• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Леонид Млечин: Молодая гвардия – это только те ребята, которые знали, что рискуют своими жизнями, и не испугались их потерять. Никакой другой "Молодой гвардии" быть не должно

Леонид Млечин: Молодая гвардия – это только те ребята, которые знали, что рискуют своими жизнями, и не испугались их потерять. Никакой другой "Молодой гвардии" быть не должно

Гости
Леонид Млечин
писатель-историк

Константин Чуриков: Наша постоянная рубрика: история вопроса, вопросы истории, в студии Леонид Млечин, писатель-историк, добрый вечер, Леонид Михайлович.

Оксана Галькевич: Мы в прошлом году подводили итоги революционных событий 1917 года в деталях разбирали то время, сейчас переключаемся мы с вами уже сразу в год 43-й.

Леонид Млечин: Просто особая дата, мы эти дни, февральские поздние, январские, мы отмечаем 75-ю годовщину расстрела немцами замечательных молодых людей, которые на временно оккупированной территории не покорились, а сопротивлялись оккупантам и образовали организацию "Молодую гвардию", которая вошла в историю. Именно в эти дни, поскольку многие из них были преданы, немцы их поймали, пытали, допрашивали, расстреливали и сбрасывали в шахту. Они кстати, всего ничего не дожили до возвращения красной армии, поэтому трудно их так было потом доставать. Эта история произвела колоссальное впечатление на партийное руководство того времени. Доложили первому секретарю ЦК компартии Украины Никите Сергеевичу Хрущеву, он написал большое письмо Сталину и сразу несколько молодых людей были награждены высшей наградой – золотыми звездами героя Советского союза и несколько десятков орденами. Это был первый случай массового награждения молодёжи.

Константин Чуриков: Мы говорим молодежь, молодая гвардия, а сколько лет им было? Сколько лет было самому младшему, правда ли что лет 14?

Леонид Млечин: Да, так и есть, это были совсем молодые люди, кто-то из них учился еще в школе, кто-то был после школы, в том-то и дело, это были прекрасные юноши и девушки. Эта история в сентябре 43-го года в Комсомольской правде прогремела и поехал туда Александр Александрович Фадеев. На всякий случай, для молодых зрителей напомню, что это был генеральный секретарь Союза Советских писателей, то есть главный писатель страны, который вошел ив историю литературы прекрасным романом о гражданской войне под невиданным названием "Разгром". Он поехал написать статью для "Правды", она была опубликована тогда же в сентябре 43-го, но он был так увлечен этой историей, что попросил у Сталина разрешения, освободить от всех обязанностей и в невероятном темпе писал книгу. Он писал роман "Молодая гвардия", первое издание которого, вышло в 45-ом году и тогда об этом узнала вся страна. Люди конечно моего поколения, моложе меня, старше точно – все читали этот роман. Он не так хорош с литературной точки зрения, но эта история потрясла его невероятно и выдающийся наш режиссер Сергей Аполлинариевич Герасимов, снял фильм "Молодая гвардия", которые люди моего поколения и старше конечно же все смотрели. Но среди зрителей был товарищ Сталин, который посмотрел фильм, попросил книгу, прочитал и то и другое ему страшно не понравилось. Не понравилось, потому что там не было определяющей роли партийного руководства Фадеев утром просыпается, раскрывает главную газету страны "Правду" и читает, что он плохо исполнил свою задачу, не описал руководящую роль партийной организации. Я читал первое издание "Молодой гвардии". И там описание того, что происходило, очень близко к истине, там описание бегства в 41-ом, описание того, как молодые люди конечно же в одиночку остались, но указания сверху есть указания сверху. Фадеев опять попросил отпуск, трудился и написал второе издание, оно толще, его в основном читали, оно значительно хуже первого, фильм немного переделали. Это я к чему, к тому, как формировалось наше представление об истории, о реальной истории. Отошли далеко и очень сильно это повлияло на изображение, значит Фадеев беседовал там только с частью людей, как это все происходило. Поэтому он назвал предателями людей, которые предателями не были, а были героями сопротивления. У него главный предатель под фамилией Стахович, но все знали, что это Виктор Третьякевич, расстрелянный немцами. Он числился предателем, а у него были два брата на партийной работе. Их сняли с должности, они всю жизнь провели с клеймом предателя. Только в конце 50-х годов, когда группа людей обратилась к тогдашнему руководителю комсомола Александру Николаевичу Шелепину, он потом возглавит КГБ, потом будет секретарем ЦК, заместителем главы правительства. Он нашел в себе силы уйти от канона, была комиссия, она пришла к выводу, что Третьякевич был одним из самых создателей "Молодой гвардии". Тогда ему посмертно дали орден. Появилась статья и Герасимов вырезал сцены с предателем. А две милых девушки, одна из которых училась в школе, получили по 10 лет, отсидели как предатели, будучи не предателями, а патриотами своей родины.  У нас звучит такая формула: не надо переписывать историю, она кажется правильной, но она смешна, вот скажите, что не надо переписывать химию. Наука просто развивается, физика развивается, химия развивается.

Константин Чуриков: Появляются новые факты, новые документы, понятно.

Леонид Млечин: Не только новые документы, новое понимание всего, поэтому конечно надо переписывать. Переписывать в каком смысле…

Константин Чуриков: С точки зрения понимания?

Леонид Млечин: Ну вот знаете, как, у нас огромное количество художественных фильмов, посвящённых войне, там пять – шесть человек запросто уничтожают немецкую дивизию. С моей точки зрения, это крайне оскорбительно по отношению к бойцам и командирам красной армии и вот этим ребятам, которые не могли уничтожить дивизию. Ну как они могли, молодые ребята, без оружия, уничтожить дивизию.

Константин Чуриков: Это была война, а не боевичок.

Леонид Млечин: Конечно, сам факт того, что эти замечательные ребята не покорились, не стали сотрудничать с оккупационной властью, не пошли в услужение, а как было прожить на оккупированной территории? Надо было как-то прожить, хлеб добывать, не пошли, внутренне сопротивлялись, зная, что им грозит. Рисковали своей жизнью и теряли жизнь, это же само по себе подвиг. А когда мы рассказываем, что там запросто целую дивизию уничтожают, мы своим на нет подвиги этих людей, мы не отдаем себе отчета, что они совершили.

Константин Чуриков: Леонид Михайлович, о подвигах ребят, юношей, девушек из "Молодой гвардии".

Леонид Млечин: Вы знаете, если сравнивать с фильмами, которые нам показывают, вроде ничего особенного они не сделали, они листовки распространяли, в которых были сводки информбюро о том, что красная армия наступает.

Константин Чуриков: На оккупированные территории.

Леонид Млечин: На оккупированные территории, под жесточайшим контролем, они красные флаги вывесили, сожгли карточки тех, кого собиралась угнать в Германию на работу, они похитили подарки для немецких солдат. Ты сейчас рассказываешь это, кажется, ничего особенно, но они за это жизнями заплатили. В этом был их выдающийся подвиг, мы должны совершенно по-другому посмотреть на то, что тогда происходило на оккупированной территории. Мои родители очень дружили с генералом госбезопасности Эдуардом Бориславовичем Нордманом, он был начальником управления КГБ в Ставрополе, при Горбачевых председателях КГБ в Узбекистане, он вступил в партизанский отряд 24-го июня 41-гогода, он жил в западной Белоруссии. Как война началась, так вот он двадцатилетним юношей, ушел в партизанский отряд. До самого возвращения красной армии он партизанил. Я помню, у нас с ним был разговор, я горою: "Вот скажите, а сколько вы были готовы воевать"? Он на меня посмотрел и сказал: "А пока не убили бы". Но таких людей было не так много просто потому, что не каждый человек на это способен, представьте себе девушек, школьниц, которые не готовы были за пулеметом лежать потому что у них и пулемета не было и не учили их стрелять. Но тот факт, что они листовки распространяли, это уже был величайший акт патриотизма. Мы, мне кажется, девальвируем этот подвиг, изображаем войну, как веселое легкое приключение и мы снижаем то, что они сделали и мне кажется. Не правильно воспитываем нынешнюю молодежь. У нас есть формула - тяжело в учении, легко в бою, но она у нас самым примитивным образом выступает, насчет ночных марш-бросков, этим подготовка солдата не исчерпывается. Важнейший элемент – психологический. Быть готовым к тому, что ты останешься один на один, как они тогда на временно оккупированной территории, что никого за тобой не будет. Одно дело, когда ты с цепью своих наступаешь, а когда ты там один! А вокруг предатели, которые тебя могут сдать. Ты один и все равно сопротивляешься, мы ведь не любим на эту тему говорить, это о количестве предателей, огромное число людей на всех оккупированных территориях, там было во всех странах. Изъявляли готовность сотрудничать с оккупантами, но как бы немцы управились с оккупированными территориями, если бы не было предателей, как бы они нашли этих ребят, если бы свои не сдавали бы. Немцы не знали русского языка, ни в чем не разбирались, ничего бы они не смогли сделать, если бы не большое число предателей. Я к тому что подвиг молодых людей, заключался в их стойкости и готовности не служить. Мы должны отдавать себе отчет, как это трудно, посмотреть на это другими глазами. Еще я хочу вернуться к тому, что Сталин остался недоволен, что партийного руководства не было. Не могло быть, представьте себе, оставили в подполье секретаря райкома партии, его же в районе знает каждый, ну долго бы о партизанил? Кроме того, какой секретарь райкома партии руководитель партизан, это же совершенно особый род занятий, не каждый к этому готов. Поэтому настоящие волевые партизанские отряды, в основе были боевые группы, наркоматы госбезопасности, военной разведки и оказавшиеся в окружении бойцы, и командиры красной армии. То есть те люди, которые владели оружием, которые знали тактику боя. Физически и психологически были готовы к бою.

Оксана Галькевич: А все-таки к этим ребятам, детям если вернуться, вот этот максимализм в чем их…они пошли на этот подвиг, в чем он их подвел, какие-то ошибки они тоже совершали. Как они оказались в этой опасной ситуации?

Леонид Млечин: Выжить, сопротивляясь на оккупированной территории, было крайне трудно, они ни в чем не виноваты. Просто в них в каждом был морально-нравственный стержень, который позволял им сотрудничать с немцами это предопределило то, что их рано или поздно поймали бы. Они это понимали.

Оксана Галькевич: Как это случилось?

Леонид Млечин: Предательство.

Оксана Галькевич: Кому они доверяли?

Леонид Млечин: Дело в том, что до конца это выяснить не удалось. Первоначально следствие вели следователи из главного управления контрразведки Смерш, вели очень поспешно поэтому обвинили тех, кто на самом деле не был виноват. А уже дальше сложилась версия, одобренная начальством, дальше уже не надо было изучать. Когда стали создавать комиссию, уже прошло время, частично восстановили правду, но полной работы, которую надо было провести, чтобы выяснить роль каждого человека этой работы не было сделано. Мы привыкли удовлетворяться готовыми схемами. Мне кажется это ужасно несправедливым в отношении этих ребят. Мы, как общество, не сочли своим долгом выяснить судьбу каждого и в том числе, точно обозначить кто именно предал. Существует несколько версий и по прошествии лет невозможно.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что с вашей точки зрения, ни одна из этих версий вашему научному уму не отвечает?

Леонид Млечин: Я не знаю, не берусь, но дело в том, что очень трудно сохранить все в тайне на оккупированной территории. Трудно было не попасться. Человек заметен по взгляду, манера другая, мимика, а предателей было огромное количество.

Константин Чуриков: Вы сказали о том, что девальвируется этот подвиг некоторыми людьми у нас, по поводу девальвации - у нас ведь есть одноимённое движение в стране, как вы относитесь к такому ребрендингу?

Леонид Млечин: Меня очень смущает, есть какие-то святыни, которые по-другому использовать нельзя. "Молодая гвардия" в восприятии людей моего поколения, это только те ребята, которые знали, что рискуют своими жизнями, не испугались и потеряли свои жизни. Мне кажется, так это и долго войти в историю и никакой другой молодой гвардии тут быть не должно.

Константин Чуриков: Расскажите нам о некоторых из этих ребят, может имена назвать.

Леонид Млечин: Я думаю, что среди наших зрителей есть кто-то кто не знает об этом, пусть возьмет и почитает про них и подумает, попытается представить себе, каково это. Их много было больше ста человек. Конечно они по-разному себя вели и разную роль сыграли, одна девушка была радисткой разведки. Есть люди, которые у меня вызывают невероятное восхищение думаю, у любого из наших зрителей, если кто-то случайно не знает про людей из молодой гвардии, есть смысл прочитать и восхититься, и понять в чем разница подвигов киногероев и реальным подвигом людей, которые действительно рисковали своей жизнью. Можно же было отсидеться, и никто потом в упрек не поставил бы, а кто-то даже тихо работал на оккупантов. После войны ведь искали и полицаев и всех, кто сотрудничал, всех не нашли. Еще в мои годы, председатель одного колхоза оказался бывшим карателем. Колхоз, казалось бы, проверенный человек. Можно было отсидеться и те сто человек на большой город…

Константин Чуриков: Зритель из Псковской области: "Очень плохо, что в школе не рассказывают детям о пионерах героях, комсомольцах героях, в учебниках истории, эта тема совсем не рассматривается, очень жаль". Правда не рассматривается?

Леонид Млечин: Я уже немного оторвался от школьного мира, но если так же рассказывают, как про 28 панфиловцев, то может лучше не рассказывать. Надо рассказывать, как это было на самом деле, чтобы было понятно, как все это было. А то кажется, что это легко, взял фрица и пристрелил его, козла такого, а это было очень трудно. Я скажу такую вещь, может тоже не все задумываются: нормальному человеку убить другого человека не просто. Даже если перед тобой такая мразь, как полицай или фашист-оккупант все равно нормальному человеку это сложно! Это той мрази легко, а тебе трудно, это тоже надо в себе преодолеть и убить живое существо. Хочу вернуться к тому, что это все…жизнь в ее сложности, чтобы молодые люди, вступающие в жизнь, понимали эту сложность. Те молодые люди не были готовы, у нас что было в пропаганде? Что в Германии все - пролетариат, начнется война и пролетариат весь перейдет на нашу сторону. Фильм был такой "Если завтра война", там об этом рассказывали, как наши части быстро вступают в Германию, и немцы переходят на нашу сторону. И в самом деле, в первые месяцы, наши солдаты удивлялись, что же немцы не сдаются, рот фронт им кричали, а они расстреливали. Потому что плохо готовили, представление об окружающем мире это так важно, поэтому я не случайно хотел на эту тему поговорить, потому что сидит в голове, да, "Молодая гвардия", герои, а в чем их героизм, каково было молодому человеку, оказавшемуся в такой критической ситуации. Мы часто не задумываемся, удовлетворяемся штампами и схемами.

Константин Чуриков: Спасибо большое, очень много слов благодарности на нашем смс-портале, это был писатель-историк Леонид Млечин.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты