Россиян потянуло на дачи

Россиян потянуло на дачи | Программы | ОТР

Сколько стоит сегодня загородная недвижимость?

2020-05-25T13:18:00+03:00
Россиян потянуло на дачи
Зарплаты россиян. Нам грустно. Рецепт китайского чуда. Прививки от ковида. Цены с пробегом. «ЖКХ по-нашему». Кто лучший руководитель
Росстат представил свежие данные по зарплатам – всё лучше, чем мы думали
Рецепт китайского чуда
Россиянам грустно: почему люди тревожатся и как власть может поднять настроение обществу
Руководить может любой? Как люди из народа справляются с работой во власти
Замурованная радиоточка, антенна, домофон... Лишние строки в платёжках: как их убрать?
Как уборщица возглавила село. Сюжет о людях из народа во власти
Росстат: зарплата выросла, работа есть...
Как поменять работу? Рекомендации от эксперта рынка труда
Цены с пробегом. В России дорожают подержанные авто
Гости
Юрий Шалыганов
заместитель председателя «Союза садоводов России»
Михаил Чумалов
директор агентства недвижимости «Белый Город»

Иван Князев: Как мы уже говорили с Тамарой, погода в Центральном регионе потихоньку налаживается. Сейчас бы на природу, на дачку бы съездить, правда?

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: Таких, как мы, в нашей стране много. Каждый четвертый россиянин задумался о покупке дачи - это данные опроса.

Тамара Шорникова: Давайте немного подробнее вам о нем расскажем. Не секрет, конечно же, самый большой процент иметь загородный дом среди москвичей - 43%, если быть точными. Во-первых, мегаполис, там и зарплаты побольше, и возможностей покупки или аренды побольше, и строгие правила самоизоляции у нас сейчас действуют. Хочется куда угодно сбежать, какие угодно деньги заплатить. А вообще у 45% жителей страны дачи уже есть, как видно из этого же опроса. Больше четверти россиян ездят на дачу к родственникам и друзьям. 2% арендуют себе загородный дом.

И посмотрим, чем занимаются на даче те, кто каким-то образом ее приобрел. 70% опрошенных ездят на дачи ради отдыха и шашлыков на природе, 40% любят заниматься огородом, еще столько же выращивать цветы.

Иван Князев: Друзья, а что вы делаете на даче, что выращиваете или просто отдыхаете, как те 70%, есть ли у вас вообще дача или вы только хотели бы ее приобрести? Пишите, звоните нам прямо сейчас.

Тамара Шорникова: И конечно же о возможностях рассказывайте: есть ли возможность купить, снять, что с ценами на загородную недвижимость конкретно в вашем регионе. Будем обсуждать все эти вопросы с нашими экспертами. Первым на связь выходит Юрий Шалыганов, заместитель председателя «Союза садоводов России». Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий Викторович.

Тамара Шорникова: Так, пока мы не слышим Юрия Викторовича... Или слышим?

Юрий Шалыганов: Здравствуйте.

Иван Князев: Все, мы вас услышали. Юрий Викторович, действительно у нас 45%, то есть половина населения страны имеет дачу? У вас много в союзе людей?

Юрий Шалыганов: По статистике у нас 21 миллион собственников земельных участков. Видимо, опрос учитывает то, что люди считают себя собственником, то есть совладеют: жена владеет, а муж считает, что у него тоже есть дача. Поэтому так и получается, что половина населения страны у нас ездит на дачу.

Иван Князев: То есть это такая дача на семью, а не на конкретного человека.

Юрий Шалыганов: Да, по статистике у нас в стране 21 миллион дачных участков.

Тамара Шорникова: Что касается нынешнего времени, как оно повлияло на спрос на недвижимость? Он, конечно же, вырос, но на сколько, падает ли сейчас этот интерес в связи с тем, что постепенно ослабляется режим самоизоляции в регионах?

Юрий Шалыганов: Знаете, всплеск активности на аренду дач был в апреле, огромный всплеск. Это первое. И второе, что люди в этом году поехали на дачу в связи с режимом самоизоляции, то есть люди в апреле почти все уже были на даче. И тенденция такая, что даже на заброшенные земельные участки в садовых товариществах, которые годами не обрабатывались, приехали москвичи. И в соседние области: во Владимирскую, Калужскую, Ярославскую и другие. Всплеск был огромный. Многие даже жаловались, что не могли проехать на дачу в другие регионы, потому что москвичей не пускали.

Иван Князев: Это только по москвичам, Юрий Викторович, а как вы вообще, в целом, прокомментируете, чем люди занимаются на даче. Раньше дача все-таки была хорошим подспорьем в хозяйстве: посадил картошку, накопал несколько мешков, зимой можно ее в магазинах не покупать. Сейчас у нас такие времена.

Юрий Шалыганов: Вы знаете, дорогие друзья, я вам скажу так: времена у нас повторяются, немножко напоминают 1990-е. Люди начали раскапывать газоны, ставить теплицы и сажать огород. А в регионах это особенно чувствуется. Вот сейчас человек звонил и говорит: «Я там живу на 8000 рублей». Вы понимаете, что 8000 он получает пенсию, половину отдает за погашение кредита, плюс 1000 за аренду своего домика в деревне. То есть если у него не будет своего огорода, жить невозможно. Поэтому в наших регионах, не Москве и Санкт-Петербурге, вся страна живет регионами. Это большое и серьезное подспорье для людей.

Иван Князев: Причем, не только для пенсионеров, для молодых семей, наверное, тоже. Юрий Викторович, что сейчас хочу спросить. Сейчас землю под дачи, огороды легко дают, легко вообще ее получить? Я помню, как вы сказали в 1990-е, целые участки отдавали заброшенных земель, их много было, фактически поднимали целину. Как у нас сейчас?

Юрий Шалыганов: Сейчас у нас все, в основном, перешло на коммерческие рельсы. Но, с другой стороны, земля перестала быть инструментом спекуляции, перепродажи, инструментом залога, то есть банки не берут, в основном, земельные участки в обеспечение каких-то кредитных историй, поэтому земля для этих целей стоит достаточно недорого. Другое дело, если земля где-то в садовом товариществе, которая уже облагорожена, ухожена, там есть базовые коммуникации, конечно, ценник будет другой. Потому что в поле без коммуникаций никому особо земельный участок не нужен. Все хотят уже иметь дом не просто сборно-щитовой, но и в который можно зимой приехать.

Тамара Шорникова: Опять же, вот такое желание у россиян приобрести дачи, но, я думаю, что возможности многих ограничивают. Если говорить не бесхозной земле, а о коттеджных поселках, которые строили 1000 лет назад, не до конца достроили или они стоят в запустении - есть же сейчас такие объекты? Существуют какие-то программы, предусматривающие работу этой построенной недвижимости?

Юрий Шалыганов: Как таковых, целевых программ, наверное, нет. Есть в разных регионах меры поддержки садоводов. Допустим, в Ульяновской области половина потраченных денег на базовые коммуникации... Если СНТ сделала, допустим, ремонт трансформатора или провела электрическую линию, то до половины денег садовые товарищества могут получить их бюджета обратно. Формы поддержки в разных регионах существуют в разных видах.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Несколько смс почитаем перед тем, как представим нашего следующего эксперта. Татарстан нам пишет: «Добрый день. Картошку, лук, укроп горох посадил и даже очень этому рад». Воронеж пишет: «На самом деле, огородик - это такое недешевое занятие и дорого его купить».

Тамара Шорникова: Телезрительница пенсионерка из Ивановской области нам пишет: «Не хочу работать на даче, иначе ноги протянешь». Кстати, из многих регионов пишут, что свой огород лучше рядом с домом.

Иван Князев: Ну да, чтобы не ездить далеко.

Тамара Шорникова: В небольших городах и поселках часто даже рядом с пятиэтажками люди разбивают. Мы ездили, снимали, здорово.

Иван Князев: Тверская область пишет, что на самом деле земли получить очень и очень сложно: либо дорого, либо просто не дают. Спросим у нашего следующего эксперта. Михаил Чумалов, директор агентства недвижимости «Белый Город». Здравствуйте, Михаил Юрьевич.

Михаил Чумалов: Добрый день.

Иван Князев: Михаил Юрьевич, скажите нам, как на духу, дорого иметь домик в деревне?

Михаил Чумалов: Да, дорого иметь домик в деревне и становится все дороже и дороже: растущие налоги и плата за обслуживание этого дома. Поэтому сейчас очень многие люди, до того, как у нас наступил период коронавируса, пытались продать свои дачи, но не могли. У нас примерно с 2014 года загородный рынок, по крайней мере, московского региона, находится в стагнации, я бы даже сказал, в коме.

Иван Князев: Они пытались продать потому что дорого содержать?

Михаил Чумалов: На мой взгляд, есть две причины. Первая причина: то, что снижаются доходы. Что такое загородное жилье - это второе жилье. Часть советского стандарта, что надо иметь городскую квартиру и дачу или загородный дом. Это не предмет первой необходимости, поэтому когда стали снижаться доходы, то люди стали отказываться от предметов не первой необходимости. А второе то, что выросло новое поколение, для которого стандарт загородной жизни уже перестал быть очень привлекательным. Более динамичное поколение, которое хочет ездить по миру, отдыхать за границей. Изменилась психология людей.

Очень многие люди из этих 45%, которые владеют дачами, не сказано, сколько из них хотят от нее избавиться. Но ситуация с коронавирусом на сегодняшний день меняет ситуацию, и загородный рынок - единственный сектор рынка, который не рухнул и, наоборот, жив и по своим объемам превышает предыдущие годы. Но насколько долго это продлится, тут есть два возможных сценария.

Первое - то, о чем говорят многие, что коронавирус изменил мир, и он уже никогда не будет прежним. Если это так, то загородное жилье, не только дачное, будет более востребовано, потому что, во-первых, люди перешли на удаленную работу и многие уже не вернутся в офис. Во-вторых, перспектива отдыха за границей или даже в стране становится неопределенной. И вообще хочется сбежать от этого скопления людей куда-то за город. Самоизолироваться на природе куда приятнее, чем в Москве.

Есть и второй возможный сценарий, который я считаю более вероятным, что через какое-то время все вернется на круги своя, как обычно бывает, и те, кто сейчас лихорадочно купил загородные дома или дачи, через какое-то время начнут их продавать просто потому что очень дорого содержать.

Иван Князев: Понятно. А если в целом, вкратце, будут загородные участки и дома дорожать?

Михаил Чумалов: Вы знаете, на сегодняшний день ситуация такая: спрос очень большой как на аренду дач или загородных домов. На самом деле, все хорошие предложения уже с рынка московского региона сметены буквально за последние два месяца. И на продажу спрос значительно увеличился, но при этом надо подчеркнуть, что до реальных сделок дело еще не дошло, поскольку сейчас инфраструктура не работает, и эти сделки в большей части невозможно совершить. Цены на аренду немножко выросли. Что касается цен на продажу загородного жилья, то, мне кажется, пока нет существенного роста. А что будет дальше покажет время.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Михаил. Михаил Чумалов, директор агентства недвижимости «Белый Город» с нами на связи. Несколько смс.

Тамара Шорникова: Да, Самарская область: «Живу в поселке. Частный дом - это роскошь. Постоянно вкладываем, чиним, ремонтируем. Дом - это не способ выжить. Конечно, овощи теперь свои, но денег вкладываем больше, чем жили бы в квартире».

Иван Князев: Камчатский край пишет: «У меня дачи нет, раньше была у матери. Овощей на зиму не вырастить. Если уж покупать, то частный дом». Иркутская область спрашивает: «А на что же содержать все это?» Ростовская область: «Половина земельных участков заброшены, я и свой готова отдать за долги». Ну вот, видите как.

Тамара Шорникова: И телефонный звонок у нас. Лариса, Московская область, здравствуйте.

Зритель: Лариса Михайловна.

Тамара Шорникова: Лариса Михайловна, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте. Московская область, Домодедовский округ. У меня дача, я ее строю, уже достроили, уже проведена в дом вода, все прекрасно. Дом у меня больше 100 квадратных метров, все ухожено, все посажено.

Иван Князев: Ух, как хорошо у вас.

Зритель: Я когда уходила на пенсию в 2005 году, купила участок и поставила себе цель построить не птичник на курьих ножках, а нормальный дом. Поэтому строили и только в прошлом году закончили всю отделку, у нас под Прованс сделано, все красиво и прекрасно. Но я дозвонилась к вам почему: сказать людям, что содержать хорошую дачу, не курятник, очень дорого. Потому что страховка дома...

У меня дача в СНТ «Металлург», у нас не достроили дорогу, не доделали почти 2 километра. И там все время, когда пройдут дожди, невозможно проехать. Я уже пожилой человек, мне в этом году исполнилось 70 лет. Есть в Введенском магазин, но мне туда не дойти. Во-вторых, там нет тех продуктов, которые я привыкла есть в городе. Живу я в городе Видном.

Иван Князев: Лариса Михайловна, вы начали с того, что содержать дорого. Вот расскажите, сколько примерно.

Зритель: В прошлом году у меня получилось 40 тысяч.

Иван Князев: За год?

Зритель: Ну как за год, я живу там 2-3 месяца.

Иван Князев: То есть за сезон?

Зритель: Да. Очень дорогая электроэнергия, газ в баллонах я покупать боюсь, я никогда газом не пользовалась, я его боюсь. Костер разжигать я тоже не в состоянии.

Иван Князев: А как же вы готовите тем и обогреваетесь?

Зритель: Электричество, все на электричестве. У нас чистый красивый дом, все на электричестве.

Иван Князев: Продавать не собираетесь ее?

Зритель: Нет, Боже упаси. Столько туда души вложено, столько затрат, денег - немерено. Я когда прикинула, сколько вложила за эти годы. Там больше 4 миллионов, но попробуй сейчас откупи эти 4 миллиона. И потом страховка, я страхую дом с самого начала, как построили. Страховка по стоимости дома, по стоимости мебели, которая туда была куплена, 12 тысяч.

Тамара Шорникова: Спасибо большое, к сожалению, время ограничено в эфире. Спасибо за подробный отчет.

Иван Князев: Спасибо, Лариса Михайловна.

Тамара Шорникова: Думаю, такая мысль на подумать тем телезрителям, кто мечтает о загородном доме.

Иван Князев: Вот мой папа говорит, что он ни за что свою дачу не променяет. Она у него в Калининградской области, он вообще по ней очень скучает.

Тамара Шорникова: В Калининградской я бы тоже не променяла, приглашай.

Иван Князев: Там от моря далеко.

Тамара Шорникова: Тогда не надо. Все, следующая тема.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)