Россияне меньше употребляют пива. А каждое следующее поколение пьёт всё меньше водки, переключаясь на пиво

Россияне меньше употребляют пива. А каждое следующее поколение пьёт всё меньше водки, переключаясь на пиво
Онкология. Блокировка банковских счетов. Рынок подержанных авто. Бензин. Работа для подростков. Промышленная политика
Рак: каждый имеет право на бесплатное обследование, лечение и реабилитацию по ОМС в крупных центрах
Алексей Рощин: Ранний детский труд поможет. Потому что хорошее образование приобрести трудно, а вот навыки пойдут на пользу
Как производят вентиляционное оборудование и системы отопления на заводе в Бронницах
Бензин снова дорожает. Это несмотря на соглашение между правительством и нефтяными компаниями
Покупка автомобиля на вторичном рынке. Пошаговая инструкция от специалиста по автоподбору
«Переводы между физлицами - самые подозрительные платежи на свете!» Что делать, если счет заблокирован? Советы специалиста по консалтингу
Почему канцерофобия страшнее самого рака? Главврач Центра им. Димы Рогачева - о ситуации с диагностикой и лечением онкологии
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Гости
Кирилл Болматов
представитель «Союза российских пивоваров»

Новые правила для пивоваров. Пивовары добились уступок от чиновников. Минфин готовит законопроект о внесении в специальный реестр всех производителей пива, а также пивных напитков, сидра и медовухи. Таким образом планируется убрать с рынка «серых» производителей и установить минимальные розничные цены. А вот изменится ли качество пива? Принято считать, что пиво в России очень плохое. В чём причина?

Петр Кузнецов: Мы переходим к еще одной теме. Дело в том, что есть, практически уже есть очередные новые правила для пивоваров, по крайней мере они продолжают обсуждаться, что-то там корректируется, производителям все-таки удалось договориться с Минфином по последним данным. Ведомство предложило вместо лицензирования компаний создать какой-то специальный реестр пивоваров, но их, пивоваров, не устраивали изначально жесткие критерии для попадания в этот реестр и условия исключения из него. Первоначальная версия законопроекта грозила приостановкой работы всех пивоваренных заводов; теперь новые, более мягкие условия, которые не устраивают только малых производителей.

Анастасия Сорокина: Как изменения повлияют на потребителей? Ведь реестр создается для того, чтобы мы могли смело покупать пиво, не боясь, что его качество на совести подпольного производителя. Законопроект не столько касается улучшения производства, сколько стремится снизить потребление пива россиянами.

Петр Кузнецов: Ну а пока давайте посмотрим, что у нас с объемами до введения этого реестра. Политика Минздрава, направленная на сокращение потребления алкоголя, сказалась и на объемах производства и потребления пива. В последние годы эти объемы снижались, и только в прошлом, обратите внимание, 2018 году выросли более чем на 4%.

Постепенно потребление стало снижаться, что связано прежде всего с демографическим фактором: целевая аудитория потребителей пива стала сокращаться, а еще эксперты связывают спад с законодательным давлением на отрасль и снижением покупательной способности населения. Вот, по данным Росстата, смотрите, объем потребления пива в России сократился с 81 литра на душу населения в 2007 году до 51 литра в 2017-м. Однако многие участники рынка убеждены, что потребители просто перемещаются в «серый» сегмент, покупая соответственно нелегальный алкоголь.

Анастасия Сорокина: Так ли это, мы будем обсуждать вместе с вами, и в студии у нас Кирилл Александрович Болматов, представитель Союза российских пивоваров. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Кирилл Болматов: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Как повлияют вот эти изменения, вот эти договоренности на картину пивоваренного рынка в России?

Кирилл Болматов: Ну каких-то конкретных, прямо жестких, железных договоренностей еще не существует. Существует законопроект, в котором будет реестр, все пивоваренные предприятия войдут в реестр, и с этим все согласны. Но дальше начинаются детали: а как можно войти в этот реестр, какие требования предъявляются, за нарушение каких требований будут исключать из этого реестра, что за этим последует; будут ли это просто штрафы, или это тотальное лишение бизнеса. Вот, собственно, там были именно такие угрозы, когда это исключают из реестра и конфисковывают оборудование. То есть был у тебя бизнес, стоял у тебя завод, продавалось у тебя пиво; потом у тебя какое-то небольшое нарушение, и ты лишился сразу же всего и с сумой пошел… по дороге.

Петр Кузнецов: Куда-нибудь дальше, в другой бизнес.

Кирилл Болматов: Да какой уже бизнес, когда всего лишился.

Петр Кузнецов: Ну не в бизнес, неважно, главное, что по дороге.

Важно здесь уточнить: была информация, что всех под ГОСТы подгонят в этом реестре.

Кирилл Болматов: Ну это один из пунктов.

Петр Кузнецов: Одна из угроз, которую уже отсекли?

Кирилл Болматов: Да, скорее этой угрозы не будет.

Петр Кузнецов: Потому что, если бы были ГОСТы, то не было бы всего импортного пива и не было бы так называемого отдельного крафтового пива, потому что наше законодательство не знает такого сочетания, как крафтовое пиво, – это правда?

Кирилл Болматов: Это правда. Действительно, ГОСТ – это то, что на самом деле существует с очень старых времен, это вот очень жесткие рамки.

Петр Кузнецов: Вам кажется, можно под ГОСТ именно вот такой напиток подогнать?

Кирилл Болматов: Сложно. Например, вот у нас момент: есть такое понятие в пиве, как экстрактивность начального сусла. Раньше все время писали на этикетках, сейчас, по-моему, не пишут. Это не то что алкоголь, чуть больше алкоголя. Так вот эта экстрактивность должна быть или 10%, или 11%, или 12%, или 13%, а с половиной не могут быть, 11,8% не может быть, вот, например, такие моменты. Еще какие-то тоже небольшие моменты… Там настолько все жестко регулировалось, какие-то вот эти вот рамки такие, прокрустово ложа… В общем, конечно, сейчас не очень много пива, которое прямо соответствует ГОСТу, делают по техническим условиям.

Петр Кузнецов: Вот об этом и говорят. Тем не менее предлагаем нашим телезрителям…

Анастасия Сорокина: …проголосовать…

Петр Кузнецов: …подготовиться к ГОСТам возможным все-таки с помощью нашего опроса: пьете ли вы российское пиво? «Да» или «нет» на уже знакомый вам короткий номер 5445, в конце нашей беседы все посчитаем.

Анастасия Сорокина: Вот к вопросу про счет. Я так понимаю, что недовольны производители малого бизнеса, потому что сейчас вот в этот список, в этот реестр – он обязывает по стандартам закупать оборудование, чтобы все соответствовало техрегламенту. То есть буквально люди, у которых маленькое производство, они просто с этими требованиями не справятся, правильно?

Кирилл Болматов: Ну это… Там немножко по-другому это звучит. Там, например, оборудование все должно иметь сертификат соответствия, но оно не всегда имеет для тех же малых пивоваров, может не иметь этот сертификат, если у них оборудование какое-то самодельное. А производителей у нас очень много прямо совсем маленьких, всего в России сейчас зарегистрировано, зафиксировано примерно 1,5 тысячи (то ли 1 400, то ли 1 500), и это включая совсем маленьких. Я вот, например, еще дома делаю пиво, но только для себя, а не на продажу. Вот у меня, у моего этого аппарата нет никакого сертификата соответствия, но если бы он был побольше, чтобы было… Где его взять? Или завод, который…

Анастасия Сорокина: Слушайте, а хорошая вообще задумка – может быть, нам всем его дома производить, и тогда проблемы решатся?

Кирилл Болматов: Вы знаете, сложно, реально сложно. Сложно, долго, много времени, то есть надо быть фанатом. Это вот, ну не знаю, как вырезать по дереву какие-то, мебель, кресло самому себе сделать, вместо того чтобы в магазине купить. Долго, сложно, это для прямо любителей.

Петр Кузнецов: Хочется понять, как у нас государство вообще относиться к пиву. Значит, с одной стороны, есть государственная программа деалкоголизации населения, с одной стороны; с другой, мы сейчас упомянули 2018 год, вряд ли вот это вот увеличение чуть-чуть объемов как-то связано с Чемпионатом мира, тем не менее связано.

Кирилл Болматов: Связано.

Петр Кузнецов: Потому что пиво вроде бы как почти уже вернулось на российские стадионы, это уже обсуждается внутри российского чемпионата. Пиво предложено до полуночи продавать, может быть, и рекламу…

Кирилл Болматов: Нет, про продавать…

Петр Кузнецов: Были-были, пивное лобби активизировалось, среди предложений было и такое.

Кирилл Болматов: По-моему, про рекламу что-то такое…

Петр Кузнецов: Скоро дойдет до того, что, может быть, и вернут рекламу пива в дневное время, кто знает. Вот что это за разные совершенно подходы к пивной программе? Здесь можно, здесь нельзя, теперь какие-то смягчения по реестру пошли…

Кирилл Болматов: Ну в основном, обычно все-таки нельзя, в основном все инициативы, которые приходят, про то, чего нельзя. И мы обычно если с государственными органами дискутируем, то мы говорим не про то, чтобы нам дали свободу, а просто просим не вводить еще новых ограничений. То есть да, рекламы у нас нет, ночных продаж нет, киоски давным-давно запретили, акцизы у нас каждый год росли, сейчас вот, в прошлом и в этом году, не выросли, может быть, еще из-за этого, из-за того, что не вырос акциз, у нас из-за этого немножко поднялось в прошлом году потребление, может быть, еще в этом году тоже немножко, слегка может подняться.

Петр Кузнецов: Я просто думаю: может быть, вот эта программа деалкоголизации направлена на то, чтобы сместить…

Кирилл Болматов: …к крепкому?

Петр Кузнецов: Нет, наоборот, к слабому, поэтому некоторые уступки для пивоваров?

Кирилл Болматов: Ну как-то пока не заметно этого, не заметно. Действительно, народ стал, все статистические данные, даже не только по продажам, то, что вы говорили, что в «серый» рынок все ушли, – даже данные по медицинским учреждениям тоже говорят о том, что потребление у нас сокращается в последние 9–10 лет примерно, у нас потребление не только пива, вообще алкоголя сокращается. Сокращается количество алкогольных психозов, сокращается количество каких-то преступлений в пьяном виде и прочее. Не очень быстро, но этот процесс идет.

Петр Кузнецов: Вы как специалист с чем это связываете прежде всего?

Кирилл Болматов: Во-первых, тут, конечно, и регулирование, вот эти все жесткие меры регулирования, это одно. Второе – это… Ну как-то народ сам уже потихоньку, все-таки народ как-то улучшается. У нас в целом меньше преступлений по стране происходит на душу населения, как-то вот это вот стремление к здоровому образу жизни, к какому-то улучшению собственной жизни…

Анастасия Сорокина: Может быть, просто качество стало хуже и просто перестали получать удовольствие от этого напитка?

Петр Кузнецов: То есть не цены, не ухудшение качества?

Кирилл Болматов: Нет, ухудшения качества нет. Цены, конечно, растут, да, существенно растут, опережая зарплаты. Но ухудшения качества лично я не замечал.

Анастасия Сорокина: А давайте узнаем у наших зрителей. Задавали корреспонденты вопрос, что они думают о качестве российского пива. Вот какие получились ответы на разных улицах городов.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Скажите, Кирилл, а у пива какая-то своя категория? Например, кто конкурент пиву? По градусам вино, наверное. Вот если мы берем пиво и вино, у них разная категория, разная аудитория?

Кирилл Болматов: Ну в целом, конечно, весь алкоголь немножко друг с другом конкурирует, но все-таки это разные ситуации. Вино – это все-таки обед, ужин, по бокалу. Пиво – это скорее с друзьями, за разговором душевным.

Анастасия Сорокина: Как после работы.

Кирилл Болматов: После работы, вот как товарищ у бочки останавливался в какие-то далекие времена. У меня, конечно, сомнение: в бочках с гигиеной было очень плохо, оно прокисало очень быстро. Но все равно это что-то такое приятное: это лето, это жара. Вино – это скорее все-таки в помещении.

Петр Кузнецов: Но при этом существующий закон объединяет все виды алкогольной продукции, то есть не учитывая специфику различных видов. Это так, да?

Кирилл Болматов: Ага.

Петр Кузнецов: То есть должен ли быть единый подход к регулированию алкоголя? Потому что раньше была ликеро-водочная продукция отдельно, винная продукция отдельно, пивоваренная безалкогольная продукция – это третья категория.

Кирилл Болматов: Вы знаете, во многих странах… Это все, конечно, вопрос, как лучше, тут сложно, но вот во многих очень странах, конечно, слабый алкоголь менее жестко регулируется, чем крепкий. Даже вот в каких-то странах, по-моему, в той же Германии пиво можно употреблять с 16 лет, а крепкий алкоголь с 18. По-моему, в Дании и Швеции пиво с 18, а крепкий алкоголь с 20, то есть есть возрастные различия. Очень часто те же пиво и вино продаются в любом супермаркете, а крепкий алкоголь только в каких-то специальных алкогольных магазинах.

Петр Кузнецов: Ну вот на что это рассчитано? На то, что там, где будет выпиваться много пива, будет выпиваться меньше другого алкоголя, да?

Кирилл Болматов: Ну как бы да, как бы да.

Петр Кузнецов: То есть в том числе и крепкого.

Кирилл Болматов: В том числе и крепкого. Хотя я как-то встречался с одним исследователем нашим российским, но который в основном почему-то работает в Америке, – он на больших данных показал, что люди очень мало переключаются, что это скорее уже идет поколение, причем каждое следующее поколение в России пьет все меньше и меньше водки, постепенно переключается на пиво. Причем это поколение как начало, не знаю, в 18 лет употреблять, оно в течение возраста особо не меняется, если на больших статистических данных. То есть не то что они с возрастом перейдут на водку, они вот так и будут на пиве. А если они в юности начали с водки, то тоже, скорее всего, так и будут водку.

Петр Кузнецов: Ну и когда-нибудь от пива к соку перейдем таким образом, но это уже…

Кирилл Болматов: Ну наверное.

Анастасия Сорокина: Петь, это уже другая тема.

Петр Кузнецов: Застанем зато звонок.

Кирилл Болматов: Нет, мы к безалкогольному пиву сейчас переходим активно, у нас оно растет.

Петр Кузнецов: Точно, это да.

Анастасия Сорокина: Приморский край на связи, дозвонился до нас Алексей. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот все, что говорят, говорят пивовары… Раньше пиво было… Мне много лет, ну не много, 67, это не так уж, но факт: пиво раньше, нашего старого Владивостокского завода, Сучанского завода намного было лучше. И что там говорят, начинали молодые с водки, он уже на пиво не перейдет или как там говорят? Выпивали мы в молодости и водочку, и пиво было лучше, признавали мы, чем водка. Так что не надо говорить, что там водка лучше, – нет, раньше было пиво. А сейчас пиво в основном со спиртом, всякими добавками, поэтому я его уже 8 лет не пью вообще. Спасибо за внимание.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Алексей.

Давайте выслушаем зрительницу Светлану из Москвы. Здравствуйте, Светлана.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, вы в прямом эфире, Светлана.

Зритель: Я хотела сказать вот по поводу чего – про Советский Союз, какое пиво было, какая водка была. Был контроль, очень серьезный контроль. Сейчас все варится из суррогата. После вашего пива российского болит голова, даже от одной бутылочки очень неприятные ощущения. Хмель – где вы закупаете этот хмель? Где он? Откуда он? Почему такие неприятные ощущения после этого пива? Почему, когда берешь бутылочку дорогого импортного пива, то еще как-то более-менее нормально ты себя чувствуешь, то есть нормально, но после российского – это ужас.

Анастасия Сорокина: Понятно, Светлана, вопрос к качеству.

Петр Кузнецов: Перед тем как вы ответите, Кирилл, на этот вопрос, где вы берете хмель, мы хотим напомнить, отметить, проинформировать вас, что чрезмерное употребление алкоголя вредит вашему здоровью, дорогие телезрители. Кирилл?

Кирилл Болматов: Ну я вот с этим заявлением полностью согласен. Когда зрительница сказала, что болит голова, – наверное, в этом возрасте, судя по всему, она уже не очень юная, наверное, надо уже совсем умеренно, еще более умеренно, чем в молодом возрасте.

Анастасия Сорокина: Но по сравнению с импортным она же сказала.

Кирилл Болматов: По сравнению с импортным – я думаю, что это, в общем, скорее психология.

Анастасия Сорокина: То есть у нас качественное пиво?

Кирилл Болматов: Наше пиво ничуть не хуже импортного, нормальное. Мы пару лет назад устроили, собрали даже журналистов, слепую дегустацию: дали каждому по 5 одинаковых бокалов, в которых было 5 разных сортов от импортного (дорогого импортного, умеренного импортного, лицензионного, произведенного здесь и дешево российского. И попросили каждого (там человек 15 было) проранжировать по степени «нравится» и «не нравится». Так вот оказалось, что в среднем все получили примерно одинаковые оценки, то есть не было абсолютного лидера, не было абсолютного проигравшего. Здесь настолько вопрос вкуса… И вот не зная, что ты пьешь, что тебе нравится больше, что меньше, как-то больше зависит, не знаю, от сегодняшнего момента.

Петр Кузнецов: Мы уже о временных рамках поговорили сегодня. Все-таки временное ограничение влияет на количество потребления?

Кирилл Болматов: Вы имеете в виду ночью когда?

Петр Кузнецов: Ну ограничения по времени.

Кирилл Болматов: Ну, наверное, все-таки да.

Петр Кузнецов: Для одного региона до стольки-то, знаете, вот эти вот вводятся.

Кирилл Болматов: Не знаю, мне, наверное, сложно судить по мусульманским республикам Северного Кавказа, там совсем короткий промежуток, но им оно, наверное, особо и не нужно. А то, что в Москве до 23-х, а в Подмосковье до 22-х, оно как-то… Не знаю, наверное… В принципе хорошо, чтобы ночью алкоголь не продавался: ночью надо спать, а не бегать по магазинам и пытаться «догнаться».

Анастасия Сорокина: Скажите, пожалуйста, Кирилл, если будет такой реестр, все-таки это гарантирует потребителям, что продукция будет качественной и можно будет ее покупать, не опасаясь? Не хочешь купить какое-то в упаковке пиво, хочешь купить крафтовое, ты не знаешь, где его закупили и так далее. Это дает нам гарантию, что действительно мы будем употреблять качественные продукты, как многие говорят, в СССР вот это было пиво, вот это был вкус. Есть ли шанс, что будут говорить так сейчас о пиве?

Петр Кузнецов: Именно в том виде, в той модели, на которой сошлись ведомства и пивовары.

Кирилл Болматов: Ну реестр вообще не о качестве, не о том, как гарантия чего. На самом деле его основная цель – это предотвратить уклонение от уплаты налогов, чтобы все пивовары жестко и дисциплинированно полностью все платили и никуда не уклонялись от этого, это на самом деле основная цель реестра.

Что касается качества, ну вот я за последние много лет ни разу не слышал ни одной истории, чтобы кто-то отравился и умер от пива. От водки бывает, от какого-нибудь «Боярышника» сколько угодно, а от пива как-то ни разу никто не травился. Да, бывает, купил и какое-то невкусное, сделал пару глотков – ну невкусное, вылил, у меня тоже были такие случаи. Крафтовое, наверное, тоже… Я иногда хочу попробовать чего-то крафтового; я, наверное, даже в этих магазинах разливного пива сначала прошу мне чуть-чуть налить, чтобы я попробовал. Там нет такого, что будет что-то вредное или опасное, может быть только что-то такое, что человеку, самому потребителю не по вкусу, не ложится на его язык.

Петр Кузнецов: Кирилл, у нас не все телезрители знают, что такое крафтовое. Давайте им на пальцах объясним.

Кирилл Болматов: Знаете, ну вот прямо определение пытались, по-моему, в Америке сделать, прямо вот в рамки…

Петр Кузнецов: Не зря у нас в законе нет такого.

Кирилл Болматов: В целом, конечно, крафтовое – это маленькая пивоварня, которая делает все время разное пиво: сегодня одно, завтра немножко другое, экспериментирует со вкусами, с рецептами. Обычно, конечно, она должна быть маленькой, должна быть независимой от больших компаний, примерно что-то такое. У нас очень часто в последнее время как-то все, чтобы показать, что у них крафтовое пиво, почему-то обязательно берут именно один и тот же любимый тип, IPA (India Pale Ale), такое особо горькое, как-то вот оно почему-то считается самым модным среди «крафтовиков». Хотя крафтовым, наверное, могут быть и всевозможные разные другие рецепты: более горькие, менее горькие, темные, светлые, фильтрованные, нефильтрованные. Главное, что там должны быть какие-то эксперименты и должна быть душа вот этого пивовара, владельца.

Петр Кузнецов: Надеюсь, стало понятно.

Павел из Красноярска. Здравствуйте, Павел.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте, Павел.

Зритель: Здравствуйте. Я вот хотел... про качество пива. Я вот инженер-технолог по алкогольной и безалкогольной продукции, работаю на производстве с 2010 года по 2019-й. Про качество пива люди говорят. Раньше было, может быть, как говорится, виноград должен быть оттуда, у него там климат другой, его собирают, вино получается другое, так же и по качеству пива. Солод почему-то по качеству сейчас очень сильно, не дотягивает до нормального уровня, как нас учили в институте. Он должен быть, у него, как бы вам сказать, по сахарам, когда его варишь, оно совсем другое. Из сельского солода я варил пиво, оно совсем другой вкус имеет, когда уже пошел более или краснодарский, или какой… Качество солода очень упало.

А почему упало? Потому что санкции ввели, и у нас стало очень дорого закупать солод этот. Вот у меня такой вопрос: качество солода влияет же тоже? Вот как бы все говорят, вкусное или невкусное. Если солод хочешь все-таки приходит из Чехии, можно пиво сварить вкусное, но оно будет по цене очень отличаться от такого, из российского солода когда сваришь.

Петр Кузнецов: Да, спасибо, вопрос понятен по солоду.

Анастасия Сорокина: Как санкции ударили по вкусу пива?

Кирилл Болматов: По санкциям… Что-то товарищ как-то, по-моему, не совсем точно знает. Дело в том, что у нас солод никак не входит в санкционные списки, мы спокойно можем закупать за границей, когда нужно. Но уже несколько лет у нас почти весь солод в нашем пиве российский, ячмень, выращенный в России. Когда-то закупали в Западной или в Восточной Европе, но сейчас это очень мало, для каких-то именно… Кстати, как раз крафтовые пивовары для своих фантазий какие-то особые могут сорта солода купить, но большая часть – это наш российский.

Хмель, вот к предыдущему вопросу – да, хмеля у нас очень мало, у нас растут совсем небольшие плантации хмеля в Чувашии; почти весь остальной хмель везется из Западной Европы, из Чехии, Германии, из Америки везется. Но хмеля в объемах намного и намного меньше, чем солода.

Петр Кузнецов: Чувашия, вы сказали?

Кирилл Болматов: Да.

Петр Кузнецов: Вот по регионам я хотел спросить, как раз начать с SMS из Чувашии: «В Чувашии нет нормального пива, один суррогат, плюс спирт, вода и газ». «Не пью, конечно: солод искусственный, хмель искусственный», – Хабаровский край. Новосибирск: «Все российское пиво крепленое, неприятно». Приморский край: «Классное пиво варят (дальше реклама) в Приморье. У меня делали работу по приготовлению пива с применением…» В общем, от региона к региону может меняться ситуация с качеством пива? Тридцать секунд.

Кирилл Болматов: Ну все-таки у нас рынок очень сильно объединенный, у нас все-таки единое экономическое пространство на самом деле. В основных магазинах, в простых сетевых вы встретите те же самые сорта от Калининграда до Хабаровска, везде они будут примерно одни и те же, но с добавлением местных: половина будет федеральных, таких национальных сортов, половина местных. Но эти местные – это обычно небольшие какие-то региональные.

Петр Кузнецов: У нас время, чтобы подвести итоги.

Анастасия Сорокина: Да, мы уже подводим итоги нашего опроса. «Вы пьете российское пиво?» – «да» ответили 54%, «нет» сказали 46%.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. У нас в гостях был Кирилл Александрович Болматов, представитель Союза российских пивоваров. Обсуждали новый реестр.

Кирилл Болматов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: На этом мы еще с вами пока не прощаемся. Давайте расскажем, что ожидает вас в вечернем выпуске программы «Отражение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
У нас народ бедный и пьёт дезинфицирующую жидкость из мелких магазинов по 90%, разводят и пьют, не по карману им магазинный алкоголь. Курят самое дешёвое и скоро есть начнут собачий корм. Это химический геноцид, а не забота о здоровье.

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео