Россияне смогут кредитовать малый бизнес

Россияне смогут кредитовать малый бизнес | Программа: ОТРажение | ОТР

Гарантии и риски нового банковского продукта

2019-12-17T13:31:00+03:00
Россияне смогут кредитовать малый бизнес
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Сергей Четвериков
управляющий директор-начальник управления микрофинансирования и краудлендинга Сбербанка
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»

Петр Кузнецов: К вопросу о деньгах. Теперь на кредитах можно заработать.

Ольга Арсланова: Нам.

Петр Кузнецов: Представляете, Сбербанк предложил вкладчикам занятную, доселе невиданную альтернативу депозитам. Физическим лицам предлагается поучаствовать в кредитовании малого бизнеса. Не наоборот.

Ольга Арсланова: Но на на бумаге все довольно просто. Клиент регистрируется на отдельной платформе, выбирает заемщика, который ему нравится, идея которого ему нравится, и переводит ему деньги. И на эти деньги новая компания будет развиваться, а потом вернет их, в идеале, с процентами этому доброму человеку. Сделка заключается онлайн.

Петр Кузнецов: Почувствуй себя инвестором, это же классно. Так вот, давайте вот о чем поговорим. Максимальный порог этих инвестиций пока ограничен, правда, суммой всего лишь в 20 тыс. руб. Но в следующем уже году его повысят до миллиона. Сразу же скачок до миллиона. Минимальный порог 5 тыс. руб. А срок кредита будет составлять от 1 до 6 месяцев. Деньги для займа сможет разместить любой клиент. Вот данные по инвестору. Соответственно, клиент в данном случае этого банка. Главное, чтобы он был старше 25 лет. Вот такие условия исходные.

Ольга Арсланова: Как-то мудрено, честно говоря.

Петр Кузнецов: Есть такое. Т. е. здесь возникает такой вопрос: зачем это все Сбербанку? Он же может так же успешно выдавать кредиты малому бизнесу, используя наши депозиты обычные.

Ольга Арсланова: Что, вероятно, и делает.

Петр Кузнецов: И мы даже об этом не будем знать.

Ольга Арсланова: Давайте выяснять. У нас на связи управляющий директор, начальник управления микрофинансирования и краудлендинга Сбербанка Сергей Четвериков. Здравствуйте, Сергей.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Сергей Четвериков: Коллеги, добрый день. Большое спасибо за проявленный интерес к нашему новому продукту.

Петр Кузнецов: Спасибо вам за новые инструменты. Сейчас выясним, насколько они эффективны. И главное, чтобы человеку было хорошо.

Ольга Арсланова: Помогите, да, нам в нем разобраться. Понятно, что краудлендинг – это как раз примерно об этом. Когда люди могут дать в долг другим людям.

Сергей Четвериков: Давайте я вам расскажу более подробно. Действительно, вчера мы запустили инвестиционную платформу «СберКредо», над которой наша команда трудилась, не покладая рук, больше года. Инвестиционная платформа позволит клиентам малого и микробизнеса привлекать инвестиции в виде коллективных займов от физических лиц и институциональных инвесторов, в перспективе в ближайшей. Фактически на этой площадке они будут встречаться, компании малого и микробизнеса будут рассказывать о себе, площадка будет предоставлять сервис, уже предоставляет сервис по оценке кредитоспособности этого заемщика. И инвесторы, изучив эту информацию, будут принимать решение об инвестировании или неинвестировании в данный проект. Действительно, не секрет, что сам малый и микробизнес в России и вообще в мире – это высокорискованный бизнес. Количество дефолтов там большое, большое количество компаний закрывается, даже не прожив одного года. И соответственно кредитование таких компаний также является высокорискованным. Если же мы говорим о том, насколько это интересно физическим лицам, давайте посмотрим на цифры. Мы, во-первых, видим постоянно растущий интерес населения, физических лиц, к инвестиционным инструментам, включая фондовый рынок. Если мы посмотрим на объемы денежных средств, лежащих на счетах физических лиц, это порядка 33 трлн. руб. Согласно нашим исследованиям, минимум 1% из этих людей могут рассматривать инвестиции с повышенным риском и повышенной доходностью. Т. е. в пересчете на деньги это порядка 300 млрд. руб. Т. е. это просто потенциальный рынок, просто потенциальный интерес физических инвесторов, который может вылиться на компании малого и микробизнеса. И мы рассчитываем, что это произойдет.

Петр Кузнецов: Сергей, вопрос. «С помощью этой платформы, – я читаю из выступления одного из ваших коллег накануне, – клиенты банка смогут предоставить займ микро- и малому бизнесу, – внимание! – который по разным причинам не может получить кредит в банке». Т. е. при этом, если малый бизнес участвует в схеме, где инвестором уже выступаем мы, физические лица, он сможет получить. Вот здесь тревожная такая деталь.

Сергей Четвериков: Но смотрите: клиенты малого и микробизнеса, или МСК, как мы по-другому называем малый и средний бизнес, это высокорискованный сегмент. Только приблизительно 20-25% компаний из этого сегмента имеют регулярный…

Ольга Арсланова: Т. е. риск у гражданина попрощаться со своими деньгами существенно выше?

Сергей Четвериков: Ну, не попрощаться, а, как я сказал, это высокорискованная инвестиция, и это нужно обязательно иметь в виду. Мы не рекомендуем вкладывать больше 10-20% от денежных средств от всего своего инвестиционного портфеля в этот инструмент. Риск там высокий. И доходность тоже высокая может быть. Когда мы рассчитывали параметры продукта, которые мы будем предлагать нашим инвесторам, мы отталкивались от того, что доходность инвестора после того, как он уплатит налог на доходы физических лиц, и возможные потери, которые могут случиться, доходность после этого должна быть интересней, чем доходы по депозитам, должна быть сопоставимость…

Петр Кузнецов: Да, вот давайте, со следующего года уже миллион, если я, допустим, инвестор, я вкладываю миллион, через год какая отдача будет? Какой доход у меня плюс будет?

Сергей Четвериков: Будем смотреть на цифры. Мы надеемся, что доходность будет двузначная. Как я сказал, она будет выше, чем по депозитам, и выше, чем по ОФЗ.

Петр Кузнецов: В любом случае. При этом те, кто попадает на платформу, имеется в виду – с той стороны, представители малого бизнеса, они тоже как-то банком будут проверяться? Какой-то фильтр будет? Не все на эту платформу будут попадать, к заемщикам?

Сергей Четвериков: Да, безусловно. Платформа будет делать проверку заемщиков, будет проверять кредитную историю, благонадежность, финансовые показатели и раскрывать эти данные потенциальным инвесторам. Инвесторы на основании этой информации будут принимать решение, инвестировать или нет.

Петр Кузнецов: И если у малого бизнеса что-то не получится, как это называется, схлопнется он…

Ольга Арсланова: Деньги не вернутся.

Петр Кузнецов: …деньги кто вернет? Или вообще не вернут? Там, наверное, с процентами-то понятно, никто не вернет проценты. Но хотя бы деньги вложенные, тот самый миллион рублей, который я дал бизнесу, он вернется?

Сергей Четвериков: Риск будет полностью лежать на инвесторах. Площадка будет оказывать помощь в коллективном взыскании просроченной задолженности от таких заемщиков. И дополнительным фактором комфорта для инвесторов должны служить следующие вещи. Во-первых, на начальном этапе мы диверсифицируем риск, предлагая заемщикам инвестировать максимум 20 тыс. руб. в одну компанию, у одного заемщика. Т. е. таким образом инвестор диверсифицирует и, следовательно, снижает риск. А когда заемщиков на площадке станет много, мы предложим им портфельное инвестирование. Делать портфели из нескольких заемщиков: 5, 10 и больше, компонуя их по уровню риска. Таким образом диверсифицируя и, следовательно, как я сказал, снижая риск.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое.

Сергей Четвериков: Дополнительным комфортом для инвесторов должно служить то, что микрокредитная компания Сбербанка «Выдающиеся кредиты» также будет участвовать в этих коллективных займах и будет первым якорным институциональным инвестором на платформе.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо вам. Сергей Четвериков, представитель Сбербанка.

Ольга Арсланова: Давайте продолжим беседу с предпринимателем, экспертом в сфере защиты интересов бизнеса Алексеем Петропольским. Алексей Игоревич, здравствуйте. Вот фраза, которая прозвучала и на которую хочется особое внимание обратить: «Все риски при таком инвестировании лежат на инвесторе». Это значит, что деньги человек потеряет, если не сможет их отсудить при дальнейших разбирательствах.

Алексей Петропольский: Добрый день. Да, действительно, риск того, что потеряет все деньги инвестор, есть. Но с учетом того, что платформа очень тщательно будет отбирать те заявки, кому деньги действительно выдадут, то риск этот минимален. Надо сказать, что сама платформа не нова. У другого банка уже она работает порядка 3 или 4 лет, и доходность до 22% годовых. При этом надо сказать, что проценты получают люди каждый месяц. Средняя доходность 17% годовых. И лишь у 10% инвесторов были какие-то проблемы с теми, кому они деньги эти дали, т. е. с кредиторами. Надо сказать опять же еще, что только 4% заявок из всех этих юрлиц реально получают возможность получать такие кредиты. И почему им не выдают? Это же не значит, что эти компании где-то свою репутацию запятнали и в связи с этим не могут получить. Нет, это малый бизнес как раз, микрокомпании, займы, как правило, не превышают 5 млн. руб. Это нужно под оборотные деньги, под покупку сырья или открытие новой точки. Т. е. это самый простой микробизнес, который, увы, не может заложить свою последнюю квартиру или как-то банку предоставить хороших поручителей. Для банка по факту это невыгодный клиент. А для физических лиц, по сути, интересная возможность заработать хороших денег. Согласитесь, у нас сейчас 7%…

Петр Кузнецов: Процент, названный вами, да, он, конечно, существенно выше того самого депозита.

Ольга Арсланова: Но он риск подразумевает. У нас зрители пишут, что это финансовая пирамида, но под легким прикрытием Сбербанка.

Петр Кузнецов: Ну, слушайте, просто так высокий процент правда не получить. Тут, естественно, чем-то нужно рисковать.

Алексей Петропольский: Конечно. Можно посмотреть просто уже сложившуюся практику в другом банке. Это «Альфа-Поток». И там четко они уже дают статистику за последние годы. Людей, кому вообще ничего не вернули, их гораздо меньше. Опять же, если предприниматели работают уже 2-3 года внутри одного банка, показывают средний оборот, показывают среднюю выручку и прибыль: от того, что ему дадут 20-30% от оборота физлица в займ, он же не станет от этого закрываться или бросать все.

Петр Кузнецов: Скажите, а зачем банку? Вот вы сказали, что, получается, еще и в одном банке существует уже такая платформа. А зачем мы банку как инвесторы? Почему он не кредитует малый бизнес напрямую, т. е. используя наши депозиты? Что тут за выгода скрытая?

Алексей Петропольский: Банк сразу пускает под, по-моему, 4% от суммы. Независимо от того, вернет предприниматель деньги или не вернет инвесторам, но банк свои проценты заберет сразу в момент выдачи денег. Поэтому банку, конечно, это выгодно. Потому что рисков ноль.

Петр Кузнецов: А средний портрет человека, который пользуется этой услугой? Давайте так: и с той, и с другой стороны. Что это за компания? Как правило, начинающая, может быть, вообще на грани со стартапом. И что за человек, который в это вкладывается? Портрет. Это средний класс, это тот же самый бизнесмен, но в качестве физического лица?

Алексей Петропольский: Смотрите, я сам по сути являюсь таким… инвестором.

Ольга Арсланова: А, вот портрет.

Петр Кузнецов: Инвестором, который не входит в управление компанией, которой он дает деньги, да?

Алексей Петропольский: Грубо говоря, у меня есть индивидуальный предприниматель. На нем 5 кофеек. Открытие одной кофейни мне обходится порядка миллиона рублей. Для того, чтобы взять эти деньги в банке, мне надо собрать миллион справок, поручителей, залогов. И в принципе взять эти деньги проблематично, потому что нет времени мне специально ходить и собирать документы. И потом там все еще получить отказ. И надо сказать, что процент по банковским кредитам – это тоже порядка 12-15% сейчас. А для микробизнеса и того выше может быть. А здесь появляется возможность за, грубо говоря, час получить такой микрозайм, которого мне, этого миллиона рублей, хватит, чтобы открыть новую точку. Я знаю, что в течение года она у меня отобьется. Следовательно, любые проценты, какие бы я ни уплатил, они для меня рентабельны. Для меня скорость получения денег гораздо более выгодна. Опять же, берем другую сторону. Тех, кто хочет инвестировать в мой бизнес. Они, конечно, не видят всех деталей, но банк, проводя скроллинг так называемый (анализ), видит, что компании более 3 лет, выручка постоянная, на расчетном счету всегда есть деньги, бизнес по сути белый. И риски, что я возьму лишний миллион рублей и завтра закроюсь, минимальны. Следовательно, система в автоматическом режиме выдает меня как надежного заемщика, который в высокой вероятности деньги вернет.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Алексей Петропольский, предприниматель, эксперт в сфере защиты интересов бизнеса, был у нас в эфире и рассказал подробней о новом инвестиционном инструменте, который вот-вот станет доступен всем, у кого есть деньги.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Гарантии и риски нового банковского продукта