Россияне массово взялись за ремонт

Гости
Михаил Алексеевский
руководитель Центра городской антропологии КБ Стрелка
Анастасия Гребенюк
руководитель исследовательских проектов в сфере недвижимости НАФИ

Петр Кузнецов: Ну а пока все серьезно. Кажется, карантин изменил наше отношение к нашему же дому. По крайней мере, летом россияне бросились делать ремонт. Это фиксируют многие источники и опросы. Спрос, например, на услуги рабочих в июне и июле вырос на 30%, а то и на 50%, а на товары для отделочных работ – аж на 89%. Соответственно, это по сравнению с прошлым годом. И это данные «Авито».

Марина Калинина: Соответственно, выросли и расходы россиян на ремонт – в среднем на 5%. Чаще всего люди приобретали садовые принадлежности и строительные материалы. Аналитики «МТС Банка» изучили транзакции и выяснили, что лидерами по затратам стали стройматериалы (цемент, песок, кирпич, трубы и различные ограждения), по сравнению с прошлым годом число покупок выросло на 65%. На втором месте по приросту продаж – садовые принадлежности. В общем, все на дачи запасаются.

Петр Кузнецов: А наименьший рост, но рост (еще раз – рост), показали мебель, товары для дома и ремонта, куда относятся уже обои, краски, электрические и осветительные всякие приборы, посуда и так далее. Вот в этой категории количество транзакций выросло на 34%. И это они еще называют наименьшим ростом.

Марина Калинина: Сейчас будем на эту тему говорить с Анастасией Гребенюк – это руководитель исследовательских проектов в сфере недвижимости НАФИ.

Ну, естественно, ждем от вас ваших звонков, ваших историй, ваших SMS. Что вы решили сделать во время самоизоляции? Как вы решили изменить свой дом? Ну, если решили, конечно.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Марина Калинина: Анастасия, добрый день.

Анастасия Гребенюк: Добрый день.

Петр Кузнецов: Мы знаем, что вы провели собственное исследование. По-моему, цифры тоже впечатляющие: чуть ли не треть россиян планирует в ближайшее время улучшить свои жилищные условия. Понятно, что улучшение жилищных условий – это не всегда ремонт, это может быть и покупка нового жилья. Но мы понимаем, что такая категория мала – тех, кто собрался после карантина переезжать и улучшать условия, добавлять квадраты, въезжать в какую-нибудь новую девятиэтажку. Какие цифры у вас?

Анастасия Гребенюк: Да, это верно. Мы провели такое глобальное социологическое исследование на тему «Новая нормальность». То есть «новая нормальность» – это такой термин, который относится ко времени, в котором мы живем, то есть эта эпоха постпандемии. В частности, пандемия изменила вообще все сферы жизни нашего общества. Конечно, это относится и к нашему жилью, это отношение к нашему дому, отношение к ремонту и вообще отношение к обустройству жилья.

Мы провели исследование, согласно которому одна треть россиян планируют в ближайшее время улучшать так или иначе жилищные условия. И большинство из них все-таки планируют делать мелкий ремонт по дому, а не предпринимать какие-то радикальные действия, например, по постройке нового жилья, по покупке новой квартиры или по переезду в новое съемное жилье.

Петр Кузнецов: А что такое мелкий ремонт?

Анастасия Гребенюк: Ну, мелкий ремонт – это, например, как вы и говорили, покраска стен, переклейка обоев, какие-то мелкие косметические переделки по дому, обустройство кухни, покупка новой мебели. То есть, скажем так, те вещи, которые делают наше жилье более уютным, при этом не предполагают большого количества финансовых вложений.

Марина Калинина: А есть те, которые вообще хотели кардинально как-то перестроить свои квартиры? Ну, например, из большой комнаты сделать две зоны, там все поменять.

Анастасия Гребенюк: По данным нашего исследования, таких респондентов 10%. Это те россияне, которые недовольны планировкой своей квартиры. Они хотели бы сделать глобальный ремонт у себя дома, сделать перепланировку, предварительно, естественно, согласовав законодательно все вещи, которые касаются такого глобального ремонта.

Но перепланировка – на самом деле тоже очень актуальная вещь, потому что на самоизоляции многие семьи столкнулись с такой проблемой, что приходилось одновременно всем из квартиры работать, учиться. Особенно актуально это было для семей с детьми, когда одну комнату зачастую делили работающие родители и дети, которым необходимо было посещать занятия. Поэтому у некоторых наших соотечественников встал вопрос о перепланировке, возможно, об увеличении количества комнат или о расширении жилплощади как о такой радикальной мере.

Петр Кузнецов: Ну, тренд последних лет – это как раз жилое пространство (поправьте, если я неправ) с объединенным входом, гостиной, кухней, столовой. А во время карантина мы вроде бы как привыкли закрываться, зашториваться, прятаться в своем каком-то уголке. Не будет ли так, что, условно говоря, «бункеры» будут предпочтительнее открытой планировки?

Марина Калинина: Разобщенность такая получается немножко.

Петр Кузнецов: Или все-таки не настолько глобально карантин жанр этот поменял?

Анастасия Гребенюк: Ну, в целом о глобальных переменах говорить еще рано, потому что должен пройти определенный промежуток времени, чтобы мы понимали, насколько прочно устоялись эти изменения в сознании граждан.

Но в целом ситуация такова, что у каждого члена семьи возникла потребность в собственной комнате, чтобы на случай второй волны коронавируса или повторного введения карантина у каждого было гарантированное личное пространство в квартире, то есть рабочее место, учебный класс. То есть такая тенденция, действительно, существует.

Марина Калинина: Давайте послушаем Светлану из Московской области. Как она изменила свою жизнь в период карантина? Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас.

Петр Кузнецов: Голос бодрый, так что, видимо, к лучшему изменения.

Зритель: Да-да.

Петр Кузнецов: Рассказывайте.

Зритель: У нас кардинальные изменения произошли. В общем-то, мы изменили в своей жизни все. Мы в период пандемии присмотрели дом в Рязанской области, так что я теперь не совсем Московская область. Здесь оставили детям дом, в Московской области, а сами переехали с младшим ребенком туда. Сначала казалось, что это временно, но потом решили, что мы все-таки там обоснуемся. И вот маленький у нас идет в первый класс там.

Марина Калинина: А что вас сподвигло именно в Рязанскую область переехать?

Петр Кузнецов: И что за строение? Это тоже в городской черте?

Зритель: Это дом.

Петр Кузнецов: Дом?

Зритель: Практически в лесу мы находимся, подальше от цивилизации, поближе к природе.

Петр Кузнецов: То есть получилось как? Вынужденно уехали, а потом поняли, что это вообще ваше, даже уезжать не хочется?

Зритель: Да, это наше, вы совершенно правы.

Марина Калинина: Светлана, а чем вы там будете заниматься?

Зритель: Ребенком.

Марина Калинина: Ну, в плане работы.

Зритель: В плане работы? Ну, обеспечивает супруг, у него свой бизнес. А я буду заниматься только младшим ребенком. У нас четверо детей, старшие уже большие. Так что решила полностью посвятить жизнь ребенку, рассталась с работой. И ни о чем не жалею.

Петр Кузнецов: Кстати, природа под это как раз подходит. Она вам будет только помогать. Спасибо огромное. Это Светлана, Московская область.

Марина Калинина: Успехов вам! Такое прямо смелое решение.

Скажите, а таких людей, которые кардинально меняют что-то в своей жизни, много, по опросам?

Анастасия Гребенюк: По данным нашего опроса, около четверти респондентов провели самоизоляцию в своем загородном доме или на даче. И если сравнивать 2019 год с 2020 годом, то популярность аренды дач выросла в 4,5 раза. Поэтому мы предполагаем, что далее эта популярность будет расти. Тем более пока что границы закрыты, а южные курорты Крыма и Краснодарского края переполнены, и очень многие обращают свое внимание на то, что можно снять для отдыха дом или дачу в Подмосковье или в других регионах и там также прекрасно провести время. Может быть, даже не только отпуск, а вообще перебраться туда.

Петр Кузнецов: Как все эти передвижения (все равно какие-то изменения мы фиксируем, в том числе и кардинальные – с помощью нашей телезрительницы, например) повлияют в целом, могут повлиять на цены на рынке недвижимости? Как это работает?

Анастасия Гребенюк: Здесь достаточно сложно давать какие-то долгосрочные прогнозы. Здесь скорее ситуация зависит от категории недвижимости, потому что известно, что, например, на московском рынке жилья цена аренды квартиры во время самоизоляции значительно падала. Наоборот, если мы рассматриваем загородную недвижимость, то здесь отмечается увеличение спроса и, соответственно, рост цен. Поэтому здесь, конечно, больше зависит от того, какая это категория жилья.

Марина Калинина: По вашим прогнозам, вот эти цены, которые выросли, они так и будут держаться на этом уровне или все-таки немножко снизятся с течением времени?

Анастасия Гребенюк: В опросе мы конкретно этот вопрос не рассматривали, но, в принципе, глобально по ситуации на рынке: если не будет второй волны коронавируса, предположим, и ситуация после пандемии вернется в свое русло, то цены будут выравниваться. То есть какого-то резкого падения не будет. Если осенью будет вторая волна коронавируса и, соответственно, самоизоляция, неопределенная экономическая ситуация, то здесь, конечно, может быть дальнейшее падение, если мы говорим о городском жилье, о городских квартирах.

Петр Кузнецов: Спасибо за ваш комментарий.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Это была Анастасия Гребенюк, руководитель исследовательских проектов в сфере недвижимости НАФИ. Они – одни из авторов исследования, авторы исследования по спросу россиян на недвижимость.

Марина Калинина: Ну а сейчас давайте посмотрим небольшой сюжет о тех, кто решил сделать ремонт во время самоизоляции. Маргарита Твердова, наша коллега, подготовила его. Давайте смотреть, а потом продолжим обсуждать эту тему.

СЮЖЕТ

Петр Кузнецов: Ну что, пишут нам сообщения, соответственно, телезрители, которые приступали или только собираются делать ремонт. «Мы во время самоизоляции оббили дачный дом сайдингом своими руками», – пишет телезритель из Москвы. Сахалинская область, сообщение: «Во время домашнего ремонта нанимал бригаду, а сам жил на даче».

Марина Калинина: Воронеж: «Многие занялись ремонтом на карантине, потому что занять себя нужно было чем-то, работать нельзя. Многие сидели дома и принесли пользу своей семье».

Петр Кузнецов: Так занял себя, не заметил – ой!

Марина Калинина: Пользу принес.

Петр Кузнецов: Квартиру поменял. Все правильно. «В високосный год ремонт, покупку квартиры и дома делать не рекомендуют».

Марина Калинина: Это приметы какие-то, видимо.

Петр Кузнецов: Да. Это из Иркутской области. «Нечерноземье пустеет, а мегаполисы растут. Зачем?!» – возмущение из Нижегородской области. «Начали ремонт на кухне, – нам Анна пишет через сайт otr-online.ru, – а теперь не можем закончить. Времени мало, все вышли на работу». Тоже важно рассчитать время. Поди угадай, когда карантин закончится.

Марина Калинина: А вот Нижегородская область: «Как уютно жить в доме, где все сверлят, стучат и кричат. Здорово! Удачи в психике».

Петр Кузнецов: Ну и о средствах, точнее, об их недостатке. Саратовская область, оттуда нам пишут пенсионеры (так подписались наши телезрители): «Очень нужен ремонт, но нет сил и средств».

Давайте поприветствуем нашего следующего эксперта. Михаил Алексеевский, руководитель Центра городской антропологии конструкторского бюро «Стрелка», с нами на связи. Здравствуйте, Михаил.

Михаил Алексеевский: Добрый день.

Марина Калинина: Михаил, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, а спрос…

Марина Калинина: Вы же занимаетесь обустройством пространства, да? Одно из направлений вашей работы.

Михаил Алексеевский: Да. Ну, мы обычно занимаемся в масштабах города в целом, а не в масштабах квартиры. Но я могу сказать, что как раз во время самоизоляции мы с коллегами провели исследование, посвященное тому, как переосмысляли жилье жители трех городов России: Москвы, Новосибирска и Краснодара.

Марина Калинина: Ну давайте подробности. Ждем с нетерпением!

Михаил Алексеевский: Самое главное, что произошло, помимо того, что, действительно, у многих высвободилось свободное время, – это то, что люди, оказавшись запертыми в условиях самоизоляции, столкнулись с тем, что попытка вести обычный для них образ жизни… как-то им стало все неудобно. Если раньше многие, особенно трудоголики, приходили домой только спать, то теперь они вынуждены были все делать дома: заниматься спортом, работать, обустройство рабочего места, развлекаться, вместо кино смотреть сериалы или что-то в этом роде. И очень многие поняли, что их квартира неудобная для того, чтобы всем этим делом заниматься.

И действительно, мы наблюдаем не только в формате ремонта, но и в формате просто какой-то перепланировки большой интерес к тому, чтобы как-то все это дело переосмыслить и переиспользовать. В сюжете был упомянут балкон. Это на самом деле одна из самых частых историй, с которой мы сталкивались. То есть люди пытались что-то сделать с балконом.

Кстати, более популярная история на самоизоляции была – это не превращать его в отдельную комнату, а скорее превращать его в прогулочное место. Когда из дома выходить нельзя, нахождение на балконе – это чуть ли не единственная возможность подышать свежим воздухом. Очень многие там цветочки начинали высаживать, делали какие-то там столики, стулья, там пили чашечку кофе по утрам, выгуливали детей.

Кстати, это тоже очень важная тема: что делать на самоизоляции с детьми? Оказалось для многих, кто перешел на удаленный режим работы, что дети и удаленная работа очень плохо соотносятся друг с другом. Это тоже стало поводом переосмыслить квартиру и придумать, куда этих детей можно все-таки изолировать в идеале.

Петр Кузнецов: Смотрите. Вот квартира переосмыслена, переделена. Сейчас всех выпустили, снова вернулись в обычный режим. Не скажется ли это на желании снова вернуть все, как было? Ну, потому что теперь нынешняя конструкция, которая под временные условия создавалась, в принципе, она уже и не нужна.

Михаил Алексеевский: Ну, есть некоторые проблемы с тем, что, например, те, кто очень хотел заниматься дома спортом, они накупили тренажеров, какое-то оборудование. А потом через некоторое время им это надоело, и сейчас эти гантели где-то там пылятся под кроватью. Так что, в принципе, такая проблема есть.

Но вообще эта пауза в жизни человечества стала действительно для многих возможностью задуматься над тем, в каком месте мы живем, как сделать его более удобным. И в целом все-таки те изменения, которые произошли, в основной своей массе такие долгосрочные и на пользу, скажем так.

Марина Калинина: А можно ли сказать, что в целом поменялось у людей отношение к своему дому?

Михаил Алексеевский: Да, да, именно так. Особенно это, конечно, действительно, коснулось не семейных, а, не знаю, одиночек, по крайней мере тех, кто без детей. Потому что семьи с детьми, для них дом по определению – это более важная какая-то история. А трудоголики, которые, не знаю, привыкли есть бизнес-ланчи где-то в офисе, проводить время тоже в городе, а домой приходить только спать, они впервые задумались… Ну, например, очень многие с удивлением обнаружили кухни в своей квартире и поняли, что надо привыкать как-то готовить еду. А многие отвыкли. Ну, я говорю, конечно, про большие города в первую очередь.

Петр Кузнецов: Какие же функции она исполняла до этого?

Марина Калинина: А туда просто, наверное, люди не доходили. У меня такое впечатление.

Михаил Алексеевский: Ну, часто не доходили. Не знаю, чайник вскипятить, йогурт достал из холодильника – и вроде как все. А здесь огромный всплеск интереса к кулинарии. Многие какие-то печки специальные купили, что-то переоборудовали, экспериментировали в кулинарном плане. Это тоже, кстати, очень многих сплотило. Кстати, это оказался отличный способ занять детей, чтобы они…

Петр Кузнецов: Так, глядишь, и анекдоты про власть на кухни вернутся.

Михаил Алексеевский: Ну, не исключено. Нет, вообще кухня стала еще и пространством общения. Причем многие сейчас с ностальгией говорят о том, что во времена самоизоляции, когда все были дома, как здорово было собираться на кухне всей семьей. Думаю, что через некоторое время будут какие-то такие светлые воспоминания, как было действительно здорово.

Петр Кузнецов: Пишет наш телезритель из Краснодарского края: «Как ни обустраивай квартиру в многоэтажке, она не станет частным домом, комфортным для семьи». И сообщение из Москвы: «В изоляции сделала ремонт. Фирма сделала некачественно, пошла плесень. Вопрос до сих пор не решен», – подписались «столица».

Мы узнали в самом начале благодаря одному из опросов, что спрос на рабочую силу вырос. Все-таки предпочитают своими силами или бригады? И как изменился этот баланс на карантине?

Марина Калинина: И главное – выросли ли цены?

Петр Кузнецов: Может быть, почувствовали, что могут и сами на самом деле, открыли в себе новые способности, и теперь на самом деле в посторонних рабочих руках нет какой-то необходимости?

Марина Калинина: И что с ценами произошло? Если такой спрос большой, цены выросли на такие работы ремонтные?

Михаил Алексеевский: Цены выросли, но не очень сильно, потому что количество желающих рабочих рук стало тоже больше, потому что многие лишились работы, не знаю, на каких-то больших стройках, которые были заморожены. В принципе, с точки зрения предложения, желающих сделать ремонт, все довольно неплохо.

Но, конечно, действительно, люди очень активно стали сами пытаться что-то делать. Это связано и с тем, что у них освободилось время, и одновременно с идеей экономии. То есть все-таки, так как, с экономической точки зрения, еще до конца не понятно, насколько тяжелыми будут последствия этого кризиса… И некоторые все-таки потеряли работу или, по крайней мере, у них сократились их доходы. В этом смысле сделать все своими руками – это и дешевле, и приятнее, и какие-то новые навыки можно было получить. С этой точки зрения, оказывается, не так уж это и сложно.

Просто все были очень заняты, и казалось – пусть работают профессионалы. А тут кто-то обои клеит, а кто-то… Вот прекрасный пример про перегородку из труб, мне ужасно понравился. Голь на выдумку хитра, как говорится.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Михаил Алексеевский, руководитель Центра городской антропологии конструкторского бюро «Стрелка». Мы говорили о ремонтах, спрос на которые резко вырос.

Марина Калинина: Сейчас еще сообщение прочту, из Коми пришло: «Во время пандемии я просто смотрел ОТР – и мне хорошо». Продолжайте это делать. У нас еще много интересного. О счастье будем говорить совсем скоро.

Петр Кузнецов: И ремонт сам по себе делается, кстати, под ОТР. Серьезно!

Оставайтесь с нами. Серьезные новости впереди. И о счастье, да, в завершении дневного «Отражения».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как карантин изменил наше отношение к дому?