Россияне предпочитают жить в своих домах

Гости
Павел Склянчук
эксперт тематической площадки ОНФ «Жилье и городская среда»
Ольга Шаймарданова
директор подразделения Развитие ипотечного рынка ДОМ.РФ
Илья Заливухин
архитектор-градостроитель

Иван Князев: «Хотим свой дом, не надо нам многоэтажек». В этом году индивидуальное жилищное строительство обогнало многоквартирное. Его доля – почти 56% в общем объеме жилья. Это рекорд.

Как ранее сообщал президенту гендиректор компании ДОМ.РФ Виталий Мутко, сегодня около 18 миллионов семей проживают в частных домах. При этом, по опросам, 70% семей хотели бы все-таки жить именно в своем доме.

Марина Калинина: Ну и отсюда вытекает целый ряд вопросов и задач, которые предстоит решить правительству в строительной политике нашей страны. Почему люди хотят свой дом? Где их больше всего строят? И как развивается рынок индивидуального жилищного строительства? А также почему это важно? Поговорим с экспертами.

И спросим вас: в каком доме вы хотели бы жить – в квартире в многоквартирном доме или хотели бы построить свой дом? Позвоните и расскажите.

Иван Князев: Ну и сразу несколько историй давайте посмотрим из разных городов.

Алексей и Татьяна Анкудиновы из Пермского края строят дом. Они оба из деревни. Жить в квартире никогда не хотели. Дом семья возводит шесть лет. Алексей разработал план дома, залил фундамент. Строит сам, когда есть время, и без ипотеки. Деньги откладывают с заработной платы. В этом году поднял стены, до зимы нужно сделать кровлю. Пока же они живут по соседству в старом доме, который достался им по наследству. В нем приходится топить печку. И площадь – всего 25 квадратных метров, с ребенком тесновато. Ну а в новом будет целых 100 квадратов.

Алексей Анкудинов, житель Кунгура: У меня бабушка живет в квартире, я у нее пару ночей ночевал. Ну это такая скукота! Тут приезжаешь с работы, ну, посидел ты маленько дома и пошел дальше что-то делать. Вот и все. У меня еще куры. Так что здесь хожу…

Марина Калинина: Новоселье молодая семья планирует отметить уже через год.

Ну и еще одна история. Михаил Нестеров из Нижегородской области свой дом тоже строит сам, причем уже пять лет. В стройку он вложил около 4 миллионов рублей. Плюс участок земли, в 450 тысяч он ему обошелся. Большая часть работ уже сделана. Сейчас Михаил занимается внутренней отделкой. Чтобы работы шли быстрее, живет он здесь же. Для этого обустроил себе просто одну комнату. А жена с сыном – в квартире. Двушку они купили в ипотеку в новостройке, но спустя время решили, что им все же нужен частный дом.

Михаил Нестеров, житель г. Балахна: Дом был с недочетами: не работала вентиляция, сырые стены, квартирка очень маленькая и тесная. Плюс коммунальные платежи. По сравнению с квартирой дом выходит немного дешевле. Я плачу за газ, за электричество и за вывоз мусора. Ну, плюс раз в год налоги. По крайней мере, я плачу за то, что использую, а не на капитальные ремонты какие-то непонятные.

Иван Князев: Строительство дома Михаил планирует закончить через два года. Можно было и быстрее, но стройматериалы стоят дорого, денег не хватает.

Подключаем к разговору наших экспертов. Ольга Шаймарданова у нас на связи, директор подразделения «Развитие ипотечного рынка» ДОМ.РФ. Ольга Рифатовна, здравствуйте.

Ольга Шаймарданова: Да, добрый день, коллеги.

Марина Калинина: Здравствуйте.

Иван Князев: Ольга Рифатовна, вот часть причин, почему люди предпочитают индивидуальное жилищное строительство, почему хотят свой дом построить, мы уже услышали, две истории показали. Ну а если в целом обрисовать, то почему сейчас такая тенденция наметилась? Почему люди предпочитают именно строить свой дом?

Ольга Шаймарданова: Ну, это действительно так. Мы видим это и на цифрах. Росстат показывает, что, действительно, этот год, наверное, стал рекордным, с точки зрения объемов ввода ИЖС и в целом с точки зрения доли ИЖС. Действительно, доля уже практически 56%. И это свидетельствует о том, что граждане не просто мечтают о своем доме, а они перешли к решительным мерам и начали обзаводиться собственными домами.

Во многом, конечно, к этим шагам подстегнула, наверное, ситуация эпидемиологическая, которую мы наблюдали, действительно, в период, когда людям нужно было найти какое-то безопасное место, чтобы их семье было комфортно, чтобы можно было спокойно работать, чтобы было достаточно много места, чтобы дети могли играть, чтобы соседи не мешали с ремонтами и так далее.

Иван Князев: Ну, укрыться от коронавируса фактически в комфорте.

Ольга Шаймарданова: Конечно, те люди, которые мечтали о своем доме, действительно, они начали переходить к каким-то более решительным мерам и начали задумываться о строительстве жилья. Я думаю, что, наверное, каждый из нас с этим столкнулся, потому что те, кто не мог себе построить дом, они начали искать какие-то временные решения, арендовать дома. То есть все, что было связано с жилыми домами, оно действительно стало на пике популярности.

Марина Калинина: Скажите по поводу выдачи ипотеки. Насколько охотно сейчас банки выдают ипотеки именно под жилищное строительство, такое индивидуальное? И насколько сложно или легко получить?

Ольга Шаймарданова: Здесь очень важно отметить, что, действительно, большой шаг был сделан в этом направлении. Если пару лет назад этот продукт был достаточно нишевым и ведущие игроки на него смотрели, скажем так, с некоторой осторожностью, то за этот год удалось прямо существенно, наверное, отработать с кредиторами это направление.

И мы сейчас уже можем видеть, что ведущие банки страны в своей линейке такой продукт имеют. Банк ДОМ.РФ, Сбербанк, Россельхозбанк, Банк ВТБ недавно подключился к ИЖС. Поэтому мы можем смело говорить о том, что большинство крупных игроков уже имеют этот продукт. И когда мы разговариваем с банками первой десятки, они так или иначе смотрят на этот продукт. Я думаю, что в скором времени его тоже будут запускать. Здесь, я думаю, с каждым месяцем мы будем наблюдать только увеличение объемов. Этот тренд прямо прослеживается.

Иван Князев: По льготной ипотеке также можно взять себе кредит, по льготной ставке?

Ольга Шаймарданова: Здесь важно как раз говорить о том, что меры поддержки, которые были предприняты государством, они подтолкнули банки к тому, чтобы идти в этот сегмент. В частности, «Семейная ипотека» была реализована на ИЖС. Поэтому это, конечно, подталкивает банки, которые с этой программой работают, так или иначе распространить программу, которую они реализуют в своем банке, в том числе и на сегмент ИЖС.

Поэтому сейчас этой программой граждане действительно могут воспользоваться. Они могут прийти в банк, который такой продукт имеет, и оформить себе ипотеку на покупку жилого дома по льготной ставке. Ставки действительно очень привлекательные, поэтому я думаю, что все больше людей будут этой программой пользоваться, в том числе на покупку дома, не только на приобретение квартиры.

Иван Князев: А насколько масштабны эти программы? Вот в вашей компании программа финансово не исчерпала себя еще? То есть еще будете выдавать?

Ольга Шаймарданова: Ну, мы активно участвуем во всех мерах поддержки, поэтому по «Семейной ипотеке», конечно, мы тоже работаем.

Иван Князев: А если просто один человек, не «Семейная ипотека», захотел под ИЖС льготную ставку получить?

Ольга Шаймарданова: Наш банк рассматривает ИЖС как один из флагманских продуктов, поэтому мы предлагаем клиентам как меры господдержки, так и классические банковские ипотечные продукты. То есть если человек не подходит под какую-то льготную категорию, он, конечно, может обратиться в наш банк и оформить себе ипотеку на стандартных условиях.

Он может себе построить дом как с привлечением профессиональных участников рынка (я сейчас имею в виду подрядчиков) или рассмотреть, например, покупку дома в каком-то коттеджном поселке, так и в ближайшее время мы запускаем продукт на строительство хозспособом. То есть этот сегмент тоже сможет быть прокредитован с помощью нашей ипотеки в нашем банке.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Ольга Шаймарданова, директор подразделения «Развитие ипотечного рынка» компании ДОМ.РФ.

Послушаем телезрителей.

Марина Калинина: Да. Дмитрий у нас на связи из Рязани. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я сам уже несколько лет строю дом. Столкнулся с двумя проблемами. Два закона, которые в последнее время приняли, мне кажутся не очень корректными. Первый – это налог с площади. Я считаю, что россияне должны строить дома максимальной площади с перспективой на развитие семьи. И второе – чтобы газифицировать дом, нужно его оформить. Раньше можно было газифицировать, а дом оформить как строящийся. Тогда можно было производить ремонт. А сейчас из-за этого проблемы.

Дом недостроенным получается. Летом его не всегда возможно построить, потому что работы очень много. А чтобы зимой достраивать, допустим, внутренние перегородки, стены, нужно его газифицировать, чтобы отопление было под отделку. И получается замкнутый круг из-за этого. Я считаю, что надо как-то…

Иван Князев: По налогам. Квадратура у вас какая?

Зритель: Квадратура у меня большая. Получается, что гараж пристроили. Получается где-то 15 на 15. Ну, я так изначально махнул. Не знаю, пока еще не оформлял. Но у меня льготы, я пенсионер без пяти минут.

Марина Калинина: Понятно. Спасибо за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо.

Марина Калинина: У нас есть еще один эксперт по этой теме – Павел Склянчук, эксперт тематической площадки Общероссийского народного фронта «Жилье и городская среда». Павел Дмитриевич, здравствуйте.

Павел Склянчук: Здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Марина Калинина: Вот эта программа, которая сейчас… даже не программа, а эта тенденция, что люди строят дома частные, на это тратят деньги, не хотят жить в многоквартирных домах, она о чем говорит, с точки зрения таких территорий не в городах, а в сельской местности уже?

Павел Склянчук: Говорит о том, что людям нужно больше жилплощади. Вот как вам сказал без пяти минут пенсионер, действительно, квадратура должна быть достаточно большая, чтобы там можно было жить большой семьей. То есть там может быть дядя, какой-нибудь племянник, не одно домохозяйство по прямой линии – родители и дети.

А во-вторых, хозяйственный способ – он дешевле, как ни крути. Это все равно такой самый доступный способ. И люди еще получают определенное удовольствие от того, что делают своими руками.

Иван Князев: Павел Дмитриевич, смотрите, какой момент. Тут эксперты отмечают, что основной рост ИЖС приходится как раз на крупные агломерации, где люди, как правило, уже владеют городскими квартирами. То есть, наверное, их сдают, а потом предпочитают что-нибудь построить рядом с крупным мегаполисом, рядом с городом. А вообще по стране в каких регионах ИЖС больше популярно?

Павел Склянчук: Действительно, почему-то принято считать, что квартира должна быть только одна. Вот сейчас развивается такая новая концепция – жить на две квартиры. То есть одна в городе, а другая где-то за городом. Конечно, если семья в силах построить себе еще и ИЖС, индивидуальное жилое строение, то, конечно, это нужно всячески поощрять. Формируются подобного рода такие пояса малоэтажной застройки вокруг крупных городов-миллионников.

И у нас есть целые регионы, допустим, Адыгея или регионы Северного Кавказа, где ИЖС является преимущественной формой строительства. То есть там не строят многоквартирные дома, а застраивают все ИЖС, поскольку сам рельеф местности, да и традиции способствуют тому, чтобы людям хотелось жить в своем доме.

Иван Князев: Ну да, там есть какие-то определенные культурные особенности.

Павел Склянчук: Безусловно.

Иван Князев: Например, в каких регионах больше всего, самая высокая доля частных домов от общего количества жилья? Это Чеченская Республика, Забайкальский край, Курганская область, Карачаево-Черкесия, Тамбовская, Астраханская…

Но ведь здесь же еще есть момент – зависимость от стоимости земли. Рядом с Москвой, наверное, тоже хотелось бы построить, но земля дорогая.

Павел Склянчук: Ну, многие землю приобрели еще до того, как она стала дорогой. Просто сейчас созрели к тому, чтобы на этой земле построить дома. А так, конечно, это должно быть доступно и в отношении стоимости сотки, и каких-то транспортных узлов. Я думаю, что, конечно, в идеале каждая семья должна иметь квартиру в многоквартирном доме и иметь еще свой дом. Конечно, это должно быть не только из-за культурных особенностей, а это в принципе основа для комфортной жизни горожан. Это нормально.

Марина Калинина: Павел, давайте спустимся пока с небес на землю. Не все, далеко не все россияне могут позволить себе и квартиру, и частный дом. Если человек решил, что ему не нужна квартира, он будет жить в частном доме, то это, естественно, за пределами городов, это сельская местность. А чтобы там жить, нужна инфраструктура. Это нужны магазины, нужны школы, детские сады – чего в принципе во многих районах нет.

Павел Склянчук: Ну не соглашусь с вами. Например, по «дачной амнистии», которая у нас с 2006 года объявлена, и сейчас депутаты еще ее хотят продлить на 10 лет, уже 14 миллионов человек легализовали свои дачные домики. То есть мы пока не представляем вот эти масштабы. Да, безусловно, то, о чем вы сказали, что должна быть инфраструктура. Но, как правило, люди комбинируют. То есть они закупаются где-то впрок на неделю и уезжают. Соответственно, там постоянно проживают. Если кто-то из членов семьи работает, то он на машине ездит.

Поэтому я не думаю, что это заоблачный формат, когда есть… Послушайте, у нас 90% квартир в собственности. То есть у людей нет вопросов, связанных с тем, чтобы купить жилье. У них вопрос возникает, что им не хватает этих метражей на всю разросшуюся семью. Поэтому я думаю, что в будущем у нас будет следующая тенденция: больше будет появляться именно загородных домов.

С другой стороны, те квартиры, которые останутся в городе, будут сдаваться в наем. Может быть, по государственным программам это будет долгосрочный наем для тех людей, кто хочет сохранять такую мобильность проживания.

Иван Князев: Нет, мобильность проживания сохранится. Здесь, конечно, позвольте с вами не согласиться, поддержу Марину. Без развития инфраструктуры… Ну хорошо, если у тебя есть машина, ты ездишь на работу.

Марина Калинина: Помимо еды, тебе нужна поликлиника хотя бы.

Иван Князев: Конечно. Нужно ребенка отвезти в детский садик. Тебе нужна поликлиника, чтобы, если что, туда съездить. Вообще без развития инфраструктуры это же будет сильно тормозиться, развитие ИЖС.

Павел Склянчук: Ну, безусловно. Знаете, у нас вообще сельская местность, они давно уже живут в таких условиях, когда…

Иван Князев: Ну подождите. Это не значит, что это хорошо. И сельская местность здесь не показатель. Здесь люди городские хотят переехать. И зачастую, когда встает вопрос, встает выбор: «Вот я поеду там строить дом», – а там поле.

Павел Склянчук: А там поле. Соответственно, у нас сегодня технологии так далеко шагнули, что можно обеспечить автономно себя и энергией, связанной с электричеством, и с теплом.

Иван Князев: Но больницу ты сам себе не построишь рядом, Павел Дмитриевич, согласитесь все-таки.

Павел Склянчук: Хорошо, я не буду с вами дальше спорить. Действительно, есть несколько подходов. Можно, конечно, исходить из максимальной социальной обеспеченности вот таких территорий, а можно понимать, что есть другие альтернативные формы обеспечения ИЖС. То есть, да, у вас есть возможность там постоянно проживать, но вы будете свой график строить либо сезонно, то есть вы там проживаете только в летний период, либо комбинировать, то есть часть времени проводить в городской квартире, а часть времени – за городом.

Марина Калинина: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Павел Склянчук, эксперт тематической площадки Общероссийского народного фронта «Жилье и городская среда».

Ну, на самом деле без развития инфраструктуры это будет очень сильно тормозиться.

Марина Калинина: Тем более если это единственное жилье.

Илья Заливухин у нас на связи, архитектор-градостроитель, наш следующий эксперт по этой теме. Илья Вячеславович, здравствуйте.

Илья Заливухин: Здравствуйте.

Иван Князев: Илья Вячеславович, смотрите, два момент. 70% россиян уже хотят жить в частном доме. И при этом даже многие эксперты, ваши коллеги, говорят, что без развития ИЖС мы не сможем выполнить ту программу обеспечения населения квадратными метрами к 2030 году. Я сейчас посмотрю, какие там цифры, сколько мы должны построить. 1 миллиард квадратных метров жилья у нас по планам до 2030 года. Это в Минстрое уже заявляют.

Как сделать так, чтобы эти темпы ускорялись? Вот про инфраструктуру мы сказали. Что еще нужно? И как вообще должна поменяться наша строительная политика?

Илья Заливухин: Сморите. Здесь такой момент – планирование, планирование максимально эффективного развития, вкладывание денег в инфраструктуру. Потому что, как мы уже с вами поняли, инфраструктура – социальная, инженерная и транспортная – это основа развития территорий.

То есть без инфраструктуры территория развиваться не будет. Поэтому где и в каких пропорциях развивается инфраструктура – таким образом мы с вами получаем, стимулируем развитие, качественное развитие той или другой типологии. Это может быть ИЖС. Мы же не говорим с вами про вынужденную меру, когда люди строят что-то, чтобы просто как бы жить летом или постоянно. Мы говорим о качественном жилье.

Иван Князев: Об улучшении жилищных условий, да, качественном.

Илья Заливухин: О качественном, да. Чтобы постоянно, как бы устойчиво во времени потом это существовало. Чтобы эти районы ИЖС не были, предположим, гетто в будущем, возможно, как многоквартирные дома. Ну, чтобы они все лучше и лучше становились, дети, общество, экономика росла. Это зависит от инфраструктуры. Больницы, образование – все там должно быть. Это то, о чем мы с вами говорим.

Поэтому вот как будет спланирована инфраструктура в каждом районе, в каждом городе и сколько денег на нее будет потрачено, как эффективно она будет сделана – от этого будет зависеть, как будет развиваться в том числе и ИЖС. Потому что у нас, во-первых, уже есть очень много действительно частных домов.

Вот эта одноэтажная Россия – она же существует. Просто нужно действительно к ней подводить всю эту инфраструктуру, таким образом стимулируя развитие переселение туда людей, строительство качественных зданий этими людьми. Не временных каких-то домов, а действительно там, где можно потом веками жить. Ну, как весь мир, по сути, и развивается, и развивалась наша страна до семнадцатого года, когда у нас были эти малоэтажные районы. Посмотрите на эти города малые. Но там есть и места работы.

Кстати, тоже такой момент, который тоже нужно в социальной инфраструктуре учитывать. Где все эти люди работают? Где они учатся? Где у них здравоохранение? Все это нужно вместе понять и выбрать максимально эффективный путь развития инфраструктуры.

Марина Калинина: Илья Вячеславович, такой вопрос. Может быть, в каком-то далеком будущем… Вот сейчас такая тенденция, что люди хотят построить свои дома частные по тем или иным причинам, жить там, там работать, там растить детей, чтобы они там учились, и так далее, и так далее. Вот это приведет в итоге когда-нибудь к тому, что люди не будут ехать в большие города, а все-таки из больших городов уезжать и как-то распространяться на другие земли? Вот такая тенденция.

Илья Заливухин: Вы знаете, все-таки расселение людей, скажем так, что мы с вами видим в виде городов каких-то, разных типологий застройки, оно очень связано с экономикой: где люди работают и чем они занимаются. Потому что нельзя создать просто какой-то город мечты, город солнца или какой-то идеальный город.

Марина Калинина: Город-сад.

Илья Заливухин: Город-сад, да. Ну, потому что все будет зависеть от того, где люди работают, куда они ездят, сколько у них зарплата и как они ее тратят. Потому что автономные истории, истории с интернетом – ну, это, конечно, какую-то часть, может, и занимает (1–2%), но в основном люди работают…

Марина Калинина: Так надо же развивать эти территории, чтобы там тоже люди работали.

Илья Заливухин: Конечно. Рабочие места нужно развивать и, соответственно, территории вокруг них. Потому что если мы говорим про одноэтажную Америку, например, то все равно люди дальше 15 минут на работу не ездят. То есть никто из пригорода Нью-Йорка, из Нью-Джерси на работу в центр Нью-Йорка не ездит на машине. Ну, это безумие просто, да?

Иван Князев: Ну конечно. Все на поездах.

Илья Заливухин: Если ты работаешь в центре Нью-Йорка, то ты и живешь в центре Нью-Йорка. Если ты работаешь в пригороде, то ты и живешь в пригороде. И в Европе так, и в Азии. И у нас должно быть так.

Иван Князев: Илья Вячеславович, «должно быть» – это, конечно, дело хорошее. А вот нам тут телезрители пишут… Ну, во-первых, очень много SMS про инфраструктуру: «Налоги платим, а дорог нормальных нет», – из Нижегородской области. Из Воронежской области: «Построили дом. Без «Нивы» весной и осенью не проедешь. И общественного транспорта нет».

И вот еще интересная SMS из Татарстана: «У меня одноклассник 31 год строит на свои кровные. Столько проблем возникает!» – потому что разные препоны появляются. Первое, во-первых, сейчас строительные материалы очень сильно подорожали. Тут и Ассоциация деревянного домостроения уже обращалась в Минпромторг, что доска очень сильно подорожала. Другие строительные материалы сильно дорожают. Мне кажется, просто здесь без стимулирования людей, без каких-то специальных программ (например, той же льготной ипотечной ставки) не обойтись никак.

Илья Заливухин: Конечно. И главное стимулирование – это развитие вот этой инфраструктуры. Если государство будет делать инфраструктуру… А она очень дорогая – социальная, инженерная и транспортная. Вот все эти дороги, все эти коммуникации, все эти школы.

Вообще продукты, про которые говорили, – это прямо минимальная проблема, которая есть. А основное – это где люди учатся, работают, где здравоохранение находится. Вот это все нужно делать. И дороги, и газ. И это все является уменьшением стоимости в конечном итоге строительства дома. Потому что если вам не нужно подтягивать коммуникации за огромные деньги, если вам уже хотя бы это дают, то дом вы как-то построите.

Иван Князев: Ну да. А крупные застройщики вообще обрадуются такой тенденции, что люди захотят переселяться в частные дома? Не будут палки в колеса ставить? Им-то выгоднее многоэтажку построить и больше прибыли получить.

Илья Заливухин: Вы знаете, ну конечно, в городе, около транспортных узлов должны быть многоэтажные дома. И вообще люди разные. Есть молодежь, которым нужно жить около метро в центре города. А есть семьи, у которых пять детей, и они хотят жить за городом, или трое детей, или двое. Ну, это абсолютно разные условия. Есть пожилые, есть молодые, есть разный состав семей.

Вот для них для всех нужны разные условия. Главное, чтобы это было качественная застройка. То есть не должны быть просто районы многоэтажных домов в полях без инфраструктуры. Это будущие гетто. Точно так же, как и будущие гетто – районы малоэтажной застройки, без инфраструктуры, которые строят ну просто потому, что выхода нет. То есть все должно быть качественно спланировано и максимально эффективно использовано для инфраструктуры. Вот инфраструктура должна быть, и она должна быть качественной. А жилье подтянется к ней. Стимуляция уже в этом очень нужна.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам большое. Илья Заливухин, архитектор-градостроитель.

Очень много раз мы сегодня сказали вот это слово – «развитие инфраструктуры», «инфраструктура».

Марина Калинина: Ну, это же важно, конечно.

Иван Князев: Конечно, без этого никуда. Ну, еще момент: все-таки людям нужны деньги, на что строить.

Марина Калинина: Буквально через несколько минут перейдем к нашей следующей теме. В период пандемии актуальными стали вопросы иммунитета. Вот об этом и поговорим. Как нам защититься от вирусов? Вообще как они попадают в наш организм? И как повысить свой иммунитет? Подключайтесь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Уже сейчас доля ИЖС почти 56%. Сколько стоит дом построить - выясняем