Россияне устали

Гости
Михаил Хорс
психолог, кандидат психологических наук

Виталий Млечин: Россияне устали. Об этом ВЦИОМ заявили девять из десяти опрошенных. Главная причина – естественно, работа. Ну а что еще? Будем сейчас разбираться.

А сначала – вот эти результаты этого самого опроса. Итак, ежедневно чувствуют упадок сил 31% респондентов; несколько раз в неделю – 25%; несколько раз в месяц – 23%; никогда – лишь 7%. И еще 5% затруднились ответить.

Что бы вы ответили, если бы вам задали такой вопрос? Пожалуйста, напишите нам на короткий номер 5445 или расскажите, позвонив нам в прямой эфир: 8-800-22-00-14.

О чем все это говорит? Как противостоять усталости? Давайте разбираться. У нас в гостях Михаил Хорс, психолог и писатель. Михаил Анатольевич, здравствуйте.

Михаил Хорс: Здравствуйте, здравствуйте.

Виталий Млечин: Если бы вас спросили сотрудники ВЦИОМ, то что бы вы ответили?

Михаил Хорс: Вот так, чтобы прямо хроническая, постоянная усталость – ну, наверное, нет. Понятно, что все люди устают, но, скорее всего, те, кого опрашивали, сказали о своей хронической усталости. У меня такой нет.

Виталий Млечин: Вот! Как психолог скажите, пожалуйста, вот эта хроническая усталость – это физическое состояние или ментальное? Потому что мы все понимаем, что такое устать. Ну, пришли с работы вечером, устали. Легли спать – вроде бы утром проснулись, должны были бы уже отдохнуть за ночь.

Михаил Хорс: Вот! То есть у нас ведь, кроме тела, которое может уставать… А от чего устает тело? Оно устает от физической нагрузки и от ментальной нагрузки (то есть труд бывает еще и интеллектуальный), но если эта нагрузка не скомпенсирована сном и отдыхом. То есть если человек хронически недосыпает, недоедает, в отпуска не ездит, то тогда, наверное, он будет чувствовать хроническую усталость, но физическая усталость довольно быстро компенсируется. По последним исследованиям, если два-три дня человек отоспится по 12 часов, то уровень и серотонина, и кортизола приходит в норму, и человек чувствует себя отдохнувшим.

А вот если это не помогает, то есть если человек вроде бы и спит более или менее, вроде бы и кушает, да и в отпуска тоже ездит, а все равно чувствует себя вымотанным, обессиленным, опустошенным, выжатым, то тогда о чем это говорит? О том, что эта усталость – так называемая уже психическая, личностная усталость. И наша психика, наша личность тоже совершает работу. Какую? Эмоциональную.

То есть у нас есть два вида эмоций, две группы эмоций: положительные и отрицательные. Радость, воодушевление, чувство благодарности, чувство любви, дружбы и так далее – это положительный спектр. Ну и отрицательный, понятно: грусть, тревога, страх, чувство вины, стыда, недовольство, раздражение и так далее. И вот если у нас баланс хронический в пользу отрицательных эмоций, то наша нервная система перенапряжена и мы чувствуем вот ту самую хроническую усталость, которую сейчас, в принципе, модно называть словами «эмоциональное выгорание».

Виталий Млечин: Вот! Как это правильно диагностировать и как с этим бороться, самое главное, обсудим. Но сначала – небольшой сюжет. Наши корреспонденты спросили у людей на улицах, от чего они устают.

ОПРОС

Виталий Млечин: Интересная история! Как вы считаете, эта дама все-таки шутит немножко? Или действительно можно уставать от своих близких? Но тогда что-то не так все-таки?

Михаил Хорс: Ну нет, эта дама точно не шутит, там что-то такое у нее… Ну ладно, диагноз не буду ставить.

Но! Вот заметьте, те причины, которые люди называли, если не берем жару… Жара – это однозначно физическое тело устает.

Виталий Млечин: Жара точно пройдет, да.

Михаил Хорс: А вот все остальное? Работа, поведение мужа, мысли о будущем и так далее. Смотрите, как интересно. В каждое из этих обстоятельств мы можем привести двоих людей: один будет нервничать в этих обстоятельствах, а другой – нет. Вот на одной и той же работе обязательно будет человек, который будет спокойно делать свои дела какие-то, какие угодно, а другой будет переживать и нервничать. И вот второй будет уставать, а первый физически устанет, выспится и отдохнет.

Поэтому вот тут важно понимать, что мы привыкли считать причиной своих отрицательных эмоций (а значит – и стресса, и переутомления эмоционального) некие обстоятельства. А это не так. Мы устаем не из-за того, как ведут себя наши дети. Мы устаем не из-за того, как ведут себя наши начальники. Мы устаем не из-за того, как ведет себя наше правительство. Мы устаем из-за интерпретации всех этих ситуаций.

Виталий Млечин: Скажите, пожалуйста, вот эта разница между двумя людьми… Это, условно говоря, «слоном» родиться надо? То есть это врожденное? Или можно как-то влиять на это?

Михаил Хорс: Нет-нет. Во-первых, это, конечно, может прийти из семьи (а что это – чуть позже скажем), но это можно и воспитать в себе. А что воспитать? Ну, скажем так, толерантность к реальности, принятие реальности такой, какая она есть. Не в том смысле, чтобы сдаться и сказать: «Ну, вот так есть, я ничего поменять не могу». Нет.

Знаете, слово «принятие» сейчас во всех книжках, в том числе моей новой книжке «Ментальное здоровье от А от Я». Принятие – что это такое? Вот стакан. Если ты будешь говорить: «Это плохой стакан. Вот я тебя не возьму! Тебя не должно здесь стоять. Ты должен быть другим», – я его отрицаю, испытывая отрицательные эмоции, потому что он все равно стоит.

Виталий Млечин: Он сам точно не уйдет.

Михаил Хорс: Да. А если я его принял, то есть я взял и сказал: «Ну, стакан. Ну, хотелось бы бокал красивый. Ну хорошо. Все равно функцию свою он выполняет». То есть я его принял. А в большинстве случаев принять какую-то ситуацию – это дает возможность ее поменять в ту сторону, в которую мы хотим. Но отрицание ситуации вымораживает нас, выжимает из нас силы, и мы в итоге ее поменять-то не можем, потому что мы постоянно нервничаем.

Виталий Млечин: А себя-то можем поменять? Я вот к чему.

Михаил Хорс: Конечно.

Виталий Млечин: Если у нас внутри сидит вот это неприятие: «Ну не хочу стакан! Хочу бокал, и все тут!» Ну хорошо, один раз я его приму. Может быть, даже второй раз себя заставляю. Но это в целом меня поменяет? Или мне каждый раз придется себя превозмогать?

Михаил Хорс: Вот смотрите. Во-первых, люди меняются. Мы знаем, что, например, по тем же самым опросам молодежь эмоционально сейчас переживает гораздо больше, чем люди в возрасте, с большим опытом. Они уже так более рассудительные: «Ну, бывает. Ну, посмотрим, что дальше будет». Да?

Во-первых, люди меняются со временем. Но есть очень хорошая психологическая практика, которая заключается в том, чтобы провести анализ своих убеждений, являются ли они правильными, то есть правдивыми, или они ошибочные. «Вот опираюсь я на свои фантазии? Или я на объективные факты опираюсь?» Мнение, что стакана здесь стоять не должно – это моя фантазия, потому что вот он, стоит. И человек, который считает, не знаю: «Начальник не должен на меня кричать» или «Жена должна меня понимать», – он, по сути, если он верит в свои эти убеждения, как будто бы они правильные, он в итоге верит-то в фантазии, которые объективно нереальные.

Это если я сейчас поверю, что поверхность стола находится не вот здесь, а вот здесь, и скажу: «Поверхность обязательно должна быть здесь. И она должна быть вся такая красивая, не просто какое-то стекло». А потом я попытаюсь на эту веру в то, что не существует, опереться и встать – и что со мной произойдет? Я упаду. И мне будет больно. Я голову себе расшибу о реальность.

Виталий Млечин: Но если я все-таки не хочу, чтобы начальник на меня кричал?

Михаил Хорс: Не хочешь? Делай что-нибудь. Становись начальником сам или меняй работу, или договаривайся с этим начальником, читай книжки, как договариваться, как манипулировать другими людьми, вот это все. Но для действий нужно спокойствие, нужны силы, а мы их сжигаем на переживания: «Ай-ай-ай! Начальник на меня кричит».

Виталий Млечин: Но хочется, чтобы все само, конечно.

Михаил Хорс: Ну, само бывает только в волшебных сказках.

Виталий Млечин: Жалко, жалко!

Давайте послушаем Раю из Ингушетии. Рая, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Михаил Хорс: Добрый.

Зритель: Я бы насчет усталости сказала.

Виталий Млечин: Да, давайте.

Зритель: Я сейчас смотрю на нашу молодежь. Вот нас, например, учили по-другому: если я что-то делаю, когда я делаю это все с удовольствием, я, например, не устаю. Но идет молодой человек… Даже в своей семье я говорю один раз сделать, второй раз сделать. «Я устал». «Я не хочу». «Я потом». И целыми днями сидят в телефоне.

Виталий Млечин: Ну хорошо. А если ну не хочется этого делать? Ну а как же быть тогда? Как себя заставить?

Зритель: Ну а как не хочется? Например, в мое время было: надо – значит, надо.

Виталий Млечин: А, вот так.

Зритель: Меня учили так. И если любой человек будет знать, что он утром встал и ему это нужно сделать, он это сделает с удовольствием. Я так считаю.

Виталий Млечин: Интересная мысль! Спасибо, спасибо большое. Вот смотрите…

Михаил Хорс: Я прокомментирую, да?

Виталий Млечин: Да.

Михаил Хорс: На самом деле, действительно, наша молодежь сейчас довольно сильно переживает, но не потому, что она плохо воспитана, а потому, что, к сожалению, это мы…

Виталий Млечин: Она по-другому воспитана.

Михаил Хорс: По-другому. Это мы, взрослые, допустили, чтобы молодежь считала, что если она каким-то делом занимается (она – молодежь), то это дело обязательно должно приносить удовольствие. Понимаете? Вот без удовольствия… Это от всех интернет-гуру, от всех блогеров: «Получай удовольствие от того, что ты делаешь. Если ты удовольствия не получаешь, то ты успеха никогда не добьешься».

И вот молодежь наслушается этой ерунды и начинает какие-то дела делать: учеба, работа, бизнес. А там, оказывается, кроме удовольствия, есть еще рутина, проблемы, трудности. Удовольствие тоже есть, но просто оно не всеобъемлющее.

Виталий Млечин: Вся жизнь не состоит из удовольствия, да.

Михаил Хорс: Да. А ему же втолковали с детства: «Если ты без удовольствия – значит, ты очень плохой человек, слабый, неказистый и так далее». И вот они из-за этого переживают – из-за убеждения такого фантазийного, от завышенных ожиданий от своей деятельности. Понимаете?

И, конечно же, люди постарше попроще. Они знают, что бывает и без удовольствия, просто это не плохо. То есть «без удовольствия» и «плохо» – это разные вещи. А у молодежи, к сожалению, сейчас все больше и больше два этих фактора вместе сведены.

Виталий Млечин: А вот то, что наша зрительница сказала: «Я знаю, что надо. Значит, надо это сделать. Но я еще это и с удовольствием тогда буду делать». Это не является каким-то самообманом?

Михаил Хорс: Там надо смотреть, что она имела в виду, потому что есть такое понятие в консультировании психологическом «терминологический контракт» – что для человека конкретно значит «надо». Потому что если, например, ей скажут: «Иди и бей палкой, – не знаю, – собаку. Надо. Мы тебе за это денег заплатим», – скорее всего, она и не пойдет. Или, если уж так вышло, ударила, удовольствия не получит, да? Поэтому не все «надо», что принесет ей удовольствие.

Но суть здесь вот в чем. Опять же, какой сейчас… К сожалению, от одного из моих коллег, очень популярного, звучит вот это: «Ты никому ничего не должен. Делай только то, что ты хочешь, и не делай то, что надо – и тогда ты будешь счастлив». Опять же, молодежь начитается книжки этой, пойдет на работу, а там что-то ведь надо делать. Иногда надо, может быть, улыбнуться кому-то, кому не хочется. Иногда – промолчать, когда тебе что-то говорит начальник. Иногда – переработать. А ему в книжке написали: «Делай только то, что ты хочешь». И поэтому…

Опять, дело ведь не в ситуации, а в убеждениях человека. Вот когда человек надевает на себя корону и говорит: «Я знаю, что такое хорошо и что такое плохо. Я знаю, как должно быть. Я – Господь Бог», – говорит человек, вот тогда он, сталкиваясь с реальностью, где на самом деле не очень понятно, что хорошо и что плохо, по крайней мере в бытовых делах, и бывает не так, как ты хочешь, то вот тут он начинает страдать, потому что: «Как же так? Не так, как я хочу». А у него в голове, опять же, приравнены по смыслу два очень разных слова: «не так, как я хочу» и «плохо». То есть: «Все, что идет не так, как я хочу, – это плохо».

А это на самом деле не так. По-другому, чем ты хочешь, – это не плохо, а это иначе, по-другому. Ну бывает. Возьми и как-то под это подстройся, прими это и сделай из этого то, что ты хочешь – может быть, не на 100%, может быть, на 50%. Но, опять же, у многих людей сейчас с этими завышениями, с категоричными требованиями, у них так: «Если не на 100% – значит, это ноль. Если я не добился чего-то к 30 или 40 годам, что я планировал, вот не добился всего, что я планировал, – значит, я вообще ничего не добился». Это называется «когнитивная ошибка обесценивания».

Виталий Млечин: А это какое-то веяние нового времени или всегда так было в истории?

Михаил Хорс: Нет, это прямо какой-то накат, это прямо какое-то социальное программирование, которое идет, ну извините, с Запада. Как бы банально это сейчас ни звучало, но идет именно с Запада, мода на это: «Ты все можешь», «У тебя все получится», «Вселенная безгранична, пойди и возьми». А вот это все откуда пришло? Ну, это же такой инфантилизм. Это эти мотивационные ораторы, которые к нам раньше ездили и стадионы собирали, это они придумали. А к чему это приводит? К эйфории личностной. И вроде бы в ней очень классно живется…

Виталий Млечин: Поначалу, да.

Михаил Хорс: Поначалу. А потом в этой эйфории… Она же тоже нервную систему перенапрягает. Больше того, человек иногда сталкивается: «А здесь, оказывается, это я не могу. А вот сюда нельзя. А вот здесь не так, как я хочу». А ему же втолковали в голову, опять же: «Все можешь!» И на самом деле те же тренинги личностного роста… У меня целая программа есть по реабилитации участников тренингов личностного роста.

Виталий Млечин: Вот! Как с этого Олимпа слезть, чтобы не разбиться о землю?

Михаил Хорс: Тот самый прием, о котором я говорил: check-up своих убеждений, проверка своих убеждений на предмет того, они правильные или они не соответствуют реальности, а значит – ложные.

Виталий Млечин: А как же ты сам себе это скажешь?

Михаил Хорс: Ну о’кей. Мы открываем словарь Ожегова и смотрим, что такое «правда». Там будет написано: «Правда – это высказывание, соответствующее объективной реальности». Что такое «ложь»? «Ложь – это высказывание, не соответствующее объективной реальности». Или «ошибка», то же самое, да? И вот дальше мы берем свое высказывание, прямо на бумаге пишем: «Я все могу». И задаем себе вопрос: соответствует объективной реальности или нет?

Виталий Млечин: Это же надо такую работу все-таки произвести в своей голове.

Михаил Хорс: Ну, вообще говоря…

Виталий Млечин: Человеку же свойственно просто искать легкие ответы на сложные вопросы. «Я все могу, и точка», – как сейчас принято говорить.

Михаил Хорс: А вот не обобщайте. Не всем людям это свойственно. Это свойственно людям, но более инфантильно настроенным к реальности, к жизни, к себе самому. Есть более серьезные люди, более взрослые такие личности. Причем это не биологический возраст.

Виталий Млечин: Вы знаете, мне кажется (я могу ошибаться, поправьте, если это не так), что как раз люди, которые не ищут вот таких легких ответов, они уже эту работу просто проделали и поняли, что на самом деле, да, легких ответов на сложные вопросы не бывает. Но все же хотели бы, чтобы было так, как они хотят, и только так.

Михаил Хорс: На самом деле это странное желание, потому что, ну согласитесь, иногда в наших мыслях довольно жуткие какие-то «хотелки» возникают. Ну не знаю, поцарапал с кем-то человек в пробке машину, и иногда он скажет: «Да чтобы ты…» Да? Это же тоже желание. Хотите, чтобы вырвавшееся желание реализовалось?

Виталий Млечин: Но ты же об этом никогда не узнаешь на самом деле, даже если это произойдет. И как бы жить с чувством вины не придется.

Михаил Хорс: Ну хорошо. А иногда близкому мы говорим то же самое, да? «Да чтобы ты провалился!» Просто тоже важно понимать, что если все наши желания будут тут же реализовываться, то это будет кошмар.

Виталий Млечин: Ну хорошо, не все, но хотя бы некоторые. «Хочу, чтобы у меня было много денег», – например. Ну, каждый же хочет.

Михаил Хорс: Тогда, во-первых, определись, что такое «много». А во-вторых, дай себе время на это. То есть имей реалистичный взгляд на жизнь, опирайся на реальность. Если у тебя сейчас десять рублей, а ты хочешь десять миллионов, то как-то посчитай и скажи: «Я себе даю время на это».

Опять же, чтобы зарабатывать, нужны силы. Если ты будешь постоянно нервничать, что у тебя нет этих десять миллионов, ты свои силы… Ну, это биохимический процесс, там кортизол, он тебя измочалит. Поэтому, опять же, возьми десять, обопрись на эти десять рублей и скажу: «У меня они есть». Но ведь большинство людей, у которых есть, не знаю, десять рублей, а они хотят десять миллионов, они говорят: «У меня вообще нет денег» или «У меня мало денег». Но «мало денег» и «меньше, чем ты хочешь» – это разные вещи.

Вот если сказать правду: «У меня меньше денег, чем я планировал», – это правда. Если сказать: «У меня мало денег», – то объясните, что такое «мало», с чем вы сравниваете, почему десять миллионов – много, а один миллион или сто тысяч – это мало. Да?

Поэтому здесь важно вырабатывать в себе эту реалистичность. Поменьше… Нет, фантазировать, ставить цели – это все классно. Но считать, что цель обязана быть реализованной – это уже инфантилизм, потому что по правде, по факту она может быть реализована, может быть не реализована и может быть реализована частично.

Виталий Млечин: Ну а если не реализована – значит, не добился своей цели, значит, все-таки что-то не так сделал.

Михаил Хорс: Во-первых, каждый из этих вариантов не плохой, а он обычный. В нашей жизни что-то реализуется, а что-то – нет. Во-вторых, если… Вот вы говорите: «Значит, что-то не так сделал». А это исходя из какого убеждения вы так говорите? «Все зависит от меня в этой жизни». А это не так. Не все от вас зависит. Что-то еще от природы зависит, от погоды, от начальника, от правительства, от здоровья.

И вот если, опять же, брать на себя всю ответственность, то это приводит к нарушению ментального здоровья (извините, сошлюсь еще раз на свою книжку). И наоборот, если на себя вообще не брать никакой ответственности за свою жизнь, то это тоже нарушение ментального здоровья. А вот серединка всегда как раз здоровая.

Виталий Млечин: То есть, как всегда, истина где-то посередине?

Михаил Хорс: Да. А где это проверяется? Исключительно опытом. Практика – критерий истины. «Вот что я смогу – я посмотрю».

Виталий Млечин: Спасибо вам огромное. У нас в гостях был психолог и писатель Михаил Хорс. Мы говорили о том, что россияне устали. Пытались выяснить и, в общем, пришли к выводу о том, что все-таки ментальное здоровье даже важнее физического, вот это ощущение влияет сильно.