Россияне рекордно задолжали банкам

Россияне рекордно задолжали банкам | Программы | ОТР

Мы уже не можем жить без кредитов?

2020-05-29T21:53:00+03:00
Россияне рекордно задолжали банкам
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Игорь Костиков
доктор экономических наук, председатель «Финпотребсоюза»
Евгения Лазарева
руководитель проекта ОНФ «За права заемщиков»

Иван Князев: А мы начинаем. Тревожные новости приходят из Центрального банка страны. Регулятор зафиксировал новый рекорд долговой нагрузки­­ россиян. Есть такой показатель: это отношение долгов домохозяйства к его реальным доходам. Вот эта цифра в 10,9% нам мало что скажет, а вот данные, что почти четверть семей, которые взяли кредиты, отдают 80% своих доходов в счет погашения долга, уже обрисовывают ситуацию более наглядно.

Тамара Шорникова: Рекордно растет и размер потребительских кредитов. В апреле мы в среднем брали взаймы больше 200 тыс. руб. Понятно, что от города к городу эта сумма растет. Самые крупные потребительские кредиты в Москве и Санкт-Петербурге. Но тем не менее, вот эта средняя по стране тоже, конечно, впечатляет.

Иван Князев: После бума розничного кредитования в 2014 году этот рынок погрузился в кризис. Вопрос, что у нас в связи с этим ожидается сейчас. Разобраться в этом нам помогут эксперты. А вас просим рассказать, есть ли у вас сейчас кредиты, есть ли возможность с ними расплатиться в нынешней ситуации. Звоните и пишите нам прямо сейчас в прямой эфир.

Тамара Шорникова: И давайте запустим СМС-опрос. У нас их будет 2 в этой получасовке. Вот первые 15 минут у вас на ответы. Больше половины дохода отдаете за кредит? «Да» или «нет». Отвечайте на номер 5445. Будем какую-то свою статистику собирать.

Иван Князев: А сейчас поприветствуем эксперта. У нас на связи Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза».

Игорь Костиков: Да, добрый день.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Игорь Владимирович. Вот смотрите, как мы уже сказали, достаточно тревожные данные мы сейчас услышали и увидели. Если буквально еще год назад, вспомним тот самый момент: тогда глава Минэкономразвития Максим Орешкин отчаянно спорил с Эльвирой Набиуллиной по поводу этой чрезмерной кредитной нагрузки на население. Вот он тогда настаивал на том, что кредитный бум ведет к формированию вот этого пузыря кредитного. Но год прошел, все успокоилось, все об этом забыли. Кредит вроде как не лопнул. Но сейчас-то, смотрите, в период коронакризиса, вот к этим данным с какой долей тревожности можно относиться? На ваш взгляд. И чем нам все это грозит?

Игорь Костиков: Да. Давайте мы все-таки разберемся, о чем идет речь. Из тех данных, которые сейчас опубликовал Центральный банк, в общем-то единственное, что настораживает, это что есть у нас достаточно большое количество заемщиков, которые платят больше 80% доходов своих (ну, это, мы понимаем, официальных доходов) за кредит. Это настораживает. И, конечно, с этим надо разбираться, и тут свои есть проблемы.

Я, честно говоря, считаю, что система кредитных каникул, которая сейчас возникла, позволит немножко разгрузить эту ситуацию. И возможно банкам, с учетом снижения кредитной ставки, реституировать часть кредитов. У нас же, помните, еще введен сейчас такой показатель, как долговая нагрузка на семейный бюджет. Т. е. с учетом этого, я думаю, что Центральный банк может банки подтолкнуть для того, чтобы реституировать часть этих кредитов и их продлить, чтобы не было таких сумасшедших платежей.

Говоря же об общей цифре закредитованности, что это 10,9%, как сообщают, тут я особой проблемы не вижу. Потому что когда мы смотрим западные экономики, то там уровень кредитования населения в разы выше.

Еще один момент могу сказать, что, если, скажем, микрофинансовые организации увеличили кредитование в ходе эпидемии, то банки как раз сократили выдачу кредитов как по ипотеке, так и наличными и по кредитным картам. Т. е. в среднем существенно снизилось кредитование банковским сектором.

Иван Князев: Но это факт. Да, действительно, в апреле кредитов выдавать стали меньше. И вот то, что вы говорите, то, что еще год назад Орешкин говорил, что банкам нужно ужесточить требования к заемщикам.

Игорь Костиков: Ну, у нас не столько банки, сколько регулирование ужесточилось с осени. И это действительно сказалось на кредитовании потребительском и ипотечном. Т. е. банки стали в иной скорости это все выдавать.

Иван Князев: Но это обнадеживает, как бы, то, что вот такими…

Игорь Костиков: Я думаю, что да. Это говорит об оздоровлении, скажем, потребительского (главным образом) кредитования. У нас осталась проблема: в основном это все-таки микрофинансовые организации, которые продолжают выдавать кредиты. И вот то, что сейчас большое количество кредитов, которые выдаются, это в основном за счет средств микрофинансовых организаций, и они жалуются, что растет невозврат и т. д. Но тут надо отметить, что весь бизнес микрофинансовых организаций в общем на невозвратах и построен. Мы прекрасно это понимаем. Т. е. все их жалобы, особенно когда они говорят: включите нас в число наиболее пострадавших отраслей, – это вызывает вопросы.

Поэтому, возвращаясь к тому, что будет ли это пузырь: я бы не стал быть вот таким уж пессимистом, что это формируется некий пузырь. Но самая главная проблема, которая у нас есть, это то, что у нас продолжают падать реальные доходы населения. И вот это, то, о чем Орешкин, собственно, и говорил в свое время: о том, что вот этот показатель, наряду с ростом кредитования населения, вызывает озабоченность. Там, где реальные доходы населения растут, в общем-то прирост потребительского кредита и ипотечного кредита не вызывает таких проблем. А там, где они падают, это, конечно, есть проблема, с которой нужно в общем разбираться.

Тамара Шорникова: Игорь Владимирович, давайте сейчас вместе послушаем звонок телезрителя. Анна из Волгоградской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие.

Иван Князев: Здравствуйте, Анна.

Зритель: У меня такая проблема. Я в разводе с декабря с мужем с бывшим, Олегом Давиденко. Он у меня кредитов набрал 260 тыс., потратил их на любовниц на своих.

Иван Князев: Какой кошмар.

Зритель: Мы в разводе, у нас двое детей. У нас один ребенок инвалид, 9. А другой здоровый, 7 лет, девочка. Ну, в общем я… он требует, чтобы я … половину суммы от 260 тыс. – 130 тыс.

Тамара Шорникова: Анна, есть проблемы со звуком. Если можете, сейчас повторить. В итоге-то что? Он скрылся, не платит по кредитам, вы по ним вынуждены платить?

Иван Князев: Не найти его никак?

Зритель: Кредиты платит. Но требует, чтобы я половину выплачивала, понимаете, бывший муж. Потому что …

Тамара Шорникова: Понятно, да. В принципе поняли, да.

Игорь Костиков: В принципе. Но я могу сказать: это, конечно, несколько другого порядка проблема. Она действительно есть, она существует. Насколько мы помним, то у нас сейчас было несколько решений Верховного Суда, который слегка изменил подходы к ответственности супругов в разводе по кредитам. Но, к сожалению, мы можем сказать нашей зрительнице о том, что тут решение только судебное. Ей нужно подавать заявление в суд и определять, кто, собственно говоря, реально брал, на что тратил и кто должен выплачивать. И доказывать в суде, потому что это будет доказательная процедура, это не просто. Чтобы с нее эту ответственность сняли.

Тамара Шорникова: Интересно, а как вот ей доказывать, что не тратила деньги кредитные?

Игорь Костиков: Да, это свидетели в первую очередь, это то, что его заработки нужно смотреть. Т. е. это должны работать адвокаты. Т. е. это дело непростое.

Тамара Шорникова: Непростая борьба, да.

Игорь Костиков: К сожалению, да.

Тамара Шорникова: Игорь Владимирович, возвращаясь к различным мерам поддержки, в том числе сейчас и тех, кто выплачивает кредиты, вот вернемся к кредитным каникулам. В статистике всего с 20 марта по 6 мая в банки было подано около почти 1,5 млн. обращений о реструктуризации. Из них как раз 210 тыс. по закону о кредитных каникулах. Удовлетворены были более половины. Т. е. явно, что не всем выдают. Во-первых, не всем эти каникулы обеспечивают. Во-первых, какие там условия по предоставлению кредитных каникул, помимо вот этого порога денежного? А во-вторых, не являются ли вот эти кредитные каникулы для нас сейчас просто отсрочкой большой проблемы?

Игорь Костиков: Они на самом деле являются отсрочкой. Ну, мы в детали сейчас не будем, можно, конечно, детали обсудить, но мы не будем в детали. Там требуется потери доходов показать, что это потеря дохода. Отсрочка дается на 6 месяцев. Т. е. вы сами понимаете, что все равно придется с этим разбираться, да? После 6 месяцев там предусматривается, что все равно придется возмещать платежи. Но рассрочка дается и дальше на определенный период, когда эти платежи должны возмещаться. Поэтому – да, это форма снятия остроты проблемы, которая возникла в период пандемии. Что у населения исчезли доходы, и они не могут обслуживать кредиты. Чтобы, собственно говоря, таким образом это не влияло на население, на их кредитную историю, то предоставляется возможность это все в пределах нескольких месяцев. И эти заявления можно оформить только до 1 сентября этого года. Т. е. это предоставляется.

Тамара Шорникова: Говоря «отсрочка», я имею в виду: не будет ли это такой миной замедленного действия? Потому что сейчас многие, действительно, теряют работу, теряют доходы. И хорошо, что сейчас вот их немного освободили. Но чем платить после?

Иван Князев: Отдавать-то все равно придется.

Игорь Костиков: Отдавать придется все равно. И тут именно вопрос в том, что, конечно, нужно будет смотреть доходы. И я думаю, что параллельно с этим нужно смотреть о реструктуризации своей задолженности. Просить у банков именно реструктуризацию, а не только кредитные каникулы.

Иван Князев: Игорь Владимирович, сразу вот вопрос: а реструктуризация выгодная? Там на серьезные проценты снижают процентную ставку? Это хорошая мера?

Игорь Костиков: Вы знаете, у нас же, если вы помните, была такая же проблема структуризации ипотеки, когда только ее разрешили. И банки не очень шли. И один банк предлагал свои, более выгодные условия, если вы переходите со своим портфелем в другой банк. Он перекредитовывал на более выгодных условиях.

Конечно, условия будут чуть более выгодные, потому что у нас ставка процента упала в целом за это время. И нам Центральный банк обещает, что в этом месяце они еще слегка уменьшат ставку процента. Т. е. ставка кредита будет ниже. Говорить, что это вот прямо так сразу решит все проблемы, – этого нельзя, безусловно.

Иван Князев: Потому что – ну, есть примеры других стран. Да, Тамара? Давай посмотрим. Вот смотрите, Игорь Владимирович. Например, в Италии в марте власти приняли решение выделить 25 млрд. на поддержку кредитования и помощь гражданам. Семьям, пострадавшим от пандемии, разрешили приостановить выплаты по ипотеке. И т. д. Вот в Великобритании что у нас там?

Тамара Шорникова: Но здесь важно что. В некоторых странах, например, в Южной Корее, обеспечили снижение процентов. Где-то выдают конкретно деньги на руки, чтобы люди могли погасить свои кредиты.

Иван Князев: В том числе и кредиты, да.

Тамара Шорникова: Возможны ли какие-то такие меры в нашей стране?

Игорь Костиков: Мы с вами прекрасно знаем, что это тема очень горячая политическая. Ее все обсуждают, о том, что, там, вертолетные деньги, не вертолетные деньги. Надо сказать, что у нас возможности такие в бюджете присутствуют, и это должно быть политическое решение, политическая воля, чтобы это было сделано. Вокруг убеждения и создания этой политической воли, как вы видите, идут очень большие дискуссии. Много кто «за», много «против».

Т. е. я не думаю, что это, так сказать, наша сейчас вот текущая проблема. Я просто могу сказать следующее: что не во всех странах все так однозначно. Скажем, в той же Испании, которая оказалась в схожей ситуации с Италией, там ничего никому не простили. Т. е. там, как было, так все и осталось. Т. е. это все зависит от именно политической позиции власти.

Я думаю, что в какой-то момент, если это действительно, к осени, я думаю, что это скопится, и проблемы накопятся у нас на этом рынке, и наконец будет понимание, в какой объем это все выливается. Тогда возможно, хотелось бы верить, что, возможно, будут приняты решения.

Иван Князев: Понятно.

Игорь Костиков: Потому что пока мы видим только дискуссию.

Иван Князев: Еще бы понять, какие решения будут приняты.

Игорь Костиков: Да.

Иван Князев: Вкратце.

Тамара Шорникова: Поживем – увидим, что называется. Сейчас звонок от телезрителя. Тоже вместе послушаем. Дмитрий, Новороссийск.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Тамара Шорникова: Да, говорите. У вас есть кредит? На что брали?

Зритель: Да, такой вопрос. Для развития бизнеса брали кредиты. А сейчас в связи с пандемией приостановилась деятельность. И для предоставления кредитных каникул был собран пакет документов: предоставления заработка и т. п. На что банки отвечают: только до 250 тыс. заемщики, имеющие кредиты, получают кредитные каникулы. Что делать людям, у которых кредиты гораздо выше и, соответственно, и платежи больше? Таким людям в кредитных каникулах отказывают.

Иван Князев: Дмитрий, но а какие варианты-то у вас сейчас есть? Что думаете делать?

Тамара Шорникова: В какой сфере вы трудитесь, что у вас за бизнес?

Зритель: Морской бизнес. Морской.

Иван Князев: И что теперь, придется продавать бизнес, сворачивать, закрываться?

Тамара Шорникова: Будете закрывать его, да?

Зритель: Ну вот не знаю. Предоставлял документы – отказывают. Мол, никаких законных оснований нет им предоставить кредитные каникулы. Я-то не отказываюсь платить. Соответственно, как-то выкарабкиваемся, где-то занимаем, где-то что-то пытаемся продать, чтобы не просрочить платежи. Но тоже… тяжело и поддержки нет.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Игорь Костиков: Я могу сказать, трудно без конкретики в данном случае, но то, о чем говорит наш телезритель, это в общем-то скорее попадает под реструктуризацию кредита, чем под кредитные каникулы. Т. е. банки вполне в состоянии это делать. Нужно биться. Если ваш банк этого не предоставляет, надо идти в соседний банк с ними разговаривать, может, у них будет. Т. е. этим просто нужно активно заниматься. У нас есть еще некая такая проблема, то, что все-таки наш потребитель еще не привык активно вести себя на финансовом рынке. Т. е. ему надо идти в конкурирующие организации и с ними пытаться договориться, кто даст лучшее предложение. И тогда, собственно говоря, и ваш банк, наверное, начнет шевелиться.

Иван Князев: Да. Спасибо вам. Спасибо, Игорь Владимирович. Игорь Костиков, председатель «Финпотребсоюза», был у нас на связи.

Тамара Шорникова: Сейчас подведем итоги нашего первого СМС-опроса. 77% наших телезрителей ответили, что они выплачивают вот на погашение кредитов…

Иван Князев: …больше половины дохода.

Тамара Шорникова: …больше половины.

Иван Князев: Да, больше половины дохода люди отдают за кредит. 77% вот уже, пока мы говорили, а цифра увеличилась.

Тамара Шорникова: Еще одна статистика о микрозаймах.

Иван Князев: Упомянули мы о них немножко. Микрозаймы – вообще отдельная головная боль для всех нас. Но вот в том числе, в их числе доля просроченных кредитов к 1 мая достигла больше 40%. Это максимум с 2016 года. В апреле эта доля составляла 38%, в марте почти 36%. Т. е. микрозаймов мы берем все больше и больше, под зачастую большие проценты.

Тамара Шорникова: Да, берем все больше и больше, и все чаще и чаще не отдаем. Причем вот, чтобы понимали: проблемные займы – вот такими их называют микрофинансовые организации, если по этим займам платежи просрочены уже более 3 месяцев. Т. е. ранняя просрочка не попадает в этот процент и в эту статистику.

Что еще важно. По данным Центробанка, больше половины микрозаймов в России выдаются заемщикам, которые платят по кредитам более 50% ежемесячного дохода.

Иван Князев: Т. е. это как раз вот тот случай, когда человеку в принципе занимать уже некуда. Уже и так половину всех своих доходов отдаешь кредитной организации.

Тамара Шорникова: Занимать некуда, но возможно ли без него? Вот еще один СМС-опрос хотим сейчас запустить. Проживете без кредита? «Да», «нет» отвечайте на номер 5445. А мы подключаем к разговору еще одного эксперта.

Иван Князев: Евгения Лазарева у нас на связи, руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права заемщиков». Евгения Станиславовна, здравствуйте.

Евгения Лазарева: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Если говорить о вот этой цифре: 40% займов, просрочка по ним уже более 3 месяцев. И в целом эксперты многие говорят о том, что изменилось поведение тех, кто платит по кредитам. С чем вы это связываете? И это какой-то вот сезонный скачок, что называется, да? Потому что люди оказались дома, кто-то, может быть, физически не мог платить, кто-то потерял работу временно. И сейчас мы увидим снижение, потому что возвращаемся постепенно к обычному ритму жизни, к обычным условиям работы? Или все будет только ухудшаться?

Евгения Лазарева: Здесь речь идет, в той статистике, о которой вы говорите, здесь как раз еще результаты закредитованности до пандемии по большей части.

Тамара Шорникова: Ну, 3 месяца, конечно, да, это долго.

Евгения Лазарева: Да, как вы верно заметили, большая выдача, даже это фиксировал в том числе и Банк России, выдача займов, особенно микрозаймов, там, где предельная долговая нагрузка более 50%. Ну, в общем, причин закредитованности… У нас она методически растет. В течение последних нескольких лет мы мониторим закредитованность граждан, и получается такая картинка складывается о том, что все это на фоне падения доходов. И здесь таких путей, когда уже человек закредитован, когда у него действительно проблемы, а сейчас еще к этому добавится пандемия… Я думаю, что следующая статистика будет гораздо менее приятной. Кому-то, возможно, именно в случае микрозаймов помогут какие-то социальные выплаты. Но однако, отсутствие доходов и все, что происходит дальше, никак заемщика не защищает.

И очевидно, что скорее всего для того, чтобы найти этому законодательное решение, то здесь необходимо, конечно, активно ускорить возможность все-таки упрощенного банкротства физического лица либо способов, собственно говоря, повышения уровня доходов населения.

Иван Князев: Так говорилось же уже об этом, Евгения Станиславовна. То, что вот должны уже принять определенные положения, чтобы ускоренное банкротство было и дешево это было. В какой сейчас стадии эта инициатива?

Евгения Лазарева: Собственно говоря, февралем пока все это завершилось. И сейчас очевидно, что законодатели заняты немного другими историями. Есть много дискуссий на эту тему. Мы, как Общероссийский народный фронт, выступаем за скорейшее внедрение этого механизма. Поскольку должен быть безопасный выход из ситуации для человека. Потому что на самом деле мы большей частью встречаем случаи там, где вот именно юридические. Т. е. нет возможности ни увеличить доход, нет возможности реструктуризации и нет возможности сражаться с коллекторами. Ну, понятно…

Иван Князев: И есть только один долг. Давайте послушаем Светлану из Белгородской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас. Есть ли у вас кредиты? У вас вопрос, мнение?

Зритель: Нет, у меня нет кредита. Погасила досрочно. Мне вот непонятно, почему банки, видя платежеспособность определенных лиц, навязывают сами эти кредиты, кредитные карты? Ну, они ж видят по доходам человека. Зачем навязывать кредит, если человек не совсем платежеспособен?

Тамара Шорникова: Да, понятно, вопрос очень хороший.

Иван Князев: Да, понятный вопрос.

Тамара Шорникова: Коротко, возвращаясь сейчас, пока далеко не ушли, от банкротства физических лиц. Как вот здесь, какие фильтры нужно поставить, чтобы этим не пользовались откровенные мошенники? Потому что, к сожалению, мы часто слышим о том, что когда бедные люди, не знаю, берут дорогие телевизоры в кредит, например, очевидно, не очень нужные, а потом оказывается, что не могут платить по ним. Кто-то просто сейчас возьмет сумму и решит стать банкротом. Как помочь, но при этом сохранить нашу экономику в целости?

Евгения Лазарева: Я думаю, что как раз процедура упрощенного банкротства рассчитана, ну, ее можно ограничить как лимитами, так и оценкой финансового состояния заемщика. Есть вещи, которые очевидны. И лимиты, в рамках которых можно к этой процедуре упрощенного банкротства прийти. Потому что – ну, я здесь не вижу серьезных рисков для спекуляций и развития мошенничества, этот механизм гораздо больше необходим людям, у которых есть проблемы.

И плюс, конечно, еще стоит оценивать пропускную способность процедуры банкротства. Потому что здесь тоже стоит этот вопрос, который в общем-то и сдерживает развитие этой истории.

Но я в общем-то лично глубоко уверена, что в данный момент времени нам очень необходимы две важных вещи. Во-первых, внедрение института банкротств. Во-вторых, как можно скорее все-таки включить финансового омбудсмена в части уже банковских кредитов. Потому что не только у заемщиков микрокредитных, микрофинансовых организаций есть проблемы. Проблема закредитованности у нас, очевидно, сейчас всплывет в большей истории. И, конечно, всем людям, гражданам, которые потребители финансовых услуг. И сейчас такое время получается из-за ограниченности лимитов пропускной системы помощи гражданам в период пандемии в части там лимитов на…

Иван Князев: Ну, в общем, нужно особенно тщательно смотреть и защищать права наших граждан в плане кредитования.

Евгения Станиславовна, а вот у меня такой, простите, обывательский вопрос. Я думаю, многие граждане с этим согласятся. А почему еще микрофинансовые организации у нас существуют? Понятно, когда они дают займы человеку, действительно который может платить и ему нужно просто перехватить, что называется, до зарплаты. Но ведь зачастую там непонятно кто и непонятно под какие проценты дает. Нам позвонил как-то пенсионер, у которого пенсия совсем небольшая, а он берет под какой-то бешеный процент сумму денег и т. д.

Евгения Лазарева: Ну, скажу так, что очерняет эту историю, очерняет не… Сейчас сами по себе микрофинансовые и микрокредитные организации в достаточной степени зарегулированы и ограничены по ставкам и по сумме возврата долга. Но как раз проблема у нас находится в рынке нелегальном. Потому что ровно точно такие же услуги и ровно с точно такой же рекламой предоставляют организации, которые не обладают лицензией, которые по сути являются мошениками, но у нас, к сожалению, никаким образом не контролируемыми и, к сожалению, к которым до сих пор не принято серьезных мер. А в глазах потребителя это практически все одно и то же. Т. е. у нас научились выявлять нелегальных кредиторов, но ликвидировать пока их не удается. И какого-то законодательного решения тоже на эту тему нет.

А в части, ну, вы знаете, что все-таки, если рассматривать МФО как в общем-то экономический институт, здесь нельзя так сказать, что: о, давайте запретим все микрофинансовые организации, они сплошное зло. Нет. Этот рынок сейчас отрегулирован и очень много лимитов. Я бы сказала, что он скорее даже менее выгоден и, возможно, часть этих услуг, скорее всего, перетечет в банки. И как такой институт, он, может быть, сольется в дальнейшем с банковской историей.

Но ведь действительно есть потребность. Но ограничения по лимитам и выдаче. Но вот мне кажется, вся проблема у нас сейчас не из-за микрофинансовых организаций с лицензией, а именно в нелегальном рынке. Там, где граждан обманывают. И обманывают особенно с пандемией. Сейчас вообще очень много мошенничеств, нужно быть начеку в любом случае. И обязательно все-таки следить за тем, чтобы, если вы обращаетесь в организацию, следить за ее социальным статусом. Имеется в виду: лицензией и за надежностью.

Иван Князев: Ну, проверять ее, что называется. Давайте еще один звонок послушаем. У нас на связи Любовь, Саратовская область.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Дело в том, что мне 61 год и я на пенсии. Получаю пенсию 10 тыс. Взяла кредит в «Почта-банк», до этого еще, на здоровье свое поправить. Сразу досрочно его… Ну, предлагали один процент, а когда пришла домой, там совершенно другой процент. Но я его быстро погасила. Погасила, а тут получается так вот, где-то в сентябре месяце, получается, у меня здоровье опять подскочило, и я взяла 122 тыс. и еще … , у меня еще есть обязательство в другом этом. И я подрабатывала. Платила добросовестно. Там это можно по кредитной истории узнать, что я действительно добросовестно платила.

Вот сейчас коронавирус, я не могу подрабатывать. А так мне 61 год, меня никто не берет, и я сейчас в долгу от «Почта-банка». Приходила, написала письмо и отправила документы. Говорю, хотя бы уменьшить процентную ставку или отсрочьте. Они говорят: идите в свой в этот, где вы брали кредит. Я пришла, говорю: «Девушка, так и так». Она говорит: «Вы ни по каким этим не подходите, совершенно». …

Иван Князев: Любовь, ну да, Любовь, мы…

Зритель: …«Вы должны знать». А почему же вы сразу не посмотрели, что у меня есть обязательство в кредит, если вы так защищаете свой банк?

Иван Князев: Мы поняли вас. Евгения Станиславовна, ну вот как помочь человеку?

Евгения Лазарева: Я так полагаю, если редакция передаст контакты мои, мы свяжемся, вместе с юристами разберем кейс. Но вообще в принципе, судя по сумме долга, здесь есть возможность получения кредитных каникул. Потому что 122 тыс. как раз входят в этот лимит. И эту ситуацию можно в принципе разобрать.

Но, опять-таки, здесь нужно провести такую юридическую работу. В данном случае. Но я считаю, что сейчас главный такой скилл, главный навык, который должен быть у человека, это научиться договариваться. Есть программа. Не всегда банки идут на реструктуризацию, но в принципе на самом деле именно в этом есть определенное сейчас решение. Потому что программа реструктуризации есть, можно договариваться. Лишь бы просто не ходить и не срывать каких-либо объявлений для того, чтобы кредитом не покрывать кредиты, а именно договариваться.

Иван Князев: Потом будет хуже, да. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Евгения Лазарева, руководитель проекта Общероссийского народного фронта «За права человека». Подведем итоги опроса.

Тамара Шорникова: Да, подведем. Проживут без кредита у нас 68%, вот так. И пару СМС буквально, как люди комментируют это. Волгоградская область: «Лучше недоедать без кредита, чем быть голодным и в это время обогащать дармоедов». Челябинская область: «Живу на 12 тыс. уже 7 лет, привык уже, кредиты не беру, слава богу». Нижегородская область: «Крышу сделать, купить машину без кредита, увы, нельзя. Но вот на новый телефон, например, брать не буду».

Иван Князев: А вот Ленинградская область: «Тревожно за нашу страну. Какая-то долговая могила для всех нас». Ну, возможно. Не будем, наверное, так пессимистично заканчивать. Из этой могилы в принципе, из этой ямы нужно и можно выбираться.

Тамара Шорникова: Да.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)