Рубль становится цифрой

Рубль становится цифрой | Программа: ОТРажение | ОТР

Когда бумажная валюта останется в прошлом? И насколько безопасны электронные деньги?

2021-03-15T13:33:00+03:00
Рубль становится цифрой
Газификация: 90% к 2025 году. Мусорная реформа – на «тройку»? Саммит по климату. Центры занятости по-новому. Техосмотр под камеру
Александр Бузгалин: Советский Союз мог быть интеграцией только на основе социалистического проекта. На основе капиталистического проекта его создать нельзя. Это урок и Ленину, и стране
Встреча по-соседски
Смените климат. С какой повесткой выступил Владимир Путин на климатическом саммите?
Президент нажал на газ
Жителям Кыштыма выставили счёт в 25 млн рублей за подключение домовладений к газу. СЮЖЕТ
Владимир Путин призвал провести газ бесплатно к границам земельных участков
В России заработают сто центров занятости нового формата
Поставьте оценку мусорной реформе
Мошенники научились обходить ограничения новой системы техосмотра
Гости
Виктор Достов
председатель совета Ассоциации участников рынка электронных денег и денежных переводов «АЭД»

Оксана Галькевич: Да, разобраться бы на самом деле, что за рубль такой цифровой. Был у нас и рубль серебром, и золотом был, был такой советский, с Лениным на купюрах, помнишь такие?

Петр Кузнецов: Да.

Оксана Галькевич: В общем, всякий был, друзья, на нашей памяти. Но цифрового такого у нас еще не было. А сейчас уже кто только об этом не говорит, о неком новом воплощении нашей национальной валюты. Вот давайте разбираться, что это за неведома такая зверушка, банкнота, не знаю, монета, с чем ее едят, как ее используют. Давайте вот в этом, собственно, разбираться. Подключайтесь, потому что, я думаю, что у вас тоже может быть очень много вопросов. Телефоны включены, смс-портал работает. Будем разбираться, а то, знаете, в один день проснемся и узнаем, что зарплату нам в каких-нибудь виртуальных дензнаках уже насчитали, а мы не в курсе.

Петр Кузнецов: Слушай, ну, судя по всему, так и будет на самом деле, поэтому мы должны да, как-то хотя бы подготовиться к этому. Виктор Достов, председатель Ассоциации «Электронные деньги» нам поможет сейчас.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Виктор Леонидович.

Виктор Достов: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ну вот есть задача сейчас его создать, мы не знаем, в какой стадии, или он уже создан? Значит, судя по всему, она будет выполнена, эта задача. Скажите пожалуйста, банкам это интересно? Мы сомневаемся. Потребность есть в этом у простых граждан? Мы сомневаемся. Для чего это нужно?

Оксана Галькевич: Убедите нас, у вас просто какая-то очень сложная задача. Убедите нас в том, что это нужно и важно.

Виктор Достов: Хорошо, давайте начнем с того, что это нужно. Почему это нужно и кому от этого будет хорошо. Значит, очень упрощенно затею с цифровым рублем можно представить как большой переход счетов граждан со счетов коммерческих банков: «Альфабанка», «Сбербанка», «Тинькофф», «УралПромМашБанка», не важно какого, в Центральный банк. То есть Центральный банк станет таким мегабанком, будет вести счета граждан, может быть, он будет вести не счета, а цифровые кошельки, в котором будет лежать цифровые валюты на блокчейне, мы это пока не знаем. Но, собственно, деньги переезжают в Центральный банк.

Что мы понимаем хорошего для государства. Мы понимаем, что как раз в пандан к вашей предыдущей беседе, контроль становится абсолютным и очень удобным для государства и прозрачным. Государство видит просто все транзакции. Более того, эти транзакции можно ограничивать, как мы говорим на нашем профессиональном жаргоне, например, деньги можно покрасить в зеленый цвет, и зеленые деньги будут приниматься только в зеленых магазинах. Например, детское пособие зеленое. В красном и белом, соответственно, расплатиться зелеными деньгами не получится.

Оксана Галькевич: Подождите, это как в свое время инвалютные советские рубли только в магазине «Березка» можно было потратить. Зачем сейчас-то это надо, простите?

Виктор Достов: Ну, это «Березка» наоборот, потому что, условно говоря, есть много идей, например, семье выдали детское пособие, она купила, давайте мягко скажем, смартфон, да, себе, вместо того, чтобы ребенку молочную смесь.

Петр Кузнецов: Ай-ай-ай.

Виктор Достов: Эта тема не пройдет. Выдали какому-то предприятию деньги на госзаказ, оно их потратило там, мягко скажем, на представительский автомобиль. Это тоже не пройдет, деньги будут покрашены...

Петр Кузнецов: Спрятать наворованное будет практически невозможно получается.

Оксана Галькевич: Нет, не обязательно наворованное. Это может быть государством предоставленная какая-то сумма, но одна зеленая сумма, другая синяя, третья красная.

Петр Кузнецов: Нет, я просто пытаюсь понять, что, с отмыванием денег теперь покончено будет у нас в стране?

Виктор Достов: Вы знаете, мне, конечно бы, хотелось вам сказать, что да, и технология решит этот вопрос, но, как мы знаем, люди, они крайне гибки, и я думаю, что технократическими методами эту задачу, к сожалению, не решить, она нерабочая. Но это сильно осложнит процесс обмывания, обналичивания и тому подобного.

Петр Кузнецов: Виктор Леонидович, а вот еще по поводу вопроса, а нужно ли это банкам. А нужно же, наверное, какое-то новое оборудование, программное обеспечение, это все на плечи банков будет ложиться?

Виктор Достов: Мы не знаем. Центробанк предложил три сценария. В первом сценарии Центробанк вообще все абсолютно делает сам, и коммерческие банки остаются не у дела. В другом сценарии, в крайнем, Центробанком все-таки отдается довольно большое количество функций, то есть Центральный банк, грубо говоря, печатает электронные деньги и раздает их банкам, чтобы они дальше с ними работали, как сейчас они работают с наличкой. Есть промежуточный сценарий. В любом сценарии банкам придется не очень легко.

Оксана Галькевич: Виктор Леонидович, скажите, вот это мы сейчас про банки, про Центральный банк, в том числе. А обывательская польза от этих новых цифровых красных, синих, зеленых рублей какая?

Виктор Достов: Вы знаете, на этот вопрос нет простого ответа, потому что мы не видим каких-то очень сильных перемен для граждан. Есть вера, но она такая довольно предметная, что эти платежи будут довольно безопасными для граждан, эти деньги будут сложнее украсть там хакерам. Есть идея, что у нас появятся разные безналичные инструменты, которыми можно будет платить вдали от интернета, от мобильной связи, но, я думаю, что для граждан как раз все изменится менее всего.

Петр Кузнецов: А мы можем предположить снижение, не знаю там, по отношению с тем, что есть, резкое снижение комиссии, например, за платежи? Хорошее преимущество.

Оксана Галькевич: Кстати, да.

Виктор Достов: Вы знаете, это ведь высокие комиссии за платежи – это такая легенда. На самом деле в среднем эти комиссии очень низкие, то есть это, грубо говоря, комиссии порядка одного процента с небольшим. И понятно, что, наверное, их можно еще немножечко урезать, но, опять-таки, вряд ли это будет значительное изменение, которое будет заметно. Пока мы больших надежд на это не питаем.

Оксана Галькевич: Скажите, Виктор Леонидович, а не будет у этих цифровых рублей такого правила применения, знаете, как вот у бюджетов – до конца, до 31 декабря каждого года надо обязательно потратить. Вот выделили тебе там 500 зеленых рублей на соски и детское питание – все, до 31 числа давай, а то в бюджет, значит там, они отсчитаются. Или все-таки могу себе копить эти зеленые рубли на соски и детское питание, могу в следующем году потратить?

Виктор Достов: Вы знаете, чем хороши и чем, в общем, несколько опасны электронные инструменты платежные, в том числе цифровой рубль, что с ним можно делать все, что угодно. Например, можно давать детские деньги. Как только ребенку исполняется 14 или 16, деньги автоматически обнуляются. На эти деньги можно начислять проценты, они у нас лежат в кошельке, и на них просто автоматически немножко нарастает. А можно, наоборот, делать политику такую дефляционную, и понемножку деньги у вас отнимать, чтобы вы их инвестировали во что-нибудь, не держали под цифровым диваном.

Оксана Галькевич: Слушайте, вот меня сегодня Мао Цзэдуном назвали, зачем же сразу отнимать-то, давайте лучше проценты начислять. Спасибо.

Петр Кузнецов: Будут решать, Оксан, будут решать. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Виктор Достов был у нас на связи, председатель Ассоциации «Электронные деньги».

Петр Кузнецов: «Я не хочу цифровые деньги, также как и карточки, наличка надежнее» – Кемеровская область пишет. Нижегородская: «Цифровой рубль – очередной способ обкрадывания граждан». «Старая добрая карточная система» – Краснодарский край. Пермский: «В долги теперь цифры загонять будут, хоть что-то новое».

Оксана Галькевич: Друзья, прощаемся, впереди большие новости с Еленой Медовниковой. После этого вернемся, поговорим с вами о новых стандартах бедности, о том, что может быть на пенсии придется налоги поднимать. Ну и гаражная амнистия грядет, нам обещают, по крайней мере.

Петр Кузнецов: Оставайтесь с нами.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Когда бумажная валюта останется в прошлом? И насколько безопасны электронные деньги?