Роман Вильфанд: Особо тяжелую пожарную ситуацию мы прогнозируем в северных регионах

Роман Вильфанд: Особо тяжелую пожарную ситуацию мы прогнозируем в северных регионах | Программы | ОТР

Рубрика «Личное мнение»

2020-05-27T14:47:00+03:00
Роман Вильфанд: Особо тяжелую пожарную ситуацию мы прогнозируем в северных регионах
Россия нацелилась на криль. Продуктовые карточки. В Новый год – с долгами по зарплате. Бюрократы. Борьба с безработицей. Регионы не рады гостям
Криль – один из последних нераспределённых биоресурсов на Земле
Поможет ли Минтруд безработным?
Сергей Лесков: Создание вакцины от ковида – это такой же фактор мягкой силы, каким был полёт Гагарина на заре космической эры
Как работают чиновники?
Не зови меня по имени
Не добро пожаловать! Регионы гостям не рады
В новый год - с долгами по зарплате
Дед Мороз, забери ковид
Нуждающимся начислят продуктовые баллы
Гости
Роман Вильфанд
научный руководитель Гидрометцентра России

Иван Князев: Коронавирус может стать не единственной напастью в этом году: в Росгидромете рассказали о вероятности ураганов и смерчей в России этим летом. Много уже говорилось о жарком лете в Центральной России, ну и сейчас в Сибири уже леса горят.

Тамара Шорникова: Какие еще опасные явления готовит для нас погода? Чем они вызваны и какие климатические испытания нас ждут в ближайшие месяцы? Спросим у научного руководителя Гидрометцентра России Романа Вильфанда. У вас спросим, дорогие телезрители, что у вас с погодой сейчас в вашем регионе, – звоните, пишите и рассказывайте.

Иван Князев: Ну да, сегодня вот слышали уже, в Омске +34, в Красноярском крае леса горят, поля горят...

Тамара Шорникова: В Сибири ураган.

Иван Князев: Да. Звоните и пишите нам.

Здравствуйте.

Роман Вильфанд: День добрый.

Тамара Шорникова: Да, Роман Менделевич, ну что, лето подступается все ближе и будет очень жарким, судя по вашим же прогнозам. Расскажите об этом, чего ждать?

Роман Вильфанд: Хорошо. Вот я сейчас смотрю, значит, на надпись на экране, наверное, все-таки нужно оговориться, что это будет не личное мое мнение... Дело в том, что я все-таки представляю Гидрометцентр России, Росгидромет, и у каждого из сотрудников научных, оперативных есть своя точка зрения, которая затем обсуждается, компилируется. Я буду выражать точку зрения именно нашей службы, Гидрометцентра России в частности, поэтому это не совсем личное мнение.

Тамара Шорникова: Ага.

Роман Вильфанд: Теперь отвечая, значит, на ваш вопрос. Ну, по всем расчетам, которые проводили мы здесь в Гидрометцентре, в Главной геофизической обсерватории и во многих других ведущих учреждениях нашей Федеральной службы по гидрометеорологии, а также учитывая расчеты наших коллег за рубежом, выпущен прогноз о теплом летнем периоде. Но на самом деле это означает, что практически на всей территории нашей страны ожидается температурный фон выше многолетних значений.

Иван Князев: Намного выше?

Роман Вильфанд: Вот дело в том, что в долгосрочных прогнозах погоды невозможно предсказать аномалию, интенсивность этой аномалии, интенсивность отклонения. Класс выше нормы, да, а вот насколько, на 1–2, 3–5 градусов – это за пределами возможностей сейчас, не очень скоро и в будущем этот вопрос решится. Но все-таки лето теплое. А вот по другим методам, ну мы используем так называемые гидродинамические методы прогноза, они апробированы, они утверждены Всемирной метеорологической организацией, хочу сказать, что Росгидромет входит в ту систему, в тот пул организаций, которые имеют право выпускать прогнозы по всему земному шару. Так вот лето по другим методам прогноза ожидается неоднородным.

Вы понимаете, «теплый месяц» – что это означает? Либо первая половина месяца будет очень жаркая, супержаркая, а вторая холодная, или наоборот, а при усреднении температурный фон выше нормы, или какие-то другие ситуации чередования – это за пределами возможностей, просто за пределами долгосрочного прогноза погоды. Это не то, что вот я сейчас, скажем, твердо, уверенно могу рассуждать, что будет завтра, послезавтра, до воскресенья включительно, и твердо уверен именно в том, что эти прогнозы осуществятся. В долгосрочных прогнозах все не так. Так вот это первое, лето будет в целом теплым, жарким, но все-таки неоднородным, это первое.

И второе. Дело в том, что в связи с потеплением климата существуют региональные и временны́е, пространственные особенности этого потепления, и следствиями потепления климата является увеличение так называемых опасных явлений погоды, которые сказываются и в очень сильном ветровом режиме, ветер превышает 25 метров в секунду, как это совсем недавно было на Урале и на юге Западной Сибири позавчера и вчера. Это очень интенсивные осадки, которые ну просто мешают нормальному функционированию целых отраслей экономики, ну и так далее, многие другие.

Вот волны тепла, вот это просто очень опасное явление, вот такое ласковое название «волна тепла» означает, что в летние месяцы температура превышает норму на 5 градусов и более и длится этот период более 5 суток, по-простому это, значит, период жаркой и длительной погоды. Вот исследования, которые провели ВОЗ, Всемирная организация здравоохранения, ВМО, Всемирная метеорологическая организация, показывают, что это очень негативно влияет, такая волна тепла, на состояние человека.

Так вот повышенная повторяемость этих волн тепла, но учитывая то, что я сказал, что периоды будут меняться, очень жаркие и в последующем понижение температуры и дождливая погода, вот нужно именно к этому так и подходить, что вот будут повышенное количество волн тепла, но, значит, они будут чередоваться с периодами понижения температуры. Вот, может быть, такой вот обобщенный, общий прогноз, но на самом деле вот именно он, все, что я говорю, – это максимум того, что могут дать долгосрочные...

Иван Князев: Роман Менделевич...

Тамара Шорникова: Роман Менделевич, а вот о 30 градусах в июне и в июле в Москве подтвердить можете? Конечно, это те же долгосрочные прогнозы, но такие цифры мы уже видели в каких-то выкладках. Июнь-то уж совсем близко, меньше недели до него.

Роман Вильфанд: Да. Во второй половине июня – в июле, да, прогнозируются дни с температурой 30 градусов и выше. Хочу напомнить, что вот если прогнозируется 30 градусов...

Иван Князев: Это в целом по стране?

Роман Вильфанд: ...мы выпускаем прогноз об опасном явлении, потому что 30-градусная жара для москвичей опасна.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Москва.

Роман Вильфанд: А вот для жителей юга европейской территории России 35-градусные температуры будут, в общем-то, достаточно частыми, просто привычными, такой температурный фонд будет привычен.

Иван Князев: Давайте телезрителя послушаем, у нас Самара на связи, Леонид дозвонился.

Тамара Шорникова: Леонид, да.

Иван Князев: Здравствуйте, Леонид.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Леонид, расскажите, что у вас с погодой.

Зритель: Что у нас с погодой? Погода погодой, но у государства... Не у государства, а у природы очень много берем, но в это мы не вкладываем, государство, ничего.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: А что нужно вкладывать?

Зритель: Ничего не вкладывают. Реки не чистятся...

Иван Князев: А.

Зритель: Ничего не убирается, ничего не, это самое... Как говорится, деньги вроде якобы выделяются, но ничего не делается. Это все отписка от области идет, от района, отписываются, якобы сделали... Вот мы живем в селе, якобы бурьян у нас скосили – как был бурьян, так он и есть бурьян.

Иван Князев: Да, Леонид, а погода-то тут при чем, скажите?

Зритель: Ну погода погодой, но природа о себе ответит, она о себе даст знать.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Понятно, спасибо большое.

Тамара Шорникова: Ну вот еще мнение Леонида поддерживает телезритель из Архангельской области, пишет как раз, что «все эти ураганы связаны с массовой вырубкой леса и так далее». Ну вот действительно, какие-то очень жаркие погодные условия в том же Омске или еще где-то, где мы не привыкли, не так часто видим такие температуры, ураганы, чрезвычайные какие-то явления – насколько сильно мы в них виноваты? Алло?

Роман Вильфанд: Вы меня спрашиваете?

Тамара Шорникова: Да-да-да.

Роман Вильфанд: Да, конечно-конечно.

Ну, вообще говоря, конечно, вот мы когда говорим в принципе о потеплении климата и последующем увеличении повторяемости опасных явлений, конечно же, антропогенная деятельность, деятельность человека имеет огромнейшее значение. Во-первых, эта деятельность сказывается в том, что увеличивается концентрация так называемых парниковых газов, которые приводят к повышению температуры, солнечные лучи, коротковолновая солнечная энергия легко проникает через парниковые газы и затем отраженная, ослабленная уже не может их преодолеть, энергия не уходит в верхние слои атмосферы, и, в общем, получается эффект парника, это первое.

Но для того чтобы предотвратить увеличение, потепление климата, ведь очень важно, значит, сохранять леса. Бореальные леса в нашей стране, это легкие планеты, 25% лесов именно в Сибири, в различных регионах нашей страны. К сожалению большому, в ряде регионов, да, происходит вырубка леса. Она, кстати, более характерна для Южной Америки, для Латинской Америки, там вот просто Амазония исчезает на глазах, а это значит, что углекислый газ, который является основным компонентом парниковых газов, не поглощается листьями деревьев.

Ну вот может ли в принципе что-то... То, что реки нужно чистить, то, что нужно вообще содержать в чистоте и планету, и регионы, и дом свой – да, это безусловно, но я бы не сказал, что это такое уж сильное влияние оказывает на погоду. Да, на повышение уровня воды в реках, конечно, влияет, если реки не чистят, понятно. Мы даже, кстати, не знаем в ряде рек, на каком уровне поверхность воды, потому что они засорены и мы этого не знаем, а это же влияет на паводковые ситуации. Стоит сравнительно небольшому количеству осадков выпасть, по водосбору они попадают в реки, и река бурно вздымается. По тем расчетам, которые у нас существуют, ничего подобного происходить не должно, а оказывается, там действительно уровень дна повысился, потому что там всякие карчи и прочий мусор находится, ну и так далее.

Кстати говоря, я, может быть, сейчас отреагирую насчет теплого лета. Хочу сказать, что да, вот погода сейчас в Москве, в центре европейской России наладилась, сейчас вполне майская погода после той холодной, которая была на прошлой неделе, и вот так будет фактически до конца недели. Но начало лето мы не прогнозируем теплым особо, температура понизится. В конце вот этой недели до 23–24 температура повысится днем, 30-го числа и 31-го еще в начале будет тепло, а затем понижение, резкое понижение температуры, и начало месяца будет умеренно прохладным, 15–16 градусов.

Тамара Шорникова: Что ж так...

Иван Князев: Роман Менделевич, говорят, что вот последние дни лета будут очень дождливыми, а вот июль, я читал некоторые прогнозы, наоборот, будет очень засушливым. Если июнь еще будет в пределах нормы, осадки будут выпадать, может быть, даже чуть-чуть меньше, то июль обещают очень засушливым в центральном регионе. Это так?

Роман Вильфанд: Ну, значит... Нет, вы, наверное, под концом лета имеете в виду конец весны, что конец весны будет дождливым.

Иван Князев: Нет, я имею в виду сейчас, в ближайшие дни... Да, конец весны получается, да, начало лета.

Роман Вильфанд: Да-да. Сейчас, значит, будет осуществляться такой прогноз, так называемый выход южного циклона, с Черного моря через Украину в северо-восточном направлении будет перемещаться циклон, и по западной периферии этого циклона будет происходить затоп воздуха, который будет смешиваться с теплым воздухом, и ожидаются значительные осадки и в Брянской, и в Смоленской, в общем, на западной периферии Центрального федерального округа. В Москве мы ожидаем, что выпадет, да, 20–30 миллиметров осадков за 2 дня, это вполне прилично, это действительно такой дождливый период.

Иван Князев: А по поводу засушливости в середине лета?

Роман Вильфанд: По поводу засушливости. Понимаете, засушливость – это не характеристика, которая формируется задолго до какого-то периода. Вот, например, засушливость на юге европейской территории связана с тем, что было очень мало снега, очень мало осадков в марте и апреле, и вот там даже небольшого количества дней с антициклональной погодой достаточно, для того чтобы действительно появились все признаки засушливости. В центре европейской России мы прогнозируем, что в июле температура будет выше нормы и количество осадков около и несколько ниже нормы, но засухи в явном виде пока не прогнозируют.

Надо сказать, что вообще все прогнозы наши, конечно же, корректируются каждые 5–10 дней и ежедневно выпускаются прогнозы в случае, если мы видим опасное явление, иногда через несколько часов выпускаем прогнозы. Поэтому если вы прочитали о том, что засушливое лето, – нет, это не совсем прогноз Росгидромета, но мы будем корректировать, уточнять. Подойдет, что это там будет, 30 июня, будет выпущен прогноз на июль, и там будет детализирован прогноз по всем регионам, по всем субъектам Российской Федерации.

Тамара Шорникова: Да.

Роман Менделевич, вот конкретно ваш прогноз в разговоре с ТАСС: «Условия для почвенной засухи сформировались в Калужской, Брянской, Смоленской, Орловской, Курской, Белгородской, Астраханской и Липецкой областях, а также в Крыму и Краснодарском крае». Это как раз весной, это как раз посевные, это как раз регионы, в которых много сельхозземель. Нет ли какой-то угрозы, что можем остаться без урожая или хотя бы без урожая в должном количестве?

Роман Вильфанд: Ну, тут вот я могу успокоить вас. Во-первых, значит, в принципе майские дожди, а их действительно выпадает достаточное количество, они существенно демпфируют, сглаживают ситуацию с засушливостью в центре европейской России, которая была обусловлена вот этим небольшим количеством осадков и небольшими осадками зимой.

А вот на юге европейской России ситуация смотрите, какая. За счет чего вообще формируется влажность почвы? Тает снег, инфильтрация талого снега в почву имеет достаточно большой «вес» при формировании условий увлажнения. Дальше осадки, которые накопились осенью, они не расходуются, когда происходит оттаивание почвы весной.

Нынешней весной ничего подобного не было, снега не было, земля была непромерзшая, поэтому так называемая продуктивная влага очень небольшая и в Ставропольском крае, и в Краснодарском крае. И это значит, что, хотя дожди там тоже прошли в мае очень существенные, это повысило влагу в пахотном слое, и это хорошо, это здорово. И, кстати говоря, могу успокоить по этому поводу, что мой прогноз озимых, вот сейчас уже его дал, сформировали прогноз, – урожай озимых будет в этом году хорошим, больше, чем в прошлом году, больше, чем в прошлом.

Тамара Шорникова: Ага.

Роман Вильфанд: А вот с яровыми... Ну вот посмотрим. В принципе, понимаете, в чем проблема? Я уже сказал об этом: вот если устанавливается антициклон и нет осадков, скажем, 7–10 дней, в обычной ситуации ничего страшного, из пахотного слоя происходит испарение, там воды нет. Но за счет капиллярной проводимости снизу, из более низких слоев почвы поступает влага к кустарникам, деревьям и в том числе сельхозрастениям. Сейчас ситуация сложнее. Но тем не менее по всем расчетам, которые ведут агрометеорологи, за счет сбора урожая в основном озимых, происходящем именно на юге европейской России, а там условия вполне благоприятные, озимые будут хороши. А вот в Поволжье, где в основном, ну и в центре европейской России, где в основном произрастают яровые, там ситуация хорошая, там осадков в Поволжье очень много.

Тамара Шорникова: Хорошо, спасибо, успокоили.

Давайте послушаем телезрителя, Антонина из Оренбурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день.

Зритель: Вы вот спрашиваете, что с погодой. Вот у нас в Оренбурге сейчас, на данное время +38, и выйти на улицу вообще невозможно, сгораешь, и это будет +38, +40 температура, даже постоянно так, почти чуть ли не каждый год. И у нас и зимой, эта зима у нас была очень теплая. Ну, много бывает еще у нас и пожаров. А почему пожары? Потому что люди по-бессовестному делают, шашлыки разные делают, все, но почему-то не запрещают именно вот в такую погоду. Ну надо же штрафовать, запрещать, смотреть, а никто за этим не смотрит, это просто ужасно.

Иван Князев: Антонина, скажите, пожалуйста, а дождь, дождь давно шел у вас?

Зритель: Да, дождь у нас шел, ну как вам сказать, месяц, наверное, тому назад, а сейчас идет очень сильный ветер, как вот в Екатеринбурге, там ветер, наверное, он к нам приближается.

Иван Князев: То есть жарко и ветер еще плюс ко всему.

Зритель: Очень сильный ветер идет у нас, вот такая у нас погода.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо за эту информацию. Роман Менделевич?

Роман Вильфанд: Я бы хотел...

Иван Князев: Давайте, да, просто я хотел сразу другой звонок послушать.

Роман Вильфанд: Я совершенно присоединяюсь к мнению телезрительницы. Ведь действительно, когда создаются условия для пожарной опасности, IV класс, высокий, или V класс, чрезвычайный класс пожарной опасности, это одно дело. Но ведь на 90% пожары обусловлены человеком...

Иван Князев: Давайте мы об этом поговорим буквально через минуту, послушаем еще одного телезрителя. У нас Александр на связи, Рязанская область. Александр, здравствуйте. Ну вот, сорвался звонок.

Роман Менделевич, вот как раз-таки по поводу пожаров. Сейчас уже достаточно много у нас очагов, в Красноярском крае в частности, не помню, какое количество гектаров точно сейчас горит, по-моему, около 17 тысяч, об этом речь идет. И президент вчера достаточно так серьезно спрашивал отчет с различных ведомств о том, как мы готовы к этому. Вот что вы можете сказать? Где у нас будет гореть, в каких масштабах и как?

Роман Вильфанд: Ну, количество и очагов пожаров достаточно большое, а вот площадь возгорания тоже на таком среднем уровне. Хотя я бы хотел сказать, что в этом году локализация пожаров гораздо быстрее происходит, чем в прежние годы, все-таки, видимо, подготовились службы, и Рослесхоз, и МЧС, это очевидно.

Но пожароопасная ситуация где прогнозируется? Во-первых, на юге Западной Сибири, Омская, Томская, Новосибирская, Кемеровская области, Алтайский край, юг Урала, Оренбургская, юг Тюменского края, там в течение месяца очень жаркая погода, температура превышала норму на 10, даже 15 градусов, вы слышали, какая высокая температура в Оренбурге. В Омской, Томской температура еще в начале мая, в первой декаде мая была 34–35 градусов, фантастика просто, это невероятно много, это июньские, июльские температуры и где-нибудь южнее.

Иван Князев: Ну, я так понимаю, это все при отсутствии дождя достаточно серьезные риски создает у нас, что загорится все.

Роман Вильфанд: Это уже означает, что происходит иссушение почвы, хотя снега там было много в этих областях, но там происходит уже иссушение почвы.

Иван Князев: Конечно.

Роман Вильфанд: И поэтому да, прогнозируется достаточно большое количество пожаров и на юге Западной Сибири, в Красноярском крае, в июле в Якутии. И что еще вот необычно, сейчас метеорологи прогнозируют большое количество пожаров в северных регионах. Ну казалось бы, там же не так жарко, а вот на самом деле в связи с изменением климата изменяется циркуляция, а это значит, что вот чаще появляются так называемые меридиональные процессы. Это приводит к тому, что в северных регионах формируются антициклоны.

В период, когда наблюдаются, ну в период, близкий к летнему солнцестоянию, в антициклонах, все уже хорошо знают это слово, это означает, что облаков мало, в условиях, когда постоянная белая ночь, когда незаходящее солнце, летнее солнцестояние, происходит постоянный прогрев солнечными лучами подстилающей поверхности. И вот это приводит к тому, что в течение последних 10–15 лет количество пожароопасных ситуаций и пожаров увеличилось в разы в этих северных регионах. В этом году мы тоже прогнозируем эту ситуацию, поэтому этот год будет очень сложный с точки зрения пожарной опасности.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем телефонный звонок. Тверская область, Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, рассказывайте.

Зритель: Вот Роман Вильфанд в ноябре месяце сам лично по телевизору говорил, что зима будет аномально холодной, но зима была сами знаете, какая у нас в Российской Федерации, в Центральной России, была аномально теплой. Перед началом мая он сам же говорил, что будет май аномально теплый, май прошел, почти прошел, первые дни только тепла. Почему вот такое вот разногласие между тем и этим?

Тамара Шорникова: Понятно, да. Да, спасибо, Александр, за звонок.

Иван Князев: Спасибо...

Тамара Шорникова: Вот такие вот... Ну как всегда, только ленивый может синоптиков не ругать, что ж такое.

Роман Вильфанд: Да, это правда.

Нет, долгосрочные прогнозы погоды не очень хорошо оправдываются, но тут, Александр, вы ошиблись: начиная с ноября, да на самом деле еще раньше, с октября все расчеты указывали на то, что нынешняя зима будет очень теплой, и об этом постоянно говорил Гидрометцентр, Росгидромет, вот тут не грешны ни я, ни служба, в которой я работаю. На май, да, действительно прогнозировалась температура выше нормы.

Понимаете, прогнозировать экстремально высокие температуры в принципе нельзя на долгие сроки, я уже говорил об этом в самом начале; можно прогнозировать класс выше нормы или ниже нормы. Так вот если оценивать температуру, скажем, за первые 20 дней мая, оказывается, температура выше нормы на 1–1,5 градуса, если речь идет о центре европейской России. Да, очень сильное похолодание, которое произошло, на 7–8 градусов температура ниже нормы была еще в выходные, – да, вот это большой вес. Сейчас, к концу этой недели опять температура повышается. Да, долгосрочные прогнозы таковы.

Понимаете, долгосрочные прогнозы таковы, что они... Можно говорить так, что они чаще оправдываются, чем не оправдываются. Наибольший прогресс у нас связан с прогнозированием погоды, с ее детализацией, с точностью, с заблаговременностью на краткие сроки, до 7 дней, вот тут невероятный скачок. Для того чтобы прогнозировать надежно прогнозы на долгие сроки, нужно очень многое знать, нужно познать океан, а это пока терра инкогнита, лучше сказать аква инкогнита. А именно все источники тепла, не... источники тепла, приходят из океана, и те модели, которые мы строим, они такие фоновые. Да, за последние примерно 25–30 лет качество прогнозов на долгие сроки повысилось на 10%, но оно составляет 65%.

Я постоянно призываю: когда выпускаются прогнозы на долгие сроки, да, эти прогнозы лучше, чем любые тривиальные прогнозы климатические, инерционные, но с вероятностью 35%, заранее известно, они могут не оправдаться, и это нужно воспринимать.

Тамара Шорникова: Нужно быть готовым, да.

Роман Вильфанд, научный руководитель Гидрометцентра России.

Иван Князев: Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Спасибо вам.

И вот несколько SMS, какая же все-таки у нас большая страна и какая разная погода в разных регионах. Рязанская область: «Из-за холодной весны не видно вредителей на растениях, в прошлом году уже все цветы были в тле». Пенза: «У нас такого холодного мая не было давненько, ждем тепло». Мурманск: «У нас снег, хочется тепла, приезжайте». Ну и Белгородская: «Пшеница в пояс, весь май идут дожди».

Иван Князев: Башкортостан: «Люблю жару, холод, снег, мороз и проливные дожди. У природы нет плохой погоды, а человек – часть природы», – вот так вот пишет нам телезритель. А Краснодарский край: «С погодой все нормально, как всегда: то жара, то холод, то зима, то лето – в общем, как обычно».

Тамара Шорникова: Ну да, тут как в песне, «Главней всего погода в доме». Вот чтобы она у вас была хорошей, к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «Личное мнение»