Российские зарплаты: где, сколько и как на это жить

Российские зарплаты: где, сколько и как на это жить | Программы | ОТР

К чему приводит колоссальное расслоение в доходах между регионами?

2020-10-06T14:58:00+03:00
Российские зарплаты: где, сколько и как на это жить
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Дмитрий Журавлев
генеральный директор Института региональных проблем, доцент Финансового университета
Владимир Климанов
директор Центра региональной политики РАНХиГС
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Денис Чижов: Мы вновь возвращаемся в эфир. Наши коллеги из «РИА Новости» сравнили доходы жителей 100 крупнейших российских городов. Первое место, разумеется, без сюрпризов, это Москва, на последнем – Шахты. Также учитывались расходы на продукты, одежду, мебель, транспорт, технику и отдых.

Ольга Арсланова: Итак, жители столицы, как опять же подсчитали экономисты, после уплаты налогов в среднем получают более 100 тысяч рублей в месяц, совершенно фантастические деньги для жителей очень многих российских регионов, а для Москвы вполне себе средняя зарплата. Следом идут Южно-Сахалинск и Салехард, тройка лидеров не изменилась с прошлого года. В середине списка Калуга и Саратов, там зарплаты в среднем 41 и 35 тысяч рублей, и этих денег хватает только на 2 минимальных потребнабора. Ну и замыкает рейтинг Махачкала со средней зарплатой в 29 тысяч рублей, и город Шахты, там еще меньше, 28,5 тысячи рублей, на эти деньги в регионе можно приобрести 1,5 минимальных набора.

Вот очень важный момент: сейчас речь идет о средних зарплатах в этих крупных российских городах, минимальные зарплаты здесь не указываются, но мы можем предположить...

Денис Чижов: Но и максимальные тоже.

Ольга Арсланова: Да, максимальные, куда уж там. Но мы можем предположить, что в Москве минимальные зарплаты совершенно не такие, как в Махачкале или Шахтах, то есть даже минимальная зарплата в Москве может быть, например, средней или максимальной для какого-то российского региона, и это многим кажется несправедливым.

Денис Чижов: Ну и опять же статистика еще всегда отличается от реальной жизни, мы убеждались не раз в наших эфирах...

Ольга Арсланова: Об этом и речь.

Денис Чижов: Вот если декларируют, сколько там, больше 100 тысяч в Москве, то если мы сейчас зададим вопрос нашим телезрителям не только из Москвы...

Ольга Арсланова: Москвичам, кстати.

Денис Чижов: Не только москвичи, пишите, пожалуйста.

Ольга Арсланова: Даже москвичи.

Денис Чижов: Но и в том числе. Давайте, напишите нам, ваша зарплата сейчас какова, цифру просто отправляйте.

Ольга Арсланова: Да, и напишите, кем вы работаете, чтобы мы понимали.

Денис Чижов: Да, например, странно будет, если, например, 200 тысяч рублей будет получать, не знаю, уборщик, например.

Ольга Арсланова: А ты, кстати говоря, много людей знаешь в Москве, которые получают меньше 100 тысяч рублей? Я знаю много.

Денис Чижов: Ну, я, честно говоря, с таким вопросом не обращаюсь к знакомым почему-то, нет, я считаю это стыдным вопросом. Нет, я не спрашиваю.

Ольга Арсланова: Они сами рассказывают.

Денис Чижов: Но выглядят они где-то так, да, на такую сумму.

Ольга Арсланова: То есть насколько вообще этим данным можно верить? Насколько они соответствуют реальности? Какая реальная зарплата у вас? На что вам ее хватает? Позвоните, расскажите, как вы на эти деньги живете. Это тема для нашей беседы по телефону, короткие ответы на вопрос на SMS-портал. Не забывайте, что у нас есть сайт otr-online.ru, там можно друг с другом в чате общаться и писать в эфир оттуда тоже.

Денис Чижов: Ну а к нам присоединяется Дмитрий Журавлев, генеральный директор Института региональных проблем. Дмитрий Анатольевич, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Денис Чижов: Скажите... Дмитрий Анатольевич?

Ольга Арсланова: Видим.

Денис Чижов: Видим вас, слышим ли мы вас?

Ольга Арсланова: Нет, не слышим.

Дмитрий Журавлев: Еще нет.

Ольга Арсланова: Вот, все хорошо.

Денис Чижов: Вот теперь слышим.

Скажите, пожалуйста, вот мы посмотрели эти цифры, в принципе от года к году они не меняются, вот это вот расслоение. К чему приводит такое расслоение в доходах между регионами, ну колоссальное, на мой взгляд, если брать Москву и Шахты?

Дмитрий Журавлев: Вы знаете, меня некоторые цифры из этого исследования удивили...

Денис Чижов: Так. Какие именно?

Дмитрий Журавлев: ...потому что мне сложно представить себе, что на Сахалине цены такие, что зарплата превышает минимальный набор в 4 раза. На Сахалине цены очень высокие, ну понятно, остров, сложный для доставки товаров, замкнутое пространство, поэтому вот здесь у меня возникли некоторые сомнения. А в целом, ну что ж, действительно, разрыв огромный, потому что понятно, что вся экономика стремится к центру, платят налоги в центре, зарплаты платят тоже в центре. И понятно, что в нефтяной или газовой компании зарплаты будут выше, чем, не знаю, в средней школе, и там, где нефтяные и газовые компании есть, там можно хорошие, высокие зарплаты предлагать. Собственно, тот же Сахалин – это же тоже нефть в первую очередь, да?

А вот к чему это приводит... К двум вещам. Во-первых, к недоверию по отношению к богатым регионам со стороны жителей бедных, не регионов самих, а их жителей, а во-вторых, в действительности к довольно сложным социальным отношениям внутри самих богатых регионов, потому что, как известно, средняя температура по больнице 36,6. Очень... Я слышал начало вашего разговора, очень многие действительно живут, получают эту среднюю зарплату, в том числе и в Москве, но есть очень много людей, которые получают меньше. И естественно, слыша цифры о средней зарплате, у них возникает много-много разных вопросов.

Причем в Москве это даже в меньшей степени, чем в других регионах, потому что Москва в силу своего богатства занимается поддержкой бедной части населения, всевозможные социальные выплаты, повышенные пенсии и так далее. А вот в других регионах, которые находятся в первой группе, в них вопросов очень много, потому что обычно средняя как? – один человек получает миллион в месяц, другие значительно меньше, в среднем получается 80 тысяч на каждого, да? И вот это создает, может быть, даже бо́льшие проблемы, чем межрегиональные противоречия.

Ольга Арсланова: Вот какой вопрос. Тут все зарплаты вот эти средние сравниваются с неким минимальным набором, у кого-то 2 минимальных набора, москвичи могут разжиться, я не знаю, у них 10 этих минимальных наборов. Насколько это вообще репрезентативная штука? Что в этом наборе? Реально ли можно на него прожить, на один или даже на два? И по факту эти 10 наборов в Москве повышают ли качество жизни москвича настолько, чтобы мы вот этот разрыв в зарплатах могли бы понять? Или все-таки зарплата не так важна, в качество жизни, в потребнабор разные вещи включаются?

Дмитрий Журавлев: Нет, зарплата, согласитесь, когда мы с вами приходим домой, зарплата для нас очень важна.

Ольга Арсланова: Но тем не менее в Москве аренда жилья несопоставимо дороже, продукты дороже.

Дмитрий Журавлев: Аренда жилья несопоставимо дороже...

Ольга Арсланова: То есть что это за потребнабор? Почему он один и тот же для страны?

Дмитрий Журавлев: Нет, там же весь смысл именно в этом, что считается цена списка по каждому региону.

Ольга Арсланова: Ага.

Дмитрий Журавлев: Не единый по всей стране, потому что, если бы единый по всей стране, наш разговор можно было бы заканчивать, потому что не о чем говорить.

Ольга Арсланова: Так, по регионам.

Дмитрий Журавлев: По регионам. Но там есть свои тонкости. Я не знаю, как конкретно считали авторы вот этого исследования, но ведь все зависит от того, не какие виды товаров вы рассматриваете, а какие конкретные марки товаров. Потому что, простите, вот я не курю, но я понимаю, что сигареты бывают очень дешевые и очень дорогие. Ну, не берем очень дорогие...

Ольга Арсланова: И то, и то сигареты, можно курить.

Дмитрий Журавлев: И то, и то сигареты. А еще может быть сорт сигарет, который давно из употребления вышел, на него цены, естественно, вообще не растут, поскольку он не продается, вот. Поэтому здесь очень штука тонкая подсчета этой корзины – не по количеству предметов, там, по-моему, что-то около 120 позиций, и они охватывают все. Ну вот насколько точно можно определить, что туда вкладывать, а там же не только материальные потребности, там и отдых – а какой где отдых? Как оценить рыбалку на соседнем ручье и как сравнить ее с наличием номера люкс в хорошем отеле где-нибудь, я не знаю, в Крыму или за границей? Все, и то, и то отдых, да, и суммы у нас с вами получатся совершенно разные.

Может быть, с этим связано то, что на Сахалине коэффициент 4, который, я говорю, меня очень удивил, мне кажется, что там цены настолько высокие, что, имея зарплату меньше, чем в Москве, иметь коэффициент почти сопоставимый с московским будет довольно сложно, так вежливо говоря, потому что цены там, по-моему, даже выше, чем в Москве. Но все зависит от того, какие наименования, какие марки товаров вы включите в этот список.

Денис Чижов: Дмитрий Анатольевич, скажите, вот вы начали говорить, на что влияет расслоение в доходах, но почему-то даже не сказали ни слова про миграцию. Расслоение в доходах между регионами, разумеется, влияет на миграцию, но вот как-то мы слышим, конечно, что все в Москву едут, но чтобы...

Ольга Арсланова: Вот наш главный вектор.

Денис Чижов: ...но чтобы вот на Сахалин, кто еще в первом списке...

Ольга Арсланова: Салехард.

Денис Чижов: Да, Салехард в первом списке...

Дмитрий Журавлев: Даже если случится невероятное и в Москве доходы будут равны доходам, не знаю, в Пензе, миграция все равно будет, потому что это не столько экономика, сколько культура.

Денис Чижов: Так.

Дмитрий Журавлев: Вот как три сестры кричали «В Москву, в Москву!», так это вбито у нас в подсознание. Как люди в советское время уезжали из совхозов-миллионеров в города просто потому, что это город, а не совхоз, какие бы там ни были дома, какой бы там ни был асфальт, точно так и сейчас, все равно едут в Москву. Разница в доходах помогает в чем? Если семью оставить на старом месте, а зарплату получать на новом месте, то это даст очень приличную прибавку, потому что тратить ты будешь как в Пензе, а получать как в Москве. Собственно, на этом же построена межгосударственная миграция, почему жители Центральной Азии едут к нам? – не потому, что они нас очень любят, а просто потому, что у них жить дешевле, а зарплаты меньше.

Ольга Арсланова: Понятно.

Давайте пример живой обсудим прямо сейчас, у нас на связи Александр из Краснодарского края. Александр готов на всю страну рассказать о своей зарплате, между прочим. Здравствуйте, Александр, вы в эфире.

Денис Чижов: Так.

Зритель: Алло?

Ольга Арсланова: Слушаем.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Зритель: Ну вот хотелось сказать, какие зарплаты у нас по Краснодарскому краю.

Ольга Арсланова: Ага. Да-да, слушаем, рассказывайте.

Зритель: Я в глубинке, сельская местность, зарплата 13 тысяч рублей.

Денис Чижов: Это на какой позиции?

Зритель: Должность?

Денис Чижов: Да, должность.

Зритель: Контролер.

Ольга Арсланова: Контролер получает 13 тысяч в месяц?

Зритель: Тринадцать тысяч. Не могу ничего себе позволить, даже в плане купить себе одежду или что-то. Чисто вот выживаем, питание и так далее.

Ольга Арсланова: Александр, а у вас не было мысли переехать? Я так понимаю, вы же где-то в области, ну хотя бы в Краснодар, может быть, там повыше зарплаты, я не знаю? Какую-то другую профессию освоить?

Зритель: Ну и как в Краснодаре? Ни жилья, ничего. Снимать жилье и отдавать все за жилье?

Ольга Арсланова: То есть вы не готовы уезжать даже с такой зарплаты?

Зритель: Нет, как бы переезд меня не удовлетворяет. А вот в сельской местности у нас работы нет, хватаешься за любую работу. Ну вот чисто выживаем.

Ольга Арсланова: Спасибо, спасибо за ваш рассказ. Еще несколько сообщений.

Денис Чижов: Ну вот еще цифры, да, хотел тоже цифры привести. Петрозаводск: «Сторож, 19 тысяч рублей». Сахалинская область: «Начальник отдела, 50 тысяч».

Ольга Арсланова: Начальник отдела! Ну то есть все-таки на Сахалине не такие уж высокие зарплаты, 50 тысяч рублей начальник отдела.

Денис Чижов: Ну, получается. Но опять же написано «область», непонятно, какой именно город. Пермь: «Оператор по добыче нефти, 35 тысяч рублей».

Ольга Арсланова: Опять же нефтянка, а вот не самые высокие. Смотри, Ульяновская область: «У нас средняя зарплата есть в 10 тысяч, 28 нет ни у кого». «У всех моих знакомых, – пишет нам зритель из Саратовской области, – нет ни у кого зарплаты даже в 35 тысяч рублей».

Денис Чижов: Ага. Дмитрий Анатольевич, а вот цифры, которые вы увидели, это похоже на правду, вот эти вот зарплаты средние?

Дмитрий Журавлев: Вы понимаете, вопрос средней зарплаты, мы с этого начали, – это вопрос средней температуры по больнице.

Денис Чижов: Ну то есть средние, да, все соответствует, просто расслоение большое, понятно.

Дмитрий Журавлев: Соответствует... Ну вот я же говорю, меня немножко удивил Сахалин, у меня здесь концы с концами не сошлись, а в остальном соответствует. Просто вот все, что говорят наши зрители, доказывает, что средняя зарплата – это не тот показатель, который хоть как-то реально отражает ситуацию, да? Потому что если у вас 200 человек получают очень много, а многие тысячи получают очень мало, то средняя получится вполне приличная.

Ольга Арсланова: Но все-таки вот мы когда слышим... Это, конечно, ужасно, когда зарплата 13 тысяч рублей, зарплата, вот нам пишут «охранник 7 500» и так далее. Да, мы понимаем, что это очень низкие зарплаты, но мы понимаем, что, вероятно, это те профессии, которые может выполнять практически любой, это низкоквалифицированные профессии, и вот эта зарплата показывает то, что они и в конкретном регионе, и в рамках страны, наверное, не очень уже нужны.

Дмитрий Журавлев: Понимаете, это немножко опасный подход.

Ольга Арсланова: Нет?

Дмитрий Журавлев: Объясню, почему.

Ольга Арсланова: Это не так, вы хотите сказать?

Дмитрий Журавлев: Во-первых, у нас с вами заведующие отделом оказались тоже небогатыми людьми, да?

Ольга Арсланова: Это правда, да.

Дмитрий Журавлев: Во-вторых, кому не нужны? С точки зрения Виктора Степановича Черномырдина покойного, наше дело – труба.

Ольга Арсланова: Да.

Дмитрий Журавлев: То есть зарплату надо платить только нефтяникам, газовикам и тем, кто это обеспечивает.

Ольга Арсланова: Чиновникам можно еще.

Дмитрий Журавлев: С этой точки зрения мы все никому не нужны, понимаете, и вы, и я.

Ольга Арсланова: Да, совершенно верно, о том и речь. Вот почему, как нам пишут, у чиновников высокие зарплаты, значит, они, видимо, востребованы обществом, их труд оценивается, а простые люди, их труд не оценивается.

Дмитрий Журавлев: Понимаете, у чиновников высокие зарплаты, потому что чиновникам зарплаты назначают чиновники.

Ольга Арсланова: Интересно, да, но так и есть.

Дмитрий Журавлев: Очень простая вещь, поэтому у депутатов, чиновников очень высокие зарплаты, кто сам себе назначает. Тем же гражданам, упаси бог, я не хочу их обидеть, сказать что-то плохое, если им сказать: «Ребята, назначайте себе зарплаты сами», – я думаю, что увеличатся зарплаты у всех.

Денис Чижов: Осталось найти источник только финансирования этих желаний.

Дмитрий Журавлев: Краски хватит, вопрос, что дальше будет, понимаете, когда вы с этими деньгами в магазин придете. Я тут на одном эфире спорил с экономистом, который говорил, что надо людям деньги раздавать. Я, кстати, в принципе тоже «за», но если их просто раздавать и не контролировать торговлю товарами, то толку не будет, будет как раз сахалинский вариант, когда большие зарплаты и большие цены, просто Сахалином станет вся страна.

Ольга Арсланова: Ну вот смотрите, Москва так как административный, политический центр, финансовый центр, центр притяжения, нефтяные регионы, регионы-доноры, все остальное в той или иной степени запустения. А какие еще источники могли бы действительно зарплаты поднять? Ну понятно, вот нам звонили из Краснодарского края, что там можно организовать в Краснодарском крае где-нибудь в глубинке, для того чтобы зарплата была не 13 тысяч рублей?

Дмитрий Журавлев: В глубинке Краснодарского края можно организовать производство сельскохозяйственной продукции.

Ольга Арсланова: Так.

Дмитрий Журавлев: Пока мы организуем только производство зерна как экспортного товара, мы очень любим экспортные товары.

Ольга Арсланова: Ага.

Дмитрий Журавлев: Вот зерно экспортировать легко, на него всегда спрос есть, мы занимаемся зерном. Если мы будем заниматься другими отраслями (мы ими занимаемся, но очень медленно), тогда у нас больше рабочих рук будет нужно, потому что для того, чтобы зерном заниматься, не нужно много людей, да? Во-вторых, бесспорно, нужно развивать промышленное производство, но это, конечно, не Краснодарский край, потому что на такой земле заводы строить не очень прилично. Но вот там, где земля похуже, надо заниматься производством, только очень современным производством, потому что, если производительность труда будет низкая, зарплата в любом случае будет низкая.

Денис Чижов: Дмитрий Анатольевич, а это какие регионы?

Дмитрий Журавлев: Ну, тот же Урал.

Денис Чижов: Так.

Дмитрий Журавлев: Тот же западный край, который у нас, на мой взгляд, может быть, со мной многие не согласятся, находится в жутком запустении, я имею в виду центр, Смоленская область, а там высококвалифицированные кадры еще не все вымерли, там традиционно промышленные регионы на западе страны, там, извините, рядом западная граница, то есть там условия есть. Там может не хватать на это денег, но деньги-то в стране есть, вот здесь нужно посмотреть, чтобы они с пользой использовались, извините за плохой каламбур.

Рабочие места нужны, об этом, собственно, по сути уже говорено-переговорено, даже включая руководителей страны, что нужны высококвалифицированные, высокорентабельные рабочие места, высокооплачиваемые, да? Но они же сами не заведутся. Вот низкооплачиваемые места могут завестись сами, кто-то там сел, подумал и решил, не знаю, яму копать, а потом эту яму продать кому-нибудь, например, под бассейн, да? Тут он наймет много низкоквалифицированных людей, они ему яму выкопают. Но высококвалифицированное производство само не появляется, его создавать надо.

Ольга Арсланова: А создавать, мы так понимаем, должно в основном государство, то есть это опять бюджетная сфера. А кто еще? Либо некие инвесторы, которые должны быть заинтересованы в том, что будут правила игры кристально чистыми, честными, видеть свой результат вдолгую.

Дмитрий Журавлев: Не так ярко, не так предельно. Вы понимаете, инвесторов в мире в действительности много, это наша российская иллюзия, что...

Ольга Арсланова: А где они в России-то тогда, если их много?

Дмитрий Журавлев: Я специально выезжал, в смысле по приглашению, выезжал на Запад до 2014 года с одной-единственной целью лекции «Инвестиции в российские регионы». Зал был полон, я вас уверяю, ко мне подходили люди и говорили: «Вот у меня есть 2 миллиона долларов, я очень бы хотел инвестировать их в российскую экономику». И понятно, почему, – потому что с капиталом в 2 миллиона долларов на Западе делать нечего, ты никто и звать тебя никак, кафе можешь открыть, а у нас 2 миллиона долларов в глубинке – это мощный инвестиционный прорыв. И они, естественно, очень хотят, потому что здесь они будут хозяевами своего бизнеса, а дома они будут «поди, принеси, выйди вон».

Но таких вот средних инвесторов пасти надо, это же не гигантские концерны с юридическими службами, с собственными лоббистскими структурами, а это люди, которых надо встречать, водить за руку, заниматься этим. У нас, кстати, одно время были вот эти корпорации развития, куда они потом подевались, не знаю, которые должны были этим заниматься, но вот сейчас как-то эта тема оказалась забытой, работают эти корпорации или не работают, когда-то они были, да? Вот инвесторы-то найдутся, если их специально искать, а не ждать, пока они к тебе придут.

Денис Чижов: Дмитрий Анатольевич...

Дмитрий Журавлев: И они могут и технологии принести, эти инвесторы, не просто деньги.

Денис Чижов: Вы вот сказали, что нужно, чтобы государство создавало какие-то предприятия и так далее, рабочие места. Но мы постоянно слышим в новостях, что вроде бы вот там какой-то то ли завод построили, то ли открыли. Неужели это не делается в достаточных объемах?

Дмитрий Журавлев: Нет, вот ваше ключевое слово «в достаточном количестве».

Денис Чижов: Так, то есть нет, недостаточно?

Дмитрий Журавлев: Это, конечно же, делается, но, если бы этого было достаточно, нам сегодня было бы нечего обсуждать, потому что зарплаты были бы выше по стране. То есть если бы были высокорентабельные производства, то на них бы платили высокие зарплаты.

Ольга Арсланова: А чего бы и нет в таком случае, да.

Дмитрий Журавлев: Да. Просто, понимаете, если у вас высокорентабельное производство, то вы очень заинтересованы, чтобы специалист, который у вас работал, от вас не сбежал. Если у вас низкотехнологичное производство, то заменить одного землекопа другим дело несложное.

Денис Чижов: Спасибо большое, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Дмитрий Журавлев был с нами на связи, гендиректор Института региональных проблем, говорили о зарплатах.

Продолжаем это делать, читаем ваши сообщения. «Зарплаты продавцов и кассиров в Томской области от 15 до максимум 22 тысяч рублей, при этом 195 часов рабочих в месяц», – нам пишут. Краснодар: «Менеджер Сбербанка зарабатывает 35 тысяч, на это получается только выживать. Но если от города отъехать на 10 километров, зарплата ниже наполовину». И Орск: «Нефтепереработка, машинист установки, зарплата 22–23 тысячи рублей».

Денис Чижов: Ну а в Псковской области ситуацию нам обрисует Вячеслав, наш телезритель, работает электриком. Вячеслав, вы нас слышите?

Ольга Арсланова: Да, добрый день.

Зритель: Да-да-да.

Денис Чижов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну что, как у вас ситуация с работой?

Зритель: Ну как, работы много, как говорится...

Денис Чижов: А зарплаты много?

Зритель: Ну как? В среднем уровень зарплат держится по области. То есть я живу не в центре области, а в таком провинциальном городке.

Денис Чижов: Вячеслав, ну вот говорят, что хороший электрик на вес золота, вроде бы как вообще вы, электрики, если действительно вы хорошо работаете, то там что-то сделал, там подкрутил, проводку сделал и неплохо зарабатываете, это так?

Зритель: Ну как это, в районе Москвы или где-нибудь..., тогда да, спору нет.

Денис Чижов: Да нет, почему, не только в Москве.

Ольга Арсланова: Подкручивать везде можно, что ж мешает.

Зритель: Ну если пенсионер, у которого 14 тысяч зарплата, я не могу с него взять 10 тысяч, допустим, за свои услуги.

Ольга Арсланова: Ну понятно.

Денис Чижов: У вас такой социальный подход, таких электриков нужно поискать.

Зритель: Ну как не социальный подход, мы живем как бы в одном месте, поэтому мы как бы... Просто... Дмитрий больше на связь с нами не выйдет, я хотел спросить, какая у него зарплата.

Ольга Арсланова: Какая зарплата у нашего эксперта, у Дмитрия Журавлева?

Зритель: Да-да-да.

Денис Чижов: Ну вот он уже отключился, он предчувствовал этот вопрос...

Ольга Арсланова: Какая незадача!

Денис Чижов: Предчувствовал этот вопрос и вовремя отключился.

Зритель: Поэтому он ушел из эфира заранее?

Ольга Арсланова: Ладно, мы у следующих наших экспертов спросим.

Зритель: Просто такие сказки рассказывают, что где-то там в глубинке живут какие-то грустные люди, которые не хотят ничего делать... Мы бы с удовольствием делали, но... из-за границы нам помогут. Ну да, они бы помогли, но только препоны наши российские...

Ольга Арсланова: Ага, понятно, спасибо.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Вот смотрите, из Москвы нам пишут, мой вопрос был...

Денис Чижов: Так, ответ пришел.

Ольга Арсланова: ...действительно ли в Москве зарплата 100 тысяч норма, или в основном все-таки меньше люди получают: «Сын работает в Metro Cash & Carry в Москве, сотрудник молочного отдела, 31 тысяча рублей (в Москве, обратите внимание). Старший сын в Саратове отделочник, работы нет, но все время кидают на деньги, с трудом 10 тысяч рублей». В общем, обманывают во всем и статистика обманывает, считает наш зритель.

Денис Чижов: Ну а сколько же денег нужно в месяц, чтобы достойно жить в вашем городе? Давайте узнаем из нашего сюжета.

ОПРОС

Денис Чижов: Ну вообще большая разница, конечно, всегда между ответами на вопрос, сколько нужно человеку и сколько он хочет, сколько по факту нужно и сколько хочет, эти цифры всегда кардинально разные.

Попробуем узнать, как же найти истинную, правильную цифру, у Алексея Коренева, это аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Коренев: Добрый день.

Денис Чижов: Скажите, пожалуйста, а вот действительно, можно как-то в регионе... Потому что я, допустим, прожиточный минимум, этим цифрам доверять, ну хорошо, назвали цифру, но по факту прожить на нее невозможно и люди действительно жалуются. Например, прожиточный минимум 10 тысяч рублей, человек говорит, что ему для счастья нужно 50. Ну а реально, чтобы можно было прожить, как эту цифру просчитать среднюю по региону какому-то отдельно взятому?

Алексей Коренев: Ну вы знаете, регион от региона, конечно, сильно отличается, потому что, как вы уже обсуждали, Сахалин, Магадан, Камчатка...

Денис Чижов: Ну вот один какой-то взять если регион.

Алексей Коренев: Если брать регионы Центральной России, то средние зарплаты... Вообще говоря, очень раздражает этот постоянный возврат к неким зарплатам, нам постоянно хвастаются, что они сумасшедшие, и в Москве насчитывают от 80 до 120 тысяч...

Ольга Арсланова: Ага.

Алексей Коренев: Это чушь, потому что получается, что у меня зарплата далеко ниже средней по Москве.

Ольга Арсланова: Ага.

Алексей Коренев: Есть такое понятие, как медианная зарплата, то есть зарплата, относительно которой равное количество получают больше и меньше, и она порядка 34 с небольшим тысяч. И есть модальная зарплата, это та зарплата, которую получает большинство населения страны, то есть самая распространенная в стране зарплата. Так вот модальная зарплата немногим более 23 тысяч сейчас. Считайте это примерно то, что получает средний россиянин, живущий в центральной части России, в Псковской области, Новгородской, Нижегородской, Тверской и так далее, вот те самые 23,5 тысячи – это то, на что выживает большинство россиян.

Разговоры о том, что в Москве, Санкт-Петербурге и на Крайнем Севере зарплаты сумасшедшие... Крайний Север оставим в покое, там тяжелые условия труда, там люди работают вахтовым методом, почти все время зима, 11 месяцев, там есть за что платить и цены сумасшедшие, ну понимаете, чтобы привезти туда помидоры или фрукты, это они золотыми становятся. А вот средние зарплаты по Москве и Петербургу выползают по одной простой причине – именно потому, что считают средние. А надо иметь в виду, что и в Москве, и в Санкт-Петербурге находится огромное количество офисов очень крупных компаний, в том числе госкомпаний, где менеджеры получают очень приличные зарплаты. В Петербурге это «Газпром» и огромное количество дочерних компаний «Газпрома», в Москве это Сбербанк, «ВТБ», «Роснефть» и так далее, и все эти компании обладают огромным штатом, где очень неплохие зарплаты.

В результате средняя по Москве получается действительно, я не знаю, сколько насчитывают, то 80, то 100, то 120 даже насчитывают, а реальная зарплата москвича, на мой взгляд, порядка 30 тысяч, а в регионах 15–20, и люди уже довольны, а если у человека 25, в регионе это считается, в небольшом каком-нибудь городке это считается очень приличной зарплатой. Поэтому, конечно, вопрос о том, сколько нужно, чтобы прожить, вопрос упирается еще в запросы. Тут порадовала девушка, которая напомнила, что «Быть можно дельным человеком И думать о красе ногтей».

Денис Чижов: «О красе ногтей».

Ольга Арсланова: Мы тоже обратили на это внимание, да.

Алексей Коренев: Да, значит, она тратит часть зарплаты на ногти, и это радует, потому что, видите, у человека как бы вот один из базовых жизненных запросов уже покрывается той зарплатой, что есть. А кому-то нужен бассейн, ремонт, несколько раз в году слетать за рубеж, и им и 200 тысяч на семью будет мало. Вопрос в том, насколько адекватны запросы нашим российским реалиям.

Надо отдать должное, Россия страна небогатая, как я уже говорил на предыдущем эфире, у нас почти четверть населения не имеют отапливаемых туалетов, а мы считаем себя великой державой и пытаемся соревноваться в части вооружений. Туалеты нам строить нужно теплые, дома нормальные, газ провести наконец-то, «Газпром» одна из крупнейших компаний в стране, одна из крупнейших, а газифицировать страну не можем, потому что газ мы отправляем за рубеж, но не россиянам, приоритеты-то вот здесь.

Поэтому если говорить о запросах нормальной семьи, которой нужно платить за аренду жилья, ну или выплачивать ипотеку, это тяжелее, конечно, для того чтобы платить ипотеку, нужно зарабатывать ну тысяч 50 в регионе и тысяч 70–80 в Москве. Для того чтобы жить в арендуемом жилье и содержать более-менее семью, чтобы хватало на образование, лечение, одежду, питание, «коммуналку» и раз в году съездить на море скромненько, как бы без излишеств, то порядка 30–35 тысяч, эта цифра была бы, в общем-то, достаточно, скажем так, разумной для большинства. Но она близка как раз к той самой медианной зарплате, а мы возвращаемся к тому, что большинство-то россиян получают модальную, то есть 23 с копейками, чего явно не хватает.

Ольга Арсланова: Алексей Львович, понимаете, вот какая история с Россией? Уж очень мы парадоксальные: мы и бедная страна, и страна богатая. Если, например, взять какую-нибудь ну такую же тоже сырьевую отчасти Нигерию, ну мы понимаем, что в целом бедная страна. Более-менее обеспеченную Восточную Европу, тоже примерно средний уровень, да, есть разница между столицами и другими городами, но не настолько. Ну, с западными вообще все понятно, там даже на рабочих специальностях люди прилично зарабатывают. Почему в России такой колоссальный разрыв, который виден просто, когда ты приезжаешь в Москву и потом отъезжаешь на 150–200 километров? Ну вот нет такого же нигде больше.

Алексей Коренев: Не работает у нас, реально не работает программа развития регионов. У нас не идут инвестиции в регионы, регион не будет развиваться без инвестиций. А для того чтобы туда инвестиции пошли, там должен быть хороший бизнес-климат, там должна быть инвестиционная привлекательность, там должны быть прозрачные и четко работающие законы, причем непреложные для всех. Попробуйте пойти в регион со своим бизнесом: если вы крупный федеральный ретейлер, вы можете зайти в регион; если вы некрупный предприниматель, зайти в чужой регион будет очень сложно.

У нас две проблемы, как я уже сказал. Первое – у нас все упирается в две столицы, где расположены основные офисы компаний, которые добывают нефть в Сибири, а расположены в Москве и в Петербурге и налоги платят, естественно, здесь. И вторая проблема – это проблема малого и среднего предпринимательства, потому что именно эти направления являются основой любой экономики. И вот мы на прошлой передаче с вами обсуждали, я эти цифры говорил под самый конец, не знаю, успел ли я тогда под обрез, но у нас в 1998 году, когда у нас был кризис, доля госпредприятий была 25%, в 2008 году 40–45%, в 2013 году мы перешли..., это считается пределом, когда доля госпредприятий более 50%, экономика становится неэффективной. У нас сейчас доля госпредприятий порядка 70%, имеются в виду непосредственно госпредприятия и частные предприятия, которые фактически управляются решениями государственными.

Доля государства 70%, и, естественно, государству неинтересно заниматься, условно говоря, ни мелким фермерством, ни какими-то там, обувь шить или что-то, государству интересно качать нефть, продавать лес, продавать газ, добывать металлы и так далее. Был бы развит хорошо малый и средний бизнес, у нас бы получили толчок предприятия, скажем так, производящие высокую добавленную стоимость, то есть предприятия обрабатывающей промышленности, предприятия глубокой переработки и так далее, то есть то, что нам необходимо, для того чтобы слезть с сырьевой иглы. Потому что, если мы посмотрим, сырьевое проклятие действует не на всех. Вот да, Венесуэла, самые большие запасы нефти в мире, 30 лет назад самая богатая страна в регионе была, сейчас самая бедная страна в Южной Америке.

Ольга Арсланова: Понятно.

Алексей Коренев: У нас нефти немерено, живем бедно. Норвегия – огромное количество нефти и газа, они все продают, они сами не используют, они используют исключительно возобновляемые источники энергии, на 97,5%, живут богаче всех, а за счет продажи энергоресурсов создают колоссальные резервные фонды, за счет которых развивают внутреннее производство.

Ольга Арсланова: Понятно. Но тут, знаете, такое ощущение, что все-таки сырьевое проклятье только на большие страны действует, судя по вашему списку. Спасибо вам. Алексей Коренев был с нами на связи.

Денис Чижов: Теперь к нам на связь выходит Владимир Климанов, директор Центра региональной политики РАНХиГС. Владимир Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Владимир Климанов: Добрый день.

Денис Чижов: Вы посмотрели на рейтинг, составленный «РИА Новости»?

Владимир Климанов: Да, конечно. Я вполне доверяю этому агентству в части тех цифр, которые они привели.

Денис Чижов: Цифры похожи на правду, по вашему мнению, да?

Владимир Климанов: Ну, на мой взгляд, да, они отражают реальную картину. Вот тут была дискуссия о том, что таких нет средних зарплат ни в Москве, ни в других регионах, – это дело статистического учета. То есть если формально такие данные отражаются, значит, они есть, понимаете? А дальше мы должны уже обсуждать. Да, действительно, в Москве есть очень высокая доля, как сказать, высокооплачиваемых специалистов, которые и составляют, и тянут эту среднюю выше, чем она кажется простому жителю Москвы, и то же самое для других регионов. То есть есть разные возможности расчета, но это средние зарплаты, которые рассчитываются как общий зарплатный фонд, деленный на просто число работников.

Денис Чижов: Да. Владимир Викторович, так куда же все-таки россияне в итоге едут зарабатывать, кроме Москвы? Наш эксперт сказал, что, кстати, даже не зарабатывать сюда едут, в Москву, а за культурным развитием. Куда едут зарабатывать в результате низких зарплат? Например, Шахты, там сколько, 20?

Ольга Арсланова: Да, 28,5, что-то такое.

Владимир Климанов: Ну, город Шахты все-таки не областной центр, тут нужно понять, что есть тенденция в миграциях внутри регионов. То есть традиционно столичный город в регионе – это самый высокооплачиваемый муниципалитет, и поэтому Шахты даже по отношению к Ростову-на-Дону будут выглядеть уже ниже, чем Ростов-на-Дону.

Есть несколько, наверное, исключений. Вот только что был у вас в репортаже Череповец, Череповец традиционно по зарплатам опережает столицу региона Вологду просто в силу наличия там как раз предприятий, которые дают более высокую заработную плату. Таких исключений немного, тот же Сургут или другие нефтегазодобывающие центры иногда опережают свои столицы, Ханты-Мансийск, например, и в Кемеровской области есть Новокузнецк и другие города, в которых, наверное, зарплаты будут выше, чем в Кемерово.

А если говорить в целом по стране, то, по-моему, очень правильно все выводы сделаны: Москва – это главный магнит для трудовых ресурсов именно в силу того, что здесь выше зарплаты, чем в других местах, но здесь и лучше качество жизни очень часто, чем в других регионах, качество городской среды, спектр услуг, которые предоставляются жителям, поэтому в Москву, конечно, все едут. Если говорить о центрах нефтегазодобычи, то они многие настроены как раз на работу с вахтовиками, и поэтому там есть даже некоторые искажения вот тех средних зарплат, которые там показаны, потому что не очень иногда понятно, как отражена зарплата работников, работающих вахтовым методом. Но тем не менее понятно, что нефтегазовые регионы – это центры притяжения опять-таки работников. Здесь ничего нигде удивительного я не вижу.

Я не вижу ничего удивительного и в том, что в нижней части списка помимо Шахт, в последней двадцатке есть все, например, регионы, центры республик Северного Кавказа, это традиционно самые у нас такие низкообеспеченные регионы, и регионы европейской части России, такие старопромышленные, депрессивные, где сейчас многие предприятия уже закрыты последние десятилетия, а новые еще не созданы или уже не созданы, это Смоленск, Псков, Йошкар-Ола, Саранск, ну Курган туда же попадает и другие города, которые в нижней части списка оказываются.

Ольга Арсланова: Да, спасибо.

Денис Чижов: Спасибо большое. Владимир Климанов был с нами на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)