Россиян просят скинуться на строительство дорог

Гости
Кирилл Янков
заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Минтрансе России
Виталий Максимов
кандидат экономических наук, Председатель совета директоров «Транспроект Групп»
Антон Табах
главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент Экономического факультета МГУ
Алексей Малый
эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России

Оксана Галькевич: Так, наша большая тема. Ну, мы с вами живем в самой большой стране...

Константин Чуриков: Какая страна, такая и тема.

Оксана Галькевич: Большая, да. Площадь России больше 17 миллионов квадратных километров, у нас самолеты летают, поезда ходят. Но мы сегодня поговорим о других путях перемещения по нашей стране, путях автомобильных, то есть о дорогах. Которые, вы знаете, нам могут предложить строить всем российским миром в ближайшее время, ну по крайней мере есть такая идея в нашем Министерстве транспорта.

Константин Чуриков: Ну, лопаты в руки брать не надо будет, надо будет просто копеечкой, рублем лишним поделиться. На днях глава Минтранса Евгений Дитрих заявил, что вот его ведомство намерено предложить механизм, который позволит задействовать деньги населения в строительстве дорог. Дело в том, что комплексный план модернизации и расширения магистральной инфраструктуры, он так называется официально...

Оксана Галькевич: Он так называется, документ, да.

Константин Чуриков: Он самый дорогой и самый недофинансированный из всех наших нацпроектов. Вот, например, в этом году бюджет готов выделить меньше трети того, что нужно, примерно та же картина по планам на следующий год.

Оксана Галькевич: Ну вот получше выглядит, конечно, в этом смысле 2022-й, но тоже даже до половины не дотягивает государственное финансирование. Предположительно недостающую часть должны покрыть инвестиции бизнеса, но похоже, что у властей нет уверенности, что приток средств предпринимателей позволит вершить великие дорожные дела. Поэтому Минтранс сейчас начал приглядываться пристально к опыту коллег из Министерства строительства, у них есть такой опыт по выпуску ипотечных облигаций.

Константин Чуриков: Мы еще вот спросим у экспертов, что это такое. Но на самом деле строительство строительством, нам деньги на дороги сейчас очень нужны, потому как в нашей самой большой стране протяженность дорог пока не такая уж большая, всего 1,5 миллиона километров. Тут мы уступаем многим странам, не таким, кстати, обширным, как наша. Ну и в этом списке не только продвинутая Европа и Северная Америка, но и наши соседи по бывшему советскому пространству, например Молдавия и Таджикистан, вот так, он нас обошел.

Оксана Галькевич: Вот так, обидно.

Константин Чуриков: Обидно.

Оксана Галькевич: Да. Ну, дороги строить нужно, тут спору нет, но есть у нас вопрос, и он к вам, уважаемые наши зрители: вот скажите, вы готовы софинансировать строительство дорог в нашей стране? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш SMS-портал, короткий номер у вас на экране, все это совершенно бесплатно.

Константин Чуриков: Ну а сейчас мы спросим мнение Кирилла Янкова, это заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН, член Общественного совета при Минтрансе России. Кирилл Вадимович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Кирилл Вадимович.

Кирилл Янков: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Для начала хотелось бы с вашей помощью уточнить, все-таки в каком конкретно виде Минтранс хочет, чтобы мы гипотетически это дело софинансировали и на каких условиях. Просто так деньги никто не понесет.

Кирилл Янков: Ну, как раз вид пока непонятен. Эта идея бродит достаточно давно, она базируется на нескольких таких исходных положениях. Во-первых, сейчас очень низкий стал процент по депозитам, а облигации – это тот инструмент, который для населения должен предлагать более высокую доходность, чем банковский депозит. Если банковский депозит сейчас 4–5%, не больше, и то вы еще пойдите-найдите 5%, а инфраструктурная облигация предложит доходность, скажем, 6–7%, то для населения это будет уже привлекательно.

Оксана Галькевич: Ага.

Кирилл Янков: Второе. Проект, в отношении которого выпускаются инфраструктурные облигации, должен либо предлагать держателю облигаций что-то конкретное, физическое потом взамен, как вот ипотечная облигация. Ипотечная облигация что значит? – что вам квадратные метры жилой площади причитаются.

Оксана Галькевич: Ага.

Кирилл Янков: Но поскольку квадратные метры автодороги нашим гражданам, потенциальным держателям облигаций, как-то не очень нужны, то им, понятно, нужны только деньги, доход на облигацию. Так вот, доход можно обещать тогда, когда этот проект является окупаемым и коммерчески выгодным. Вот найти такие проекты в дорожном строительстве – это на самом деле самая сложная задача.

Оксана Галькевич: Кирилл Вадимович, не означает ли это, что речь идет прежде всего о строительстве платных дорог, где понятно, каким образом будет...

Константин Чуриков: ...это реализовано коммерчески успешно.

Оксана Галькевич: ...будут собираться деньги, да, как это будет реализовываться.

Кирилл Янков: Платные дороги, если их строить целиком за частные деньги, тоже никогда не окупаются. Все проекты платных дорог в нашей стране предполагают совместное финансирование государства и бизнеса, и доля государства и квазигосударственных денег, таких как, скажем, кредиты государственных банков, – это обычно бо́льшая часть финансирования, и только меньшую часть финансирует бизнес. Ни одна дорога не окупится платой за проезд, а если плату за проезд установить в 10 раз больше, чем сейчас, то по такой дороге никто не поедет, и сейчас очень многие выбирают бесплатную альтернативу, вот в чем проблема.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем наших зрителей, коих очень много на линиях. Ольга из Ярославля, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Ну что, хотите поучаствовать в этой акции?

Зритель: В акции я софинансирования не хочу, и весь двор у меня в Ярославле, назовем, мы не хотим в этом участвовать, потому что достаточно того, я считаю, что наши дети и мы платим налоги, имея средства передвижения автомобильные. Пускай используют эти деньги так, как положено, а не в карманы раскладывают, как в основном уходят... Вон, у нас ремонт идет дорог, второй год идет ремонт Тутаевского шоссе, не могут отремонтировать, людям ни пройти ни проехать, и есть у нас такой Добрынинский мост, который тоже второй год ремонтируют, не могут сделать. Денежки осваивают, а проезда нет.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: А мэр у нас вводит с 1 июля, предлагает гражданам, проживающим в городе, с квадратного метра оплачивать ремонт внутридворовых территорий, дороги, которая во дворах.

Константин Чуриков: Ага.

Оксана Галькевич: О как.

Константин Чуриков: Какой у вас мэр.

Зритель: Уже таким сносит крышу у нашего мэра, вот так, вопреки всем законам, которые существуют.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Неожиданно.

Константин Чуриков: Нам вот ярославцы пишут, которые вот вас сейчас слушали, уважаемая зрительница, подтверждают вашу правоту. Кирилл Вадимович, а правда, ну столько налогов, и транспортный, и акцизы заложены в литр бензина, да вообще...

Оксана Галькевич: Да и «Платон» у нас теперь тоже существует, собирают деньги.

Константин Чуриков: Да и к тому же, ну все-таки, мы все прекрасно понимаем, но у нас есть люди, которые крупные мосты, трассы строят, и денег у них, кажется, побольше, чем у граждан. Почему бы вот с этого пути как бы не зайти?

Кирилл Янков: Ну, явно, что в стране становится меньше денег после пандемии коронавируса. Экономика, видимо, по итогам года упадет на 5–6%, понятно, и доходы бюджета меньше, и бюджет не осилит всего того, что он планировал. Поэтому естественно, что идут поиски дополнительных источников финансирования. И я скажу, что если государство гарантирует доходность по инфраструктурным облигациям, то в этом случае, наверное, граждане будут их покупать, если государство гарантирует доходность. Если же гарантии не будет, то я поддерживаю зрительницу из Ярославля, вряд ли кто-то их купит, вот в чем вопрос. Зрительница...

Константин Чуриков: Подождите, но вы ссылаетесь на пандемию коронавируса, из-за которой пострадал бизнес. Так хорошо, в случае этой пандемии, ну построят дорогу, эта болячка с нами будет долгие годы, так кто по этой дороге поедет, если даже она платная, и кому она будет нужна? Может быть, это вообще как бы вопрос возник не в то время и не в том месте?

Кирилл Янков: Ну, вопрос, наверное, возник не сейчас, обсуждение идеи инфраструктурных облигаций идет в стране достаточно давно. Но, понимаете, тут именно весь вопрос в правильном выборе проектов. В стране есть места, где, в общем, дорог достаточно, пропускная способность позволяет, и есть места, где дорог не хватает, я скажу, мостов не хватает, мостов через реки, мостов, развязок с железными дорогами, вот таких вот объектов дорожного строительства. Их вполне можно выбрать на нашей географической карте, скажем, такую речку, через которую никак не удается построить мост, и там можно этот мост построить с привлечением финансирования населения в виде инфраструктурных облигаций, и там если собирать деньги за проезд, наверное, лет за 10–15 этот мост может окупиться. Такие отдельные проекты найти можно, тут весь вопрос в правильной методике выбора проектов.

Константин Чуриков: Так.

Кирилл Янков: Пока конкретно я ни об одном проекте и вы тоже не слышали, который предлагается строить с помощью инфраструктурных облигаций. Вот услышим – будем обсуждать.

Оксана Галькевич: Кирилл Вадимович, вот вы сказали о том, что, если государство даст гарантии этих облигаций, тогда в принципе можно будет и вкладываться в эту историю. А гарантии государства как должны выглядеть, что это? Что это за гарантии? Что должно сказать государство своим заемщикам?

Кирилл Янков: Вы помните, кто помнит, старшее поколение, вы не помните, еще в Советском Союзе были облигации внутренние, вот как процентного займа, это такая разноцветная бумажка, напечатанная в Гознаке, и там было написано «Государство гарантирует», и государство действительно гарантировало. Но понятно, что это должен быть федеральный закон...

Оксана Галькевич: Дефолтов, никаких историй таких некрасивых с этими бумажками, что уже меня смущает, не происходило, если обращаться к истории? Я вот о чем.

Кирилл Янков: Происходило-происходило.

Оксана Галькевич: Происходило.

Кирилл Янков: Известно, что военные облигации потом были отсрочены и выплачивались только в 1970-е гг. населению.

Оксана Галькевич: Ага, вот. Это уже тревожно.

Константин Чуриков: Так, Кирилл Вадимович, мы вот, обсуждая тему дорог, забыли еще о таком субъекте, как дураки. Вы говорили про мосты, да, сложно, действительно, это сложные инженерные решения часто. А вот как бы сделать так, чтобы оно и строилось нормально, и существовало, и действовало? Потому что ну вот мы в наших программах информационных, в новостях постоянно показываем, что там снесло мост, тут что-то упало, тут провалилось. Вот как эту проблему решить? Потому что можно всем миром скинуться и получить, в общем-то, как говорится, минное поле.

Кирилл Янков: Ну, в целом все-таки строительство новых дорог и мостовых сооружений в стране идет, и идет неплохими темпами. Мы видим, что и платные дороги строятся, наконец в этом году достроили трассу М11 почти полностью, кроме обхода Твери, и бесплатные дороги строятся, на трассе М4 буквально 3 дня назад открыт обход Лосева и Павловска, бесплатные дороги тоже строятся, тоже открываются новые мосты, это все идет. Просто, естественно, что когда мост упал, то это событие, а когда мост стоит 50 лет и не падает, события нет и мы об этом не узнаем.

Константин Чуриков: Ну да, нам нужно, чтобы человек укусил собаку, как говорится.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Кирилл Янков, заведующий лабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования Российской академии наук, член Общественного совета при Минтрансе России, был у нас на связи.

А сейчас у нас, друзья, небольшой сюжет из Вологодской области, там люди в небольшой деревне живут, и, понятно, недовольны они своей дорогой, потому что дорога земляная, как только дождь, она превращается не пойми во что, ни скорая, никто по ней проехать уже не могут.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Нет, такие темпы нас не устраивают.

Константин Чуриков: Как-то поздновато, не надо, не надо.

Алексей Алексеевич Малый к нам присоединяется, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России. Алексей Алексеевич, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич?

Алексей Малый: Да-да?

Оксана Галькевич: Как по-вашему, вот если запустят эти инфраструктурные облигации, если они будут поддержаны спросом населения, это как-то сдвинет с мертвой точки решение тех многочисленных проблем, о которых мы вот говорим, – строительство дорог, ремонт дорог? Появится ли в Сергеевке уже наконец нормальное дорожное покрытие?

Алексей Малый: Ну, на мой взгляд, несомненно. На недавно прошедшем съезде Общероссийского народного фронта я координировал работу всех региональных экспертов, это сотни специалистов самого высокого класса. И по итогам мы получили несколько направлений, три из них – это новое качество дорог, это модернизация организации дорожного движения и эффективность бюджетных трат в дорожной отрасли.

И вот я думаю, что участие людей, а мне самому будет интересно поучаствовать, я тоже куплю какие-то акции или облигации, позволит осуществлять пристальный народный контроль за дорожным строительством, что позволит получить нам высокое качество на десятилетия. Потому что сегодня мы видим, что явно не хватает специалистов, очень некачественно ведется проектирование дорог, и, конечно же, строится очень мало дорог нового качества, бетонных дорог, которые не нужно ремонтировать десятки лет, которые имеют очень высокую степень надежности.

Оксана Галькевич: Ага.

Алексей Малый: Я думаю, что это все поможет...

Константин Чуриков: Алексей Алексеевич, вопрос только в том (извините, что вас перебиваю), много ли денег у людей? Сегодня даже премьер признал, что из-за вот всех этих коронакризисов не удастся так быстро бороться с бедностью. Вот откуда сейчас и много ли этих людей, у которых есть свободные средства, которые раз! – и люди превратили в облигации?

Алексей Малый: Ну, на самом деле, так сказать, информация банкиров такова, что денег у людей более чем достаточно, это триллионы рублей, которые сегодня лежат у людей, скажем так, под матрасом. И если людям будет интересно, народ у нас активный, вы видите по итогам голосования по изменениям в Конституцию, показал, так сказать, прекрасную активность. Я думаю, что дороги – это такая же общая проблема, я думаю, что люди подключатся.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Да, только с дорогами не за 7 дней решишь, это дольше.

Оксана Галькевич: То есть вы думаете, что спрос будет?

Алексей Малый: Я верю в наш народ, простите.

Оксана Галькевич: А-а-а.

Алексей Малый: Я объехал всю страну, все регионы, я очень верю в наш народ, думаю, народ подключится, это даст дополнительный импульс, огромный импульс, сила народа велика.

Оксана Галькевич: Да, нам бы еще в наши дорожные службы как-то уверовать, знаете, в инженеров, специалистов и прочих.

Алексей Малый: Специалистов крайне не хватает, очень не хватает специалистов, не хватает качественной техники. Но я думаю, что народный контроль и народное включение вот в этот проект даст тот толчок, который сегодня необходим. Другого пока способа я не вижу.

Оксана Галькевич: А кто отчитываться как-то будет, простите, перед народом за то, как народные деньги будут потрачены?

Алексей Малый: Я думаю, что все будет очень прозрачно. Эти схемы уже наработаны, и мы сегодня видим по некоторым проектам очень хорошую такую публичную отчетность.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага.

Алексей Алексеевич, давайте, вот вы говорите, чтобы народ подключился, подключаем. Ростислав из Москвы, наш зритель выходит в эфир. Ростислав, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Ростислав.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Зритель: Во-первых...

Константин Чуриков: Говорите.

Зритель: В законодательном порядке должно быть определено, что контракт на строительство дороги может заключить с фирмами, которые имеют стаж какой-то, не знаю, десятилетия, которые оправданы, известны, понятны.

Константин Чуриков: Да, репутация.

Зритель: А не с какими-то там шарашками, это первое. Второе: там должно быть прописано, что в случае... Дорога должна стоять, скажем, 10 лет, если с ней что-то произошло, это за его счет. Третье: тот, кто подписал этот контракт, от руководителя, я не знаю, района, еще чего-то, он несет ответственность за невыполнение той команды, которую он нанял для выполнения этих работ.

Алексей Малый: Я могу сразу ответить уже на этот вопрос.

Константин Чуриков: Да, давайте.

Алексей Малый: Два года назад на заседании Общероссийского народного фронта мы пригласили всех руководителей дорожной отрасли, всех министров, руководителей фондов, всех специалистов главных и начали именно с контракта. Контракт достаточно хорошо уже отработан, достаточно отработаны гарантии по контракту и качество дорог, и продолжает эта контрактная система развиваться, и мы считаем, что это основное именно. Вы очень грамотно, очень правильно сказали, что главное и основное – это исполнитель, то есть генеральный подрядчик, и именно сама форма контракта. Она достаточно хорошо отработана, и я думаю, что народ сможет по этим контрактам проконтролировать выполнение работ и использование собственных народных денег.

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич, а на какие дороги в первую очередь будут пущены эти деньги, нужно пустить? Мы так говорим, как будто уже прямо проект взлетел. Нужно пустить на дороги регионального значения, на дороги федерального значения или, может быть, на городские дороги, на тротуары, чтобы людям было, знаете, возможно туфельки надеть и пройтись не по грязи?

Алексей Малый: Ну, вы знаете, мы говорим об эффективности бюджетных трат в дорожной отрасли, то есть в первую очередь деньги должны пойти на те дороги, которые дадут отдачу, то есть деньги будут возвращены с прибылью, соответственно, и так далее.

Константин Чуриков: Ага.

Алексей Малый: Потому, так сказать, это существующие, хорошо отработанные дорожные проекты, которые дадут нужную экономическую эффективность и послужат укреплению промышленности, развитию новой промышленности, ну и сообщению между населенными пунктами, что тоже очень важно.

Константин Чуриков: Алексей Алексеевич, мне кажется, вот наш зритель в первых пунктах того, что он говорил, имел в виду, как бы сделать так, чтобы не воровали. Вот правда ли, что строительство дорог – это очень такая, ну как сказать, золотая жила просто, Эльдорадо для знающих людей?

Оксана Галькевич: Коррупциоемкая.

Алексей Малый: Ну, по мнению многих специалистов, это действительно так, что действительно, скажем так... Ну за счет чего? Недобросовестные подрядчики, заменяя строительные материалы на более дешевые, заменяя строительную технику на более дешевую, добиваются дополнительной эффективности. Но при наличии качественного народного контроля, контроля со стороны Общероссийского народного фронта, именно самого народа, который станет сейчас уже акционером и будет кровно заинтересован в использовании этих рублей, я думаю, что не удастся никаких подмен сделать, а именно будут качественные материалы, качественная техника и, соответственно, качественные дороги.

Константин Чуриков: Буквально вот одна реплика по вашей фразе: как можно добиваться большей эффективности, используя некачественные материалы? То есть вы говорите, что они, пытаясь добиться большей эффективности, используют...

Алексей Малый: Они покупают более дешевый песок, более дешевый щебень, более дешевый, скажем так, цемент, более дешевый битум и так далее.

Константин Чуриков: Рентабельности бизнеса вы имеете в виду, я понял, да.

Алексей Малый: Конечно-конечно, за счет именно более дешевых материалов, замены производятся, и там получается экономическая эффективность 10–30%.

Оксана Галькевич: Давайте еще один звонок выслушаем, Валентина из Тульской области.

Зритель: Да-да.

Константин Чуриков: Валентина, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Слушаем вас.

Зритель: Я звоню по поводу тротуаров.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Дороги... Наш Новомосковск маленький городок, но вокруг нашего городка очень много заводов, химический комбинат Proctor & Gamble, машины знаете какие ходят, фуры у нас. И вы понимаете, что люди со всего Союза у нас. И когда ходят у нас по нашему Новомосковску и говорят: «Что же у вас такой тротуар, не пройдешь?» Вы понимаете, дом капитальный сделали нам, отлично сделали капитальный ремонт, а почему тротуар-то не сделали сразу? Что, так не заведено или что? «Ждите тендера». Мы третий год ждем тендер, чтобы нам сделали тротуар по Вокзальной улице.

Константин Чуриков: Подождите, сейчас еще додумаются, сделают платную пешеходную дорогу.

Зритель: Нет, они нам говорят: «Вы сдайте нам... Мы вам сделаем, машину куда ставить». Да вы нам сделайте... Наш дом центральный, понимаете, такой наш небольшой город, но дом наш 4-этажный центральный.

Оксана Галькевич: В общем, сделайте уже что-нибудь в конце концов. Да, Валентина, спасибо.

Алексей Малый: Ну, как правило, как правило, узкие тротуары или отсутствие тротуаров – это, так сказать, некачественное проектирование города. Когда город проектировался, эта улица проектировалась, были вот допущены вот такие нормы, вот такие расстояния.

Оксана Галькевич: Да, Алексей Алексеевич, так вопрос...

Алексей Малый: ...спроектированы правильно, от дороги до домов 50 метров, даже бывает 70 метров, у нас есть примеры таких городов, где все эти расстояния соблюдены. Но есть и места, где для тротуара просто нет места. Я думаю, что если вы сумеете правильно городские власти активизировать, то архитектор города найдет решение вместе с ГАИ, для того чтобы и дорожную, так сказать, полосу выдержать, и тротуары были для людей.

Оксана Галькевич: Алексей Алексеевич, ну а как, простите, надо правильно активизировать городские власти? Мы за них голосуем-голосуем, мы что-то там жалобы на порталы пишем-пишем, мы звоним, мы прокуратуру приобщаем – как еще-то надо, простите, это осиное гнездо активизировать?

Константин Чуриков: Оксана, теперь софинансировать будем.

Алексей Малый: Ну, первое – надо сформулировать свои требования или обратиться, я извиняюсь, в Общероссийский народный фронт, где грамотные эксперты позволят сформулировать ваши требования. Надо понять, чего вы хотите, чего вы добиваетесь конкретно.

Константин Чуриков: А-а-а.

Алексей Малый: Конкретно заданный вопрос – это уже 50% ответа, помните, мы с вами в школе в 7 классе по русскому языку это учили.

Оксана Галькевич: Да.

Алексей Малый: Поэтому надо прежде всего сформулировать правильно вопрос тому органу, кто занимается этой службой непосредственно, и он не сможет не ответить, не сможет, он ответит правильно.

Оксана Галькевич: Главное, чтобы он еще не смог не сделать то, что он должен сделать, а то ответить ответит, а сделать не сделает.

Алексей Малый: Дальше по шагам, по шагам.

Константин Чуриков: Вы знаете, у меня еще вопрос по поводу такой довольно такой уже, скажем так, анекдотической истории с ЦКАД, Центральная кольцевая автомобильная дорога в объезд бетонки. Вот тут стало известно, что, оказывается, еще нужно денег, то есть каждый год там вырастает смета: в 2019 году стоимость проекта выросла на почти 3 миллиарда рублей, сейчас говорят, что 14,8 миллиардов еще нужно, понимаете. И при этом строят уже так долго, с 2014 года, и каждый раз это все как бы распухает и распухает эта смета.

Оксана Галькевич: Ничего себе, какой анекдот, Костя, тоже.

Алексей Малый: Ну, простите, коллеги, я тут должен принять часть вины на себя, потому что в 2001 году я был одним из инициаторов этого проекта о необходимости этой дороги. Мы сделали соответствующие расчеты и начали тогда проектировать, это был долгий процесс, потому что много населенных пунктов, много земельных участков частных попадает, много существующих транспортных развязок и инженерных сетей. Потом проект очень непростой, и со строительством его, с ходом строительства возникают все новые и новые затруднения, возникают все новые и новые удорожания. К сожалению, так сказать, в густонаселенном регионе построить дорогу очень непросто, это не просто по тайге дорогу проложить.

Оксана Галькевич: Ага. Люди интересуются, под каким матрасом у кого много денег лежит, где эти квартиры. Спасибо большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Алексей Малый был у нас на связи, эксперт ОНФ, доктор экономических наук, почетный строитель России.

Вы знаете, мы собрали несколько историй по стране, как у нас нездорово с дорогами, вот хотим показать вам несколько таких ситуаций, с миру по нитке, как говорится, горожанам в том числе, знаете, не только в селах, но и в городах строят дороги. В некоторых регионах взялись своими руками, собственно, решать эту проблему. Жители улицы Тургенева в Батайске, это пригород Ростова-на-Дону, чтобы больше не тратить на ремонт своих автомобилей по 40–50 тысяч в год, скинулись сообща на реконструкцию проезжей части целого квартала.

Константин Чуриков: Они потеряли всякую надежду достучаться до администрации города. Среди активистов оказались и те, кто разбираются в дорожном строительстве (а тема сложная), вот они лично руководили нанятыми работниками. Правда, собранной суммы, 28 тысяч рублей, хватило только на латание дыр, а не на полноценный, естественно, ремонт, хотя скинулись все соседи.

Олег Дзыс: Кто сколько, да, потому что не каждый может там много себе позволить по нынешним ценам, заработкам и в свете, как говорится, последних событий.

Сергей Кирокасян: Нам понадобилось всего 4 машины, на 4 машины нам не хватило, мы купили 3. Если бы мы могли собрать тысяч 80–90, здесь бы положили вообще хороший слой.

– Да, мы бы здесь положили просто полностью.

Сергей Кирокасян: Наняли бы трактор, грейдер и выравняли.

Оксана Галькевич: Ну а в Новосинеглазово, это район Челябинска уже, жителям на новую дорогу удалось собрать побольше, почти 230 тысяч рублей. Заказали 15 машин для снятия асфальта, нашли трактор, нашли каток, отремонтировали дорогу впервые за 15 лет. А через несколько дней, друзья, местные чиновники сказали что? – что они, оказывается, на днях как раз собирались приступить к ремонту.

Константин Чуриков: Но на мази все было уже.

Оксана Галькевич: Но не успели просто. Горожане говорят: дорогие власти, вы, пожалуйста, не расстраивайтесь, у нас денег хватило только на 700 метров покрытия, поэтому давайте, еще бо́льшая часть дороги впереди у вас в работе.

Константин Чуриков: Может быть, Антон Табах, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ, нам расскажет, что происходит с дорогами в нашей стране и во что нас вовлекают? Антон Валерьевич, здравствуйте, добрый вечер.

Антон Табах: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. А мне кажется, за этой ситуацией в Челябинской области надо последить.

Антон Табах: Ну, я боюсь, что дороги не моя специализация, дураки, наверное, больше, но если с финансовой стороны, то, конечно, поговорить можно.

Оксана Галькевич: С финансовой исключительно.

Константин Чуриков: Да, вот именно вот хочется понять, во что нас вовлекают, стоит ли, скажем так, доверять потенциально этому пока еще такому формулирующемуся предложению Минтранса поучаствовать в софинансировании дорожного строительства.

Оксана Галькевич: Вы же у нас по финансовой грамотности, Антон Валерьевич, рекомендуете вложиться или нет?

Антон Табах: Ну, на самом деле тут надо разделять. Первое: есть стандартные, как сказать, благие идеи, что давайте выпустим низкорискованные гарантированные облигации под дорожное строительство и инфраструктуру для... Дальше берется список кого? – правильно, пенсионные фонды, страховые компании и население. Как же, нужно развивать рынок для населения.

В реальности, скорее всего, эти бумаги когда будут выпущены, они будут с достаточно низкой доходностью и в результате будут выгодны только для негосударственных пенсионных фондов либо страховщиков, которые должны держать определенную часть портфель в ценных бумагах. А, собственно говоря, по опыту прошлых лет, поскольку это далеко не первый раунд выпуска инфраструктурных бумаг для граждан, скорее всего, граждане предпочитают либо классические ОФЗ, либо корпоративные облигации просто потому, что они более понятны. Поэтому, как это сказать, тут, может, и хотят предложить эти облигации, но, скорее всего, наши граждане люди осторожные, поэтому особо в этот сектор не пойдут.

Оксана Галькевич: Антон Валерьевич, вы говорите, с низкой доходностью – с какой такой низкой доходностью? Ну предположительно, допустим, если это произойдет в ближайшее время.

Антон Табах: Я не могу давать точные комментарии. Скажем так, доходность на уровне длинных ОФЗ может быть чуть-чуть, на 0,5% выше. Как известно, наши вкладчики обычно достаточно жадные и не любят вкладываться на длительный срок, поэтому здесь как бы...

Оксана Галькевич: Ну да, у нас просто один из экспертов предыдущих говорил перед вами, что вот если государство предложит 6–7%, тогда это будет действительно привлекательная история, с удовольствием люди будут приобретать...

Антон Табах: А государство не благотворительный фонд.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так.

Антон Табах: Государство скорее наоборот.

Константин Чуриков: А граждане благотворительный фонд?

Антон Табах: Поэтому... может взять эти деньги у иностранных инвесторов либо у страховщиков под 5,5% или под 5%, оно их возьмет под 5,5% у иностранцев.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, я еще хотел бы уточнить. Вот Евгений Дитрих, министр транспорта, еще говорил, что «Автодор», а это госкорпорация, может разместить так называемые вечные облигации, как это уже сделали «РЖД», и вот эти бумаги не предполагают погашения долга, но платят купон. Разъясните, пожалуйста, что это такое за вечные облигации.

Антон Табах: Ну, это на самом деле классика, кто читал «Сагу о Форсайтах», может вспомнить, как герои вкладывались в консоли, это вот как раз вечные облигации британского правительства, их до сих пор можно купить. То есть по ним платится купон, он переставляется, то есть его раз в 10 лет пересматривают в соответствии с рыночными условиями, там есть определенная привязка к доходности по облигациям, но само тело долга может государство, ну или эмитент, вернуть только на свое усмотрение. То есть прийти и сказать «верни мне деньги» нельзя, собственно, с обычной облигацией тоже так нельзя досрочно, но там хотя бы есть срок погашения через 5, 10 или 30 лет.

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Ага.

Антон Табах: Соответственно, эти бумаги выпускают обычно либо крупнейшие банки, либо инфраструктурные вечные компании, то есть которые, в общем, просуществуют, скорее всего, в ближайшие 100 лет. Поэтому ничего плохого в этом нет, это некий способ достаточно, как это сказать, надолго занять денег, и это тоже не для граждан. То есть теоретически старушка-процентщица может купить эти бумаги, но обычно их все-таки покупают пенсионные фонды, у которых длинные обязательства и предсказуемый портфель.

Константин Чуриков: Антон Валерьевич, а в этом случае все-таки вероятность обмана насколько велика? Ну вот завтра скажут, что этот купон стоит, не знаю, копейку, например.

Антон Табах: Нет, ну почему? Там есть определенные правила, а дальше вопрос, что эти правила, в принципе условия их пересмотра весьма, как сказать, ограничены. Но опять же мы все переживали через физические кризисы, но последние 20 лет с государственными бумагами и 30 лет с депозитами в крупнейших банках государственных особых проблем не было. Но как бы вот достаточная ли это кредитная история...

Константин Чуриков: Ага.

Антон Табах: В принципе вечные облигации, например, Нидерландов 350-летней давности, до сих пор по ним платятся проценты, но у нас не Нидерланды.

Оксана Галькевич: Да, у нас не Нидерланды, мы и не такие документы пересматриваем и правила.

Евгений из Астраханской области. Здравствуйте, Евгений.

Зритель: Здравствуйте, ведущие, здравствуйте, Антон.

Значит, я хотел бы сказать, что вот я живу в Астраханской области, и все-таки то, что многое зависит от главы, кто управляет, будем говорить, нашим маленьким государством в нашем государстве. И вот у нас с приходом Игоря Бабушкина в корне все изменилось: откуда-то и финансы появились, и строить дороги стали качественно. До этого просто был, конечно, ужас: дороги оставляли, кроме считать если трассы федерального значения, то, значит, они, конечно. А сейчас и мосты строятся, и освещение дорог проводится, и тем не менее с народа никого денег не...

Оксана Галькевич: Грамотный управленец пришел, так это называется.

Константин Чуриков: Слушайте, что за чудеса?

Зритель: Мое мнение...

Константин Чуриков: Так, что еще, что еще сделал ваш губернатор? Просто расскажите, огласите весь список.

Зритель: ...которого, кстати, президент Путин наш назначил на эту должность. Поэтому я, собственно говоря, только «за». Но откуда-то ведь находится это, необязательно брать у людей. Мы действительно плотим налоги, все, и эти дороги не только чиновникам выгодны, они выгодны также и людям.

Поэтому все зависит от главы, правильное распределение. Вот лично мое мнение такое, это везде на местах. Потому что не секрет, сколько передач проходит, вот сейчас буквально показывали то, что люди строят, а потом чиновники начинают... Это от чиновников. Люди строят мосты, потом экологи говорят, что это незаконно, нагрузка какая-то там, и все рушат, а человек сам построил дорогу где-то в дальних районах, где действительно нет дорог. Ну как-то так.

Оксана Галькевич: Да, Евгений, спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Да, спасибо.

Оксана Галькевич: Давайте сразу Тюмень тоже выслушаем, у нас дорожник как раз на связи. Александр, здравствуйте.

Зритель: Да, добрый день.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Добрый день всем. Я хотел бы дополнить вот экономиста, господина Малого.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Дело в том, что вот о чем говорится, софинансирование дороги – ну это вопрос вопросов. Дело в том, что у нас 5% дорог федерального уровня, а 95% дорог регионального и муниципального, это первое.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: Второе: все дороги нерентабельные, и как получить дивиденды, я вот этого не понимаю. Второе связано с тем, что у нас если, например, в среднем по Европе средняя продолжительность функционирования... дороги до первого ремонта 12–15 лет, у нас 3–4 года – какая речь может идти о дивидендах? Как это объясняется? Объясняется тем, что у нас нормы нормативные, которые сейчас действуют, идут под грифом 2012 год, 2015 год, но все они переписаны с 1980–1990-х гг. и не привязаны к местным условиям, ни к Красноярску, ни к Омску, ни к...

Константин Чуриков: Ага. Александр, а может, это кому-то выгодно? Вот как у нас там плитку перекладывают, асфальт, ну просто чтоб как бы...

Оксана Галькевич: Во всем умысел.

Константин Чуриков: Чтобы работа кипела.

Зритель: Ну, вы знаете, за рубежом, та же Европа, та же Америка, та же, например, Финляндия, у них 12–15 лет, у нас 3–4 года и идет перекладка. Вот что... И третье, почему еще у нас такие казусы? Дело в том, что тендерная система не дает, она препятствует внедрению новых технологий, новых материалов. Почему, с чем связано? – нормы старые, там нет того, что делается сейчас, а сейчас масса материалов, которые регулируют все процессы, которые как раз повышают продолжительность жизненного цикла дороги. Вот в чем суть, надо с норм начинать.

Оксана Галькевич: Интересно, да.

Зритель: А сейчас вводить в заблуждение население, что вы дороги получите, – ну это ноль, это бесполезная вещь, это бесполезное дело.

Константин Чуриков: Спасибо за ваше мнение, Александр, спасибо.

Оксана Галькевич: Да. Антон Валерьевич, вот, кстати, хотела тоже вас спросить об окупаемости. Вот эти там проценты, сколько бы их там ни было, низкие не низкие, как они будут окупаться? С каких денег, с какого дохода выплачиваться?

Антон Табах: Нет, соответственно, смотрите, мы говорим про разные вещи. «Автодор» строит платные дороги, соответственно, вот как дорога Москва – Санкт-Петербург, которую, насколько я знаю, после того как ее достроили, все хвалят, или дорога М4, там все более-менее понятно.

Оксана Галькевич: Ее еще не достроили, Антон Валерьевич, я вам хочу сказать.

Константин Чуриков: Но уже хвалят.

Оксана Галькевич: Но уже хвалят. Там еще вокруг Твери надо построить объезд.

Антон Табах: Ну, в конце концов, у нас как бы все стройки века потом долго достраиваются. Соответственно, там все более-менее понятно, то есть платные дороги есть много где. Но это только, действительно, можно не на всех даже из тех 5% федеральных трасс. Остальное может быть построено либо на деньги из текущего бюджета, либо на одолженные все тем же бюджетом просто, что называется, как расходы на инфраструктуру.

Вот, собственно, Астраханскую область вспомнили, там что изменилось? Новый губернатор стал достаточно активно привлекать кредитные средства в область, причем хорошие, длинные как из федерального бюджета, так и с облигационного рынка. Но это речь не идет, вот это когда вы говорите про вложения населения в облигации, это речь идет про «Автодор» и про какие-то местные проекты платных дорог. Там все понятно, те, кто ездят, те, кто заплатят.

Оксана Галькевич: Нет, у меня вопрос как раз по облигациям, когда они запустят. Строить-то будут не только платные дороги, но и бесплатные.

Антон Табах: Нет, на облигации будут строить только платные.

Оксана Галькевич: А, только платные.

Константин Чуриков: А, вот так.

Оксана Галькевич: Вот-вот, понятно.

Константин Чуриков: Платите дважды.

Оксана Галькевич: Не зря уточняла-ковыряла. Спасибо.

Константин Чуриков: У меня еще такой вопрос, Антон Валерьевич. Мы все забываем, что у нас Фонд национального благосостояния такой, в общем-то, большой, внушительный, кажется, когда задумывались нацпроекты, то как раз и предполагалось, что и оттуда тоже что-то может тратиться. А тут я вот читаю сейчас, например, портал finanz.ru: «За счет средств населения можно было бы профинансировать проект «Газпрома» по строительству газохимического комплекса в Усть-Луге, заявил в конце мая глава «ВЭБ» Игорь Шувалов». А тут что-то вот все смотрят на народ.

Антон Табах: Ну как? Всегда, как сказать, если есть кошелек с деньгами, хочется эти деньги, как это, алхимия финансов, увеличить. Соответственно, дальше какие варианты? Привлекать софинансирование корпоративное, если это нужно крупным корпорациям, либо идти на рынок и одолжить дополнительно, как с ипотекой. Вот у вас, условно говоря, есть 1 миллион рублей, вы хотите купить квартиру за 3, соответственно, у вас есть деньги на первый взнос, дальше еще 2 миллиона привлекаете. Вот та же самая логика действует и с существенной частью нацпроектов, не теми, которые как бы чисто вот неокупаемые, и с корпоративными проектами, и с дорогами. Как бы смотрят на европейский и американский опыт и пытаются как-то его применить.

Вопрос, что в каждой стране свои порядки и во многих случаях, как сказать, если пересчитать задним числом то, что выстраивались сложные системы с облигацией, с привлечением средств и так далее, может оказаться, что, если не городить весь этот огород, а просто профинансировать из бюджета, например, крупной международной компании, подрядчику, которая, условно говоря, будет действовать по лучшим мировым стандартам, это может оказаться дешевле.

С другой стороны, нам, как это сказать, представителям финансовой индустрии, в том числе и рейтинговым агентствам, естественно, хорошо, когда выпускаются облигации, потому что есть рынок, есть объекты, и, собственно говоря, без хорошего рейтинга, который показывает, что деньги скорее вернут, чем нет, никто облигации выпускать не будет, тем более для населения. Поэтому в данном случае...

Константин Чуриков: То есть получается, что мы будем кредиторами, а государство как раз-таки заемщиком, да? Но смотрите, когда банк мне дает кредит, например, тот же самый ипотечный, банк должен быть во мне уверен. Вот у нас в стране сегодня много людей, которые доверяют государству?

Антон Табах: Ну, скажем так, этот вопрос о доверии всегда самый тонкий, но можно сказать так, что государство именно на финансовых рынках последние 22 года делало все, чтобы ему доверяли. Насколько это успешно, вопрос.

Оксана Галькевич: Мы все хорошо считаем, Антон Валерьевич, мы сразу вспомнили этот год. Спасибо вам большое.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Антон Табах у нас был на связи, главный экономист рейтингового агентства «Эксперт РА», доцент экономического факультета МГУ.

Ну и еще одна, пожалуй, история.

Константин Чуриков: Еще одна история, да. Жители острова Попова во Владивостоке оказались просто в транспортной блокаде: сначала из-за разбитого пирса в центре города перестал ходить катамаран, а паром брать на борт автомобили.

Оксана Галькевич: Ну а теперь и через остров Русский туда не попасть, дорогу размыло ливнями. Водители мусоровозов, скорой, большегрузов с продуктами ехать по ней отказываются. Вызвались было поехать коммунальщики, чтобы водопровод на острове Попова наладить, да и те застряли.

Светлана Плющай: Здесь, вы знаете, машины переворачиваются, потому что дорога... Дорогой ее назвать нельзя. Когда погода хорошая, еще как-то можно добраться, а уж если прошел дождь, какая-то непогода, то, конечно, жителям очень неудобно. Даже такие продукты, товары первой необходимости, с доставкой очень сложно, очень напряженно, конечно.

Оксана Галькевич: Администрация Владивостока пока кормит жителей обещаниями. Еще в апреле планировали выделить дополнительный грейдер, но люди его так и не увидели до сих пор.

Константин Чуриков: Ну а сейчас выслушаем мнение Виталия Максимова, это кандидат экономических наук, экономист. Виталий Вячеславович, здравствуйте.

Виталий Максимов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Можно я вам повторю тот же вопрос, который я одному из экспертов уже задавал: правильное ли время выбрано для этой инициативы, как вы считаете? С точки зрения вообще того, что у людей под подушками, в кубышках и так далее.

Виталий Максимов: Ну, во-первых, это все преподносится как некая новация. Обращаю внимание, что привлечение средств населения через облигации, допустим, в проекты государственно-частного партнерства по строительству и реконструкции автомобильных дорог идут по крайней мере последние 10 лет точно, поэтому этот сам механизм не то чтобы новинка.

На мой взгляд, здесь наблюдается достаточно интересная история, когда государство, понаблюдав за тем, как частные инвесторы привлекают средства с рынка, в конечном итоге населения, пытается сделать уже со стороны государства. То есть здесь интереснее вопрос, за счет чего будет выплачиваться доходность, то есть фактически, когда речь идет о платных дорогах, получается, что одно население, которое едет по платным дорогам, платит другому населению, которое вкладывает в это деньги.

Оксана Галькевич: Виталий Вячеславович, но, вы знаете, здесь на самом деле вопрос-то у обывателя возникает такой: а как же так, мало того, что тут не облигации предлагают софинансирования строительства этих дорог, так с меня и два налога уже взяли, акциз на топливо, транспортный налог, ну есть еще «Платон», можно даже сказать, какая-то категория трижды платит налоги. Как-то это все вот очень интересно.

Виталий Максимов: Абсолютно. Вы затронули вопрос социальности. Конечно, здесь вопрос, насколько социально фактически в определенном смысле платить одной части населения за то, что это население пользуется общественной инфраструктурой, которая находится в собственности государства, абсолютно этот вопрос есть. И получается на самом деле такая ситуация двойственная, и если речь вообще не идет о проектах как таковых, допустим, госкомпания говорит, что она будет привлекать средства населения для строительства платной дороги, вот…, о которой мы говорили, здесь вообще возникает вопрос, насколько это реалистично и насколько это будет эффективно вложено. Потому что облигации – это в принципе вложения в большинстве своем в какой-то конкретный инвестиционный проект, который должен быть рентабельным. За счет чего он будет рентабельный?

Оксана Галькевич: Ага.

Константин Чуриков: Так, давайте сейчас послушаем наших зрителей. У нас сейчас на связи Владимир из Пермского края. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Верите в то, что эта история заработает, Владимир?

Зритель: Да, мне кажется, навряд ли.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: То есть деньги выделяются как бы достаточно нормально, хорошо, но они действуют не так реально, что... Вот, допустим, сказать, у нас вот город Кудымкар, вот сейчас речушка маленькая у нас, разобрали мост, месяц уже стоит, толком не проехать, рядом ямочки. А в общем, понимаете, асфальт снимают, подгоняют комбайн, снимают асфальт, слой 10 сантиметров, ложат 5 сантиметров. Состав асфальта не такой, летом он расползается, колея, зимой она замерзает, за счет того, что заливают, засыпают солью, она тает, а в морозы она замерзает, и этот асфальт выталкивает обратно. То есть...

Оксана Галькевич: Ну понятно, дорога разрушается таким образом, да.

Зритель: Разрушается, вот. Ну вот я считаю, что это нереально, неправильное использование денег, средств.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок.

Оксана Галькевич: Нарушение технологий и, соответственно, качество не то. Спасибо, Владимир.

Константин Чуриков: Виталий Вячеславович, все-таки вот еще раз вернемся к тому, что у нас с дорожным строительством, ну если брать частные структуры, это довольно известные имена, фамилии. Вот как так получилось, что у этих людей сейчас внезапно нет денег? То есть изначально-то планировалось, что бизнес будет давать денег, давать стране угля, а тут, в общем-то, люди должны каким-то образом включаться. Не претворяется ли крупный бизнес, что он так обеднел в период пандемии?

Виталий Максимов: Ну это же обычная история, даже традиционная, поиска наиболее дешевых ресурсов. То есть если доходность по этим облигациям будет невысокая, то для бизнеса если, соответственно, эмитентом будут, допустим, вот эти частные компании, заключившие договор с государством или концессионные соглашения, то при небольшой доходности и при долгом сроке получится достаточно выгодная история с точки зрения возврата инвестиций на долгий период. А если мы говорим о вечных облигациях, то здесь возврат инвестиций в принципе, по крайней мере в виде основного долга, вообще не предусмотрен, то есть вы вкладываете деньги, а вам платят процент.

Оксана Галькевич: Виталий Вячеславович, вы знаете, здесь интересно получается. С одной стороны, низкие проценты невыгодны людям, которые приобретают эти облигации, но они выгодны тем, кто эти облигации выпускает и работает на эти деньги. Но опять же эти проценты ведь будут включены, допустим, в стоимость проезда, соответственно, они не выгодны автомобилистам, высокие проценты по облигациям, правильно, я правильно мыслю?

Виталий Максимов: Абсолютно точно. То есть это получается такой замкнутый цикл. То есть вы платите больше, поскольку..., содержащему дорогу, нужно платить больше денег за купонный доход на эту облигацию. Вы получаете эти деньги, стимулируете спрос, повышая тем самым опять уровень цены на эту автомобильную дорогу.

Оксана Галькевич: Ну да.

Виталий Максимов: Плюс не говоря о том, что тут остается тот самый моральный вопрос, то есть зачем вам ехать по платной дороге, если эта инфраструктура принадлежит государству, и достаточно ли качественный бесплатный объезд. То есть вот здесь, конечно, это будет давить вообще на рынок, на скорость развития и темпы, скорее всего, инфляции, поэтому здесь двойственное такое ощущение от самого механизма.

Константин Чуриков: Хорошо. А чтобы вот комплексно подойти к решению проблем? Потому что платных дорог все равно не так много в стране, движение растет, но их недостаточно. Вот передо мной статистика Росстата, по-моему, за 2016 год, доля дорог с твердым покрытием: Дальневосточный округ 66%, Центральный 67%, Приволжский 68%. Чтобы элементарно люди по грунтовкам не ездили, вообще, так сказать, по земле голой, вот тут что надо сделать? Откуда эти деньги должны прийти? Потому что эти люди нам тоже пишут, звонят и тоже хотят куда-то ездить.

Оксана Галькевич: Вот, кстати, нам предлагают зрители: может быть, вернуть деньги, уведенные в офшоры, в Лондоны-Парижи и все прочее? Может, оттуда, по этим сусекам поскрести?

Виталий Максимов: Поскрести по этим сусекам, конечно, нужно. Но с другой стороны, о чем вот мы говорили с предыдущими, до этого были спикеры, касательно того, что бо́льшая часть дорог – это все-таки региональные дороги, региональные и муниципальные. Поэтому бо́льшая часть ответственности за в том числе мост, про который зритель звонил, – это, конечно, фактически прямые затраты бюджета. И нужны ли для вот этих прямых, то есть в широком смысле для дорожной инфраструктуры частные деньги, – это на самом деле вызывает большой вопрос.

Оксана Галькевич: Да, спасибо. Виталий Максимов был у нас на связи, кандидат экономических наук, экономист.

Константин Чуриков: Спасибо.

Оксана Галькевич: Друзья, подведем итоги нашего опроса.

Константин Чуриков: Итоги нашего опроса ожидаемые, но печальные.

Оксана Галькевич: Мы спрашивали, готовы ли вы софинансировать строительство дорог: 4%, насколько я вижу, сказали «да», ну 4% готовы...

Константин Чуриков: Все равно, а 96% сказали «нет», но 96%.

Оксана Галькевич: ...96% сказали «нет».

Друзья, ну а сейчас мы будем вас удивлять, поражать тем, какая бурная жизнь идет в нашей стране, «Информационная погода в России».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Узнаем, какие выгоды можно извлечь из покупки гособлигаций