Россияне определились с национальной идеей

Россияне определились с национальной идеей | Программы | ОТР

Это сохранение населения и счастье семьи (опрос социологов). А чем наша нацидея отличается от ценностей жителей других стран?

2020-10-22T21:30:00+03:00
Россияне определились с национальной идеей
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
Владимир Ерёменко
член Союза писателей

Ольга Арсланова: Хорошие новости – россияне определились с национальными целями, о них спросили социологи. Давайте посмотрим, что получилось.

Александр Денисов: Главными национальными целями 92% опрошенных назвали сохранение населения, также здоровье, благополучие своих семей. На втором месте достойный труд, на третьем – комфортная, безопасная среда для жизни. Также, по данным исследования, 81% граждан считает самой важной национальной идеей для страны возможности для самореализации и развития талантов.

Ольга Арсланова: Есть о чем поговорить. Какие национальные цели считаете самыми важными вы? Позвоните в прямой эфир или напишите нам SMS.

А у нас на связи директор Центра политических исследований Финансового университета Павел Салин. Павел Борисович, здравствуйте.

Павел Салин: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Что-то мы среди национальных целей не видим никаких международных серьезных проектов, доминирования на арене международной. С чем вы это связываете? Все как-то про себя, про семью, про достаток – мелковато.

Павел Салин: Ну так это не новость, такой поворот в сознании россиян наметился еще несколько лет назад. То есть если говорить глобально и..., русские перестали быть имперским народом, а если говорить с тактической точки зрения, то на формирование общественного мнения сейчас давят такие факторы, как, если смотреть узко, снижение доходов населения, а если смотреть более широко, отсутствие у россиян чувства позитивной социальной перспективы. То есть проблема основная не в том, что сейчас жить не очень хорошо и становится пусть и несильно, но хуже, а в том, что выхода из этой ситуации они не видят, и, соответственно, возникает запрос на то, чтобы выход из такой ситуации возник. Отсюда эти вещи про самореализацию, в общем, такие буржуазные в хорошем смысле этого слова запросы, запрос на улучшение ситуации вокруг себя, а не где-то глобально в мире.

Александр Денисов: Павел, там еще был опрос про отношение к нацпроектам, «Знаете ли вы о нацпроектах?», и там от 50% до, по-моему, 85% люди высказывались, что да, знают, нацпроект «Демография» называли, говорили, что он реализуется хорошо. Как вы считаете, люди ощущают, что их цели совпадают с целями государства? Вот тут совпадение вот это важное есть или нет, учитывая, что они знают про нацпроекты, как-то их оценивают?

Павел Салин: Ну, складывается такое впечатление, что не ощущают, вот это вот основная проблема как раз нацпроектов, потому что их основная задача не только в том, чтобы перезапустить экономику, произвести новую индустриализацию, как это в 2018 году задумывалось, но и как раз дать населению вот это вот позитивное чувство социальной перспективы, чувство позитивной социальной перспективы.

Александр Денисов: А по каким признакам вы судите, что они не чувствуют совпадения своих интересов и интересов государства, страны?

Павел Салин: По соцопросам. Нет, не интересов... Мы сейчас если говорим конкретно про нацпроекты, то по соцопросам, то есть они это воспринимают... Они хорошо информированы о нацпроектах, но не понимают их сути, то есть они воспринимают это как какой-то бюрократический проект.

Ольга Арсланова: Ага.

Павел Салин: И власть не проводит разъяснительную кампанию. Ну то есть вот заметьте, когда спрашивают чиновников, даже когда на публичных мероприятиях Владимиру Путину задавали вопросы про нацпроекты, там звучали опросы, а нам, населению что от этого, журналисты задавали вопросы. И в ответ шло, ответ строился не по принципу, что от нацпроектов простому человеку, а то, что в рамках нацпроектов будет построено столько-то больниц, столько-то машин скорой помощи...

Александр Денисов: Павел, а это разве не для людей? Это для чего, Владимир Путин сам для себя строит эти больницы?

Павел Салин: А для того чтобы люди поняли, что это для них, с ними нужно говорить не на бюрократическом языке, а на их языке, понимаете? Вот здесь вот проблема, разрыв коммуникации между властью и населением глобальный, он и в этом прикладном моменте, в этой конкретной ситуации заметен.

Ольга Арсланова: Но тем не менее мы видим, да, что несмотря на разрыв этой коммуникации, как вы говорите, все, что люди перечисляют, – это какой-то все равно запрос, не знаю, к власти, это запрос к кому-то старшему, то есть сохраните население, дайте нам достойный труд, комфортную, безопасную среду для жизни. То есть мы все равно видим, что патернализм сохраняется.

Павел Салин: Да, совершенно верно, есть такой запрос, и это хорошо, потому что... Знаете, в Белоруссии был запрос к власти весной этого года, чтобы власть защитила население от COVID, от эпидемии, этот запрос был более сильный, чем запрос в России, потому что там население традиционно настроено более патерналистски. А власть этот запрос бортанула. В итоге там начали формироваться горизонтальные гражданские сети и все прочее, а потом это все перешло в политическую сферу, и мы видим, во что это сейчас вылилось. Поэтому в принципе хорошо, что пока к власти есть такой запрос, хорошо, что пока люди сами не начали выстраивать вот эти вот сети горизонтальные, потому что как только это будет выстроено, государство станет не нужно, и тогда обратной дороги для этого государства, для власти уже не будет.

Ольга Арсланова: Но не кажется ли, что все-таки самостоятельности и понимания своей ответственности пока не хватает в целом населению?

Павел Салин: Здесь нужно в целом, не в целом по населению говорить. Просто Россия, российское общество гораздо более сложное, чем то же белорусское: есть городское население, население мегаполисов, есть население областных центров, население малых городов и сельское население, ну равная концепция нескольких Россий, которую коллеги-демографы выдвинули, и здесь нужно говорить по каждой социальной группе. Потому что, допустим, у городской России, у населения мегаполисов и населения крупных и средних городов в принципе есть запрос уже, оно более ответственно, оно более самостоятельно. У населения сельского, у населения национальных окраин есть вот этот вот ярко выраженный патерналистский запрос, и оно в принципе рассчитывает больше на государство, чем на себя, поэтому здесь нужно говорить по каждой социально-демографической группе отдельно, слишком разные запросы и профили культурно-психологические.

Ольга Арсланова: Ага. Спасибо.

Александр Денисов: Павел, спасибо большое. Павел Салин у нас был на связи.

Сейчас подключается следующий собеседник – Владимир Еременко, член Союза писателей. Владимир Владимирович, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер.

Владимир Еременко: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Владимир Владимирович, вот хочется еще у вас узнать. Конечно, этой характеристики, этой цели не было в списке ВЦИОМ, но часто вот нас упрекает Запад в своих публикациях, безусловно...

Владимир Еременко: Да-да-да.

Александр Денисов: Да-да, что мы стремимся вернуть себе статус империи, претендуем на большее. Безусловно, наверное, им там, как говорится, издаля виднее. Вот среди людей есть ощущение, что мы хотим быть имперскими людьми с претензией на нечто большее, чем просто личное благополучие, благополучие своей семьи, ну вот еще важнее, так сказать, статус державы, можно сказать статус империи, ну вот кому как нравится?

Владимир Еременко: Ну естественно. Вот сейчас все ищут национальную идею и говорят, вот надо демографию, то-се. Значит, это достаточно мелкие для России вопросы, хотя очень важные. Задача России и главная, думаю, национальная идея нашей страны – это спасти человеческую цивилизацию, ни много ни мало. Несколько лет назад, ну год-два, может быть, над этими моими словами просто посмеялись бы, а сейчас мы видим, как мир окунулся в депрессию, в колоссальные трудности...

Александр Денисов: Вообще не смешно, Владимир Владимирович. Вот вчера уж тезка ваш двойной Владимир Путин сказал, что производство вакцины в мире – это отличный бизнес для наших предпринимателей, на 100 миллиардов долларов нам нужно произвести вот этой вакцины. Действительно спасение человечества.

Владимир Еременко: Конечно, и у России есть такой опыт. Мы в 1812 году спасли Европу от нашествия Наполеона, который, в общем, всю Европу поработил. В 1945 году мы спасли весь мир от фашизма. И вот такие глобальные цели, которые стоят перед Россией, конечно, и поднимут нашу страну. Вы посмотрите, какая безнравственность сейчас царит во всем мире, пока до России это не дошло, хотя и Россию пытаются в это дело окунуть, родитель №2, родитель №1...

Ольга Арсланова: Но, Владимир Владимирович, я прошу прощения, по поводу спасения: я думаю, что миллионы россиян, которые живут за чертой бедности, хотели бы, чтобы спасли в первую очередь их.

Владимир Еременко: Это конечно.

Ольга Арсланова: А не загнивающую Европу, которая как-нибудь справится без нас.

Владимир Еременко: Да, люди в России не всегда жили хорошо, и даже тогда, когда Наполеон к нам пришел, и когда Гитлер пришел к нам, и первая задача русского человека была спасти свою страну и спасти весь мир. А вот то, что вот эти вот проекты национальные, – это замечательно. Я думаю, что постепенно мы покажем всему миру, что вот эти проекты начнут действовать. И вы знаете, что сейчас в Россию уже очень многие хотят переехать из Европы, которая заболела, из других стран хотят переехать, и, конечно, нам надо здесь быть таким вот примером для других стран в первую очередь. Конечно, надо спасти сначала свою семью, здесь устроить, так сказать, хорошую жизнь, свой дом, свою страну, но эта страна, Россия наша, должна быть примером для всего мира в конце концов.

Александр Денисов: Владимир Владимирович, а вот Оля хороший вопрос задала про людей. Готовы ли люди в России... Ну все-таки империя – это ноша, не моя мысль, я слышал от Карена Георгиевича Шахназарова, безусловно, кто-то еще наверняка говорил, империя – это ноша. Готовы ли мы брать на себя эту ношу, тянуть глобальные проекты, которые принесут отдачу не сразу, не сразу упадут в кошелек каждому, спустя годы, может быть десятилетия? Готовы ли мы брать на себя это?

Владимир Еременко: Вы знаете, вот так рассуждать, что вот эти деньги надо отдать сюда, а эти сюда, – так не получится. Вот хотелось бы, конечно, чтобы в первую очередь деньги пришли самым бедным людям, и это правильно, и вот эти национальные проекты... Но когда страна будет возрождаться по всем параметрам, когда мы станем для всего мира примером, тогда у нас люди все будут жить достаточно хорошо. Я думаю, что это будет в ближайшее время.

Ольга Арсланова: А может быть, прошу прощения, обратная последовательность? То есть когда у нас внутри будет хорошо, мы можем претендовать на то, чтобы быть примером.

Владимир Еременко: Так эта последовательность как бы не закон. Вот посмотрите, буквально позавчера принят закон о том, что будет 15% налога на богатых, – это шаг, маленький шаг, который сделан, но сделан в правильном направлении. А откладывать большие цели тоже нет смысла, ведь те деньги, которые тратятся на большие цели, они поднимают и маленьких людей. Вот вы посмотрите, что происходит, допустим, в Москве, какие дороги строятся, это и для бедных, и для богатых, в общем-то, эти дороги, так же и во всех сферах. Вы посмотрите, какое социальное обеспечение сейчас начинается в стране. Конечно, его не хватает, но это достается и тем, кто совершенно за чертой бедности находятся, и люди это чувствуют, начинают чувствовать. Поэтому здесь нельзя говорить, что вот мы сейчас накормим этих, а потом мы будем воевать за мир, – тогда мира не останется, вот в чем беда, когда мы задумываемся о больших проблемах.

Александр Денисов: Спасибо большое, Владимир Владимирович.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарий.

Александр Денисов: То есть решим глобальные задачи, а там заодно и маленькие.

Спасибо, спасибо. Владимир Еременко, член Союза писателей, на связи у нас был. Переходим к следующим темам.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Это сохранение населения и счастье семьи (опрос социологов). А чем наша нацидея отличается от ценностей жителей других стран?