Россия закрыла границу с Белоруссией. Как это отразится на торговых связях и поставках продуктов?

Россия закрыла границу с Белоруссией. Как это отразится на торговых связях и поставках продуктов? | Программы | ОТР

И что будет с транзитом в Калининград?

2020-03-16T13:19:00+03:00
Россия закрыла границу с Белоруссией. Как это отразится на торговых связях и поставках продуктов?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Жанна Мейлер
корреспондент ОТР (г. Калининград)
Вадим Коженов
президент Федерации мигрантов России
Андрей Суздальцев
политолог, доцент факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ

Тамара Шорникова: Россия закрывает границу с Белоруссией, объявил премьер-министр Михаил Мишустин на оперативном совещании.

Иван Князев: Да, у России есть наземные границы с 14 странами. Из-за коронавируса пересечение почти всех ограничено. Открыты только Азербайджан и Финляндия.

Тамара Шорникова: Какие последствия будут у закрытия границы с Белоруссией? И что делать мигрантам из соседних стран и их работодателям здесь? Узнаем у экспертов. Вы тоже звоните, пишите, рассказывайте, если это ограничение добавит трудностей в вашу жизнь.

Иван Князев: Затрагивает, да. А я так думаю, что затрагивает. Вот сейчас все страны на ваших экранах: свободны только Азербайджан и Финляндия. Первый наш эксперт, Андрей Суздальцев, расскажет нам, что в связи с этим делать. Политолог, доцент кафедры факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики. Андрей Иванович, здравствуйте.

Андрей Суздальцев: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, слышите нас?

Андрей Суздальцев: Да, отлично слышу.

Иван Князев: Андрей Иванович, самый главный вопрос. У нас с Белоруссией очень сильные торговые связи. Фактически сейчас там как таковых погранпереходов нет. Просто, если едешь по дороге, проезжаешь, даже не останавливаешься. Они там весьма условны. Т. е. шлагбаумов даже нет. Сейчас появится что, как будет?

Андрей Суздальцев: Во-первых, есть пограничная зона. Она возникла с 17-го года. Потому что в тот период Белоруссия без согласования в рамках Союзного государства открыла свою территорию для 81 страны мира. Т. е. это такой проходной двор. И учитывая, что у нас в общем-то граница открытая была, мы поставили такие очень условные посты и паспорта проверяем.

Иван Князев: Вот и я про то.

Андрей Суздальцев: Граница открытая для граждан России и Белоруссии. Но вот с сегодняшнего дня закрыта для граждан, т. е. двух стран. Мы ждали этого решения. Потому что Белоруссия – это единственная страна Восточной Европы, которая все границы оставляла пока открытыми. Все остальные уже изолировать от нее. Т. е. такой островок получается. Это такой, знаете, тамбур, такой терминал, где, допустим, могут на нашу территорию попасть, допустим, и граждане Китая, и даже российские граждане, которые возвращаются из Италии и, чтобы не попасть в карантин, могут приземлиться в Минске и доехать до Москвы, до Петербурга и т. д.

Иван Князев: Да, многие так делают.

Андрей Суздальцев: Т. е. это было ожидаемо. Для кого-то тяжело. 700 тыс. граждан Белоруссии работает в России. Это очень много, учитывая то, что всего трудоспособное население Белоруссии 4 млн. 200 тыс. … это миллион. Миллион на территории России граждан Белоруссии. Они имеют здесь льготы как раз для Союзного государства и т. д. И проблема. Но еще проблема вообще-то для самой Белоруссии. Потому что, к сожалению, там подход руководства к этой трагедии…. Т. е. показывается пальцем на соседей, а считается, что все хорошо сделано у себя. А у населения есть такая тихая паника. Т. е. люди там… Белоруссия очень информационно прозрачная, люди общаются постоянно. И, конечно, когда им говорят, что там 23 человека только зараженных и все, люди не верят. И, я думаю, что еще и наше руководство было абсолютно продуманное и абсолютно правильное.

Тамара Шорникова: Андрей Иванович, 700 тыс. граждан Белоруссии трудятся у нас. Это в каких сферах преимущественно?

Андрей Суздальцев: Очень разнообразных. Молодежью набиты буквально Минск, Москва и Петербург. Они работают… в компаниях тогда… ну, … рабочих почти все выехали к нам. Надо сказать еще, конечно, и семьи там, много женщин работает. Работают в сфере ремонта, дорожного строительства. Ну, много. Действительно, там с работой плохо и низкие очень заработки в Белоруссии.

Тамара Шорникова: Мы сможем как-то сейчас закрыть этот дефицит? Ощутим его вообще?

Андрей Суздальцев: Вы знаете, нет. Они останутся здесь. Нас не коснется это особо. Т. е. в Белоруссии им делать нечего. Мы же их не выгоняем никуда, слава богу, правильно? Пускай работают.

Иван Князев: Ага. Но это не говоря о том, что у многих там родственники, ближайшие причем родственники.

Андрей Суздальцев: Но это проблема. Потому что пересылкой денег там, конечно, заниматься сейчас очень сложно. Вообще-то есть ограничения определенные. Люди возят деньги. И в этой ситуации, конечно, будут проблемы.

Иван Князев: А что с поставками продуктов у нас будет?

Андрей Суздальцев: На самом деле то, что сейчас есть указание правительства, оно касается только людей. А вот о поставке оттуда молока и мяса (традиционный экспорт белорусской стороны в Россию) – об этом не говорится. Но там есть проблемы. Понимаете, какая есть проблема, она традиционная. С 14-го года огромная часть белорусских поставок продуктов питания на российский рынок – это … товары из Европы, контрабанда. В общем-то, есть вопрос.

Тамара Шорникова: Да. И, Андрей Иванович, еще такой вопрос. Вот премьер Михаил Мишустин сказал, что мы поэтапно закрываем границы в связи со сложившейся ситуацией. Это такие упреждающие меры, чтобы не вводить далее более жесткие. Но тем не менее, многих смущают все равно дыры в границах. Например, с той же Финляндией. Почему не закрыли этот отрезок? Потому что, действительно, тоже такое окно в Европу.

Андрей Суздальцев: Вы знаете, очень своеобразные линии вот этих размежеваний происходят не только у нас с соседями, но по Европе. Там те страны, где более или менее налажен контроль за коронавирусом, за эпидемией, вот с ними можно в принципе и не торопиться. В Финляндии эти вопросы решаются хорошо, не сравнимо с Белоруссией. И поэтому у нас пока нет такой ситуации катастрофической. Как и с Азербайджаном, как ни странно, да, в общем-то? Т. е. принимаются какие-то меры. А если люди занимаются пиаром на этой вещи, как, допустим, белорусские… то, конечно, надо закрываться.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Андрей Суздальцев был с нами на связи. У нас есть звонок. Надежда из Ростовской области к нам дозвонилась. Надежда, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, отлично.

Зритель: Я живу в городе Азове, и у нас речной порт. И на той неделе пришла баржа из Италии. И пока наши ребята разгружали эту баржу, команда итальянская ушла гулять по городу. Я вот думаю: как граница с Белоруссией закрыта? С Италией давно там творятся дела, и я вижу, сколько человек умерло. И я просто возмущена. И все.

Тамара Шорникова: Да, вот так.

Иван Князев: Да, пошли моряки. По русским селениям. Итальянские. Спасибо вам, Надежда.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Москва у нас спрашивает: «В Белоруссии работает в трехлетней командировке мой сын. Как ему теперь приезжать ко мне в Россию?» Спросим у нашего следующего эксперта?

Тамара Шорникова: Да, и прежде еще СМС от Псковской области: «Закройте границы со всеми, да и все. Это уже надоело». Собственно, зачем вот эти какие-то промежуточные меры, да?

Иван Князев: Чего мелочиться.

Тамара Шорникова: Итак, Вадим Коженов выходит с нами на связь, президент Федерации мигрантов России. Здравствуйте.

Вадим Коженов: Здравствуйте.

Иван Князев: Добрый день. Вадим Викторович, смотрите, вот вопрос, который нам адресует житель Москвы. В Белоруссии в трехлетней командировке работает сын, и как теперь приезжать? У нас вообще много таких вот историй, что наши люди работают именно там в Белоруссии в командировке, там офис у них, предприятие головное?

Тамара Шорникова: Сложности будут с возвращением?

Вадим Коженов: Я бы не сказал, что у нас прямо массовый характер той ситуации, что у нас огромное количество граждан России работает в Белоруссии. Скорее, наоборот, большое количество граждан Белоруссии работают в России и должны как-то попасть к родственникам хотя бы иногда. Но давайте чуть с другой стороны подойдем. Я абсолютно не поддерживаю всю вот эту истерию по поводу коронавируса. Я считаю, что это непонятно кем раздутая и абсолютно ситуация, не имеющая никаких оснований. Если мы посмотрим смертность – умирают одни старики. Старики и так умирают. Т. е. у нас от гриппа умирает 500 тыс. человек в год, это 1300 в день. От коронавируса это, может быть, 50, а об этом говорят так, как будто у нас термоядерная война началась. Выступал на… но не буду называть, на известнейшем канале, серьезном телевизионном канале выступал недавно руководитель Ассоциации терапевтов Москвы, говорит: «Я вообще не понимаю, в чем проблема».

Иван Князев: Понятно. Вадим Викторович, но это немножко другая история. Что касается вот того, что мы сейчас уже имеем на сегодняшний день: закрытие госграницы с белорусами. Вот наш предыдущий эксперт сказал, что те белорусы, которые уже у нас здесь работают в России, они здесь и останутся. Вопрос – где? Где они останутся? Скорее всего, они снимают какое-то временное жилье, живут по нескольку человек. Может быть, живут в гостиницах. Им, может быть, предприятие предоставляет. Дальше-то что? Они ж не могут здесь остаться на год.

Вадим Коженов: Ну, ничего. Они как жили до этого несколько месяцев, так и жили, ну еще месяца 2 поживут.

Иван Князев: А дальше?

Вадим Коженов: Эта бессмысленная истерия закончится, они спокойно уедут домой…

Иван Князев: А, т. е. вы говорите, что примерно через месяца 2-3…

Вадим Коженов: …это же не может вечно продолжаться.

Иван Князев: …границы все-таки назад откроют?

Вадим Коженов: Ну, у нас же обострение обычно по весне, правильно? И по осени. Сейчас у нас как раз весна. И есть понятие в психиатрии «февралики», когда вот такая погода, как сейчас солнышко как бы выглянуло, все сразу оживляются. Как только сейчас солнышко уже стабилизируется, у людей психоэмоциональное состояние выровняется, все это закроется, закончится, и перестанут об этом говорить.

Иван Князев: …Белорусы поедут домой.

Вадим Коженов: Ну, и белорусы, и молдаване, там, китайцы, итальянцы. Т. е. люди, сколь-нибудь понимающие вообще медицину и хоть немножко верящие в науку, понимают, что коронавирус – это абсолютный как бы пиар-ход. Была атипичная пневмония 4 года назад: это ровно такой же коронавирус. Это уже доказано.

Иван Князев: Да, понятно.

Вадим Коженов: …Поговорили, пошумели, все закончилось, и что? Ну, и это закончится. Через год, поверьте, никто не вспомнит про этот вирус. Как будто его не было.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам. Ну, вот такой оптимистичный прогноз. Это был Вадим Коженов, президент Федерации мигрантов России. Ну, а сейчас…

Тамара Шорникова: Говорим с нашим корреспондентом.

Иван Князев: Да, на связь выходит Жанна Мейлер, наш корреспондент в Калининградской области, которая сейчас, как известно, фактически отрезана от большой России. Потому что, например, транзит поездов идет как раз таки через территорию Белоруссии. Жанна, здравствуйте.

Жанна Мейлер: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, расскажите об обстановке в Калининграде.

Жанна Мейлер: У нас обстановка несколько напряженная. Но напряжена она искусственно. Началось все с того, что закрыли границы Литва и Польша. И так как мы находимся в анклаве, на территории Калининградской области очень сильно напрягли по этому вопросу. Все ринулись покупать продукты. Но в основном скупали продукты на складах и на турбазах, там, где подешевле. В магазинах, в сетях, вот я вчера буквально … зашла, и тут все есть. И в принципе сегодня в Фейсбуке генеральный директор одной из известных торговых сетей выложил фотографии с этих складов и сказал: «Земляки, не надо затариваться, успокойтесь, у нас запасы на несколько месяцев вперед». Кроме того еще, ввели свободное посещение для студентов вузов, для школьников, для детей в детских садах. Сегодня привела сына в детский сад – там половины группы нет. Хотя обычно всегда 30-35 человек. Вот такая ситуация. Единственная, наверное, сложность в связи с закрытием границы, это то, что те калининградцы, которые были в это время за границей, они теперь не знают, как им вернуться. Потому что … нет никакой возможности. Ну, и…

Иван Князев: А возможности почему? Жанна, простите, а почему возможности нет? Их не пускают?

Жанна Мейлер: Там сейчас Польша закрыла все границы…

Иван Князев: А, вообще, да?

Жанна Мейлер: …и границы с Евросоюзом, и с нами. И соответственно, люди, которые там были в Германии или где-то подальше, они приехали на машинах на границу и их развернули и сказали: «Езжайте отсюда». И теперь им непонятно, то ли самолетом, то ли как. У кого-то кончаются визы. В общем, несколько десятков калининградцев остались … и не знают, как им возвращаться. Пока нет никакой возможности.

Иван Князев: Жанна, еще такой вопрос. Смотрите, РЖД уже сегодня объявила о том, что транзит пассажиров останется, разве что в Минске нельзя будет выходить, наверное, на платформы или вообще в принципе выходить, или кто-то не будет там садиться на поезд. В связи с этим граждане еще не начали как бы, там, сдавать билеты? Или, наоборот, может спрос на ж-д билеты вырос?

Жанна Мейлер: Пока таких сообщений я не видела. Потому что поезда, которые идут в Москву и на основную территорию России, идут транзитом. И мало, наверное, кто едет в Литву или в Минск, в Белоруссию на поезде. Поэтому пока такого нет. Вот в основном все ринулись за продуктами и перестали ходить в школы и садики. Хотя в принципе у нас 3 подтвержденных случая, они все в инфекционной больнице находятся. Но нужно сказать, что и масок в аптеках нет. Хотя Роспотребнадзор посоветовал всем предприятиям закупить маски для сотрудников, термометры, антисептики. Но закупить их негде. У нас их просто нет. Поэтому у нас все, на удивление, и в магазинах, везде, где столпотворение народов, все ходят без масок. Я не видела ни одного человека в маске.

Тамара Шорникова: Ну, с этим так и по стране. В Москве тоже маски не найдешь. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Жанна. Держите нас в курсе. Это была Жанна Мейлер, корреспондент ОТР из Калининградской области, на связи.

Тамара Шорникова: Да, и переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
И что будет с транзитом в Калининград?