Рост числа гипертоников

Гости
Ярослав Ашихмин
кардиолог

Петр Кузнецов: ВОЗ бьет настоящую тревогу, любит он это делать. В данном случае о гипертониках речь их идет, их все больше и больше становится.

Ксения Сакурова: Вот смотрите. За последние 30 лет число людей старше 30 лет, страдающих от артериальной гипертензии, увеличилось уже вдвое, и сейчас их почти 1,5 миллиарда. Чаще страдают жители стран с низкими и средними доходами. В то же время в богатых государствах доля гипертоников снизилась. Так в 2019 году меньше всего эта доля была в Канаде, Перу и Швейцарии. Вот такой странный, на мой взгляд, список.

Петр Кузнецов: При этом больше половины всех заболевших в мире даже не подозревают о своей гипертонии.

С нами сейчас на связи Ярослав Ашихмин, кардиолог, советник генерального директора Фонда международного медицинского кластера, кандидат медицинских наук. Ярослав Игоревич, здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Ярослав Ашихмин: Рад слышать вас. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Да, здравствуйте. С чем вы связываете такой рост?

Ярослав Ашихмин: Если говорить честно, то это связано, во-первых, с более высокой выявляемостью гипертонии. Во-вторых, с тем, что сдвинулись границы. Сегодня гипертонию диагностируют в ряде ситуаций, по американским рекомендациям, уже при давлении 135 и 85 миллиметров ртутного столба и выше. И наконец, это связано с очень высоким уровнем стресса.

И четвертое – изучается сегодня возможность влияния коронавирусной инфекции на риски прогрессирования гипертензии. Смысл в том, что, например, на фоне коронавирусной инфекции гипертензия может течь более зло, люди чаще обращаются к докторам, чаще выявляется гипертензия просто на обычном осмотре.

В действительности в России уже давным-давно известно, что 35–45% взрослых людей имеют артериальную гипертензию. В моей практике практически не встречаются топ-менеджеры, люди, живущие с высоким уровнем стресса, мужчины старше 45 лет, у которых гипертензии нет.

Петр Кузнецов: Вы сказали, что чаще обращаются. Это значит, что… Ну, мы так понимаем, что они обращаются уже поздновато, потому что больше половины, как мы узнали, всех заболевших в мире даже не подозревают о своей гипертензии.

Ярослав Ашихмин: Да. Вот как вы думаете? У кардиолога мужчина 50 лет. Вопрос: «Что вас привело на прием? Или кто?» И самый частый ответ…

Ксения Сакурова: Жена?

Ярослав Ашихмин: Жена, конечно, разумеется. Потому что мужчины считают, что они погибнут от чего-то еще. Ну, у нас полмиллиона инсультов в год, смертность существенно выше, чем от коронавирусной инфекции, но люди по какой-то причине считают, что 140 и 90 или 135 и 85 – это нормальное давление. «Я ничего не чувствую. Делать ничего не нужно». Соответственно, после этого просто ходят люди с высоким давлением – и у них либо инсульт, либо инфаркт.

Если нет инсульта или инфаркта, то без вариантов при высоком давлении повреждаются сосуды головного мозга, белое вещество поражается, снижается память. У мужчин – мужские проблемы, связанные во многом именно с артериальной гипертензией. Люди про это не знают и бегут в аптеку за таблетками для усиления определенных функций.

Это катастрофа, в действительности просто связана, извините, пожалуйста, с таким наплевательским отношением на свой организм. Если у мужчины какая-то жидкость, увеличивается давление в машине, то он сразу же корректирует давление. Что касается артериального давления крови, то почему-то никто об этом не заботится.

Ксения Сакурова: Я так понимаю, что немало людей вообще даже не подозревают о том, что у них есть какие-то проблемы. Если он пришел (хоть с женой, хоть один) на прием – значит, как минимум подозрения есть.

Ярослав Ашихмин: Послушайте, все знают, все знают. Вот не нужно… Потому что в аптеке раз в жизни кто-то померил – была циферка 140 и 90, давление. Просто не обратили внимания. Нормально себя чувствует, ничего страшного. А потом – инсульт. Нет, просто всем нужно сказать. Очень важное дело вы делаете, безусловно. Спасибо большое.

Просто пойдите в аптеку, у друзей померили давление. Если у вас выше, чем 135 и 85, то идите к терапевту. Если у вас выше, чем 140 и 90, то идите к терапевту или к кардиологу. Вам, возможно, с высокой долей вероятности, постоянно, в течение всей жизни, как вы дышите, пьете и едите, нужно будет принимать лекарства для снижения давления, чтобы у вас не было инсульта, инфаркта, эректильной дисфункции и поражения белого вещества головного мозга. Других вариантов у нас с вами в России, в такой стрессовой среде, извините, пожалуйста, практически нет.

Есть небольшая доля людей, у которых не повреждены еще органы, у которых небольшое повышение давления – ниже, чем 149 и 99. Если у них все остальное идеально в организме, у них нет ожирения, у мамы и папы не было в раннем возрасте инсульта или инфаркта, нет бляшек в сосудах, – вот если они абсолютно чисты во всем остальном, то, возможно, в ряде случаев можно и без лекарства. Люди этого не понимают. Они считают, что они сами могут без таблетки справиться. Из-за этого такая проблема.

Петр Кузнецов: И народными средствами. Извини, Ксюша. «Вино красное сухое помогает при гипертонии». Я ждал этого сообщения.

Ярослав Ашихмин: Категорически нет! Совершенно точно. Сегодня мы знаем, что вино, никакой алкоголь не способствует снижению давления, и какой-либо пользы в нем нет. Забудьте про то, что говорили кардиологи: «Один бокал вина». Пользы от алкоголя совершенно точно для сердца никакой нет. Это доказано в крупных исследованиях. Если вы можете не принимать алкоголь – не принимайте.

В России вообще рекомендовать прием алкоголя – это просто преступление, я считаю, с количеством людей, которые у нас страдают алкоголизмом. Он может повышать давление, безусловно, в высоких дозах.

Ксения Сакурова: Давайте про то, что все-таки помогает. Если человек начинает вовремя принимать соответствующую терапию, насколько снижается риск тяжелых последствий?

Ярослав Ашихмин: Можно кардинально снизить – более чем в два раза – риск инсульта, инфаркта, других проблем. То есть это не просто какая-то чепуха, а в действительности ты можешь назначить терапию всего трем человекам, четырем человека – и ты спасаешь, по сути, жизнь, если говорить о спасении человека. Кроме того, от нефатального инсульта, потому что мы видим, что для мужчин это часто катастрофа. Они были кормильцами семьи, и вдруг они становятся обездвиженными, семья начинает за ними приглядывать.

Ну смотрите: 5 миллиметров ртутного столба на тонометре – плюс 20% риска инсульта. Вычитайте пятерку из ваших цифр – получайте снижение риска у вашего мужа или близкого человека. Пожалуйста, сделайте это.

Петр Кузнецов: Дорогая это терапия? Потому что нам уже начинают писать: «Помогло бы то, что лекарства от давления надо сделать бесплатными или хотя бы со скидкой», – Курганская область.

Ярослав Ашихмин: Ну да. Если бы чаша сия меня не миновала, пришлось бы стать министром здравоохранения. И я бы, конечно, сразу начал с того, что построил бы завод, который производит очень качественные, подчеркиваю, и посильные для государства дженерики. И, безусловно, раздавал бы лекарственные препараты бесплатно тем, кто не может покупать.

Есть очень качественные препараты, которым, условно, 5–10 лет, но которые великолепнейшим образом работают, ничем не хуже новых, которые стоят на месяц 500 рублей, по сути. И государство обеспечивает ряд пациентов. Но у нас реальная проблема с качеством дженериков. Если честно говорить, то российские дженерики, с моей личной точки зрения, имеют крайне низкое качество.

Ксения Сакурова: Спасибо большое.

Петр Кузнецов: Спасибо. Ярослав Ашихмин, кардиолог.

«Запугивание ковидом способствует гипертонии», – уверен телезритель из Новгородской области.

А вот о чем мы будем говорить в следующем часе.

Ксения Сакурова: Это был первый информационный час программы «ОТРажение». А вот какие темы у нас далее.

В Москве учителям разрешили снять маски. «Надевать их или нет во время уроков – будут решать сами педагоги», – заявил Сергей Собянин. Он же пообещал не ужесточать антиковидные ограничения к 1 сентября. Тем временем канадские ученые заявили, что большинство масок вообще бесполезны. О последних новостях эпидемии коронавируса – в 13:15.

Петр Кузнецов: «Не понаехали, так понаедут». Российский футбольный союз высказался за отмену лимита на легионеров в главной лиге страны. При действующих ограничениях на присутствие иностранцев на поле никакой пользе нашей сборной чиновники так и не увидели. Впрочем, как и мы. О значении лимита в жизни русского футбола – давайте рассуждать в 13:40.

Оставайтесь с нами. Ксения Сакурова, Петр Кузнецов. Впереди новости, а далее продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Удвоение за 30 лет. Чаще страдают жители стран с низкими и средними доходами