Родительский контроль

Гости
Яна Лантратова
депутат Государственной Думы РФ, первый заместитель председателя комитета по просвещению

Тамара Шорникова: Тоже новости из-за рубежа. В Китае детям запретят играть в онлайн игры больше часа в день. Производители решились на ограничения после того, как в государственных СМИ игры назвали «духовным опиумом». Помимо этого, детям до 12 лет запретят тратить деньги на встроенные покупки: прокачку героев, приобретение дополнительных возможностей в игре.

Дмитрий Лысков: А до этого в Поднебесной взялись за подростков-блогеров – детям до 16 лет запретили вести прямые эфиры в соцсетях. Взрослых будут наказывать за попытки сделать из несовершеннолетних онлайн-звезд, вовлечение их в конкурсы с вознаграждениями.

Тамара Шорникова: Как вы считаете? Будем обсуждать вместе сейчас. Нужны ли какие-то ограничения для детей в интернете? Кто и как должен их защитить от опасных или провокационных видео. Подключайтесь к разговору. Для размышления приведем несколько цифр коротко.

Дмитрий Лысков: 22% детей смотрели видео, которое точно не понравилось бы их родителям, - это данные из исследования лаборатории Касперского. При этом треть родителей не ограничивают время пребывания детей в интернете, половина не заходит на странички детей в социальных сетях.

Тамара Шорникова: Ждем ваших звонков и представляем эксперта в студии. Яна Лантратова, эксперт Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, основатель Союза добровольцев России, правозащитник. Здравствуйте.

Яна Лантратова: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Яна Валерьевна, я знаю, что у нас тоже активно обсуждается. Вот в Поднебесной уже к действиям приступили, а у нас, по крайней мере, обсуждается. Я думаю, что это тоже неплохо. Правда, вот сейчас обсудим, достаточно ли. Какие обсуждения идут в нашей стране?

Яна Лантратова: Прежде всего, у нас была в прошлом программа тоже у вас в студии, и мы говорили о проблемах, которые происходят сейчас в сети интернет. После программы мне написало большое количество зрителей. Их мнения разделились: кто-то писал о том, как же я могу жить без интернета, там столько образовательных программ для детей; кто-то писал о том, что нужно запретить. Даже сейчас ехала на программу, и водитель, который услышал об этом, тоже говорил: «Я за то, чтобы запретить». Мнения разные.

Но смотрите: интернет, 21 век, развивается активно, число пользователей увеличивается, и увеличивается в том числе и количество негативного контента. Если посмотреть на мониторинги, которые мы проводили, мы видим большое число групп: там и травля, и призывы к детским суицидам, и буллинг, и другие определенные вещи, которые мы там видим. Но увеличиваются и появляются новые формы: появляются стримы, где Роскомнадзор (он же не может так быстро отследить то, что сейчас пройдет в прямом эфире)... И число просмотров возрастает буквально за две недели до 20,5 миллионов просмотров – это очень много.

Я сейчас была в командировке, мы встречались с людьми из разных регионов России. Вот буквально несколько дней назад в Челябинской области прошел круглый стол на тему «как заниматься профилактикой, как выявлять это и как бороться с этим явлением». Там присутствовали разные люди: МВД и Роскомнадзор, и профильные организации. Мы говорили не только о теории, но и о практике.

Дмитрий Лысков: Как на практике, что делать? Вы обозначили серьезные вообще проблемы.

Яна Лантратова: Смотрите, если говорить в целом о проблематике. Первая проблема, которая есть – не всегда родители знают, какие есть опасности в сети, не всегда педагоги знают, какие опасности в сети. А если и знают, не всегда понимают, что нужно делать, как выявлять и как с этим бороться. Это раз.

Второе. Конечно, дети, подростки не обладают всегда вот этим критическим мышлением и не всегда знают, как справляться. Тут порой не всегда взрослый может справиться, не то, что ребенок. Существует множество разных методик о том, что с ребенком что-то не так, какие маркеры существуют, чтобы распознать. На самом деле, 2/3 суицидов можно было бы остановить.

Вот недавно в регионе мальчик покончил жизнь самоубийством. Он следил за своим братиком с инвалидностью, он приходил невыспавшийся на урок (это все видели), он не ходил играть с друзьями, потому что ему надо было домой бежать. Он плакал и в соцсетях периодически писал, что он не справляется. Не заметили. Упустили. Он покончил жизнь самоубийством.

Если рассматривать каждую историю, то ты можешь понять, что можно было бы остановить. Поэтому на данный момент мы запускаем серьезную комплексную программу, когда будут вместе с серьезными специалистами: криминологами, суицидологами, специалистами по семейным конфликтам, по семейной работе две серии лекции. Причем, эти лекции занятий будут как онлайн, как и офлайн с выездом в регион, который об этом будет запрашивать.

И мы будем рассказывать родителям, педагогам как, если ты столкнулся, распознать систему маркеров. Как можно эту историю остановить, куда можно обратиться, какие существуют методики. И обсудим важные темы: это и профилактика буллинга, и травля, и как родителям быть помощником педагогам в школах. Будем эти вопросы все обсуждать. И нас будет и теория, и практика.

Тамара Шорникова: Давайте прервемся на звонок. Дмитрий из Санкт-Петербурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Дмитрий, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Очень хорошую тему вы подняли. Я вот, что хочу сказать. Мое мнение такое. Запрещать детям пользоваться интернетом не нужно, нельзя это делать. Сейчас ведь очень много образовательных платформ, и даже школы переходят частично на интернет-образование. Если запретить детям пользоваться интернетом, то получится как коробка, которая ничем не набита и ничем окружающим не владеет. Очень много полезного контента и информации есть в интернете.

Тамара Шорникова: Дмитрий, а как отфильтровать?

Зритель: Вот, что я предлагаю: сделать так называемый «родительский контроль» на интернет-платформах, на смартфонах, на компьютерах существуют такие различные программы, которые помогают блокировать запрещенные сайты и т.д., чтобы дети не смогли заходить на те или иные сайты. Более того, помимо этого я вот что хочу сказать: почаще общаться родителям с детьми, чтобы дети не заменяли интернетом родительское общение, так как очень часто дети уходят в интернет и зависают там часами только лишь потому, что родители не обращают внимания.

Тамара Шорникова: Не хватает внимания, спасибо.

Дмитрий Лысков: Дмитрий, спасибо огромное за ваш звонок, за ваше мнение.

Яна Валерьевна, на самом деле огромная проблема, я неоднократно с этим сталкивался. Все говорят про родительский контроль, понятия не имея, что это такое. Не хотите провести отдельный ликбез по этим вопросам?

Яна Лантратова: Безусловно. Спасибо, обязательно включим и эту тему в программу. Про родительский контроль и то, что сказал слушатель, - это очень важно. Вы знаете, недавно тоже на круглом столе это обсуждали и проводили целое такое минисоцисследование: заходили в рестораны и в кафе, где сидят родители с детьми. Мамы в телефоне, папы в телефоне, ребенок в телефоне. Подходят к родителю и говорят: «А вы знаете, чем сейчас занимается ребенок?» Сразу же шок и слова: «Чем он занимается? Что ты делаешь?» Как будто кто-то знает ответ на этот вопрос.

Знаете, интересные цифры. В Челябинской области во время круглого стола представители Роскомнадзора рассказали, сколько разных вредоносных сайтов было за последний период времени заблокировано, удалено контента 500 тысяч, из которых, например, суицид – 25.000 ресурсов, детская порнография – 23.000 ресурсов, наркотики – 22.500 ресурсов, азартные игры – 230.000 и т.д. и т.п.

И вот один из техникумов, который есть в области, с которым работали... Надо отдать должное, выступал и глава района, и специалисты и рассказали, какую серьезную тему они подняли и как они отработали с колледжем в группе риска. Из 149 студентов, с которыми стали работать и выявлять, и диагностировать 44 человека попали в группу риска, из которых 5 детей-подростков, которые были с суицидальным намерением.

Дмитрий Лысков: То есть вот такой процент действительно выявленных и цифры, которые вы назвали по блокировке Роскомнадзором. Не знаю, может быть, вы меня поправите, может быть, у вас другая оценка, но это по-моему капля в море, ведь это же только начало работы.

Яна Лантратова: Это только в одном регионе и только за определенный сегмент. Здесь очень важно, чтобы на самом деле не только Роскомнадзор (у них, безусловно, есть там и судебные порядки, и внесудебные порядки, с 1 сентября новые механизмы будут по выявлению и реагированию с помощью социальных сетей), но здесь важно, чтобы люди подключались. И надо отдать должное, поблагодарить, что существуют центры по мониторингу, существует очень много волонтерских программ, когда ребята находят эти вещи и присылают в Роскомнадзор для блокировки. Здесь важно участие и общества, и власти, и государства. Тогда при синергии можно что-то решить.

Тамара Шорникова: Еще один телефонный звонок. Константин, Москва. Давайте послушаем.

Дмитрий Лысков: Константин, слушаем вас.

Зритель: Уважаемые, я родитель, и когда передают передачу, что некоторые люди на суицид детей толкают своими выступлениями, почему, как власть наша реагирует на это? Вот у меня информация такая была, что в Китае за это расстреливают – лиц, которые на суицид детей толкают. Вы на облаке поплывете и т.д., и т.д.

Дмитрий Лысков: Я, признаться, не обладают информацией о том, что за это расстреливают. В Китае много разных инициатив. Я уточню действительно, есть ли там что-то подобное. Но вот то, с чего мы начинали программу, в Китае действительно очень серьезно ограничивают деятельность детей и подростков в сети интернет.

Тамара Шорникова: Да, Константин как раз рассказал о том, что он родитель, и в связи с этим вопрос. Константин, сколько лет ребенку или детям, и как вы контролируете их нахождение в интернете? Вы знаете, где они там находятся, какие сайты посещают?

Зритель: ... и запрещаем с телефоном ночью заниматься. И телефон часик. И какие программы смотрят, проверяем.

Тамара Шорникова: Понятно. Да, спасибо, такой контроль.

Дмитрий Лысков: Спасибо за звонок.

Тамара Шорникова: Действительно интернет – это просто океан, там очень сложно что-то проконтролировать, выставить какие-то границы, потому что удалишь один, два, три сайта, паблика, странички, на их месте возникнут тысячи. Соответственно, конечно, важно научить ребенка с малого возраста как самому понимать, что хорошо, что плохо, как фильтровать то, что он смотрит и как уберечь его от того, чтобы не заходить на ненужное, не включаться в какие-то ненужные диалоги. Мне кажется, что лекции, пусть и грамотных специалистов, - это, безусловно, здорово, но это должна быть постоянная работа.

Яна Лантратова: Это должна быть постоянная системная работа, это должна быть работа и с педагогами, и с родителями, и с детьми. По детям. Понимаете, только запрещать если, найдет вариант, как обойти эту систему блокировки, пойдет на улицу, пойдет к друзьям, найдет этот вариант выхода туда. Что важно? Важно, чтобы и родители учились говорить с детьми, важно, чтобы учились понимать детей. Это важно. И тогда, если будет доверие, может быть, это уже поможет детям. Это раз.

Второе. Когда детей опрашивали в том же самом колледже, то видели, что большое количество ребят не уверены в своей реализации, чувствуют свою несостоятельность, у них есть социальный пессимизм и т.д. Зачастую, когда я общалась со многими детьми и подростками, которые были в группе риска суицида, то понимала, что очень важно учить детей планировать свое будущее, ставить себе определенную цель. Учить планировать, чтобы когда есть какой-то план, и ты понимаешь, что у тебя будет дальше и есть цель, это уже может остановить детский суицид.

У меня был конкретный пример в одном из регионов, когда девочка после наших занятий, которые мы проводили по целеполаганию, она не совершила суицид. Правоохранительные органы разбирались с этой историей, все подтвердили. Но она, например, поняла, что у нее есть цель в жизни.

Тамара Шорникова: А можно подробнее об этом, потому что хорошо старшеклассники – еще хоть какое-то примерное представление о будущем, а когда тебе 10-12 лет, ты уже в интернете, но какое там стратегическое планирование: «Через час я съем мороженое, через два погуляю с друзьями».

Яна Лантратова: Во-первых, дети сейчас уже намного быстрее развиваются. У меня сыну 9 лет, и я знаю, что мы уже с ним планируем очень много вещей. Дети уже быстрее развиваются своего возраста...

Тамара Шорникова: Примерно это какое планирование, что это?

Яна Лантратова: Учить детей планировать. Вы знаете, есть Всероссийская организация добровольцев России, с которой мы работаем. У нас ребята-добровольцы, которые по всей России, они вовлекаются в социально-полезную деятельность: они спасают и защищают детей, инвалидов, пожилых людей, тех, кому тяжело. Они учатся через эти действия эмпатии.

К нам присоединяются бывшие выпускники детских домов и интернатов, которые порой попадают в разные субкультуры, и некоторые употребляют наркотики, алкоголь. А через добровольческую деятельность, через добрые дела, через помощью другим людям они оставляют эту пагубную историю. Поэтому важно создавать позитивный контент для детей. Важно в том числе создавать для них какие-то активности, вовлекать в социально-полезную деятельность, в том числе волонтерство, добровольчество.

У нас есть программа по ресоциализации даже сложных подростков, даже тех, которые были в местах лишения свободы – с ними тоже можно работать. За короткий эфир очень сложно рассказать о всей деятельности, но вы мне подали очень хорошую идею. Надо, безусловно, сделать единый сайт, на котором мы повесим и методики, и информацию, и, в том числе, какие-то активности, которые можно давать и для детей...

Дмитрий Лысков: Что характерно, тоже в интернете. Яна Валерьевна, не могу обойти тему стороной. Очень много сообщений на нашем смс-портале. «Во всем китайцы молодцы, берите пример» - это из Ставропольского края. Челябинская область: «Было бы очень хорошо, если бы наших внуков обезопасили от игр в интернете». «Нашему государству, похоже, это не нужно. Китайское правительство просто молодцы, значит им это не безразлично». Это я просто читаю типовые сообщения.

Ваше отношение к запретам именно в интернете?

Яна Лантратова: Если бы мы с вами провели сейчас какой-то опрос, особенно среди молодежи, то нам бы пришли сообщения, что не надо ни в коем случае, опять вы хотите блокировать, опять запрещать и т.д. Я уверена, что родительский контроль, родительское ограничение нужно. Запретить – надо смотреть, надо спросить людей. Тем более, вы же сами понимаете, сколько есть там и образовательно-позитивного контента. Но самое главное – надо учиться говорить и понимать этих детей, подростков. Это очень важно.

И даже люди... Сегодня перед эфиром мы общались на эту тему. Очень многие родители, которые учатся и говорят об этом, они уже видят результат, и они уже даже более спокойны.

Дмитрий Лысков: И вот тут же сообщают: «У родителей своя зависимость от социальных сетей. Кто им поможет? И как они могут детям помочь, если сами сидят в тех же самых социальных сетях?»

Тамара Шорникова: Вы говорите: «Родители учатся». Основные ошибки, какие они допускают перед тем, как начать понимать, как нужно разговаривать?

Яна Лантратова: Был у нас случай, про который я уже рассказывала, попытки детского суицида. И девочка, когда мы с ней потом уже работали с психологами, она сказала очень важную вещь: «В школе меня не понимают, в классе у меня сложные взаимоотношения. Молодого человека у меня нет. Я пыталась краситься, учительница меня ругает за то, что я вульгарно выгляжу. Я не знала, как сказать маме, мне было неудобно. Я написала стих про порез вен, на тумбочку положила, мама не увидела». Мама не успела увидеть эту историю, мама работала. Хорошая семья, замечательная, просто мама даже не знала, что есть такие опасности.

Дмитрий Лысков: Об этом тоже пишут в социальных сетях: «Родители сами заняты на 2-3 работах». Яна Валерьевна, это необъятная тема. Мы обязательно будем возвращаться к ней. Спасибо огромное. Яна Лантратова, эксперт Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека, основатель Союза добровольцев России.

Мы скоро продолжим.

Тамара Шорникова: Скоро продолжим и подойдем к нашему спецпроекту «Как живет российская деревня». Вместе с вами и узнаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Нужны ли какие-то ограничения для детей в интернете? Кто и как должен их защищать от опасных и провокационных видео?