Российский чиновник пропал за границей. США подозревают его в шпионаже

Российский чиновник пропал за границей. США подозревают его в шпионаже
Какие пенсии в России? Достойная зарплата. Пентагон нацелился на Калининград. Лишние уроки. Тату детям не игрушка!
В ожидании индексации: какие пенсии сегодня получают в регионах и на что их хватает?
Пенсионный фонд России: сколько он тратит на свои нужды? Наш сюжет
Сергей Лесков: Мы гордимся гигантским профицитом бюджета, хотя видные экономисты считают, что это абсурд
Вадим Муранов: Проблема, скорее, не в том, что в школе много лишних предметов, а в том, что много лишнего в самих предметах
Владимир Морыженков: Россия крайне благоприятна для принятия инвестиций, но она так заколдована, что ни рубль, ни доллар не могут сюда проникнуть
Под крылом самолёта...
Слишком много машин! Недовольны и автомобилисты, и те, у кого нет личного авто
Пентагон нацелился на Калининград
Космический интернет - залог создания цифровой экономики на земле!
Гости
Александр Михайлов
член совета по внешней и оборонной политике

Иван Князев: Ну еще одна тема нашего эфира. Американские СМИ сделали сенсационное заявление: якобы ЦРУ еще в 2017 году вывезло из России своего ценного агента. Более того, он работал в российском правительстве.

Тамара Шорникова: В российском МИД эту информацию опровергли, назвав «паранойей», а пресс-секретарь президента Дмитрий Песков подтвердил работу в Кремле фигуранта публикации. Вот что он сказал, цитата: «Действительно, Олег Смоленков работал в Администрации президента, но несколько лет назад был внутренним распоряжением уволен».

Иван Князев: Но при этом Песков отметил, что этот «шпион» не занимал высшие должностные посты, а значит, не контактировал с президентом и не принимал участия в совещаниях с ним.

Тамара Шорникова: А значит, и не обладал важной информацией, которую можно передать.

Что это за история? Провокация, псевдосенсация, или между Россией и США может разгореться шпионский скандал? Сегодня в рубрике «Личное мнение» на эту тему мы поговорим с Александром Михайловым, членом Совета по внешней и оборонной политике. Здравствуйте.

Александр Михайлов: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Георгиевич. Ну вот бояться нам стоит уже чего-то или нет? Они у нас украли какие-то секреты?

Александр Михайлов: Ну не знаю, может быть, они что-то и украли. Вопрос заключается в том, насколько эти секреты являются секретами. Потому что если мы с вами обсуждаем персонажа, который пока еще не очень внятен с точки зрения привязанности к Центральному разведывательному управлению, пока это версии такие весьма распространенные, мы не знаем степень его осведомленности, мы не знаем степень его фактической, формальной осведомленности. Может быть, он действительно имел допуск к совершенно секретной информации, а может, он и не имел; а может быть, не имея этот допуск, он контактировал с людьми, которые имеют этот допуск, и естественно, в частных беседах мог получать какую-то информацию. Но пока мы, в общем-то, обсуждаем некий фантом, потому что по большому счету, так сказать, привязка к заявлению руководства Центрального управления весьма сомнительна, насколько этот человек именно тот, о ком говорил руководитель Центрального разведывательного управления.

Иван Князев: Ну CNN говорят, что тот. Более того, они даже говорят, что сделали это потому, что якобы Трамп и его администрация могли разоблачить этого шпиона, не знаю, повредить…

Александр Михайлов: Разгласить и расшифровать.

Тамара Шорникова: Давайте по порядку все-таки.

Иван Князев: Давайте.

Тамара Шорникова: Я думаю, что многие телезрители, сейчас включив, об этой истории, возможно, слышат впервые и так далее. Значит, действительно американские СМИ сделали заявление о том, что был некий шпион, которого, значит, действительно эвакуировали в 2017 году. Тот ли это Олег, что называется, там ли он работал? – это все еще тоже, в общем-то, большие домыслы.

Вопрос у меня следующего характера. В 2017 году, как говорят американские СМИ, эффективно удалось эвакуировать шпиона. Почему CNN рассказывает об этом сейчас? Чем так примечателен нынешний момент?

Александр Михайлов: Ну я полагаю, что это приближающиеся выборы президента Соединенных Штатов Америки, нужно создать вокруг него некую турбулентность, с одной стороны. С другой стороны, наверное, им уже пора тоже отчитываться перед президентом за свою «эффективную» работу. Почему в кавычках? – потому что, как я уже сказал, мы не можем на сегодняшний день привязать конкретного человека к той информации, о которой говорило Центральное разведывательное управление. Более того, вы знаете, мне приходилось много раз сталкиваться с различными подобными ситуациями, и скажу, что все-таки когда американцы говорят о том, что это какая-то супер-пупероперация, вообще это, конечно, как у нас говорят, «трусы на резинках», потому что по большому счету человек официально выехал вместе с женой, с ребенком.

Тамара Шорникова: И пропал.

Александр Михайлов: И пропал.

Тамара Шорникова: Выехал в Черногорию на отдых и пропал.

Александр Михайлов: Достаточно выехать в другую сторону, получить там штамп в паспорте и уехать на все четыре стороны, в том числе и в Соединенные Штаты.

Тамара Шорникова: Чиновник российский пропал в Черногории, еще раз, и при этом как-то очень тихо…

Александр Михайлов: Что значит «тихо»? Не тихо. Дело в том, что когда он пропал, было, насколько я знаю, возбуждено уголовное дело с подозрениями на убийство, то есть исчез человек, надо было его искать, естественно. Поэтому не совсем так, как мы говорим, что тихо, – не тихо, все шло в рамках того регламента, который положен. А вот сам факт выезда, конечно, отнести к какой-либо операции очень сложно.

Я вспоминаю, в 1980 году у нас из Советского Союза исчез майор Комитета государственной безопасности, шифровальщик, работавший в Главном разведуправлении, Шеймов. Вот тогда это было действительно, тоже его искали достаточно долго, и только в 1985 году, то есть через 5 лет, было установлено, что он находится в Соединенных Штатах вместе с семьей. Вот это была операция, он посетил американское посольство, его загримировали, вывезли его в аэропорт, под видом пилота авиакомпании его, соответственно, эвакуировали в Соединенные Штаты, а его жена и ребенок были эвакуированы в контейнере с багажом. Вот это была операция.

Здесь никакой операции, собственно, нет, человек официально выехал, а там уже дело техники, так сказать, где его…

Иван Князев: Ну слушайте, какая детективная история обходится без погони?

Александр Михайлов: Ну да.

Тамара Шорникова: Да. Нам приходят SMS, мы напоминаем телезрителям, что вы свое мнение можете высказывать и по телефону в прямом эфире. Расскажите, вы вообще в курсе этой истории или следите ли за шпионскими отношениями, если можно так выразиться, между нашей страной и зарубежными? Как считаете, что такие истории прежде всего, действительно что-то страшное, что может испортить наши международные отношения, или это просто «hot news», как называют сейчас в новостях, очередной повод поговорить?

Александр Михайлов: Я сомневаюсь, что мы можем испортить этой историей наши отношения с Соединенными Штатами, у нас они достаточно напряженные. Вопрос заключается в том, что нужно все-таки понять, тот ли это человек или не тот ли это человек. Я читаю средства массовой информации и вижу там очень много всяких таких нелепостей. Например, говорят о том, что он был государственный советник, якобы это по званию генерал-майор.

Тамара Шорникова: Да, было.

Александр Михайлов: Но государственный советник – это всего лишь майор, это никто и звать его никак, это чиновник не очень высокого уровня. Потому что генерал-майор – это действительный государственный советник, соответственно это указная должность. О чем говорил Песков? – о том, что он не имел этой указной должности, соответственно исходя из его положения государственного советника он мог работать в любом подразделении, не связанном не только с секретами, но даже с политикой. Я в данном случае не беру обстоятельства.

И теперь, значит, второй момент, конечно, тоже очень любопытный. Наши журналисты раскопали его особняк на миллион долларов. Вы знаете, интересная история. Вот у нас наши чиновники воруют так много, что миллион для них уже сегодня совершенно не предел, для этого не нужно работать на ЦРУ, для того чтобы себе купить дом где-то за рубежом, если он наворовал эти деньги.

Тамара Шорникова: Да, но примечательно, по-моему, в «The Washington Post» есть такая короткая заметка, абсолютно будничный отдел недвижимости, что некий Олег Смоленков с Антониной Смоленковой, супружеская пара (и примечательно, что у бывшего российского чиновника тоже была жена Антонина), действительно купили дом. Если это речь идет о шпионе, которого вывозят, он спокойно может жить под своим именем в другой стране, или в таких случаях все-таки как-то заботятся о смене?

Александр Михайлов: Вы понимаете, какая штука? Все зависит от степени, уровня этого агента. Если этот агент уже как бы расшифрованный, слитый, он не представляет никакой ценности для Центрального разведывательного управления, то они уже не особенно о нем и заботятся. То есть если есть угроза его жизни и здоровью, тогда производится соответственно система, производится его, так сказать, денатурализация, меняют ему фамилию, имя, отчество и все остальное, меняют многое, вплоть до внешности могут сменить. Но в данном случае, судя по всему, ничего такого не было.

Кстати говоря, когда я упоминал историю с нашим шифровальщиком, то там был интересный эпизод. Он ушел из Советского Союза в 1980 году, а в 2000 году он подал в суд на Центральное разведывательное управление, которое не выплатило ему 1 миллион обещанных долларов. И самое интересное то, что в отличие от наших судов американский суд принял его сторону, и Центральное разведывательное управление заплатило ему, правда, неизвестно, с какой комиссией сверху, но факт такой был.

И вот на данный момент мы, конечно, должны понимать, что вот подобного рода распространение информации в отношении чиновника из Администрации президента может быть, как версия тоже, операцией прикрытия. У нас такое количество мерзавцев из России уехало очень высокопоставленных, обладающими в том числе и государственными тайнами, еще не факт, какой из них является тем самым агентом, о чем говорило ЦРУ.

Иван Князев: Ну да, непонятно, кто на кого работал и что вывез.

Тамара Шорникова: Приморский край, SMS: «Этот «фантом» может Скрипалей переплюнуть». Действительно, может ли разгореться эта история до таких масштабов?

Александр Михайлов: Вы знаете, если сейчас какой-нибудь латиноамериканец ему стукнет по башке бутылкой из-под виски, то, конечно, они переплюнут.

Иван Князев: Могут раздуть.

Тамара Шорникова: Вот, смотрите, сегодня утром появилась информация о том, что, естественно, в связи с этим историей к дому Смоленковых уже подъехали журналисты, и, как говорят соседи, чета Смоленковых быстро уехала на двух автомобилях, покинула дом, буквально 15 секунд им потребовалось, чтобы зайти и уехать. Вот такая спешка, согласитесь, добавляет штрих к детективной истории.

Александр Михайлов: Ну зачем человека, который… Да она, знаете, мало чего добавляет. Дело в том, что если человек живет себе тихохонько, он уже устаканился в своей жизни…

Тамара Шорникова: …за завтраком включает телевизор, видит себя в новостях…

Александр Михайлов: И вдруг он узнает, что он агент Центрального разведывательного управления. Он понимает, что завтра припрется сюда толпа журналистов, и ему жизнь будет испорчена на некоторые месяцы даже. Поэтому, конечно, он эвакуировался и, наверное, правильно сделал с точки зрения защиты своей «чести и достоинства». Но факт остается фактом. Но я уже заметил, я уже сказал о том, что такая вот история очень напоминает операцию прикрытия, потому что, как я уже сказал, наверняка есть люди, которые более эффективно работали на Центральное разведывательное управление и сейчас находятся за рубежом.

Тамара Шорникова: А я все-таки коротко про еще одно совпадение, ну так получилось: Джон Болтон. Собственно, отставка советника президента США по нацбезопасности подозрительно совпала тоже с этой историей, и об этом любители конспирологических теорий не устают говорить.

Александр Михайлов: А почему… Вы знаете, я бы это свел немножко с другой историей. Дело в том, что очень часто представители Государственного департамента, очень часто они пытались влиять на ситуацию в России, в общем-то, все почти уже шаталось, вы помните ставку посла Соединенных Штатов Америки накануне этих самых протестных акций и так далее. Вы знаете, я полагаю, что тут много причин может быть для его отставки, в том числе, кстати говоря, вот эта несостоявшаяся, скажем так, турбулентность в России. Ведь он делал очень жесткие заявления, соответственно наверняка и деньги выделялись под это дело большие. Но, естественно, в конце концов, надо за базар отвечать: если ничего не получилось, сначала посол ушел, теперь Болтон.

Иван Князев: Давайте телезрителей послушаем. Нам дозвонился Сергей из Пскова. Сергей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Что вы думаете по этому поводу?

Зритель: Да я думаю, не стоит придавать огромного значения, это просто борьба спецслужб с перетягиванием не только каната, но и занавеса, с приданием так называемого контекста в том или ином аспекте освещения. Давайте не будем забывать, что в 1946 году, после того как, можно сказать, кончилась война, в… сбежал так называемый Гузенко из посольства Советского Союза, который обладал всеми шифрограммами, и попросил не то что политического убежища, а сам пошел на контакт с канадскими разведчиками. И так как ему удалось с семьей жить за территорией посольства в виде исключения, он этим способом воспользовался.

А ваш гость, наверное, помнит, в 1980 году такой майор Шеймов из Третьего управления подразделения «А» через американское посольство с семьей тоже под дипломатическим прикрытием покинул так называемые… Советского Союза и выдал такие тайны, что под Андроповым закачалось кресло. В том числе к этому делу было приплюсовано убийство на «Ждановской». Я хочу сказать, что американцы благодаря этому Шеймову 5 лет читали все шифрограммы и передачи по кабелю около одного информационного пункта КГБ, можно сказать, в открытом тексте.

И уверяю вас, что есть и ЦРУшники, и ФБРовцы, которые помогли потом разоблачить данный аппарат, который был установлен в Москве или в Московской области у этого ведомства, которые сочувствуют и России, и сочувствовали в тот момент. И поверьте мне, они за символическую плату работали на Советский Союз, получая в основном, как Юрий Деточкин, получая деньги от тех вербовщиков со стороны Советского Союза, только на материальные расходы, на транспорт, в том числе и на какие-то командировочные, чтобы встречаться с эмиссарами и кураторами Советского Союза. Поэтому и КГБшники, и СВРовцы, и кураторы подвергались в том числе и вербовке с тем или иным переменным успехом, и поверьте мне, это не последний случай, когда мы услышим о том или ином перебежчике, которые, к сожалению, падки и на деньги, и на все остальное, чем пользуются американские спецслужбы.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Сергей, большое.

Александр, я вот хотел спросить у вас: а если все-таки гипотетически предположить, может ли у нас случиться такая ситуация, что ну действительно агент ЦРУ будет работать в Администрации президента, где-нибудь в правительстве и так далее? Насколько сильно мы защищены, ну вот так вот навскидочку?

Александр Михайлов: Начнем с того, что в принципе сегодня американцам очень сложно работать в Российской Федерации. У нас очень жесткий контрразведывательный режим, который не позволяет им сегодня себя вольно вести, как это было в 1990-е гг. Они это понимают, и прежний директор ЦРУ уже жаловался о том, что они не в состоянии получать информацию в Советском Союзе, и сетовал, что же такое, в России не в состоянии получать информацию. Понимаете, когда директор ЦРУ говорит, жалуется на то, что они не могут получить, это было…

Иван Князев: Беда какая.

Александр Михайлов: Да, беда такая. Поэтому очень жесткий, конечно, контрразведывательный режим. Безусловно, многие вопросы очень серьезно закрыты. И вот когда мы говорим гипотетически, что вот тот человек, которого мы сейчас обсуждаем, являлся агентом Центрального разведывательного управления, надо внимательно посмотреть на фактическую осведомленность, вообще чем он располагал. Вы знаете, ведь американцы тоже ребята такие, они тоже иногда любят пальцы гнуть, как у нас говорят, они могут выдать только человека, который просто связан с Администрацией президента по месту службы, это уже, по их мнению, может быть очень крупный агент, хотя он может ничем не располагать. Поэтому тут надо смотреть исходя из того ущерба, исходя из той ситуации, и самое главное, к чему теоретически он мог иметь доступ и что он мог передать.

Тамара Шорникова: Знаете, из источников, которые связаны с действительным Олегом Смоленковым, там информация о том, что по сути на одной из своих должностей готовил, что называется, такие статистические выкладки, относил в кабинет записки из открытых источников. Тут вроде бы опасности никакой. Но при этом работал в посольстве России соответственно в Америке, соответственно тесно общался с послом, который тесно общался с президентом, и так далее, вот здесь видят основную угрозу.

Александр Михайлов: Ну если он занимался хозяйственными вопросами, он, естественно, общался тесно с послом. Потому что, как я читал, он там занимался закупками автомашин и какими-то там другими вещами, конечно, он с послом имел контакт. Но надо иметь в виду, что у нас ведь ни посольство, ни Администрация президента не являются дуршлагом, где свищет информация из всех щелей, поэтому у каждого человека есть свой, так сказать, «сектор обстрела», в рамках которого он и существует. Как только он выходит за пределы, у него появляется интерес к другой информации, он тут же попадает под колпак специальных служб, потому что неоправданный интерес к сведениям…

Иван Князев: Любопытство.

Александр Михайлов: Да, неоправданное любопытство всегда чревато, и конечно, за этим очень внимательно следят. Поэтому надо исходить из того, что в принципе мы, как я уже сказал… Какими секретами теоретически он мог обладать?

Но давайте мы вспомним и другую историю. Очень часто агентура, которая работает за рубежом, в том числе и наша, не всегда имела доступ к совершенно секретным сведениям, – вспомните Конона Молодого, который был владельцем фирмы по продаже игровых автоматов: где игровые автоматы и где политическая информация или техническая информация, понимаете? Поэтому вопрос заключается от квалификации самого агента, от его не только доступа к конкретным сведениям, но и способности получать информацию из других источников.

Тамара Шорникова: Да.

Послушаем еще один телефонный звонок, Николай из Забайкалья к нам дозвонился. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Николай.

Зритель: Добрый день, у нас-то уже вечер, а у вас день. Я бы что хотел сказать? Ну небольшая это птица улетела, не надо сильно раздувать, вот что. Но самое… При Советском Союзе еще хлеще было – помните, второй секретарь нашего посольства в Америке, Шевченко сам ушел и сдался.

Александр Михайлов: Он представитель в Организации Объединенных Наций.

Зритель: Поэтому… Он там был… Если бы он был в нашем Главном управлении ФСБ, ну можно было что-то там волноваться, а это небольшая птица, так что раздувать ее, я считаю, не стоит.

Тамара Шорникова: Да, спасибо вам за ваше мнение.

И вот на итоге, возможно, такая SMS из Ивановской области, такой комментарий: «А зачем, собственно, стараться и внедрять кого-то куда-то? Члены семей наших чиновников, депутатов часто живут за границей, на них можно воздействовать там, на своей территории, у себя дома».

Иван Князев: Да более того, Дерипаску, как вы говорите, вербовали.

Александр Михайлов: Да вы знаете, вообще мы очень, так сказать, идеализируем возможности государственных чиновников. Сегодня бизнес настолько плотно связан с политикой, что даже промышленные какие-то магнаты имеют больше доступа ко всякой совершенно секретной информации, чем чиновники, работающие в госучреждениях. Ну представим себе алюминиевую промышленность, она вся связана со стратегическим сырьем. Мы с вами представим сельское хозяйство – вроде, на первый взгляд где сельское хозяйство, да? Тем не менее в сельском хозяйстве существуют сведения, составляющие государственную тайну, тоже есть такие вещи.

Поэтому, конечно, когда мы вот сегодня обсуждаем этого персонажа, то мне, конечно, не очень хотелось бы, чтобы мы выполняли тоже функцию операции прикрытия, уводя, переводя стрелки на него вместо реального агента, который теоретически тоже мог и свободно сегодня существует на территории Соединенных Штатов.

Иван Князев: А про него забыли и если надо вспомним.

Тамара Шорникова: Ну и уводя от реальных тем, которые нам, конечно же, ближе, которые мы обычно в студии нашей обсуждаем, продолжим буквально через пару секунд.

Вам спасибо. Александр Георгиевич Михайлов, член Совета по внешней и оборонной политике, был у нас в студии. Спасибо.

Александр Михайлов: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски