Роман Блинов: К чему привели санкции и контрсанкции? Пока лишь к осмыслению всего прожитого за последние 25 лет. Не более

Роман Блинов: К чему привели санкции и контрсанкции? Пока лишь к осмыслению всего прожитого за последние 25 лет. Не более
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Роман Блинов
руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра»

Иван Князев: Еще одна тема нашего сегодняшнего эфира. В Москве в Международном выставочном центре «Крокус Экспо» пройдет специализированная выставка импортозамещения. В этом году свою продукцию представят свыше 300 компаний из более чем 40 регионов страны.

Тамара Шорникова: Не только пройдет, но и сегодня уже начала свою работу. В каких отраслях мы сумели наладить собственное производство взамен импортного, а где не вышло и почему? Итоги первой пятилетки импортозамещения обсудим вместе с руководителем аналитического департамента «Международного финансового центра» Романом Блиновым, это рубрика «Личное мнение». Ждем и ваших мнений: что из отечественных продуктов, например, которые пришли на смену зарубежным, вы покупаете? Довольны ли качеством и ценой?

Роман Николаевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Роман Николаевич.

Роман Блинов: Добрый день, Тамара, добрый день, Иван.

Иван Князев: Прежде чем мы начнем обсуждать эту тему, я предлагаю прямо сейчас обратиться к нашему корреспонденту, который работает в «Крокус Экспо», это Мереке Ульманов. Он расскажет нам о том, сколько действительно туда приехало производителей, с какими товарами и как они работают.

Тамара Шорникова: Есть ли у нас связь? Да, Мереке, приветствуем тебя.

Мереке Ульманов: Коллеги, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Итак, расскажи об открытии выставки.

Мереке Ульманов: Специализированная выставка импортозамещения началась буквально только что, около часа назад. В «Крокус Экспо» на 10 тысячах квадратных метров представлены порядка 300 организаций и предприятий со всей страны. Проводится эта выставка уже в 5-й раз; ввели ее после того, как Россия ввела контрсанкции и началась реализация программы по импортозамещению. Вот как раз проводится эта выставка для того, чтобы показать возможности российских производителей, продемонстрировать, как они заменяют иностранные аналоги на отечественные.

И вот давайте посмотрим, что у нас регионы привезли на эту выставку. Самая такая обширная экспозиция у Липецкой области, они привезли, представили 25 организаций, предприятий. С нами готов поговорить представитель администрации области Максим Ланских. Максим, здравствуйте.

Максим Ланских: Да, здравствуйте.

Мереке Ульманов: Расскажите, пожалуйста, чем можете похвастать на этой выставке.

Максим Ланских: Хотел похвастаться ледозаливочной машиной, которая производится «Липецким заводом малых коммунальных машин» с 2013 года. Применяется она для обслуживания ледовых арен, как открытых и дворовых площадок, так и закрытых спортивных комплексов. Сегодня данная машина эксплуатируется более чем в 10 регионах России, в том числе и в Липецке, потому что это липецкий завод, и также в Республике Казахстан используется на дворовых и комплексах спортивных, ледовых аренах Казахстана.

Мереке Ульманов: Эта выставка все-таки про импортозамещение. Вот как эта машина, вот эта «Умка», у нее название такое милое и мультяшное…

Максим Ланских: Да.

Мереке Ульманов: Как она связана с импортозамещением?

Максим Ланских: Да, с импортозамещением. Шасси является универсальным для всех видов техники, выпускаемым «Липецким заводом малых коммунальных машин», и используется шасси «УАЗа», «Ульяновского автомобильного завода». Таким образом, мы импортозамещаем европейское оборудование, американское оборудование ледозаливочное. Оно может передвигаться между районами и обслуживать малые дворовые территории, арены.

Мереке Ульманов: Вы еще сказали о том, что эта машина может заменять американские, да?

Максим Ланских: Американские, в том числе американские и европейские ледозаливочные машины.

Мереке Ульманов: Она полностью из российских деталей, или в ней есть что-то…?

Максим Ланских: Локализация составляет более 80% по комплектующим.

Мереке Ульманов: Скажите, у вас тоже интересная поилка для кур, которую вы поставляете, вы сказали, в Юго-Восточную Азию?

Максим Ланских: Да, в Юго-Восточную Азию. Значит, это выпускает птицеводческий комплекс, выпускает компания «Техно», которая является резидентом особой экономической зоны, поставляет в 33 страны мира, в том числе это Юго-Восточная Азия, это Восточная Европа. Все оборудование выпускается согласно стандартам системы менеджмента качества ISO 9001:2015…

Тамара Шорникова: Да, Мереке, а есть связь с нами у тебя?

Мереке Ульманов: Да, есть.

Максим Ланских: …новый завод открыт в 2014 году..

Тамара Шорникова: Мереке, послушай, есть у нас один вопрос, раз у тебя есть возможность поговорить с представителем официальной власти: какие основные сложности были у предприятий в начале их пути…

Максим Ланских: …локализация производства составляет более 75%...

Тамара Шорникова: …и какие субсидии, что потребовалось от администрации, чтобы помочь этим предприятиям наладить производство?

Максим Ланских: И чем интересно? Это позволило получить статус российского производителя в Минпромторге, то есть вся поддержка Минпромторга, в том числе Российский экспортный центр…

Иван Князев: Тамара, мне кажется, они там на своей волне что-то обсуждают.

Мереке Ульманов: Такой вопрос: скажите, пожалуйста, вот эта программа по импортозамещению…

Тамара Шорникова: Спасибо большое. Это был Мереке Ульманов, корреспондент Общественного телевидения России. Жаль, хотелось воспользоваться возможностью и напрямую спросить.

Но давайте обсудим в общем. Вот Липецкая область много, подробно, с энтузиазмом рассказывала о своем…

Роман Блинов: …детище.

Тамара Шорникова: …о своем детище, о своих предприятиях и так далее. Если говорить действительно об отраслях, в которых у нас сейчас действительно получается занять нишу, которую занимали зарубежные предприятия, это в первую очередь какие?

Роман Блинов: Ну это те, которые связаны в большей степени с нашими продуктами сельскохозяйственного производства. Россия все-таки за счет нашей глобальной территории позволяет нам так или иначе в определенные сроки показать достаточно большой, высокий процент импортозамещения за счет действительно эффекта малой базы, ну и за счет того, что у нас действительно многие вещи мы в состоянии производить сами. Но это касается в первую очередь сельхозпродукции.

А в отношении тех производств, которые связаны с наукоемкими вещами, с технологиями – машиностроение, тяжелая, легкая промышленность, станкостроение, автомобильная отрасль, ВПК, IT и фармацевтика, по всей видимости, наверное, тоже, – здесь мы должны констатировать тот факт, что мы не настолько сильно, глобально далеко продвинулись от тех задач, которые перед нашей экономикой ставило правительство, и есть некий скепсис у ряда экспертов. Да, есть определенные шаги, но они ярко видны на эффекте малой базы. Там, где мы потеряли часть наших промышленных цепочек, которые были связаны с Украиной, в частности это авиастроение, моторостроение, очень большой кластер был именно исторически связан с Украиной, мы его лишились, и это дает определенный тормоз многим отраслям.

Сейчас, спустя 5 лет, какое-то движение в этом направлении есть, есть успехи. Мы что-то в любом случае в состоянии производить. Я бы не сказал, что это качественно лучше с точки зрения массового потребителя, потому что все равно мы в большинстве своем видим полки супермаркетов, видим полки сетевых магазинов: наравне с российской продукцией существует продукция западных компаний, их достаточно много. Если мы говорим про автомобильный парк, да, самый продаваемый автомобиль – это «Жигули», «LADA», но это самый дешевый автомобиль, и все россияне мечтают купить все-таки иномарку. Если мы говорим про авиастроение, морское пароходство, военно-морской флот, то здесь мы все-таки в состоянии несколько медленнее, чем хотелось бы, но восполнить ту недостающую часть, которую мы потеряли.

Иван Князев: А «несколько медленнее» – это насколько, Роман Николаевич? Вот вы с языка буквально сняли авиастроение, потому что действительно из-за того, что у нас с Украиной сейчас отношения плохие, мы сейчас фактически вынуждены, вот мы на МАКСе показывали наш новый самолет МС-21, по-моему…

Роман Блинов: Да, среднемагистральный который последний был.

Иван Князев: Да, среднемагистральный самолет. И отмечали, что несмотря на то, что достаточно много комплектующих у него все-таки импортных, но какая-то программа есть к тому, чтобы когда-то выйти на то, чтобы мы сами производили самолеты полностью из наших комплектующих, не входя в концессию с китайцами или еще с кем-то. Просто вот вопрос, о каких сроках это? Это действительно долгосрочная, наверное, такая программа?

Роман Блинов: Фигурировали цифры 2025 год, они фигурировали буквально в прошлом году, где-то в сентябре-октябре, когда наше правительство вырабатывало целенаправленный план, который так или иначе акцентировал те точки реперные, которые действительно наиболее трудоемкие, трудозатратные. Это и, вы говорили о субсидиях в НИОКР, это IT, это то, что касается конверсии, потому что у нас очень большое количество наработок, связанных с ВПК, которые не имеют, все равно не имеют реального гражданского применения, но при всем при этом это прорывные технологии. Они не могут быть адаптированы и восполнены за 5 лет, по крайней мере это показала история. Но в этом направлении движется вся промышленность России. То, что она движется не слишком быстро, мы видим как экономисты, как рыночники по двум вещам: это, во-первых, норма ВВП и курс российской национальной валюты. Пока и там, и там у нас есть некое ожидание, оно нейтральное, но оно не радостное пока.

Тамара Шорникова: Много SMS, большинство про еду.

Роман Блинов: А, ну это неудивительно, да.

Тамара Шорникова: Да, это тоже, что волнует, что ближе нам, это то, что мы покупаем каждый день, то, что видим в наших магазинах. И вот какого толка эти SMS. Рязанская область: «Наши сыры стали стоить очень дорого, но консерванты в составе остались и так далее». Орловская область: «Импортозамещение – это метод приучения покупателей к более высоким ценам и более низкому качеству». Башкортостан: «Импортозамещенный сыр в одинаковой ценовой нише намного худшего качества». Нареканий таких много к продуктам.

Роман Блинов: Ну, увы, да.

Тамара Шорникова: Почему?

Иван Князев: Почему вот так вот происходит, что действительно, когда мы говорим об импортозамещении, у нашего человека, у обычного гражданина действительно появляется такая мысль, что вот цены, цены, цены, импортозамещение…

Тамара Шорникова: Такая плохая копия, только дороже.

Иван Князев: Да-да. Почему такая ассоциация происходит?

Роман Блинов: Ну, увы, это мы исторически видим то, что пытаемся комментировать. Объясню почему. Если мы хотим получить сопоставимое качество, то тогда, наверное, автомобили «LADA Priora» должны будут стоить несколько дороже, нежели чем даже, как говорится, Hyundai Solaris или Volkswagen Polo, молчу про Passat. Каждое качество, каждые стандарты, которые признаны во всем мире швейцарскими сыроделами или шоколатье, подразумевают определенного рода трудозатраты и себестоимость. Ну невозможно, к сожалению, из «Жигулей» сделать Mercedes, это две машины, которые по-разному стоят. Если вы хотите дешево и много, это всегда потеря в качестве, тем более если вы хотите за крайне короткий промежуток времени, потому что в принципе мы…

Я с удивлением прочитал цитату наших министерств о том, что само по себе импортозамещение в идеале, оказывается, не подразумевало глобальной, скажем так, преференции для российского производителя. Ну это как бы странно, но, увы, это так. Поэтому мы, наш российский рынок потребителей и производителей, приспосабливался к тем условиям, которые нам даны: потребители пытаются поглотить, употребить то, что им дают к столу, а производители насытить тот спрос, который возникает. Он возникает, понятное дело, в силу покупательной способности населения, а она не слишком сильно велика. Ну… Достаточно грешно требовать от наших сыроделов качества швейцарского сыра, тогда он будет стоить тысячи по две за килограмм, в принципе он так в европейских странах и стоил…

Иван Князев: Он так и стоит, и у нас он так стоит.

Роман Блинов: Да, я просто сужу по московским ценам. В Крыму, как я вот летом был, он стоил столько же, совершенно нормально, даже дороже. Вопрос еще в курсе национальной валюты. Ну и сама по себе экономика, мы должны понимать, что у нас за счет эффекта крайне низкой базы, мы очень длительное время совершенно не особо сильно стремились что-то произвести самостоятельно, что вообще пагубно для любой страны, а теперь мы за последние 5 лет, перекрестясь, решили восполнить этот пробел. Помните, мы с вами обсуждали в этой студии месяца два назад сами по себе санкции и контрсанкции, к чему они привели? Ну пока они привели, на мой взгляд, к переосмыслению всего прожитого за последние 25 лет, не более.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок, Валерий из Челябинской области к нам дозвонился. Валерий, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот не знаю, как что стоит или стоило, я только за рыбу знаю, что она стала в 3 раза дороже, в 3 раза!

Роман Блинов: Ага.

Зритель: Если я покупал раньше горбушу за 170 рублей, то сейчас она в магазине 500, ну 550, может быть, вот так. Такая же рыбка точно. В чем дело-то? Рыбы добывают много. Ну где она тогда, дешевая рыба? Что за импортозамещение такое?

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Причем здесь-то горбуша, собственно, никого не замещала, она как вылавливалась, так и вылавливается. Почему подорожание такое существенное произошло?

Роман Блинов: Ну вот здесь, наверное, вопрос все-таки к сетям. Помните, мы опять-таки в ряде эфиров обсуждали отечественного производителя, где его место в рамках санкций, как, грубо говоря, попасть на прилавки к потребителю. Крупные торговые сети, по всей видимости, не могут охватить всех тех моряков и добытчиков рыбы, которые поставляют продукцию. Но опять-таки нужно понимать, что если мы говорим о море, то от Москвы до регионов у нас страна достаточно большая. Себестоимость транспортировки самой продукции – это не что иное, как то, что «зашивается» в реальную стоимость итоговую. Ну, увы, это так, это экономика.

Иван Князев: Я думаю, что там просто наш телезритель говорил и вспоминал, знаете, когда…

Роман Блинов: По норвежскому лососю?

Иван Князев: Да, конечно, когда нам везли норвежский лосось, цены были одни, сейчас вроде как это дело запретили, а цены выросли. Действительно так оно и происходит.

Роман Блинов: Ну это нельзя отрицать, потому что это действительно так. Собственно, норвежский лосось, производство с белорусских лесов мы тоже обсуждали, такое тоже бывает. Увы, это так.

Тамара Шорникова: Смотрите, вот такое сообщение: «Мне кажется, или должна быть гордость для каждого главы государства, например, носить качественный, красивый строгий костюм отечественного производства?» Соответственно, речь идет о том, часто требуют, чтобы депутаты, чиновники ездили на наших машинах, например, носили наши костюмы и так далее…

Роман Блинов: Ага, наш президент требовал такого, да, было.

Тамара Шорникова: Да. Вот такая репутационная игра поможет нашим продуктам, или все-таки без должного качества здесь одной репутацией дело не поправишь?

Роман Блинов: Во-первых, это и имиджевый, скажем так, шаг: премьер-министр Англии ездит на Jaguar, премьер-министр Франции ездит на Citroen, если не ошибаюсь…

Иван Князев: …а мы ездим на Aurus.

Роман Блинов: Теперь мы ездим на Aurus, да, вопрос этот снят. Если мы идем дальше, то, по всей видимости, нужно переодеваться в «Большевичку», она шила и шьет до сих пор, наверное, и будет дальше шить очень хорошие деловые костюмы…

Иван Князев: Вот Тамара сейчас не увидела мой взгляд, когда…

Роман Блинов: …потому что это действительно так, в принципе это действительно так. К сожалению, мы… Первый часовой завод «Полет» не делает часы, а делает их для швейцарцев, увы, это так. С остальным нужно работать.

И вы знаете, помните, мы как-то в этом же эфире обсуждали, что вот многие люди говорят о том, что нужно не столько обсуждать, сколько что-то делать. И в этой связи опять-таки хотелось бы увидеть позицию нашего правительства и даже уже, наверное, не столько федерального уровня, сколько регионального и муниципального, то есть насколько в том или ином регионе помимо Калужской, Ленинградской и Московской областей федеральное руководство более низкого уровня готово стимулировать частный бизнес к тому, чтобы он производил рабочие места, то, что вы обсуждали буквально несколько минут назад, продукцию российского производства, следить за стандартами качества, следить за сегментами тех рынков, на которые они пытаются выйти. Готовы ли они быть экспортно-ориентированными, для того чтобы поставлять российскую продукцию помимо зерна, газа, нефти, продукции ВПК, которая с удовольствием покупается всеми, но и что-то более качественное?

Мы, к сожалению, лишены, допустим, телевизоров в том понимании, что они теперь в Белоруссии собираются, но привозятся корейские, увы, это так. Я вот как меломан лишен аудиопродукции, которая производилась у нас на Рижском радиозаводе, то есть Hi-Fi/Hi-End-аппаратура – это все японское, корейское и в итоге китайское. Телефоны и смартфоны у нас все продукции тоже, в общем-то, стран Восточной, Юго-Восточной Азии. Что мы можем противопоставить текущему миру в рамках того же импортозамещения? За 5 лет такой вопрос никто не решит, это естественно, но мы потеряли 25 лет с постельцинской эпохи, когда мы по сути дела не производили всего того, что в состоянии были производить еще в СССР.

Иван Князев: Ну а сейчас понятны вот эти вот сегменты? Что мы можем противопоставить? Понятно, что на рынок смартфонов мы, как тут ни бейся, хоть 10 лет, хоть 20, вряд ли на него выйдем и составим там конкуренцию. Но есть же какие-то определенные сегменты, где мы можем и должны конкурировать?

Роман Блинов: Вы знаете, мы в состоянии, по всей видимости, совершенно нормально производить продукцию авиастроения, кораблестроения, это видно по Северной морской верфи, которая делает суда для того же самого ВМФ России. Мы многие вещи производить, по всей видимости, в рамках той же конверсии. Помните, это была очень большущая идея 1990-х гг., когда многие наши промышленные производства, которые обладают существенным ноу-хау, применять их в рамках нашего повседневного, каких-то товаров потребительского спроса. Увы, это тогда не пошло. На это нужно время и глобальные инвестиции, собственно, достаточно существенный кадровый состав, который готов будет решать эти очень большущие, глобальные задачи.

Помните, опять-таки говоря об итогах с контрсанкциями, мы говорили про сельское хозяйство – это в каждой нормальной крупной стране сектор, реально живущий за счет дотаций. Мелкие частные розничные фермерские хозяйства не смогут восполнить всю продуктовую линейку того, что мы видим на прилавках тех же самых крупных супермаркетов. А проблема сама по себе очерчена за последние 5 лет более чем остро, и полемика, дискуссии были неоднократно. Меня радует то, что у правительства есть какая-то определенная рода программа, рассчитанная до 2025 года, которая должна поэтапно, пошагово какими-то дополнительными федеральными субсидиями пополнять что-то, то, чего мы пока не видим.

Но это будет крайне трудно, реально крайне трудно, хотя в принципе это нужно, по всей видимости, провести еще, наверное, две сталинские пятилетки образца постройки «Магнитки» в моем понимании как минимум.

Иван Князев: Понятно. Спасибо больше.

Тамара Шорникова: Спасибо большое. С нами в студии был Роман Николаевич Блинов, руководитель аналитического департамента «Международного финансового центра». Спасибо за участие в эфире.

Роман Блинов: Спасибо, что пригласили.

Тамара Шорникова: Сразу после этой рубрики «Личное мнение» смотрите другую нашу рубрику «Промышленная политика» вместе с нашей коллегой, ведущей Мариной Калининой.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски