детей, и вообще все друг друга.

Ольга Арсланова: Тогда что-то не получается, да.

Ирина Волынец: Да. И я, конечно, категорически против того, чтобы родителей штрафовали, а уж тем более сажали в тюрьму, за то, что их дети неадекватно себя ведут в школе. Потому что у нас есть…

Иван Князев: Нет, почему родителей? Детей будут сажать в тюрьму.

Ирина Волынец: …У нас есть уголовный кодекс, и это наказание в виде дополнительных штрафов или посадок для родителей явно имеет избыточный характер. Потому что с 14 лет каждый может оказаться в колонии для несовершеннолетних. И если ученик сделал что-то такое, за что он там окажется, то вполне, мне кажется, что сильнее наказания, чем оказаться в тюрьме, быть не может. И дай бог, чтобы наши дети таких преступлений не совершали. Далее. Чем опасны штрафы? Как правило, семьи, в которых растут такие дети, являются априори неблагополучными, причем и с материальной точки зрения тоже, с точки зрения ментальной, т. е. в нормальной счастливой семье довольный счастливый ребенок, которого любят, который признается своими родителями и принимается таким, какой он есть, не будет агрессивно настроен этот ребенок по отношению…

Иван Князев: Ой, Ирина, Ирина! Простите, не соглашусь здесь с вами. Совсем недавно была история, не помню уже из какого это города, мальчик из вполне себе благополучной семьи, более того – у него мама то ли адвокат, то ли еще что-то, – чувствует себя абсолютно безнаказанным, ему плевать абсолютно на всех…

Ирина Волынец: А вы меня прервали, я имела в виду, что не только материальная необеспеченность, а неблагополучие в более широком виде. Т. е. это какие-то ненормальные отношения между родителями и детьми. И в принципе даже отсутствие человеческого взаимопонимания между детьми и родителями – это тоже неблагополучие. И если мы будем вот с этой точки зрения смотреть на наши семьи и на наших детей, то никому не придет в голову штрафовать или сажать в тюрьму родителей.

Ольга Арсланова: Т. е., Ирина, все-таки, отвечая на вопрос: в этом конфликте, в таком, абстрактном конфликте педагог, ученик, эмоциональный конфликт с нарушением где-то уголовного кодекса, – как правило, в чем проблема? Почему он возникает? Кто в нем виноват больше?

Ирина Волынец: Проблема возникает потому, что ребенок растет в агрессивной, в негативной среде. И в этом виновато и государство. Потому что ребенок с экранов телевизора, в Интернете видит огромное количество насилия, агрессии, пропитывается этой энергетикой, этим духом и транслирует это в окружающий мир. Причем это распространяется не только на учителя: на сверстников, на вообще абсолютно всех окружающих людей, на соседей, на тех, кто едет рядом в транспорте. Поэтому наказывать родителей вообще дополнительно не нужно. Потому что в случае, если ребенок оказывается, допустим, на учете в органах опеки, допустим, среди вот этих несовершеннолетних преступников, оказывается в тюрьме, это самое страшное и самое худшее наказание для родителей.

Ольга Арсланова: Ирина, а как он оказывается? У нас сейчас довольно дружелюбное к детям законодательство и судебная система. Дети очень редко действительно несут ответственность за свои поступки.

Ирина Волынец: Вы ошибаетесь. Потому что как только совершается уголовное преступление, и если, допустим, ученик действительно наносит увечье учителю, какие-то травмы, которые подтверждаются, он, как минимум, получает условный срок, оказывается вот в этом списке малолетних преступников, которые находятся под наблюдением. Это черное пятно до конца его жизни. И нормальные родители, понимая это…

Иван Князев: А если он просто его учебником по голове стукнул, учителя, понимаете? Здесь и повреждения нет, и медицинского освидетельствования нет. Ну, что ему тогда? Ну, просто сказать: «Ай-яй-яй, так нельзя!»?

Ирина Волынец: А вы знаете, если ученик хлопнул учителя по голове учебником, то вообще-то в нормальной школе собирается педсовет, выясняются все обстоятельства этого дела, и директор школы вправе выступить с инициативой о том, что ребенка нужно поставить на учет соответствующий. И это гораздо большее наказание, чем штрафы. Потому что штраф только еще больше вот углубит эту пропасть, которая сегодня существует между родителями и школой, между учителями и родителями.

Иван Князев: А как вам такой подход, когда учителя, точнее… да, учителя боятся выходить из школы, когда подростки между собой пытаются сговориться и потом подкараулить его? Такие ведь случаи тоже были. Вот здесь, как вы думаете, это же явная уголовщина.

Ирина Волынец: Это если подростки подговариваются и в отношении учителя любые проявляют противоправные действия, то это уголовная статья. Т. е., давайте, вместо того чтобы смотреть в корень проблемы, не будем бороться с их последствиями. А штрафы и уголовные наказания для родителей, поверьте мне, что эту проблему точно не решат. И нужно бороться прежде всего с причиной. А причина – это возрастающая агрессия и жестокость в нашем обществе. И, конечно же, неблагоприятная обстановка в семье…

Ольга Арсланова: Вот это важный момент.

Ирина Волынец: …где ребенка не понимают, где его не слушают. Нужно заниматься родителями, но не с помощью страхов.

Ольга Арсланова: Хотела добавить, да, что семья, в которой в принципе вот такое выросло, я думаю, что встанет на сторону своего ребенка и штраф либо не заплатит…

Ирина Волынец: Конечно.

Ольга Арсланова: …либо заплатит формально. Да, а событие наказанным не останется.

Ирина Волынец: …потому что сейчас в моде воспитание, когда ребенок растет вообще без запретов, когда он, простите за выражение, пуп земли, такой маленький император, которому позволено все. И он привыкает так себя вести и с посторонними людьми, и в школе. И если что-то идет против его воли, он воспринимает просто как вызов в отношении себя и борется за свое место под солнцем. И, конечно же, это не только вина родителей, это прежде всего их беда, что они не могут нормально воспитывать своих детей. Они первые пострадавшие. И им же в старости никто не подаст стакан воды. А возможно, что этот ребенок окажется в местах не столь отдаленных. Это огромная трагедия для каждой семьи.

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Иван Князев: Ну, пока он окажется в тех местах, сколько он еще вреда другим причинит.

Ольга Арсланова: Ирина Волынец была с нами на связи.

Иван Князев: Спасибо.

Ольга Арсланова: Продолжаем общаться с нашими зрителями. У нас Наталья на связи. Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем ваше мнение.

Зритель: Мое мнение такое, что вот первый выступал, что заказчик прав, – я хочу сказать: какие у нас заказчики? У нас еще школы, по крайней мере, бесплатные. Заказчиков тут нет.

Иван Князев: Ха…

Зритель: Поэтому, и раньше мы училися, в 70-х годах, тоже были бесплатные, и никаких заказчиков. Заказчики только в частных школах могут быть. Там оплачивают – вот и там пусть они хоть как хотят себя ведут. А в школах, которые бесплатные наши школы, они должны уважать учителя, понимаете? И если не наказывать, а наказывать вот именно родителей, потому что все от них зависит, как родители воспитали своего ребенка, вот то они и получили на выходе. Вот так вот. И нужно, чтобы их наказывали, этих родителей. Что если они на своих детей внимания не обращают, чем они занимаются, как они что делают и где, – значит, пусть родителей по голове стукнут учебником пару раз, чтобы они немножко поняли, что кого они воспитывают. И к учителям, говорю, никогда так не относилися, никогда чтобы руку на учителей поднимать. Это только все, я считаю, с семьи. Это родители в первую очередь виноваты.

Ольга Арсланова: А как вам кажется, если вот такого родителя оштрафуют, он что, начнет лучше ребенка воспитывать? Это как-то его изменит – штраф?

Зритель: Этого родителя когда будут штрафовать через каждые 10 дней, я думаю, что он быстренько к своему ребенку изменит отношение. Понимаете?

Ольга Арсланова: Понятно.

Иван Князев: Спасибо, Наталья.

Ольга Арсланова: Т. е. это самый простой и действенный механизм общения общества с человеком – посредством финансов. По-другому не понимают…

Иван Князев: А давай узнаем, сколько поддерживают такой метод? Просто СМС достаточно много, что – действительно, в интернат, учителю больше полномочий, трудотерапия, наказывать рублем и т. д.

Ольга Арсланова: А вот цифры. Нужно ли наказывать рублем родителей хулиганов? «Да» ответили 78% наших зрителей. И «нет» – 22%. Всем большое спасибо. А мы продолжаем.

Иван Князев: Делайте выводы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Константин
"И как вы считаете, кто виноват, что подросток растет уголовником: школа или семья?" -Государство со своей социальной политикой.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски