Россию замело

Россию замело | Программы | ОТР

Как в разных регионах справляются со стихией. Кому удаётся грамотно минимизировать последствия снегопадов?

2021-01-15T15:29:00+03:00
Россию замело
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Роман Базан
корреспондент ОТР (г. Саратов)
Евгений Опарин
корреспондент ОТР (г. Владивосток)
Анна Климентова
руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог

Елена Медовникова: И вот, действительно, сильнейшие морозы парализовали жизнь в целом ряде регионов России. «Балканский монстр», так называют циклон, захватил всю Центральную Россию, Сибирь, Урал, и во многие регионы пришли и снегопады, а вместе с ними, безусловно, заторы, обледенения и аварии.

Петр Кузнецов: Вот «безусловно» говоришь – когда же все-таки мы не будем говорить «безусловно», «естественно»...

Елена Медовникова: Никогда.

Петр Кузнецов: Вопрос, почему каждый год одно и то же и как все-таки грамотно минимизировать эти последствия. Научимся мы когда-нибудь это делать или нет?

Вот смотрите, вот научились в Звенигороде, только что нам написал оттуда наш телезритель: «В этом году очень активно снег убирают в Звенигороде. В 2013–2015-х гг. лед на тротуарах таял только весной», – видите.

Расскажите, что вы видите на своих улицах, видите ли вы там коммунальщиков. Готовы ли вы помочь им и выйти во двор с лопатой? Что улучшается у вас? Например, губернатор Пензенской области, еще один пример, потребовал привлечь к уборке снега чиновников.

А мы пока узнаем, как справляются с последствиями снегопада в конкретных регионах. У нас на линии сейчас Владивосток и Саратов. Уважаемые телезрители, еще раз призываем рассказывать, что в ваших регионах происходит.

Владивосток, Евгений Опарин с нами на связи. Евгений, у нас есть традиционная перекличка в начале каждого дневного «ОТРажения», мы уже на этой неделе выяснили, что накрыло вас. Хоть градус на самом деле не такой высокий, или вернее будет сказать не низкий, там около -2, но снега очень много.

Елена Медовникова: Но вам вот удалось добраться до рабочего места.

Евгений Опарин: Ну, на самом деле холоднее, вот сейчас -11 за окном. Это уже второй за неделю снегопад, его ждали с самого утра, но осадки начались ближе к полудню. На основных магистралях сразу скопились пробки. Некоторые крутые улицы городские власти заранее перекрыли, чтобы там не буксовали автомобили, а также запретили въезд в город большегрузов. Чистить дороги от снега и обрабатывать их реагентами вышла 161 единица снегоуборочной техники. Самая сложная ситуация в жилых кварталах: тротуары, лестницы и остановки часто не убирают, ходить по городу опасно.

Вечером город снова сковали пробки, но уже к 19 часам дороги опустели несмотря на продолжающийся снегопад и усилившуюся метель, видимо, это связано с тем, что работодатели отпустили своих сотрудников домой раньше. Из-за метели в Приморье произошли десятки ДТП, в которых пострадало 7 человек. По прогнозам синоптиков, снегопад закончится завтра, при этом похолодает, температура опустится до -15. Завтра во Владивостоке будут работать школы, но дети в них могут не ходить. Коллеги?

Елена Медовникова: Да. Евгений, а скажите, по вашему ощущению, в целом город справляется с заносами, или как-то хотелось бы, чтобы ситуация была лучше?

Евгений Опарин: Ну, вы знаете, такое ощущение, что город не очистили еще от предыдущего снега, который выпал в середине ноября прошлого года, тогда, как вы знаете, было сильное обледенение...

Петр Кузнецов: Мост закрывали, да.

Евгений Опарин: ...кризис, связанный с отсутствием теплоснабжения и водоснабжения, и с тех пор толком город еще не убрали, многие тротуары обледеневшие. И сейчас, уже в новом году, к этому добавился новый снег, поэтому ситуация сложная.

Петр Кузнецов: Евгений, кстати, а нет угрозы вот подобного обледенения, вот то, что пришлось к концу прошлого года?

Елена Медовникова: К концу ноября, да.

Евгений Опарин: Нет, сейчас такой угрозы нет, потому что в середине ноября был дождь, который потом сменился снегом, мокрый снег, из-за этого обледенели деревья, они стали падать на линии электропередач, из-за этого случился энергетический кризис. Сейчас такой угрозы нет.

Петр Кузнецов: Ага. Владивосток был с нами на связи, спасибо, Евгений Опарин.

Елена Медовникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Саратов, Роман Базан.

Роман Базан: Здравствуйте, коллеги.

Елена Медовникова: Да, здравствуйте, Роман.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Роман Базан: Ну, как и в Приморье, к нам в Саратовскую область пришла настоящая русская зима, значит. Снегопад сейчас, правда, прекратился, но шел последние 2 дня. После первой ночи выпало 20 сантиметров снега, и город буквально парализовало. Дежурная фраза, но все-таки ощущение, что коммунальщики были не готовы к этому, многие автомагистрали не расчистили, и когда все отправились на работу, разумеется, Саратов встал в пробках. Доходило до 9 баллов, так как стояли во всех частях города.

Из-за непогоды был перекрыт участок Волгоградской трассы, это примерно 100 километров. Пострадали, разумеется, путешественники, так как большинство автовокзалов в регионе временно не работали, а всего пришлось отменить, если мне не изменяет память, порядка 30 рейсов. В принципе что тут говорить, сообщение с соседней Пензой открыли буквально несколько часов назад.

В принципе таких последствий могло бы и не быть, это не мои уже слова, а прокуроров Саратова: они выяснили, что не всю коммунальную технику выпустили на улицы, около 200 машин простаивали, почему, пока неясно, полсотни из них на ремонте с конца прошлого года, также они выяснили. Ну, плохо справляется...

Петр Кузнецов: Сейчас-то больше стало техники?

Елена Медовникова: Видимо, нет.

Петр Кузнецов: Или опять же чисто физически не могут, потому что на ремонте?

Роман Базан: Я не могу утверждать, честно. Мне кажется, ничего не изменилось. Пока только они, видимо, это обнаружили, сейчас проходит проверка, видимо, придется подождать. Плохо справляются у нас управляющие компании, дворы убирают не так, как мы хотели бы: снег, наледь. Тут, конечно, можно поговорить и о травматизме, но пока новых данных нет. По-любому, конечно, по-любому сшибаются, ломают конечности, это мы и сами все видим, без любой статистики замечаем на улице.

Но последний раз такой снегопад в Саратовской области был 2 года назад, тогда был настоящий ужас, вспоминать страшно: многие не могли доехать до работы, а те, кто все-таки каким-то чудом доезжал, не могли уехать. Я вот, помню, добирался в какой-то из дней 6 часов, то есть выехал утром и после обеда приехал на работу, развернуться было даже нельзя.

Елена Медовникова: Ну, нам эта ситуация тоже знакома, да, Роман.

Роман Базан: Что касается насчет зимнего отдыха, снега у нас теперь, как вы знаете, много, видимо, в эти выходные горожане все-таки отправятся на горнолыжные базы, горнолыжные стадионы, у нас их также много. Но после подобных снегопадов там, как правило, наблюдается бум, это вот по словам владельцев самих баз. Коллеги?

Елена Медовникова: Ну вот видите, да, вот это приятная новость. И перед тем как мы вас отпустим, Роман, хотела спросить: на дорогах у вас точно так же, как и в Москве, сыплют, да, какие-то реагенты, или все-таки используют какой-то другой материал?

Роман Базан: У нас дедушкин способ, пескосоляная смесь у нас.

Елена Медовникова: А, ну вам повезло.

Роман Базан: У нас реагенты... У нас используют реагенты только на...

Петр Кузнецов: Если бы дедушкин, дедушкин способ – это с лопатой выйти, мы за него в принципе.

Елена Медовникова: Да, спасибо.

Петр Кузнецов: Это уже... Спасибо. Саратов, Роман Базан, и Владивосток, Евгений Опарин.

Нам пишут из Москвы: «На коммунальщиков очень большая нагрузка, нужно подключать спецслужбы», «Нет, никогда не буду помогать коммунальщикам, ведь мы за это платим, и немало». «Ну, год назад мы с соседом чинили дверь подъезда», – считают, что это тоже помощь коммунальщикам, еще одно сообщение из Москвы.

Елена Медовникова: Волгоградская область: «Снег идет с самого утра. Сейчас гуляла с собакой, почистила крыльцо подъезда, коммунальщиков нет. Снег уже 15 сантиметров». Тульская область: «Позитив, наконец-то снег зимой! Ну а коммунальщики – плохо, никогда хорошо и не работали», – вот мы к этому привыкли.

Петр Кузнецов: Возвращаемся в Москву, Алексей Дашенко, наш корреспондент, с нами на прямой связи с улиц Москвы. Алексей, приветствуем. Слышно нас?

Елена Медовникова: Да, добрый день, Леш.

Петр Кузнецов: Ничего себе!

Елена Медовникова: Ты где такую гору нашел?

Алексей Дашенко: Я уже...

Петр Кузнецов: Алексей, это вы за час ее накидали?

Алексей Дашенко: Вы знаете, гора на самом деле за час стала немножко меньше, хотя вот вы сами понимаете, что вот ту до конца, естественно, еще не убрали. Ведь мы сейчас стоим на самой обычной дороге, причем не на какой-то забытой богом окраине, а внутри Третьего транспортного кольца, то есть очень близко к центру, и вот такие горы снега сейчас находятся на улицах Москвы.

Ну а между тем Правительство Москвы еще вчера заявляло, что на улицы вышли все люди, которые есть в наличии, чтобы убирать снег, и вся техника, если быть точнее, 60 тысяч сотрудников ЖКХ и 10 тысяч единиц спецтехники. Ну вот много это или мало? Смотрите, площадь Москвы составляет 2 561 квадратный километр. Если провести простое математическое действие, то получается, что на каждом квадратном километре города постоянно должны находиться 23 сотрудника ЖКХ и 4 единицы спецтехники.

Но сразу оговорюсь, что эти расчеты корректны только для пустой площади, то есть без зданий и застроек, а с учетом того, насколько велика плотность строительства в Москве, какие у нас большие промзоны и заводы, эта цифра должна быть даже не в разы, а на порядок больше. Получается, что на каждом квадратном километре Москвы постоянно должны работать больше 200 сотрудников ЖКХ и почти 40 единиц спецтехники.

Ну вот так это было во время снегопада или нет, мы пообщались с москвичами, давайте послушаем, что они нам рассказали.

Петр Кузнецов: Ага.

ОПРОС

Елена Медовникова: Да, Леш, ну вот из собственных наблюдений, вчера ситуация была хуже.

Алексей Дашенко: Снег – это действительно замечательно.

Елена Медовникова: Да. Скажи, пожалуйста...

Алексей Дашенко: Снег – это действительно замечательно. Сегодня... Простите, что?

Елена Медовникова: Продолжай-продолжай, пожалуйста.

Алексей Дашенко: А, я думал, вы мне просто вопрос задаете.

Действительно, снег – это на самом деле прекрасно, но я что хочу еще добавить? Вот такая скорость уборки надежно подкреплена специальным регламентом, который разработали в московском правительстве. Дело в том, что если в городе выпадает 10 сантиметров снега, вот примерно столько, а его выпало несколько больше, то это количество осадков нужно убрать в течение 3 суток. То есть, получается, у коммунальщиков запас по времени еще есть, и, наверное, если они будут соблюдать этот регламент, то в выходные дни как раз в Москве будет очень чисто. Если, конечно, снегопады опять не начнутся.

Елена Медовникова: Леш, но интересно еще, что ты стоишь, в общем-то, в центре Третьего транспортного кольца и пробок нет, это тоже важно. Спасибо.

Алексей Дашенко: Да, совсем мало, это правда.

Петр Кузнецов: Алексей Дашенко, наш корреспондент, с одной из улиц Москвы.

Мы продолжаем. Нам очень много сообщений присылают из разных регионов. «Смешно, у нас снега до сих пор нет, а всех завалило», – Забайкальский край, город Чита. Воронеж: «Снега по колено, помогаю коммунальщикам, чищу от снега заваленный снегом балкон», – ты, по-моему, читала, да, как раз из Воронежа это сообщение.

Елена Медовникова: Да-да.

Петр Кузнецов: «У нас в деревне Надеждинского СП снег чистят по улицам всегда вовремя после снегопада», – Башкортостан. Звенигород мы читали...

Елена Медовникова: Воронежская область, еще одно сообщение: «Проезжая часть прочищена отлично, а тротуары – каждый год одно и то же, чистим сами».

Петр Кузнецов: Анна Климентова, руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог, как раз с нами сейчас на связи, наш эксперт. Здравствуйте, Анна Юрьевна.

Анна Климентова: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, меняется ли методика очистки дорог из года в год, или она все та же? Очень много жалоб сейчас, особенно те регионы, которые ближе к центру, о том, что неужели нельзя найти какие-то альтернативные варианты, почему все время смесь, которая многим портит жизнь, не только автомобилистам и пешеходам?

Анна Климентова: Ну, прежде чем говорить о смеси, надо, наверное, сказать в принципе о подходе к уборке зимой, особенно во время затяжных снегопадов. Здесь есть только два варианта. Один из них, например, во время снегопада вообще ничего не убирать, такую технологию применяют, например, в Нью-Йорке. То есть перед снегопадом там обрабатывают противогололедными реагентами, чтобы снег не примерз к поверхности, а после этого с чистой совестью мэр говорит о том, что они запрещают сейчас выезжать всем людям под страхом штрафа и ждут, когда снег наконец-то закончится. Соответственно, когда снег заканчивается, снегопад, выходит снегоуборочная техника по пустой улице, все это быстро прометается, и люди снова возвращаются к своей обычной жизни. Ну, к сожалению, у нас такой технологии в России применить невозможно, у нас снегопады намного чаще, чем в Нью-Йорке.

Петр Кузнецов: Ага.

Анна Климентова: Есть другой подход – убирать во время снегопадов, но при этом давать преимущество дорожной технике. Соответственно, такое у нас практикуется в мире в Германии, например, и в Канаде. То есть там когда идет снегопад, там беспрестанно работает дорожная колонна, но при этом у них есть преимущество, ни один водитель не имеет права ни вклиниться в эту колонну, ни обогнать ее, ни посигналить и так далее. Плюс организуется «зеленая волна» некая, которая позволяет дорожной технике очень быстро очистить город.

Петр Кузнецов: У нас если и есть такое, я прошу прощения, то это по ночам.

Анна Климентова: У нас да, я и хотела сказать, что у нас в России, к сожалению, такой свой смежный способ. То есть, с одной стороны, есть требование во время снегопада не больше 5 сантиметров талого снега либо рыхлого снега на улицах города, то есть требование есть, это национальный стандарт, за ним очень четко следят ГИБДД, соблюдают дорожные службы или нет.

С другой стороны, наши дорожные службы несколько бесправны, то есть они не имеют никакого преимущества проезда, они очень часто не организовывают эти «зеленые волны», соответственно, водители тоже иногда достаточно агрессивно ведут себя, разбивают клин, что нарушает в принципе технологию уборки, прометания снега и замедляет процесс уборки города. Поэтому вот здесь нужно говорить в первую очередь, наверное, о тех преимуществах и тех требованиях, которые должны предъявляться не только к дорожным службам, но еще и давать им возможность эту свою функцию выполнять.

Вторая проблема, почему у нас происходит то, что происходит, очень часто люди жалуются действительно на грязь, на снежную кашу, – это то, что у нас в муниципалитетах очень мало техники, ее катастрофически не хватает. То есть есть Москва, есть Красноярск, есть еще буквально несколько городов, которые технически оборудованы и вооружены, Казань, вот несколько городов, а в остальных городах... Мы очень часто общаемся с муниципалитетами, с дорожными службами, там техники из 200 единиц, которые необходимы, есть 30, и то 10 из них не в состоянии выехать. То есть...

Елена Медовникова: Анна Юрьевна, поясните, здесь ведь важный момент, мы говорим о той каше, которая образуется от реагентов, а не о том чистом снеге, который остается на улицах. И вот сегодня наш корреспондент как раз из Саратова говорил, что у них, например, используют щебенку. При чем здесь количество техники, не совсем понятно.

Роман Базан: Объясняю, сейчас объясню. У нас идет снег, снег падает, соответственно, дороги у нас не стерильные, у нас больше всего в городах используется в принципе пескосоляная смесь, которая разбрасывается в кашу в снежную, в дорожную кашу. Плюс это все смешивается с асфальтом и с шинами. Соответственно, конечно, когда по этому всему ездит транспорт, образуется снежная каша.

И вот здесь важны два момента, о которых я сказала. Чтобы ее не было, чтобы у нас дороги были чистыми, ее необходимо промести, то есть ее нужно смести. Соответственно, чтобы ее смести быстро и безболезненно для движения, нужно определенное количество автотранспорта, который может совершить эту технологическую операцию, и в городе этого автотранспорта, как правило, не хватает. Из-за этого не прометаются дороги и, как правило, убираются только ночью.

То есть что происходит сейчас в городах? Рано утром, до того как у нас, 5 часов, дороги обрабатываются либо пескосоляной смесью, либо какими-либо реагентами, и во время дневного трафика, кроме как в Москве или в ряде других городов, в большинстве городов ничего не происходит. То есть падает снег, он смешивается с шинами, он смешивается с этим песком, машины буксуют, соответственно, эта грязь образуется естественным путем, потому что снег падает и тает, а машины не выходят.

Дорожная техника не выходит на улицу по двум объективным причинам. Первая причина – это ее тупо не хватает. Вторая причина, о чем я уже сказала: как правило, дорожные службы, приходится им выбирать, либо вывести колонну днем, но при этом тогда застопорить движение города, либо ждать, когда спадет час пик, и ночью, когда машин нет, начать прометать, вот такой вариант.

То есть я здесь вижу две ключевые вещи, чтобы мы все-таки приблизились к стандартам европейским не только по требованиям, но и по факту выполнения. Первое – это все-таки дать дорожным службам возможность приоритетного движения, и второе – это проработать определенные, возможно, механизмы финансирования муниципалитетов, для того чтобы они закупили достаточно техники.

Елена Медовникова: Еще бы хорошо приблизить погодные условия, все-таки в Европе не такая ситуация.

Анна Климентова: Ну да, еще один вариант.

Петр Кузнецов: Это ты жителям Мадрида скажи, Лен.

Скажите, а без смеси никак все-таки не обойтись?

Анна Климентова: Смотрите...

Петр Кузнецов: Мы про финский еще вариант не вспоминали, когда они используют там маленькую каменную стружку, которую потом собирают, кстати, весной пылесосами.

Анна Климентова: Давайте, значит, я вам объясню. Во всем мире, и в Финляндии в том числе, мы активно дружим с дорожными службами Финляндии тоже, есть определенные требования, они одинаковые, в том числе и в России. Если дороги у вас с интенсивностью движения свыше 3,5 тысяч автомобилей в сутки, а это в принципе в любом городе у нас России такая интенсивность, намного выше, дороги убираются до черного асфальта с помощью реагентов, и в Финляндии тоже.

В Финляндии за сезон используется около 100 тысяч тонн реагентов именно на таких интенсивных дорогах. На дорогах, где меньше интенсивность, а Финляндия вообще является наименее населенным пунктом в Европе, то есть там очень много, до 90% дорог с маленькой интенсивностью движения. Там действительно утрамбовывают снег и после этого посыпают его горячим щебнем, вот. Но еще раз повторюсь, на дорогах, где интенсивность более-менее схожа с той интенсивностью движения, как у нас в городах, используются реагенты.

Елена Медовникова: А почему, Анна Юрьевна? Не работает эта смесь пескосоляная?

Анна Климентова: Нет, не работает. Объясню еще раз подробнее чуток. Пескосоляная смесь работает каким образом? Мы не можем ее рассыпать на чистую дорогу, мы сначала ждем, когда выпадет снег, после этого начинаем ее рассыпать и получаем вот эту вот снежно-бурую кашу, которая всем известна.

Что происходит, зачем применяют реагенты? Их применяют на самом деле в очень маленьких количествах, до буквально 25 граммов на квадратный метр, но их нужно применять до снегопадов. Зачем? Если снег выпадает у нас на дорогу и по нему начинают ездить автомобили с той интенсивностью, которую мы с вами имеем, этот снег очень быстро тает под шинами и образует наледь, которую вы потом ну очень тяжело, практически невозможно смести ее техникой, поэтому...

Это мировой опыт: вы применяете небольшое количество солей, которые не дают вашему снегу, который будет так или иначе подтаивать под действием шин автомобилей, вы не даете ему замерзнуть, вот и все. Ваш снег остается в таком рыхло-талом состоянии, который не смерзается, из него невозможно лепить снежки, соответственно, вы сможете в любой момент, даже если вы весь день продержали свою технику в гараже и только потом ее выпустили на улицы, вы сможете это легко промести. Это делается исключительно для этого.

Елена Медовникова: Вот, Анна Юрьевна, здесь тоже...

Анна Климентова: Здесь не должно быть исключений, это не применение реагентов либо прометание, то есть вы применяете реагенты либо пескосоляную смесь только для того, чтобы снег не слипся, но убрать его нужно. И чем чаще мы будем прометать, это логично, чем чаще мы будем прометать дороги, тем чище они у нас будут. То есть хорошо прометенные дороги, если вы посмотрите сейчас, например, за окно в Москве, дороги чистые не потому, что снег прекратился, а потому, что их очень часто прометают, ну техники достаточно.

Елена Медовникова: Вот здесь вы сказали, что действительно нужно соблюдать количество используемых реагентов. Но вот многие наши телезрители и из Волгоградской области, и из Москвы, и из Карелии пишут, что «дворники используют реагенты, не знают, как их рассыпать, задыхаемся». Вот здесь проблема очень серьезная.

Анна Климентова: Да.

Петр Кузнецов: Ну потому что им утром выдают ящик, к вечеру они должны принести ящик пустым, а как будешь использовать, это уже на твое усмотрение.

Анна Климентова: Да, все верно. Проблема с тротуарами на самом деле... Если с дорогами более-менее, в том числе и в городах как-то справляются, то проблема с тротуарами, обледенением на тротуарах катастрофическая, в том числе и в Москве, хотя в Москве есть, на мой взгляд, все силы, для того чтобы уж здесь сделать это образцово-показательным.

И действительно, из-за того, что дворники, как правило, это народ, который очень часто меняется из сезона в сезон, их, скорее всего, не обучают, соответственно, они не понимают, как рассыпать, как убирать. У них, как правило, не бывает дозированных тележек, которые должны быть обязательно, раскидывается это все лопатами, и неизбежно это приводит к перерасходу противогололедных материалов.

Безусловно, с этой проблемой мы в том числе работаем, мы обучаем дорожные службы, мы обучаем дворников, чем можем помогаем и обязательно обращаем на это внимание. То есть применять нужно любое вещество, любой продукт правильно, по технологии, с нормальной дозировкой.

Петр Кузнецов: Послушаем наших телезрителей. У нас на линии, я так понимаю, Волгоградская область, Зинаида, верно?

Зритель: Волгоградская область, город Волжский.

Я вот хочу сказать. У нас площадь всегда вычищают, проспект Ленина улица – все вычищают абсолютно, там магазины подключены или что. Но вот во дворах проблемы, ЖКХ этим не занимается. Ну вот хотя бы на лопату прочищали, вот на ширину лопаты, чтобы человек мог пройти. Пожилые люди не могут пройти.

Вот у нас «Лада Дом», 41–42-й микрорайон, относится «Лада Дом» к Москве, между прочим, подчиняемся Москве, как сказали, отдали, но тем не менее тоже никаких сдвигов, не чистят, нет этих у нас, которые убирают. Их один-два человека бегает на квартал, там где-то отмел, чуть-чуть от крыльца отметают и чуть-чуть от стены, а вот самые аллейки... Если где песком посыплют, песком, только песок привозят, это счастье, а очищать никто не очищает.

Петр Кузнецов: Ага.

Елена Медовникова: Зинаида, а вы давно живете в этом районе, в этом доме?

Зритель: Давно живу, давно, уже 10 лет, больше.

Елена Медовникова: А вот скажите, пожалуйста, за последние годы ситуация как-то изменилась? Может быть, раньше лучше было?

Зритель: Никак, все годы так. И у нас если дом стоит на южную сторону солнца, там еще оттаивает, а у кого дома, выход на северную, до марта лежит лед, невозможно пройти. Вот только пришел...

Петр Кузнецов: Ага, понятно.

Елена Медовникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Анна Юрьевна, может быть, не совсем к вам вопрос, но все-таки отталкиваясь от выступления нашей телезрительницы...

Анна Климентова: Да-да?

Петр Кузнецов: Зон ответственности много, их много, они разные, то есть, например, здесь площадь почищена, потому что это зона ответственности одних, двор не почищен, потому что за чистку отвечают другие, дороги – это третье. Анна Юрьевна?

Анна Климентова: Да-да-да, я с вами, немного прерывается связь...

Петр Кузнецов: Да, но мы вас слышим по крайней мере.

Анна Климентова: ...зонирование города, в том числе и ваша...

Петр Кузнецов: Нет, Анна Юрьевна, я думаю, что это последствие тоже снегопада, возможно. Анна Климентова, руководитель Национальной ассоциации зимнего содержания дорог, была нашим экспертом по теме.

Еще один звонок, нет? Лидия, здравствуйте, это Тульская область уже, недалеко от нас. Здравствуйте.

Зритель: Это Тульская область, поселок Рождественский.

Елена Медовникова: Да, мы вас слушаем.

Петр Кузнецов: Поселок, вот. Как в поселке?

Зритель: Очень рада, что дозвонилась.

Петр Кузнецов: Мы тоже.

Зритель: Рождественский, Рождественский, слышите?

Петр Кузнецов: Да.

Елена Медовникова: Да-да-да.

Зритель: Да. Очень рада, что дозвонилась, постоянно слышу, очень нравится, спасибо. Вопросов нет...

Петр Кузнецов: Кто ваш любимый ведущий?

Елена Медовникова: Петр...

Зритель: А?

Петр Кузнецов: Кто ваш любимый ведущий?

Зритель: Все мне очень нравитесь, я не могу даже выделить.

Петр Кузнецов: Ну давайте к сути тогда.

Зритель: Да, не хочу никого обидеть.

Так, хочу поблагодарить через вашу программу нашу администрацию. Зима выдалась снежная, морозная, очень радует. Ну, думаю, всех занесет нас снегом. Нет, у нас порядок, вовремя чистится, вовремя, вы понимаете, вовремя очищают подъезды, понимаете?

Петр Кузнецов: Каждый год идеальная схема?

Зритель: А не было снега такого, я уже не помню, когда у нас снег был.

Петр Кузнецов: А, ну да, в прошлом году вообще работы не было.

Зритель: А когда гололед, посыпают. Мы иногда даже сетуем, в квартиры тащится песок, понимаете? Но спасибо нашей администрации. Не знаю, то ли администрация, то ли руководители области, но работают хорошо.

Петр Кузнецов: И с песком... Спасибо.

Елена Медовникова: Приятно, что есть и такие сообщения. Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо, рады были вас слышать тоже.

«Готовы ли вы помочь коммунальщикам и выйти во двор с лопатой?» – «да» ответили 40%, «нет» 60%. Несколько сообщений. «Я плачу 820 рублей за содержание жилья, ничего не делают, работников нет, одно начальство», – это SMS из Нижегородской области. Курская, вот не было еще этого региона: «Тротуары в ледяной глазури», – глазурь...

Елена Медовникова: Ленинградская область: «Квитанция ЖКХ, за уборку снега, между прочим, 90 рублей 30 копеек с кварталы», – вот так.

Петр Кузнецов: Мы продолжим. Да, здесь вот о травмах пишут, о травмах продолжим буквально через 5 минут после «Несерьезных новостей», поговорим об опасных тюбингах.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)