Россия сидит дома. Что можно делать и куда ходить в режиме самоизоляции

Россия сидит дома. Что можно делать и куда ходить в режиме самоизоляции
Нужно ли раздать людям деньги?
Поддержка сельских банков
Дети выбрали профессии
Регионы, что нового? Красноярск, Кемерово, Курск
Гонка технологий и ядерные сценарии. Кредитная амнистия вместо каникул? Законность коронавирусных указов. Торгово-развлекательная пандемия
Гонка умов важнее гонки вооружений
Россия - не придаток экономической политики Китая, как нас часто хотят представить. Мы - немногие, у кого положительное сальдо торговли с ним
Торговые центры открылись впустую
Ядерные сценарии
Какой будет торгово-развлекательная индустрия после пандемии?
Гости
Лариса Попович
директор Института экономики здравоохранения НИУ ВШЭ
Максим Плетнев
партнер юридической фирмы «СМБ Консалт»
Олег Зайковский
корреспондент ОТР (Крым)
Анна Исаева
корреспондент (г. Екатеринбург)

Тамара Шорникова: Российские регионы переходят на самоизоляцию. О введении такого режима объявили в Москве, Московской и Мурманской областях. Премьер Михаил Мишустин сегодня на совещании кабинета министров рекомендовал и другим регионам следовать вот примеру передовиков.

Иван Князев: Ну и правильно.

Ну и сегодня началась объявленная президентом выходная неделя, вся страна должна сидеть дома и не покидать жилье без острой необходимости. Как сегодня живет ваш регион? Что работает, а что закрыто? Много ли людей на улице? Звоните, устроим перекличку вот такую. Начнем ее с наших корреспондентов.

Тамара Шорникова: Да. Сейчас с нами на связь выйдет Анна Исаева, корреспондент ОТР, она работает в Екатеринбурге. Попробуем выяснить, что в Екатеринбурге, что на улицах происходит.

Иван Князев: Анна, добрый день. Как у вас обстановка?

Анна Исаева: Добрый день, добрый день. В Екатеринбурге горожане, как мне кажется, подошли довольно ответственно к карантину. На улицах меньше народу, чем обычно. Заметно, что люди стараются выходить лишь по необходимости: в магазин, погулять с собакой или, может быть, в аптеку.

Пенсионеров на улицах и вовсе практически не видно, хотя те, кто выходят, к сожалению, пренебрегают мерами своей безопасности и не надевают маски. В продуктовых магазинах ажиотажа у нас нет, продукты с полок не сметают, закупаются только самым необходимым. В одной из сетей ввели даже специальное время для пенсионеров, с 8 до 10 утра бабушки и дедушки могут прийти, не боясь за свою безопасность, и закупиться всем необходимым.

Торговые центры, кафе, рестораны, музеи, кинотеатры у нас в городе закрыты с субботы. Полиция патрулирует магазины и проверяет, не нарушают ли предприниматели указ. Кстати, нарушения были выявлены: один из крупных строительных гипермаркетов несмотря на запрет продолжил работу. Специалистам Роспотребнадзора пришлось закрывать магазин принудительно.

Еще несколько часов назад стало известно, что меры карантина ввели в общежитиях одного из университетов, студентов выпускают на улицу только по неотложным поводам. Вахтер и охрана объясняют им, что это в целях профилактики коронавируса.

В Свердловской области пока зарегистрировано 24 случая заболевания коронавирусом, трое заболевших находятся в тяжелом состоянии, двое в состоянии средней тяжести. И сегодня утром одного из пациентов выписали, еще одного пациента выписали на прошлой неделе.

Тамара Шорникова: Да. Анна, вы говорите, что на улицах не видно людей, которые носят маски, бабушки-дедушки, – а у вас маски-то в аптеках есть в вашем регионе?

Анна Исаева: Нет, к сожалению...

Тамара Шорникова: Может быть, поэтому?

Анна Исаева: ...уже недели 3 в аптеках не найти ни масок, ни антисептиков. Многие предприятия швейные стали изготавливать маски, но все равно недостаточно.

Иван Князев: Анна, скажите, а что там с погодой у вас? В Центральной России последние 2 дня было достаточно тепло, народ массово повалил на шашлыки. У вас, как я понимаю, более ответственные люди?

Анна Исаева: Ну сегодня более ответственные, но вчера в парках и скверах все-таки люди жарили шашлыки, довольно много народу было.

Иван Князев: Понятно.

Тамара Шорникова: Ну и следите ли за новостями из Москвы, из столичного региона? Что думаете о возможности введения вот такого режима у вас?

Анна Исаева: Я считаю, что это необходимо, потому что все-таки и пенсионерам стоило бы, наверное, дома сидеть, и молодежи, которая считает, что это каникулы, и выходит на улицу. Поэтому я думаю, что эта мера для нас была бы тоже актуальна.

Тамара Шорникова: Да. Анна Исаева, корреспондент ОТР из Екатеринбурга. Спасибо, Анна.

Узнаем, сколько у Анны единомышленников: зрители, позвоните, расскажите нам, вы за введение вот такой тотальной изоляции в вашем городе, в вашем регионе или считаете, что это меры чрезмерные?

Иван Князев: Но у нас уже есть москвичи на связи, Сергей из Москвы нам дозвонился. Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Доброе утро, Москва вас беспокоит.

Тамара Шорникова: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Самоизолировались, Сергей?

Зритель: Да, конечно. Но, вы знаете, я считаю, что карантин правительство ввело правильно и обоснованно, молодцы. Вот сижу, Северо-Восточный округ, Бибирево, смотрю на улицу, действительно народ подошел к этому с положительной стороны, гуляют только с собачками. Вот у меня тут 3 магазина видно, идут единицы в магазин, народа на данный момент нет, молодцы.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Вот такая вот информация.

Тамара Шорникова: А чем дома занимаете себя?

Зритель: А?

Тамара Шорникова: Чем дома занимаете себя?

Зритель: Ну вот вас смотрю. У вас когда все закончится, буду смотреть, это самое, читать книгу.

Иван Князев: А вот это правильно!

Тамара Шорникова: Какую, какую книгу?

Зритель: Вы знаете, достал старую нашу, Кожевникова «Щит и меч», и решил перечитать.

Иван Князев: Вот это здорово. Да, спасибо, Сергей.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо.

Иван Князев: Сейчас самое правильное – это смотреть ОТР и читать хорошие книжки.

Еще один наш корреспондент уже из Симферополя Олег Зайковский на связи. Олег, здравствуйте.

Олег Зайковский: Здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да. Слушаем, как у вас обстановка.

Олег Зайковский: Ну у нас обстановка, наверное, похожа на обстановку в других регионах. Людей немного. Вот мы были в центре города, все кафе и подобные точки общепита работают только на вынос. Вот среди людей где-то, наверное, треть в масках, остальные без. Где они берут маски, эти люди, я не знаю, потому что проблемы с масками, как и у всех, были, но насколько они решены... Где-то их нет, где-то вроде бы они появляются, но вот как-то люди решают. Возможно, те, кто без масок, проблему решить не смогли, не нашли. Но у нас есть особенность нашего региона в том, что все знают, что у нас тепло, сейчас у нас где-то примерно +15...

Иван Князев: Вот-вот.

Олег Зайковский: ...поэтому малое количество людей в центре города не должно обманывать – проблема с так называемыми «шашлычниками» очень актуальна. Вот буквально на выходных в одном из мест недалеко от Симферополя очень популярном сотрудники ГИБДД и местные власти перекрывали шлагбаумами проезд автомобилям, чтобы на шашлыки не могло проникнуть слишком много людей, они все туда поехали. То есть сознательность, так скажем, довольно низкая.

Тамара Шорникова: А что...

Олег Зайковский: Сейчас вот я... Да.

Тамара Шорникова: А что делают с такими людьми? Работу разъяснительную проводят, штрафуют? Какие меры? Санкции есть?

Олег Зайковский: Ну пока особо санкций нет. Вот единственное, что сегодня уже сообщили местные власти о том, что первое уголовное дело заведено на человека, который должен был находиться в самоизоляции, этого не сделал и заразил другого человека. Я так понимаю, что именно вот это должно произойти, чтобы завели уголовное дело, и вот его завели.

Слышал также, что власти Севастополя, они уже сообщают об этом, вот сегодня с утра в ходе своего оперативного штаба, думают над московскими мерами, потому что очевидно, что то, что принято сейчас, отсутствие жесткого карантина, работает не совсем. То есть люди едут на природу, тем более Севастополь, все понимают, это море, это лес, это красивые места, поэтому уже задумываются о более жестких мерах. Пока этот вопрос прорабатывается.

Тамара Шорникова: А на пляжи свободно можно попасть?

Иван Князев: Да, я как раз хотел спросить – пляжи-то не закрыты у вас?

Олег Зайковский: На пляжи можно попасть абсолютно свободно, вот, поэтому с этим проблем... И, конечно же, там есть люди, которые считают, что, если на море, рядом толпы нет, значит, можно ехать, это популярная...

Иван Князев: Ну вот это, мне кажется, наверное, все-таки недочет для местных властей, пора бы уже закрывать пляжи, как это сделали в других приморских городах.

Олег, скажите, пожалуйста, вы сами-то объясняете, своим примером показываете соседям, близким, друзьям, что, ребят, надо сидеть дома уже? Это один момент. А второй момент: толкучки в магазинах-то нет? Хватает?

Олег Зайковский: Особого ажиотажа в магазинах нет, достаточное количество магазинов работает. Но вот сейчас, когда мы снимали актуальное видео в центре города, я обратил внимание, что возле одного из отделений банка приличная очередь, спросил – оказалось, что это один из двух основных банков в Крыму, и другие отделения закрыты, а в это отделение пускают людей по двое, поэтому уже собралась очередь. Возможно, люди хотят снять свои деньги, вот какой-то небольшой ажиотаж. Понятное дело, что такая очередь нехорошо, вон как люди столпились.

Но в основном в принципе все спокойно. Гречка подорожала, но, наверное, так везде, но туалетная бумага везде есть, та же самая гречка тоже есть.

Тамара Шорникова: А на сколько подорожала? Сколько стоит сейчас?

Олег Зайковский: Ну около 90 рублей, а еще сравнительно недавно она была 50 или 60, я вот сам покупал, помню, что была гораздо дешевле.

Тамара Шорникова: Ага.

Олег Зайковский: И, кстати, хочу сказать, что вот в Симферополе, например, парки закрыты, то есть что порадовало, но этого недостаточно явно.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Это Олег Зайковский, корреспондент ОТР в Крыму.

Иван Князев: Спасибо.

Несколько SMS. Москва и Московская область: «Людям нужен свежий воздух, а их запирают в четырех стенах», – ну, дорогие друзья, ну сколько можно-то уже? Ну действительно, пора уже как-то более ответственно подходить к тому, что говорится вам. А вот Воронеж нам пишет: «Алкаши бродят по улицам массово, они единственные, кто остались».

Тамара Шорникова: Так за хлебом вышли наверняка.

Иван Князев: Наверное, да.

Тамара Шорникова: Владимирская область: «Самоизоляция – очень хорошо, но у нас город маленький, Суздаль, медицина никакая, в городе много москвичей. Пусть их не пускают в наш город, пусть сидят у себя дома».

Иван Князев: Это где, это куда приехали?

Тамара Шорникова: Владимирская область, Суздаль.

Иван Князев: Москвичи во Владимир? Да, хорошо.

Тамара Шорникова: То есть въезд-выезд пока разрешен, это возмущает тех, кто живет по соседству.

Давайте поговорим с нашим экспертом. На связь с нами выходит Максим Плетнев, партнер юридической фирмы «СМБ Консалт». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Максим.

Максим Плетнев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Давайте поговорим сначала о режиме самоизоляции, на который перешли Москва, Московская область, Мурманская. Сейчас поступают данные, я думаю, что на такой же режим будут переходить и в других регионах вскорости. Что он из себя представляет? Насколько он вообще, не знаю, сейчас связан с нашим законодательством, например? Потому что кто-то говорит, например, что если не введен ЧС, то никаких ограничений действовать не может, штрафовать не могут людей.

Иван Князев: Ну да, просто некоторые люди сейчас массово вспоминают о своих правах, о Конституции и тому подобное, что «нас вот здесь вот заперли, это все незаконно, как же мои права, права человека».

Тамара Шорникова: С юридической точки зрения как это работает?

Максим Плетнев: Смотрите, как. Поскольку первым такое решение принял именно мэр Москвы, то, на мой взгляд, принятие мэром мер таких абсолютно необходимое и правильное. К сожалению, большое количество россиян не прислушались к рекомендациям властей и не остались дома в прошедшие теплые выходные, что в том числе и привело к принятию такого решения.

Да, может быть, безусловно, есть вопросы к форме принятия решения. Как известно, в соответствии с 55-й статьей Конституции, ограничения прав и свобод граждан возможны только в силу федерального закона. Также такие ограничения возможны на основании указа президента, например, о введении чрезвычайного положения, который подлежит утверждению Советом Федерации. Да, конечно, указ мэра – это не федеральный закон и не указ президента, но в отсутствие этих актов действовать-то все равно необходимо, и делать это нужно уже сейчас, человеческие жизни все-таки дороже, чем порог формы принятия подобного решения. Я лично полагаю, что уже давно назрела необходимость, может быть, даже еще более жестких мер, таких, например, как введение чрезвычайного положения. С нами по-другому, видимо, не получится.

Иван Князев: Да.

Максим, скажите, пожалуйста, смотрите, Оренбургская область нам пишет: «Если мне надо будет куда-то сходить, я пойду, никто не вправе мне этого запретить». А вот таких вот решительно настроенных людей можно как-нибудь привлечь в отсутствие пока у нас такого общего федерального закона, что нельзя никуда ходить? Можно их как-то привлечь за какую-то там попытку непредумышленного причинения вреда здоровью другому человеку? Ну вот он пошел, кого-нибудь заразил и так далее.

Максим Плетнев: Смотрите, как. Если действительно произойдет такой случай, когда человек является носителем вируса и заразит другого человека при таких обстоятельствах, то это будет однозначно, я думаю, уголовное дело так же, как это недавно произошло, насколько мы знаем, в Крыму.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Что касается штрафов для нарушителей карантина, «карантинщиков», насколько много их сейчас? Будет ли расти их число, по вашему мнению?

Максим Плетнев: Я думаю, их число расти будет, скорее всего, это правильно, если такое число штрафов будет расти. Более того, насколько мне известно, сейчас правительством приняты меры, связанные с увеличением ответственности, в том числе материальной ответственности, за нарушение режима чрезвычайной ситуации, то есть в случае введения чрезвычайного положения. Поэтому я думаю, что ответственность будет продолжать расти, и это правильно. Видимо, с нами надо жестче.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо, спасибо.

Тамара Шорникова: И ждем следующего эксперта, поговорим о текущей ситуации с Ларисой Попович, директором Института экономики здравоохранения Высшей школы экономики. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Лариса.

Лариса Попович: Здравствуйте, здравствуйте, коллеги.

Тамара Шорникова: Да. Вот по-вашему, насколько режим самоизоляции может помочь в том, чтобы приостановить распространение коронавируса? Насколько это эффективная мера?

Лариса Попович: Ну это, вообще-то говоря, самая эффективная мера в условиях отсутствия коллективного иммунитета, наработанного либо благодаря тому, что мы уже столкнулись бы с этой инфекцией раньше либо сделали вакцинацию. Сейчас нет ни того ни другого, это абсолютно новый вирус. И самый эффективный способ, проверенный столетиями и, может быть, тысячелетиями – это действительно самоизоляция.

Вообще я хочу вам сказать, что вирус у нас в стране развивается экспоненциально, и кривая, которая похожа на кривые других стран, если бы ничего не происходило, то экстраполяция показывает, что уже к 18 апреля почти миллион зараженных был бы в России. Благодаря мерам, которые были введены, кривая начала немножко опускаться, она улучшается, и даже за те 2 дня, когда меры были введены, но, к сожалению, плохо выполнялись, вот по этой модели, возможно, она условная, тем не менее эта модель показывает, что как минимум 250 человек не заразились в России. Это означает, что вот сейчас у нас 32 с тяжелым состоянием, а было бы еще 14 в тяжелом состоянии.

Поэтому меры абсолютно оправданы, и, если бы наше население было более ответственным, возможно, и не пришлось бы их вводить в том виде, в каком они сейчас введены. Это единственный способ сейчас.

Иван Князев: Лариса, достаточно серьезный вопрос из Марий Эл пришел: «А как быть с бездомными?» Вот с точки зрения здравоохранения кто-то их наблюдает не наблюдает? Вообще про них все забыли, сейчас не до них? Ведь они точно так же заражаются и точно так же ходят по улицам.

Лариса Попович: Ну, во-первых, у нас есть обсервационные центры, и если у бездомных наблюдаются какие-то симптомы ОРВИ, то понятно, что вызов «скорой помощи», тут же их отправление в эти обсервационные центры, тестирование, все для них так же предусмотрено.

Иван Князев: Так кто ж им вызовет «скорую помощь»? Кто про них-то вспомнит на самом деле?

Лариса Попович: Ну на самом деле бездомные, как вы понимаете, у нас все равно имеют право на государственные гарантии, которые предусматривают в том числе помощь при инфекционных заболеваниях. Не надо забывать о том, что каждый гражданин или не гражданин даже Российской Федерации, люди без гражданства и бездомные, следовательно, тоже имеют право на государственные гарантии. Кто вспомнит, дорогие мои, мы должны быть, разделенные физически, все-таки более близки духовно, и поэтому если вы видите страдающего человека на улице, нужно по крайней мере позвонить в «скорую помощь».

Иван Князев: В «скорую» можно позвонить.

Тамара Шорникова: Да.

Лариса Дмитриевна, буквально прямо очень коротко. Понятно, что не через неделю, не через две ситуация эта не улучшится резко. Сколько вот такие режимы самоизоляции могут продлиться, чтобы они были эффективными? Сколько должны продлиться?

Лариса Попович: Ну, видите, в разных экспертных суждениях называются разные сроки, никто, конечно, сказать не может наверняка. Но если мы будем соблюдать жесткий режим самоизоляции, то можно рассчитывать, что приблизительно через месяц ситуация будет переломлена, потому что понятно, что зараженные от зараженных и плюс период заболевания должны как-то пройти. Месяц, наверное, будет для перелома этой ситуации.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Тему карантина и самоизоляции наши коллеги продолжат в 19 часов.

Тамара Шорникова: А мы переходим к новой теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)