Россия не будет отправлять десант в Нагорный Карабах

Россия не будет отправлять десант в Нагорный Карабах | Программы | ОТР

Каким будет участие нашей страны в конфликте Армении и Азербайджана? И что происходит в Карабахе сейчас?

2020-10-22T21:25:00+03:00
Россия не будет отправлять десант в Нагорный Карабах
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Константин Затулин
Первый заместитель комитета Государственной Думы по делам СНГ и связям с соотечественниками
Владимир Лепехин
генеральный директор Института ЕврАзЭС

Александр Денисов: Россия не планирует отправлять свой десант в зону боевых действий в Карабахе, таковы последние новости из нашего парламента. Напомню, что с утра зампред Комитета Госдумы по делам СНГ Константин Затулин сообщил, что не исключается десантная операция как один из вариантов урегулирования конфликта, и пару часов назад Андрей Красов, зампред Комитета по обороне, отмел такую возможность.

Ольга Арсланова: И пояснил, что это позиция не его личная, она согласована с Министерством обороны, которое не планирует никаких активных действий. Помимо этого, еще и пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил, что Россия сейчас рассматривает только один вариант разрешения этого конфликта, это дипломатический вариант.

Александр Денисов: Да. Ну кстати, глава Азербайджана Ильхам Алиев заявил, что не против введения в регион миротворцев, правда, не пояснил, кого он видит в этой роли, нас или, например, турок.

И у нас на связи наш первый собеседник, как раз Константин Федорович Затулин, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по делам СНГ. Константин Федорович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Константин Затулин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Ну вот только что Владимир Путин высказался по поводу ситуации в Карабахе в Валдайском клубе на заседании, сказал, что это конфликт в самой острой, плохой стадии и что предпринимаемые усилия, наши миротворческие усилия ни к чему не приводят. Может быть, действительно ваше-то предложение утреннее и было таким серьезным?

Константин Затулин: Ну, во-первых, хочу заметить, что это было не утреннее, а вечернее предложение, и звучало оно не совсем так, как вы его процитировали.

Ольга Арсланова: Поясните, пожалуйста.

Александр Денисов: Уточните, пожалуйста, да.

Константин Затулин: Я давал интервью «Национальной службе новостей» и сказал, что мне кажется, что в создавшейся ситуации не исключена необходимость усиления российского военного присутствия в Республике Армения. То есть не участие России в боевых действиях в Карабахе и не десантирование в Карабах, что потом пытались представить как мое мнение, на самом деле я этого не говорил. Я говорил о том, что ситуация не только в Карабахе, но и вокруг Армении складывается неприятным образом...

Ольга Арсланова: Константин Федорович, а зачем тогда...

Константин Затулин: ...Армения находится сейчас в воздушной блокаде со всех сторон, а вместе с ней и наша военная база в Гюмри, где 5 тысяч солдат и офицеров. И я считаю, что может потребоваться усиление нашего военного присутствия в Армении, вот о чем я говорил.

Ольга Арсланова: Чтобы что сделать? То есть на какой случай и для каких целей?

Константин Затулин: Во-первых, на тот случай, чтобы на самом деле было неповадно думать о нападении на саму Армению, с которой мы являемся военным союзником по ОДКБ, а во-вторых, потому что само по себе проведение такой операции позволит разомкнуть блокаду, которая сложилась вокруг Армении. Армения в настоящее время со всех сторон блокирована, в то время как Азербайджан, скажем, благодаря Турции и другим странам, Израилю например, получает вооружение, дроны и все что угодно, Армения на сегодняшний день блокирована, военные грузы туда не доставляются, вот о чем я говорил. Но вместе с Арменией блокирована и наша база в Гюмри, для нас это не должно быть каким-то основанием для действий? Мне кажется, что появление там дополнительного войскового контингента способно охладить страсти.

Александр Денисов: Почему Андрей Красов вас опроверг, сказал, что это нужно согласовывать с Минобороны, у Минобороны даже в мыслях этого нет?

Константин Затулин: Да я и не сомневаюсь, что это надо согласовывать, более того, это решение может состояться не раньше, чем Армения об этом попросит. Наше не только Министерство обороны, Верховный главнокомандующий примет такое решение. Я высказал предположение, что такое возможно, я не планирую военных операций и не посылаю солдат, и Госдума в целом вообще не уполномочена предпринимать военные операции. Красов, насколько я понимаю, со мной не беседовал, но действовал на основе той информации, которая пошла по Сетям, о том, что я якобы предлагал высадить десант в Карабахе. Такого не было, я этого не говорил, мы по этому поводу дали дополнительно опровержение.

Ольга Арсланова: Константин Федорович, а вы уверены в том, что десант в Карабахе не нужен, в том, что дипломатическим способом, вот этими всеми разговорами и призывами к миру можно что-то решить?

Константин Затулин: Я в настоящий момент вижу, что одна из сторон, в данном случае азербайджанская, активно поддерживается Турцией. Вот я вчера заявил о возможности нашей операции в Армении, а вице-президент Турции, заметьте, не депутат, а вице-президент Республики Турция, заявил о том, что вообще Турция готова ввести свои войска в Карабах, только надо, чтобы Азербайджан об этом попросил. Я считаю, что действительно требуются какие-то решительные действия, согласованные, конечно, не военные желательно, чтобы агрессия была прекращена. На самом деле переговоры, которые сейчас идут, и Владимир Путин, которого я не слышал, но с ваших слов...

Александр Денисов: Вот буквально недавно, да, сказал, что в самой худшей стадии.

Константин Затулин: Да, я в это время летел в самолете, поэтому я, к сожалению, не видел, я видел начало трансляции, но не видел ее полностью. Я могу сказать, что одна из сторон, в данном случае азербайджанская, выдвигает заведомо неприемлемые требования, она по сути требует от армян капитуляции, не просто освобождения так называемых оккупированных районов, здесь можно в данном случае договариваться, то есть районов вокруг Нагорного Карабаха, но и отдачи фактически Нагорного Карабаха, то есть капитуляции в самом Нагорном Карабахе, где живет армянское население. Но это неприемлемо, это вряд ли произойдет.

Александр Денисов: Да. Константин Федорович, на наш взгляд, какой план у Армении, у Азербайджана? Вот еще раз процитирую Владимира Путина, он сказал, что с одной и с другой стороны уже погибло около 2 тысяч, всего 4, примерно 4–5 тысяч погибших на данный момент, в данной стадии конфликта.

Константин Затулин: Да. Ну это тоже, кстати говоря, до конца не ясно, потому что...

Александр Денисов: Приблизительно, естественно, да.

Константин Затулин: ...Армения публикует данные о своих погибших, фотографии, списки и так далее, а Азербайджан с начала операции засекретил все.

Александр Денисов: Да. Какой план у Армении и у Азербайджана? Продолжать кидать в топку своих пацанов 2002 года рождения? Какой у них план?

Константин Затулин: Значит, давайте разберемся.

Александр Денисов: Давайте.

Константин Затулин: Азербайджан нападает, а Армения обороняется, в данном случае не Армения, а Нагорный Карабах, если быть точными. Значит, при этом Азербайджан считает, что он выполняет операцию по восстановлению территориальной целостности. Двадцать шесть лет в регионе был мир, с 1994 года, который прерывался только один раз в 2016 году трехдневной перестрелкой, и вот сейчас решили таким образом решить вопрос, Азербайджан это заявляет, Турция поддерживает, воевать до победного конца.

Турция при этом развивает демагогию, говорит: ну как же, 20 или 26 лет ничего не решено. А я хотел бы спросить: с 1974 года Турция оккупирует северную часть Кипра – почему она не озаботилась тем, чтобы, хотя весь мир считает, что это оккупация, никто эту Республику Северного Кипра не признает, а она ее не возвращает и не собирается возвращать? И выступает в роли моралиста в карабахском конфликте.

Александр Денисов: Ну, в данном случае возможен же вариант независимости Карабаха и от той, и от другой страны, такой вариант.

Константин Затулин: На самом деле я всегда считал, и не только в связи с этими военными действиями, с 1990-х гг. говорил о том, что схема урегулирования на самом деле на столе, она очевидна: армяне должны вернуть эти районы вокруг Нагорного Карабаха, которые они контролировали, это 7 районов Азербайджана. Два района из них – это пограничные районы, в их отношении необходима отдельная договоренность; пять районов сразу, два через какое-то время.

А что касается Нагорного Карабаха, то предлагался нашими посредниками, не мной, а в том числе нами как посредником, вариант референдума отложенного статуса и референдума через 30 лет, вот что предлагалось в 2011 году в Казани, Азербайджан от этого отказался, он хочет все. Но все означает, что надо изгнать армянское население с насиженных мест, на которых люди жили веками, и это, в общем, неприемлемое, на мой взгляд, требование. Приемлемое было бы освобождение или передача районов и рано или поздно признание независимости Нагорного Карабаха, потому что я уверен, Нагорный Карабах надо весь истребить, но он обратно в Азербайджан не вернется ни в каком статусе.

Ольга Арсланова: Константин Федорович, вы сказали о том, что Азербайджану достаточно только обратиться к Турции, для того чтобы силы военные там турецкие оказались. Так, может быть, нам есть смысл...

Константин Затулин: Нет, это не я сказал, это сказал вице-президент Турции.

Ольга Арсланова: Да, вы рассказали об этом.

Константин Затулин: Что он считает, я его процитировал, ему фамилия Октай.

Ольга Арсланова: Ага. Как вам кажется, может быть, есть смысл на каком-то другом уровне вести переговоры России с Турцией, для того чтобы эту проблему решить?

Константин Затулин: Нет, а переговоры России с Турцией ведутся, но Турция и Азербайджан занимают солидарную позицию, абсолютно идентичную, я это просто знаю.

Александр Денисов: Спасибо большое, Константин Федорович. Константин Затулин был у нас на связи.

Наш следующий собеседник – Владимир Анатольевич Лепехин, генеральный директор Института ЕврАзЭс. Владимир Анатольевич, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Владимир Лепехин: Добрый вечер.

Александр Денисов: Вот интересно, какую роль придают Армения и Азербайджан России? Вот как они видят, какую роль мы должны здесь сыграть? Вот я слышал недавно выступление азербайджанского писателя Чингиза Абдуллаева, он, знаете, в несколько для нас нелестной, можно даже сказать обидной манере обрисовал ситуацию, что Россия – это такая Софья, в нее влюблен азербайджанский Чацкий, а она все смотрит в сторону армянского Молчалина. Ну вот сейчас мы тоже вроде, Константин Федорович сказал, что нужно все-таки отправить войска на территорию Армении, – что, подтверждаем слова Абдуллаева?

Владимир Лепехин: Ну, мы не можем однозначно говорить о том, как относится Азербайджан к России и как относится Армения к России, потому что и в Азербайджане, и в Армении есть разные силы, которые по-разному относятся к России. С одной стороны, есть официальная позиция руководства, допустим, Азербайджана, которая более-менее понятна, но при этом есть дела, то есть позиция России особо не учитывается в проблеме Нагорного Карабаха.

Что касается официальной позиции Армении, то до сих пор она не очень понятна, потому что она достаточно непоследовательна. А народ Армении, конечно, в массе своей, с одной стороны, за того, чтобы развивать отношения с Россией, с другой стороны, все-таки смотрит на Россию как на гаранта решения проблемы и Нагорного Карабаха, и защиты Армении от возможной агрессии. Так что...

Александр Денисов: А Азербайджан как смотрит на Россию и ее роль?

Владимир Лепехин: Я думаю, что бо́льшая часть населения в принципе тоже заинтересована в том, чтобы сотрудничать с Россией, но в нынешней ситуации, когда... Не всегда так бывает, как только происходит обострение отношений между Арменией и Азербайджаном, учитывая, что Россия является стратегическим союзником Армении, конечно, рейтинги меняются, точнее отношение к России у населения Азербайджана меняется, конечно, степень негатива возрастает, естественно. Тем более что Россия так или иначе дает понять, что она на стороне Армении.

Ольга Арсланова: Но, Владимир Анатольевич, все-таки об отношении России мы можем говорить, ведь и Азербайджан нам, в общем-то, не враг.

Владимир Лепехин: Ну, Путин же сегодня сказал, еще часа, наверное, не прошло, как он сказал об этом. То есть в ответ на вот это воинственное заявление турецкой стороны, вице-президента, что Турция готова ввести войска, Путин еще раз подтвердил, что Россия заинтересована в мире, это во-первых, а во-вторых, какие-то активности России в регионе возможны только в случае, если и армянская сторона, и азербайджанская сторона России доверяет. Поэтому пока наша позиция не меняется, то есть мы проводим примерно ту же самую политику, как и в конце сентября, то есть в момент начала этого самого конфликта.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, а можно ли вообще уговорить стороны этнического конфликта? Вот что ни говори, у них одна цель, друг друга задавить и все, вот объясняй им, не объясняй, они будут своих пацанов губить и кидать туда. Можно ли решить уговорами?

Владимир Лепехин: Мы просто не то обсуждаем, потому что бессмысленно уговаривать Армению и Азербайджан, не они являются основными субъектами конфликта, они являются жертвами этого конфликта. Потому что вот сегодня совершенно точно стала понятна роль Турции. Мало того, что было это заявление воинственное, так синхронно с этим заявлением сразу активизировались вооруженные действия азербайджанской стороны на Лачинском направлении, то есть интересует Лачинский коридор на самом деле. А кого это интересует, Азербайджан? В большей степени это интересует Турцию.

То есть речь идет не о защите даже государственной целостности, конечно, такая задача стоит перед Азербайджаном, но если анализировать действия военных, то мы видим, что тут явно проглядывается турецкое влияние, с одной стороны. Более того, еще можно дальше посмотреть, и британское влияние, которая конечно же, тоже заинтересована в таком коридоре, они активно сотрудничают, британские спецслужбы, британские компании с Турцией, естественно, прокладывают пути транзита, и уши торчат и BP, британской компании нефтяной, ее интересы в Баку и так далее, и так далее.

Александр Денисов: Владимир Анатольевич, а все-таки ввести войска (уж извините, что вас перебиваю), стоит ли нам ввести войска, учитывая, что и Нарышкин говорил о переброске боевиков, и слухи, что вот в Нахичеване как раз группируются, там в неких бараках уже сидят? Стоит ли России действительно перебросить, не знаю, десант, как это назвать уж правильно, чтобы решить этот вопрос, чтобы не расползались дальше и к нам не поползли?

Ольга Арсланова: И с турецкими там силами не пересечься.

Александр Денисов: Сейчас узнаем, пересечемся ли...

Владимир Лепехин: Я считаю правильным... не ввести войска, а продвинуть на некоторые рубежи нашу воинскую часть, которая находится в Гюмри, наших военных. С одной стороны, это нужно было сделать раньше, как раз тогда, когда был разгадан план азербайджанской стороны, вот этот удар в направлении Лачинского коридора и стремление отрезать Армению от Ирана, вот на эту территорию и надо было давно выдвинуть российских военных, ну как миротворцев, естественно, тем более что форс-мажорные обстоятельства позволяют это сделать.

Вообще дело не в том, что нет договора с НКО, мы защищаем интересы России в этом регионе в первую очередь, а потом уже наших союзников. Так вот учитывая, что пошла информация о том, что в этих событиях участвуют боевики, вот это и есть форс-мажорное обстоятельство, на основании которого Россия в принципе имеет право активизировать свои военные действия. Россия защищает свои интересы на дальних подступах к Сирии, ведя принципиальную борьбу с международным терроризмом, и когда международные террористы оказываются вдруг на постсоветском пространстве, на территории Армении, Карабаха, неважно, Азербайджана, то, естественно, Россия должна делать какие-то выводы.

Вот это время упущено, и поэтому сейчас та пауза, которую мы наблюдаем, в нерешительности таких действий, но сейчас уже, собственно, все ждут, когда Россия вдруг предпримет какие-то военные действия, естественно, будут показывать пальцем на нее, что это она первая начала вмешательство и прочее, прочее. Сейчас, видимо, ситуация разворачивается таким образом, что раз Турция намерена там как-то активизировать свои действия, то Россия может действовать только в ответ, вот. Поэтому вот так вот примерно разворачивается ситуация, ни о каком десанте речь не идет.

Ольга Арсланова: Владимир Анатольевич, а есть у нас какие-то рычаги воздействия на Турцию дополнительные?

Владимир Лепехин: Таких рычагов нет, потому что идет большая игра, дело опять же, еще раз говорю, не только в том, что у Турции есть амбиции и внутриполитические интересы, за Турцией сегодня стоит Британия. Я уже неоднократно выступал в разных СМИ, по этому поводу говорил. Сегодня, например, была пресс-конференция депутата Государственной Думы Панина, который давал развернутый доклад в агентстве «Россия сегодня» по этому поводу, где четко расписывал роль Британии в последних событиях, ее влияние на Турцию и, соответственно, Турции на вот этот конфликт на Южном Кавказе. Вместо того чтобы разбирать всю палитру тех проблем, которые сегодня складываются на постсоветском пространстве, и роль вот этих глобальных игроков, мы уперлись в выяснение отношений с Арменией и Азербайджаном, которые являются жертвами, обе страны, жертвами той игры, которая развязана в этом регионе.

Александр Денисов: Спасибо большое. То есть надо разбираться с кукловодами. Спасибо, Владимир Анатольевич. Владимир Лепехин был у нас на связи, генеральный директор Института ЕврАзЭс.

Ольга Арсланова: А мы продолжаем.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Каким будет участие нашей страны в конфликте Армении и Азербайджана? И что происходит в Карабахе сейчас?