Россия - страна велосипедов. Где и как производят отечественные велосипеды и квадроциклы

Россия - страна велосипедов. Где и как производят отечественные велосипеды и квадроциклы
Торговля персональными данными. Брошенные моногорода. Компенсации советских вкладов. Субсидии Северному Кавказу. Детское шампанское. Фильмы-должники. ЖКХ по-нашему. Темы дня с Сергеем Лесковым
Цифровая гигиена: чем опасны фотографии паспорта, бесплатные приложения и переписка в соцсетях
Сергей Лесков: Русский народ по какой-то своей самобытной культуре является, как и все северные, пьющим народом
Будущее умирающих городов: или эвакуация населения, или строительство заводов
Игорь Костиков: Больше потратишь энергии и сил на получение и восстановление советских вклада, чем получишь деньгами
Татьяна Овчаренко: Если в январской платёжке нет годовой корректировки в вашу пользу, вы априори переплатили
Олег Иванов: Это очень большое достижение всех нас, что мы сегодня видим, на какой фильм сколько дали денег и сколько он заработал в прокате
Персональные данные в Интернете: как их защитить от утечки? И что делать, если это произошло?
Надо ли запретить детское шампанское?
Много денег Кавказу. А толку? Субсидии на развитие региона не дали эффекта
Гости
Алексей Ярцев
заместитель директора Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России
Александр Начевкин
генеральный директор компании «Веломоторс»

Марина Калинина: Здравствуйте! Я – Марина Калинина. Это рубрика «Промышленная политика». Каждый вторник мы рассказываем о российских предприятиях, показываем сюжеты об этих предприятиях, о продукции, которая там производится, о людях, которые там работают.

Сегодня поговорим о производстве вело- и мототехники – ну, велосипеды, квадроциклы, снегоходы. Но мы основное внимание сосредоточили на велосипедах. Компания «Веломоторс». У меня в гостях сегодня – Александр Юрьевич Начевкин, генеральный директор компании. Здравствуйте.

Александр Начевкин: Здравствуйте.

Марина Калинина: И Алексей Евгеньевич Ярцев, заместитель директора Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России. Здравствуйте.

Алексей Ярцев: Добрый день.

Марина Калинина: Мы съездили нашей командой в Брянскую область, в город Жуковка – именно там находится завод, веломотозавод. Давайте посмотрим сюжет, а потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Слушайте, ну это, конечно, фантастика! Вот этот завод – это, конечно, нечто из другой реальности. Когда я там была, конечно, меня это поразило.

Как в таких сложных условиях вообще… Почему вы решились именно на это? Как вы решились? И как вы этого добились?

Александр Начевкин: Вы знаете, мы сначала просто торговали велосипедами, как и все. Потом поняли, что просто так торговать велосипедами – мы не будем отличаться от всех других компаний, которые этим занимаются. И решили строить производство.

Но в связи с тем, что фактически при ввозе в Россию отсутствуют таможенные пошлины на велосипеды, мы не могли идти по пути китайских производителей. Китайские производители – у них очень большая степень, скажем так, производства диверсифицирована, то есть кто-то делает рамы, кто-то собирает велосипеды, кто-то делает какие-то запчасти.

Марина Калинина: А вы решили все в одно соединить?

Александр Начевкин: Да. Для того чтобы составить конкуренцию китайским производителям на российском рынке… Ну, к примеру, допустим, вы видели производство трубы. В Китае нет ни одного… то есть вообще в мире нет ни одного велосипедного завода, который бы сам катал трубу. Нам пришлось этим заниматься для того, чтобы удешевить эту трубу для себя.

Дальше – производство рамы. Где-то 80% заводов рамы для себя не варят, они их покупают на стороне. То же самое, фактически на этом заводе 100% рам мы производим сами. Жуковка производит где-то до 700 тысяч рам в год.

Идем дальше. Нам удалось снизить стоимость своей продукции до такой степени, что, даже привозя сюда велосипеды из Поднебесной, скажем так, практически без таможенных платежей китайские производители на дешевом и на среднем ценовом сегменте с нами стали неконкурентоспособными. Поэтому нам пришлось строить этот завод, другого варианта просто не было.

Марина Калинина: Я хочу спросить у вас, уважаемые зрители: как вы считаете, Россия – это страна велосипедов? Напишите нам на SMS-портал «да» или «нет». В конце программы – ну, буквально через 20 минут – подведем итоги.

Алексей Евгеньевич, что вообще на рынке производства вело-, мототехники в стране происходит? Вот таких заводов единицы, насколько я понимаю.

Алексей Ярцев: Ну, на самом деле в настоящий момент, действительно, небольшое количество заводов у нас – порядка четырех, может быть, пяти – с разной степенью локализации. Да, действительно, Жуковка – это одно из самых мощных предприятий, один из самых мощных заводов.

На самом деле рынок, если судить по китайским меркам и так далее, российский рынок достаточно небольшой, как и рынок стран СНГ. Например, российский рынок насчитывает порядка 5 миллионов с копейками велосипедов и велосипедных рам – ну, по импорту плюс производство. Из них бо́льшая часть – это импорт. А порядка 40% – это велосипеды, произведенные на территории Российской Федерации. Действительно, Жуковский веломотозавод занимает бо́льшую часть доли велосипедов и велосипедных рам, произведенных на территории Российской Федерации.

Марина Калинина: А что, действительно такой сейчас спрос на велосипеды? Я удивилась! Там шесть велосипедов в минуту с конвейера сходят. И этого мало.

Александр Начевкин: Вы видели только один конвейер велосипедный. У нас работают три велосипедных конвейера. То есть получается, что у нас сходит примерно один велосипед за полторы минуты.

Спрос? Проблема в том, что велосипед – это сезонный товар, а завод не может работать только один сезон, три-четыре месяца. Поэтому завод работает круглый год, мы работаем полгода на склад. Но когда наступает сезон, мы иногда… Вот наш рекорд – мы продавали где-то до 30 тысяч велосипедов в один день.

Марина Калинина: Ничего себе! Смотрите. Вообще кого можно считать производителями велосипедов? Ведь те, кто просто собирают, сборка, тоже считается, что они их делают.

Александр Начевкин: Это вопрос кому?

Марина Калинина: Вам.

Александр Начевкин: Ну, я с гордостью скажу, что сертификат СТ-1 российского производителя велосипедов есть только у нас, одна-единственная компания.

Алексей Ярцев: Давайте я как чиновник скажу.

Марина Калинина: Да, давайте.

Алексей Ярцев: Ну, простым языком постараюсь. В общем-то, у любой техники, у любой продукции, которая произведена в Российской Федерации, есть какие-то правила. Мы неоднократно с вами обсуждали на данных передачах, что все должны играть по правилам. И Министерство промышленности и торговли для всех видов продукции устанавливает определенные правила. Мы обсуждали перед этим краны, бочки. Есть некоторое постановление, которое говорит, каким образом считается продукция, произведенная на территории Российской Федерации, что надо сделать, какие операции надо осуществлять, чтобы…

Марина Калинина: Ну, чтобы было уже четко написано: «Сделано в России».

Алексей Ярцев: Да, «Сделано в России». К сожалению, более глубоких требований для велосипедов на данный момент пока нет, они прорабатываются, но существует процедура определенная, еще одна, которая говорит, что если ты более 50% запчастей и компонентов используешь, произведенных на территории Российской Федерации, – значит, ты считаешься российским производителем. Соответственно, действительно у нас только пока в настоящий момент одна компания обладает таким заключением – правда, тоже не на все виды продукции.

Марина Калинина: Пишут вам тут: «Почему не производят велосипеды трехколесные, для старушек? Я на двухколесном не умею».

Александр Начевкин: Я прошу прощения, мы производим две модели трехколесных велосипедов. Они у нас есть в ассортименте, это производство есть. Причем они и односкоростные, и многоскоростные, и с грузовым отсеком. То есть такие велосипеды в нашем ассортименте есть, мы их производим.

Марина Калинина: У нас есть звонок из Москвы. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Скажите, пожалуйста, почему именно мы не видим на наших рынках наших велосипедов, чтобы как раз в магазинах были, а видим только одно иностранное?

Марина Калинина: Спасибо за вопрос.

Александр Начевкин: Немножко я объясню. Ситуация в чем? Дело в том, что если мы возьмем мировое производство велосипедов, во всем мире, то 98% всех велосипедов во всем мире производят две страны – это Китай и Индия. Причем Индия производит только исключительно для своего рынка, эти велосипеды не выходят за территорию Индии. И только 2% велосипедов производятся в остальном мире – сюда входят и Турция, и Вьетнам, и Бангладеш, и другие страны.

В Соединенных Штатах Америки велосипедного производства вообще нет. В Европейском союзе существует исключительно только отверточная сборка, кое-где покрасочные линии стоят, потому что Евросоюз ввел заградительные пошлины на свою территорию для велосипедов, поэтому они вынуждены просто везти туда из Китая машинокомплекты и там собирать.

Те велосипеды, которые поставляются в Российскую Федерацию, они все, вне зависимости от бренда, вне зависимости, скажем так, от того, что вам говорят покупатели на рынках, они все на 100% китайского производства. Почему Китай заполонил наши прилавки? Дело в том, что…

Марина Калинина: Мне кажется, он не только наши прилавки заполонил.

Александр Начевкин: Ну да. Дело в том, что ввоз велосипедов в Китай… Они очень грамотно и умно сделали. При ввозе велосипедов в Китай таможенная пошлина в Китае составляет 130% от стоимости велосипеда (это если какой-то производитель попытается продать свои велосипеды в Поднебесной). Если китайские велосипеды поступают на наш рынок, то таможенная пошлина на велосипед – 10%. Это самая низкая пошлина в мире на велосипеды, поэтому, естественно…

И еще такой момент. Если мы возьмем таможенную стоимость велосипедов, которые, допустим, продаются на рынке, 50–100 тысяч рублей, до 200 тысяч рублей, то, скажем так, ввозная цена, декларируемая на таможне, не превышает 5 тысяч рублей. Поэтому фактически границы открыты, идет практически ввоз этих велосипедов. И очень трудно отечественным производителям при таких условиях конкурировать с китайскими. То есть мы возьмем дешевый сегмент и средний – здесь мы в состоянии с ними конкурировать, мы их с рынка потихонечку убираем. А то, что касается дорогого сегмента…

Марина Калинина: Тут сложно.

Александр Начевкин: Да, здесь сложно. Почему? Потому что, допустим, японское оборудование Shimano мы привозим, декларируем, платим таможенные пошлины. Мы платим таможенную пошлину – примерно где-то в три раза больше, чем все остальные платят просто за растамаживание одного велосипеда.

Марина Калинина: Алексей Евгеньевич, а Минпромторг как-то может повлиять на эту ситуацию, чтобы развивалось все-таки у нас производство, был не один такой завод, а 10–15, как в Советском Союзе было?

Алексей Ярцев: Ну смотрите. На самом деле к развитию производства велосипедов и велосипедных рам на территории Российской Федерации нужно подходить методично и систематично, самое главное. Я в начале эфира сказал о том, что у нас рынок составляет порядка 5 миллионов велосипедов на территории Российской Федерации, но, наверное, любой профессионал в этой отрасли уже давно раскритиковал бы меня. Почему? А откуда же засилье велосипедов иностранного производства на витринах магазинов?

Да все дело в том, что не всегда возможно отследить ввоз на территорию Российской Федерации велосипедов. Ну, как сказать? Это не контрафактный товар, но товар, который не декларируется. Не всегда бывают производители или импортеры чисты на руку. И здесь дело не в таможенных органах, они выполняют свою работу всегда на «отлично», но вот такое случается. И мы прекрасно понимаем это.

В связи с чем (как я сказал, надо подходить ко всему систематично) Минпромторгом совместно с Правительством Российской Федерации принято решение – перейти к проекту по маркировке велосипедов и велосипедных рам с этого года. И с этого года, с 16 сентября…

Марина Калинина: То есть это будет обязательная маркировка для всех без исключения?

Алексей Ярцев: Пока необязательная, пока необязательная. С 16 сентября этого года мы начали проект по маркировке велосипедов и велосипедных рам специальными идентификационными метками для того, чтобы посмотреть, как это будет работать, как это скажется на наших производителях, как это скажется на наших потребителях. Это одна из главных инициатив наших, одна из главных задач – определить и проследить товар. Дальше мы поймем, сколько у нас действительно реально ввозится велосипедов и велосипедных рам, поймем реальные объемы рынка.

Потому что, если сейчас сделать заградительные пошлины для Китая, европейских стран, мы просто рискуем оставить потребителей потенциальных без велосипедов, потому что наши производители… Да, они молодцы, они нарастят производство. Мы уверены, что они нарастят производство очень быстро, даже если будут какие-то пошлины. Но в любом случае есть риски. Дабы нивелировать эти риски, мы проведем эксперимент.

Если эксперимент будет удачен, и общественность, и производители (что очень важно) скажут: «Да, отлично! Это все работает», – и это никак не повлияет на себестоимость техники, никак не повлияет на потребителей, мы перейдем тогда… вернее, Правительство попросим, чтобы этот эксперимент был признан успешным и перешли мы к обязательной маркировке – то, что делается сейчас с шубами и так далее, все мы знаем данный проект. И после этого, когда мы определимся, что мы в полном объеме можем обеспечить людей велосипедами…

А это ведь действительно такая социальная вещь, с которой надо работать аккуратно – не дай бог, не хватит трехколесного велосипеда. Соответственно, тогда мы будем разрабатывать дальнейшие механизмы поддержки либо какие-то ограничительные меры. Но опять же ко всему надо подходить систематично.

Марина Калинина: У нас есть два звонка, давайте дадим возможность высказаться нашим зрителям. Владимир из Липецка нам дозвонился. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, говорите.

Зритель: Я хочу спросить экспертов: почему современные велосипеды выполняются из таких толстых труб? Даже детские велосипеды очень тяжелые!

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Начевкин: Я не согласен с товарищем. Вы, наверное, говорите о китайских велосипедах. Дело в том, что китайский велосипед, действительно, значительно тяжелее нашего. Почему? Потому что в Китае китайская сталь очень сильно отличается от российской стали. В российской стали очень много марганца, очень много кремния, поэтому она намного жестче. Режимы сварки совершенно другие. И в то же время режимы обработки, скажем так, совершенно другие.

Если простым языком говорить, то в Китае вообще нет фрезеровки при изготовлении тех или иных рам из стали, то есть идет просто обрубка. Допустим, берем кусок колбасы, идет рубка. Нашу сталь так обрабатывать нельзя. Если вы ставите рубку и обрабатываете, то у вас будут сто процентов вмятины или у вас будет непроварка рамы.

Китайцы используют сталь, толщина стенки – примерно где-то в районе 2,5–2,8 миллиметра. Мы используем нашу сталь, у нас примерно где-то 1,8. Эта толщина стали – это на основных деталях. Если мы берем вспомогательные, ненесущие элементы, то мы используем где-то 1,2–1,3. И все элементы рамы мы обрабатываем только фрезой. Это в 10 раз дольше, чем при рубке, но зато это в 10 раз качественнее.

Марина Калинина: И еще есть один звонок – из Костромы. Ваха, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Слушаем вас.

Зритель: Я бы хотел поздравить нашего производителя и пожелать ему удачи, чтобы увеличить, добавить выпуск велосипедов, чтобы вытеснить этот китайский рынок из России. Потому что и камеры, и покрышки – все слабое, все делается слабое. И тросы, которые тормозные, все выходит из строя. А нашему производителю – от души удачи! Наращивайте производство. Всех благ! Удачи вам!

Марина Калинина: Спасибо.

Александр Начевкин: Спасибо вам большое!

Марина Калинина: Давайте еще один звонок, Людмила нам дозвонилась из Москвы. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Ищу, где приобрести семейный велосипед – на трех-четырех человек, чтобы было место для собачки, для сумочки, для поклажи какой-то. Наши уважаемые товарищи могут такие велосипеды производить?

Марина Калинина: Людмила, спасибо. У нас просто пара минут осталась, давайте дадим возможность Александру Юрьевичу ответить. Коротко.

Александр Начевкин: В нашем ассортименте приблизительно где-то в районе 250 моделей велосипедов, но я думаю, что будет сложно приобрести велосипед на все случаи жизни и для всех.

Марина Калинина: И для сумочки, и для собачки.

Александр Начевкин: Почему? Потому что каждый велосипед чисто индивидуальный, и идет ростовка непосредственно под рост человека. У нас каждый модельный ряд – примерно три-четыре ростовки. Поэтому будет сложно на одном велосипеде ездить людям различного веса и различного роста. Извините, пожалуйста.

Марина Калинина: А почему «извините»?

Александр Начевкин: Что мы не можем удовлетворить такую просьбу.

Марина Калинина: Еще, конечно, о ценах многие спрашивают. Вот пишут: «Сколько стоят велосипеды?» Доступны они, недоступны? Вот пенсионеры пишут, спрашивают.

Александр Начевкин: Сколько стоят велосипеды? Скажем так, я могу сказать, сколько стоят велосипеды. Минимальная стоимость… Есть велосипеды детские, есть велосипеды дорожные, складные, многоскоростные, маунтинбайки, для фристайла и так далее. То есть очень много групп велосипедов. Если мы берем то, сколько в мире стоит велосипед…

Марина Калинина: Ну давайте мы про нашу страну. Зачем нам мир?

Александр Начевкин: Про Россию? В нашей стране минимальная стоимость, допустим… Ну, мы берем детские велосипеды и мы берем для взрослых?

Марина Калинина: Да.

Александр Начевкин: Минимальная стоимость велосипеда – приблизительно где-то в районе 4 тысяч рублей. Максимальная – это, скажем так, если мы ставим самый высший класс Shimano, ставим Dior, ставим карбоновую раму, самые дорогие вилки, гидравлические тормоза…

Марина Калинина: Понятно. Сумма?

Александр Начевкин: …то этот велосипед максимум должен стоить примерно где-то в районе 60 тысяч рублей.

Марина Калинина: Спасибо большое. Как всегда, время пробежало незаметно. Спрашивала я вас: Россия – страна велосипедов? «Да» – ответили 44%, «нет» – 56%.

Я благодарю моих сегодняшних гостей: Александр Начевкин, генеральный директор компании «Веломоторс», и Алексей Ярцев, заместитель директора Департамента сельскохозяйственного, пищевого и строительно-дорожного машиностроения Минпромторга России.

А прямо сейчас – производственные портреты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски