Россия улучшила позицию в рейтинге лучших стран мира

Россия улучшила позицию в рейтинге лучших стран мира
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Евгений Шлеменков
вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ»
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Петр Кузнецов: Ну что ж, а между тем… Кстати, вчера очень мало было слов сказано о внешней политике…

Ольга Арсланова: Скажем их мы тогда уж.

Петр Кузнецов: …А Россия между тем стала еще выше в рейтинге лучших стран мира. Теперь мы находимся на 23-м месте. За год наша страна, как выяснилось, сократила, причем серьезно, культурное влияние, но вот нарастила зато очки за счет повышения открытости для бизнеса и качества жизни. Всего оценивались 9 показателей. Помимо упомянутых, это военная сила, потенциал развития, популярность у туристов. Ну, и отношение к собственным гражданам.

Ольга Арсланова: Еще раз напоминаем, что это западный рейтинг, составленный американцами по опросам экспертов и населения. Давайте посмотрим в итоге, что получилось. Американский аналитический журнал U.S. News & World Report вот как выставил этот рейтинг. По их версии, пятерка лучших стран мира выглядит вот так. Сейчас на ваших экранах. На первом месте Швейцария, далее Канада, Япония, Германия. И Австралия на 5-м месте. А вот последние места в рейтинге заняли Сербия и Ливан. Если возвращаться к нам, а это главное, что нас интересует: позиция Россия в первую очередь, – мы чуть хуже Арабских Эмиратов, но лучше Португалии. Вот, покажите нам, пожалуйста, Россию. Да. Вот где-то здесь.

Петр Кузнецов: Неплохо. Серьезное соседство.

Ольга Арсланова: Такое причем разнородное, да? Давайте выяснять, из чего формируется этот рейтинг, из каких показателей, по каким показателям мы можем конкурировать с лучшими странами.

Петр Кузнецов: Абсолютно, насколько он авторитетен, объективен и показателен. Евгений Шлеменков нам поможет. Это вице-президент «Опоры России». Евгений Иванович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Евгений Шлеменков: Добрый день.

Ольга Арсланова: Расскажите, пожалуйста, об этом рейтинге. Насколько вообще на него ориентируются бизнесмены, политики. Т. е. важно понимать, что за каждым рейтингом стоит какая-то дальнейшая выгода для той или иной страны, польза, в том числе инвестиционная привлекательность.

Петр Кузнецов: Выпускается каждый год, обновляется…

Евгений Шлеменков: Прежде всего очень приятно, когда тебя оценивают с каждым годом все лучше и лучше. Но надо понимать, что вообще ко всяким рейтингам надо относиться осторожно. Потому что, как правило, они проводятся на основании достаточно формализованных критериев, которые могут отражать, а могут и не очень отражать реальную ситуацию. Вот возьмите, они очень разнообразны, эти критерии, и сравнивать их между собой достаточно сложно. Да, мы понимаем, что мы движемся вперед. Да, у нас, наверное, и с турпотоком получше. Да, наверное, мы показались миру, что мы и в части военной достаточно сильны сегодня. Все это хорошо, все это здорово. Но я бы не стал так уж придавать значение вот рейтингам. Тем более, этот рейтинг проводится журналом. Тем более, он проводится…

Петр Кузнецов: …Американцами.

Евгений Шлеменков: Да…

Петр Кузнецов: И т. д. Евгений Иванович, но все-таки в целом: он про что, этот рейтинг, в целом? Про соотношение влияния сил в современном мире? Или все-таки нечто большее, или, наоборот, нечто меньшее?

Евгений Шлеменков: Вы знаете, он вообще очень такой неоднозначный. Потому что он очень разные критерии применяет.

Петр Кузнецов: Т. е. очень даже сложно сказать, лидируем мы в рейтинге и чего именно?

Евгений Шлеменков: Вот в том-то и беда, что сказать, в рейтинге чего именно, по этому рейтингу очень сложно.

Ольга Арсланова: Но такое среднеарифметическое по разным-разным показателям.

Петр Кузнецов: То ли рейтинг сверхдержав, то ли…

Евгений Шлеменков: Причем эти показатели для какой-то страны важны, а для какой-то страны не очень. И поэтому, ну понятно, что в военном отношении Сербия никогда не будет слишком сильна.

Петр Кузнецов: В военном отношении мы по-прежнему вторые после американцев.

Евгений Шлеменков: Вот, правильно.

Ольга Арсланова: Евгений Иванович, но все-таки, давайте поговорим о бизнесе, о том, что, наверное…

Евгений Шлеменков: А потом, по поводу культуры я бы тоже не стал говорить о том, что мы теряем свои позиции. Да нет, конечно. Просто они, может быть, менее заметны в каких-то формальных критериях, вот и все.

Ольга Арсланова: Все-таки давайте поговорим о бизнесе, о том, что, наверное, вам ближе всего. Насколько все же этот рейтинг может повысить инвестиционную привлекательность? Вот у меня есть деньги, я хочу их вложить в бизнес в какой-то стране, смотрю: опаньки, Россия-то растет. Знаете, как с акциями. Прибавила 1%, есть смысл туда вкладываться. Или другие совершенно критерии отбора вложения средств выбирает инвестор, который рискует своими деньгами, в конечном итоге, вкладывая в ту или иную страну?

Петр Кузнецов: И потенциал, самое главное, да, есть везде?

Евгений Шлеменков: Ну, я бы так не обольщался тем, что вот у нас все очень хорошо в этом плане. Нет, конечно. Хорошо будет тогда, когда, действительно, вы свои лишние деньги сможете без всяких рисков и без всяких страхов вкладывать в развитие своей собственной страны. У нас, к сожалению, таких механизмов сегодня, конечно, недостаточно. Бизнес сегодня чувствует себя лучше, чем вчера, но далеко не идеально.

Петр Кузнецов: Хорошо. Продолжая Олин вопрос. Евгений Иванович, в соответствии с майским указом президента (это те, которые 18-го года), к 24-му мы должны войти в пятерку крупнейших экономик мира. Выполнимо?

Евгений Шлеменков: Выполнимо, но для этого нужно проделать очень большую работу. И то, что мы сейчас пытаемся это делать, и события, скажем, вчерашнего дня, они говорят о том, что решимость у нас есть и политическая воля к этому есть. Нам нужно просто очень хорошо понимать, какими путями этого надо достигать.

Петр Кузнецов: Да. Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за ваш комментарий. Вот приходят комментарии от наших зрителей. Пишут, что не очень понимают, где же в этом рейтинге уровень жизни населения. Я предлагаю как раз этот вопрос задать нашему следующему эксперту. У нас в эфире доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета Максим Кривелевич. Здравствуйте, Максим.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Максим.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Ольга Арсланова: Вот вопрос от наших зрителей: «Откуда такие хорошие цифры в рейтинге? Мы между Арабскими Эмиратами и Португалией? Где же уровень жизни?» Учитывался ли уровень жизни при составлении этого западного рейтинга?

Максим Кривелевич: Совершенно не нужно называть это западным рейтингом. Это рейтинг конкретного журнала. И, собственно, рейтинг вы получаете ровно такой, как заказываете. Я приведу очень простой пример. Есть беднейшая страна в мире по версии ООН: Центральноафриканская Республика. Так вот, если вы сравните ее со Швейцарией, например, по количеству детей на одну женщину, то ЦАР гораздо лучше Швейцарии. Если сравните по обеспеченности населения алмазами, золотом, запасами других полезных ископаемых, то гораздо лучше Германии или Франции. Т. е. рейтинг дает вам ровно такой результат, какую вы используете методику для расчета. У вас был очень хороший вопрос: на что смотрят инвесторы. Инвесторы смотрят на совершенно очевидные показатели. Инвесторы смотрят на то, что пишут Reuters, Bloomberg, крупные инвестдома. Они на такие вот журнальные рейтинги типа Cosmopolitan не обращают внимания, слава богу, да? Но что очень важно? Очень важно четко понимать, что нечему радоваться, но и нечему огорчаться. Кроме нас, нашим уровнем жизни в общем-то не интересуется никто. Особенно если говорим про США. США – вот тут дефект перевода: мы это говорим как «Соединенные Штаты Америки», а это на самом деле «Соединенные Государства Америки». Т. е. для американца из Калифорнии человек, живущий, там, в Айдахо, это как для москвича человек, живущий где-то в Белоруссии в сельской местности. Язык понятный, а законы, культура, традиции совершенно другие. Поэтому американцы вообще не сильно заинтересованы всем, что находится за пределами их таможенной территории, кроме двух вещей: военная угроза и что-нибудь такое вот экстраинтересное, экстранеобычное. Да, мы привлекаем внимание, мы находимся в новостях. Слава богу. Но наш уровень жизни интересует только россиян. И здесь можно сослаться на совершенно шикарный рейтинг: это рейтинг «Опоры России», который отслеживает динамику развития российских регионов. Насколько…

Петр Кузнецов: Хорошо, что вы вспомнили. А Евгений Иванович вот не вспомнил, собственно, имеющий отношение к «Опоре России»…

Максим Кривелевич: Я поэтому договорил. Потому что он поскромничал…

Петр Кузнецов: Да-да, понятно.

Максим Кривелевич: …ему неудобно говорить про собственный рейтинг. А мне, как человеку со стороны, удобно сказать. Это действительно совершенно замечательный рейтинг. Он очень информативен. И я могу сказать, что я знаком с несколькими руководителями субъектов федерации, они действительно борются за то, чтобы в рейтинге «Опоры России» их субъект федерации смотрелся лучше. Это имеет для них значение. Поэтому скажем так. Что там про нас думают за три моря, это для нас представляет интерес скорее чисто развлекательный. Слава богу, что кроме матрешки, балалайки и чего-то еще теперь хотя бы знают про наличие у нас военной силы. Это всегда полезно. Но то, что касается нашего уровня жизни, конечно, никак не зависит от того, какими нас представляют за океаном.

Петр Кузнецов: Хорошо, мы про экономический рост, я думаю, вы тоже слышали, с Евгением Ивановичем как раз говорили. А как именно у нас идет экономический рост и благополучие населения? Есть ли здесь положительная связь?

Максим Кривелевич: Связь очень мощная. У нас экономический спад и ухудшение благополучия населения. Абсолютно прямая связь, как и положено по учебникам экономики. Нужно понять, что мы живем в условиях профицита федерального бюджета на 2,7 трлн. руб. Т. е. государство настолько много забрало из карманов граждан, что даже не смогло потратить эти гигантские деньги.

Петр Кузнецов: Но сейчас потратим. Вы же слышали вчерашние задачи, их очень много.

Максим Кривелевич: Да кто бы сомневался. Проблема только в том, что (я не себя цитирую, я могу процитировать господина Кудрина… а чтобы не утомлять цифрами, читатели и зрители могут просто ознакомиться с тем, что пишет Счетная палата) пока что ни один амбициозный проект не был выполнен не то что количественно – он не был выполнен качественно. Т. е. он не привел к какому бы то ни было качественному изменению. Потому что вся мировая история со времен Адама Смита учит только одному: экономический рост возможен только в условиях экономической свободы. Чиновники не производят добавочный продукт. Предприниматели производят добавочный продукт. Поэтому, забирая деньги у предпринимателей, забирая деньги у населения и отдавая чиновникам, мы можем крепить оборону, мы можем решать какие-то задачи, связанные с приращением территорий, но мы никогда не сможем решить экономический рост. Потому что ни одна страна в мире не добилась экономического роста путем изъятия денег у населения и передачи их чиновникам. Просто не было прецедентов ранее.

Ольга Арсланова: Да, Максим Алексеевич, но мы понимаем, что ресурсы населения не безграничны. И если нечего будет уже брать, потому что последнее отдали, – нужно, наверное, будет придумать какую-то другую экономическую модель? Рано или поздно это произойдет? Может, это уже происходит?

Максим Кривелевич: Нет, но у меня есть хорошие новости. Из населения очень много чего можно брать. Посмотрите на уровень жизни в Северной Корее. Вы ужаснетесь. А для того, чтобы довести наше население до северокорейского уровня жизни, у нас нужно забрать в 10 раз больше того, что у нас уже забрали. Поэтому траектория пополнения профицита бюджета за счет, скажем так, ослабления финансовой кубышки населения у нас еще лет на 50 есть запас шикарный. Совершенно не волнуйтесь, мы еще очень хорошо живем.

Ольга Арсланова: Не будем о грустном. Спасибо большое. Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Тем временем напомним то, с чего мы начали. В рейтинге американского журнала, в рейтинге лучших стран мира, Россия поднялась на одну строчку.

Петр Кузнецов: Но, впрочем, журнал, который выпустил этот рейтинг, наш второй эксперт Максим Кривелевич сравнил с Cosmopolitan.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски