• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Салин: Сегодня нет серьезных кандидатов в президенты, потому что поляна вытоптана. Они были мягко вытеснены за пределы политического поля или ассимилированы во власти

Павел Салин: Сегодня нет серьезных кандидатов в президенты, потому что поляна вытоптана. Они были мягко вытеснены за пределы политического поля или ассимилированы во власти

Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Оксана Галькевич: Ну а сейчас, уважаемые друзья, время выслушать "Личное мнение" – в студии программы "Отражение" мы представим нашего гостя: директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. Здравствуйте, Павел Борисович.

Юрий Коваленко: Добрый вечер.

Павел Салин: Добрый вечер.

Оксана Галькевич: Мы рады вас видеть в нашей студии. Много вопросов к вам именно как к политологу – в частности, например, за выходные список кандидатов в президенты пополнился еще одним именем. Назовите этого человека.

Павел Салин: Господин Титов, конечно.

Оксана Галькевич: Это так называемый кандидат от бизнеса.

Павел Салин: Да, кандидат от бизнеса. Я думаю, что это в принципе достойная кандидатура, которая в принципе устраивает и власть, и, наверное, бизнес, поскольку, с одной стороны, эта кандидатура не представляет угрозы для предполагаемого основного кандидата от власти в лице действующего президента, а с другой стороны это кандидат, политик, общественный деятель скорее пока еще, не политик, который пользуется доверием бизнес-кругов, который может озвучить их повестку дня, хотя, конечно же, всю повестку, которая волнует бизнес, озвучить не дадут.

Юрий Коваленко: То есть только бизнес его поддерживает, а в основном общественность его не очень хорошо знает?

Павел Салин: Нет, а что вы имеете в виду под бизнесом? Мы когда говорим про бизнес, крупный бизнес… Нет, господин Титов ориентируется по крайней мере официально и по сути в том числе и в первую очередь даже на мелкий и средний бизнес. То есть если про госкорпорации мы можем говорить, что да, это бизнес, это не общественность, то мелкий и средний бизнес – это, наверное, важный сегмент общественности в регионах, который очень активен, и это важный сегмент гражданского общества, он ведет себя достаточно активно.

Оксана Галькевич: Но все-таки политическая борьба, борьба за главный пост в стране – это несколько другая работа. Как вы думаете, у него хватит опыта, подготовки какой-то? С какой программой…

Павел Салин: Здесь нужно понимать, какие цели ставит перед собой любой кандидат кроме основного кандидата, который настроен на победу? Любой кандидат идет на президентские выборы нынешние не для того чтобы победить – никто на это не может надеяться – а на то, чтобы продвинуть собственную повестку дня. Господин Титов, когда вчера анонсировал свое выдвижение, так и сказал, что будет продвигать стратегию роста, и чем более он наговорит, чем больше он озвучит инициатив, тем ему проще будет их потом продвигать уже после президентских выборов. То есть он четко сказал, что для него статус кандидата – это определенная предусмотренная законом площадка, для того чтобы озвучивать инициативы, продолжать их в медиа-поле, чтобы какие-то тезисы зафиксировать, и позже будет проще бороться за их реализацию. Естественно, никаких планов победить у него нет, как и у любого другого кандидата.

Оксана Галькевич: Вот по поводу планов победить чуть позже, а сейчас вопрос к нашим телезрителям. Мы обращаемся к нашим телезрителям: уважаемые друзья, пожалуйста, звоните и пишите нам на SMS-портал, мы работаем в прямом эфире, абсолютно интерактивно, и если у вас есть какие-то предложения по темам, которые вы бы хотели обсудить с нашим гостей, пожалуйста, предлагайте, высказывайтесь, ждем какой-то вашей реакции.

А зачем идти на выборы, если ты не хочешь победить? Вот вы сказали о Титове, хорошо, он, допустим, продвигает свою стратегию роста. А если говорить о других кандидатах? – если по линеечке пройтись?

Павел Салин: Ну мы пока точно знаем, кто пойдет. Заявил Григорий Алексеевич Явлинский, но ему нужно о себе просто напомнить, особых перспектив у него я не вижу, потому что время, конечно, ушло. Еще Владимир Вольфович Жириновский, которому тоже нужно… Это, скажем, прощальная для него гастроль – просто нужно создать определенный динамизм и все-таки думать о будущем партии. Я думаю, что у обоих кандидатов, которых мы озвучили, тоже нет задачи победить, каждый решает свои тактические задачи; есть просто формат, который предусмотрен законодательством, и в этом формате каждый достигает своих целей. Один кандидат, основной кандидат от власти (так обтекаемо его назовем), будет решать задачу с победой, с максимальной явкой и максимальным результатом голосования, а остальные будут решать свои собственные задачи.

Мне кажется, что задача господина Титова, если про него говорить, достаточно прагматичная, и очень любопытно будет смотреть, как те тезисы и та повестка дня, которую будут продвигать кандидаты, спарринг-партнеры основного кандидата от власти во время выборов, будут влиять на ситуацию в стране уже после выборов. Потому что изменения назрели (они пока не перезрели, но уже назрели) в первую очередь в социально-экономической сфере (политику не будем трогать, бог с ней). И бизнес тот же понимает, что власть осознает необходимость этих изменений, но она не готова идти на изменения системные. Она говорит: "Давайте технические какие-то изменения проводить". А бизнес не может сейчас сказать "Нет, вы неправы, мы настаиваем на системных изменениях", бизнес будет реализовывать в том числе устами господина Титова так называемую тактику салями, когда колбасу режут тонкими кусочками, и вроде бы незаметно, а в итоге весь батон нарезан. Я так полагаю, что у кандидата от бизнеса как раз такая задача: постулировать в медиа-поле и в головах общества, целевой аудитории то, что необходимость перемен назрела и даже перезрела. И сначала там вроде бы небольшие перемены, а потом уже перейдем к переменам системным. То есть самое главное – это простимулировать власть сказать "А", а потом по логике она должна будет говорить "В", "С" и так далее.

Оксана Галькевич: Подвести к вот этому.

Павел Салин: Да.

Оксана Галькевич: А вы намеренно исключили из этого списка Ксению Анатольевну? Явлинский, Жириновский, Титов.

Павел Салин: А, да, я прошу прощения. У нее ситуация не очень хорошая, я так понимаю, с деньгами. Если три кандидата, которых я озвучил, так или иначе насчет своего фандрайзинга спокойны, то что касается Ксении Анатольевны, у нее там возникли, я так понимаю, определенные проблемы, и ее участие в президентских выборах под вопросом. Скорее да, но может так получиться, что кампании либо вообще не будет, либо она будет скомканной, потому что месяц назад, когда она заявила, ожидания самые динамичные в отношении ее. Но мы видим, что сейчас процесс забуксовал, а сейчас, когда появился еще кандидат от бизнеса, потому что на этом бизнес-либеральном, я бы сказал, фланге не было никакого кандидата. Господин Явлинский все-таки уже совсем другой фланг занимает, он вроде считается либералом, но не совсем. А вот бизнес-либеральный фланг… Там сначала на либеральном фланге появилась госпожа Собчак, а сейчас на бизнес-фланге появился господин Титов. И если раньше, допустим, некоторые бизнесмены, не было бы господина Титова, могли бы дать деньги госпоже Собчак, понимая, что она тоже системный кандидат, в пользу нее часть элиты выступает, то сейчас может быть, что этот бизнес предпочтет господина Титова, и у госпожи Собчак просто не будет средств. Это мое предположение, посмотрим, как будет развиваться ситуация. Вопрос о ее участии в выборах пока открыт.

Юрий Коваленко: А вот все-таки эти выборы называют самыми пестрыми выборами, которые были за всю историю Российской Федерации. Помимо тех лиц, которых мы видим часто на выборах (во всяком случае за последние 20 лет), у нас появилось очень много людей, которых принято сейчас называть молодыми технократами или просто свежей кровью – вот их в целом позиция укладывается в реалии российской политики, или они делают это для своего политического престижа?

Павел Салин: Я бы сказал, самые пестрые выборы за последние 17-18 лет, с 2000 года. Потому что в 1990-е гг. у нас спектр гораздо более пестрый был, и самое главное – даже те, кто был совсем маргиналом, реально и всерьез боролись если не за победу, то за второе место. Сейчас да, скорее всего ландшафт, то есть набор лиц будет более свежим, чем в прошлый и позапрошлый электоральные циклы. Думаю, что ситуация для этого просто созрела, более того, она перезрела. Есть запрос на обновление, социологические замеры демонстрируют, когда проводят глубинное интервью, что практически во всех социальных группах, в том числе и в тех социальных группах, которые являются опорой власти (допустим, женщины среднего возраста), запрос на перемены уже превышает запрос на стабильность. Когда была кампания в 2012 году, такого не было несмотря на всю политическую турбулентность в Москве, Петербурге и крупных городах. Сейчас такой запрос есть, поэтому у каждого кандидата есть свой шанс. Это еще и заявка на то, чтобы сохраниться в процессе транзита политической системы, который сейчас начинается и который мы будем наблюдать в ближайшие годы.

Оксана Галькевич: Я не знаю, женщина это среднего возраста или мужчина среднего возраста – из Ростовской области нам пришло сообщение: "Не буду голосовать за буржуина-капиталиста", то есть за бизнесмена. В общем, образ предпринимателя, образ бизнесмена все-таки широкой какой-то поддержки не имеет.

Павел Салин: Широкой поддержки не имеет. Здесь нужно смотреть просто, какие… Я не знаю, откуда ваш зритель пишет…

Оксана Галькевич: Ростовская область.

Павел Салин: Область или город?

Оксана Галькевич: Здесь не могу сказать.

Павел Салин: Да, вот здесь. Потому что если брать, допустим, отношение к малому и среднему бизнесу, госкорпорациям и крупному вообще бизнесу частному в крупных городах, то отношение достаточно позитивное. В Москве вообще у нас четверть населения самозанятые официально или неофициально, это люди сами по себе предприниматели, они создают себе работу. В Петербурге чуть поменьше, но тоже; в городах-миллионниках еще меньше, но тоже. Здесь понятное дело, что вся страна не поддержит, и господин Титов вряд ли рассчитывает на 20-30% голосов. Ему важно, чтобы его услышал его целевой электорат – опять же, жители крупных городов, не те, кто привык говорить лозунгами про демократизацию, либерализацию, а вот, скажем, электорат, который настроен на реальные какие-то изменения, эволюцию социально-экономической системы.

Оксана Галькевич: А вот еще наши телезрители спрашивают. Вы использовали такую фразу как "кандидат от бизнеса", который "главному кандидату от власти" угрозы не несет. Кто вообще, собственно, кандидат от власти?

Павел Салин: Ну я имею в виду, конечно, действующего президента Владимира Путина.

Оксана Галькевич: Но он ведь не заявил еще о своем участии, мы не знаем…

Павел Салин: Да. В элитах есть 100%-ое ощущение, что Владимир Путин пойдет, он в ближайшее время сделает заявление. Я в этом уверен на 99%. Если бы не было давления Запада, я был бы уверен гораздо меньше, но вот сейчас из-за давления со стороны Запада необходимо продемонстрировать, что все-таки подавляющее большинство населения поддерживает национального лидера, для того чтобы он имел свободу маневра в общении с элитами уже после президентских выборов.

Оксана Галькевич: Смотрите, из неизвестного региона наша телезрительница Елена Хрипкова пишет: "Борис Титов – прекрасный кандидат! Его задача во время предвыборных дискуссий – довести до сведения избирателей тезисы "Столыпинского клуба". А вот таким кандидатам, как Жириновский (их называют "динозаврами") и Зюганов, надо бы уже сесть на место". Ну вот не по поводу Титова – это личная оценка нашей телезрительницы. А по поводу Жириновского и Зюганова? Действительно, ради победы эти выборы им не нужны, как вы сказали – тогда зачем уже в который раз, снова по этому кругу?

Павел Салин: Я так понимаю, что, во-первых, попросили, а во-вторых, все-таки нужно зафиксировать как-то транзит власти уже в партиях. То есть господину Зюганову нужно передать партию в нужные руки, для этого нужно как-то выступить на выборах убедительно, потому что результаты КПРФ на парламентских выборах, мягко говоря, не блистали. Господину Жириновскому просто необходимо тоже сделать прощальный аккорд, потому что вопрос о будущем партии остается открытым. Необходимо последний раз сказать о себе, заявить, с тем чтобы как-то дать толчок будущему своих партий уже в этом процессе транзита власти.

Юрий Коваленко: А будут ли эти партии так привлекательны, как они привлекательны для многих категорий сейчас? Я знаю, что военные, допустим, поддерживают ЛДПР, коммунисты берут на себя большую часть пенсионеров и так далее. Вот будут ли эти партии с новыми лицами так же красивы для своего электората?

Павел Салин: Это очень большой вопрос, какие новые лица появятся. Потому что с коммунистами большой вопрос открыт, кто там будет. Коммунисты – это самая институционализированная партия, то есть партия, которая меньше всего зависит от лидера, там большой разброс, называются различные кандидатуры в качестве преемников. Наиболее вероятно (я не хочу их называть)… Я думаю, что у коммунистов будет все более-менее в порядке.

Что касается ЛДПР, да, это партия одного лидера, там очень большой вопрос. Вообще если у нас политсистема будет по-прежнему развиваться эволюционно, не будет никаких всплесков, потрясений в ближайшие годы, то основная задача власти сразу после выборов и до 2021 года, до парламентских выборов – это как раз трансформация, модернизация партийной системы, с тем чтобы следующая Госдума по партийному составу и по партийному персональному была другой, чтобы те партии, которые сейчас представлены (все или некоторые из них), были представлены во многом другими лицами и чтобы там появились какие-то новые политические силы, которые представляют прежде всего жителей крупных и средних городов.

Оксана Галькевич: Павел Борисович, вот смотрите. Вы сейчас прошлись по кандидатам и сказали, что так или иначе никто не ставит перед собой задачи стать президентом, победить в этой предвыборной гонке. У каждого есть какая-то своя другая цель; как вы сказали, Титов продвигает свою повестку, столыпинскую программу. И вот нам телезрительница пишет: "Ну кандидаты – фикция". И вот как, собственно говоря, если люди понимают то, что вы им сейчас представили, разложив по полочкам все это – как все-таки убедить людей, что все-таки в выборах надо участвовать?

Павел Салин: Вот вы правильно отметили – это, наверное, один из трендов, мейнстримов в российском обществе – что есть усталость от статус-кво, есть запрос на перемены. Вот это выражается в "кандидаты-фикция". Люди хотят уже какого-то…

Оксана Галькевич: Может быть, вас послушали и поняли, что…

Павел Салин: Я сомневаюсь, что я так "глаголом жгу сердца людей", что до меня они как-то ничего не понимали, а я 5 минут выступил, и сразу наступило просветление. Нет, сомневаюсь. Есть общественный запрос, этот запрос уже года полтора через социологические исследования просматривается.

Большой вопрос к власти, как убедить людей действительно прийти на выборы, если электорат, который не настроен голосовать за власть, считает, что смысла нет ходить, все равно выберут известно кого; электорат, который настроен за власть, тоже считает, что не имеет смысла ходить, потому что и так выберут того, кто их устраивает. Очень большой вопрос относительно повышения явки, но пока соцопросы демонстрируют, что даже инерционное развитие событий даст приемлемую явку выше 50%. Ни о каких 70 на 70, о которых говорили год назад, уже речи не идет, потому что административный ресурс не хотят привлекать (в массовом порядке особенно в крупных и средних городах), а без этого высокий результат не получишь.

Как привлекать людей на участки – это открытый вопрос. Там есть какие-то политтехнологические предложения вплоть до всяких этих компьютерных игр, с алкализацией на избирательном участке и все прочее, но это дико звучит и даст 0.1% прироста. То есть явка будет невысокой, но уже власть продвигает идею о том, что и в Европе явка невысокая и нормально, у нас вообще явка будет выше 50%. Самое главное, чтобы элиты согласились относительно кандидата, а чисто сам выбор, избирательная кампания – это просто референдум о доверии.

Юрий Коваленко: Вот как раз по этому поводу несколько SMS пришло – говорят: "Превратили выборы в цирк – где серьезные кандидаты?" Вот кого наше общество, наши россияне считают серьезными кандидатами?

Павел Салин: Вот видно по отклику обратному, что у населения есть запрос на альтернативу уже и в политической сфере. Вот это очень большая проблема для власти, потому что даже в экономической сфере власть не хочет давать какие-то альтернативные точки зрения. Вот технократизм и все прочее – это как раз про то, что систему менять не нужно социально-экономическую, давайте в рамках нынешней системы все сделаем. Это как в советское время – кое-кто кое-где у нас порой… То есть все в принципе нормально, но есть серьезные недоработки, их нужно дорабатывать в рамках действующей системы. А здесь это уже проецируется на политическую систему.

Что касается вашего вопроса, кого – их просто сейчас нет, потому что поляна вытоптана. Все, кто более-менее мог о себе заявить, было вытеснены мягко за пределы политического поля за последние 15 лет, потому и власть позволяла появляться, заявлять о себе лишь людям, которые не воспринимались как серьезные кандидаты, сохраняться на политическом олимпе. 

Юрий Коваленко: Либо они бы получили какие-то должности, которыми…

Павел Салин: Или были так называемо ассимилированы, то есть получили какие-то должности (я понимаю, когда из чиновников правительственных вы имеете в виду) и сейчас являются частью системы, вновь заявить о себе как о самостоятельных политиках они не смогут. Да, это действительно так и в этом большая проблема нынешней политсистемы, потому что есть правила физики, которые можно спроецировать на политику: опираться можно на то, что сопротивляется. Реальной оппозиции нет, и когда не было вызовов никаких для политсистемы, ситуация была идеальной, а когда возникнет необходимость (она уже возникает) опереться, какую-то дополнительную опору получить – все, провисает политсистема. Это большая проблема, и сейчас нужно как-то таких политиков взращивать, причем ускоренными темпами, потому что боюсь, что 5-10 лет, которые нужны для того, чтобы взрастить нормального политика на федеральном уровне, чтобы он сам вырос, прошел процесс отбора и вырос, у России уже нет.

Оксана Галькевич: У нас очень интересные события сейчас происходят на нашем SMS-портале – телезрители уже поделились, кто за кого голосует, называют кто Титова, кто Собчак…

Юрий Коваленко: У нас уже второй реальный цифропрос.

Оксана Галькевич: И в том числе предлагают каких-то своих, как ты сказал, реальных кандидатов, кто мог бы по крайней мере поучаствовать в борьбе за этот пост.

Скажите, а вот еще одна интересная фигура: как с политическими, какими-то президентскими амбициями у Кудрина?

Павел Салин: Что касается господина Кудрина, он заявил на выходных на своем форуме, что у него нет президентских амбиций, и здесь он абсолютно не покривил душой, потому что у Кудрина психологический склад такой: у него есть желание участвовать в масштабных реформах, но как у чиновника, не как у политика. Политик – это очень большой объем публичных полномочий, работа на камеру и все прочее. Господину Кудрину это не нужно.

Оксана Галькевич: Он реализатор.

Павел Салин: Он и стратег, и реализатор, но бюрократ с большой буквы – не технический мелкий чиновник, а он бюрократ с большой буквы, поэтому у него, конечно, амбиции премьерские. Он опять же на выходных сказал… Его когда прямо спросили, он сказал, что у него нет премьерских амбиций, в отличие от некоторых других чиновников. Он четко сказал, что пока не время говорить об этом. То есть у него есть амбиции премьерские, президентских у него точно нет, он прекрасно понимает, с чем сопряжен президентский пост, он на вершине власти 20 лет, он президент вживую видит каждую неделю как минимум, и я думаю, что ему это не нужно. Так что господин Кудрин как кандидат в президенты – нет, потому что у него нет личных таких амбиций, а если у человека нет личных амбиций, не насильно же его приводить в Кремль.

Оксана Галькевич: Ну, как вы сказали, "попросили".

Павел Салин: Попросили поучаствовать – это одно, а попросили посидеть… Нет, если попросят поучаствовать просто в президентских выборах для "оживляжа", может быть, но есть господин Титов – зачем? А просто занимать президентский пост – нет.

Оксана Галькевич: "На выходных заявил" – это вы имеете в виду в рамках Всероссийского гражданского форума, который прошел в Москве?

Павел Салин: Да.

Оксана Галькевич: Собственно говоря, каких людей этот форум собирает? Кто та публика, которая там общалась, обменивалась мнениями?

Павел Салин: А вот из года в год состав более-менее меняется. Если в прошлом году чиновничья братия, чиновники форум в основном игнорировали, крупные чиновники, то сейчас мы видим набор таких достаточно представительный. То есть речь сейчас идет о борьбе за повестку дня уже после президентских выборов о том, какие реформы будут проводиться, и гражданский форум позиционировал себя как площадка для обсуждения этого, что там, в принципе, и происходило. То есть если брать политический окрас, это люди, которых принято называть системными либералами – не те, кто в первую очередь готов выходить на улицы и кричать "долой", но и не те, кто выступает за сохранение статуса-кво. Те, кто выступают за перемены, причем, судя по всему, не за те перемены, на которые власть ориентирована (так называемые технократические реформы), а за перемены системные, но не политические, а социально-экономические, понимая, что социально-экономические перемены потянут за собой потом политические. Но это будет потом.

Оксана Галькевич: Вы знаете, интересное исследование "Левада-центра" появилось в связи с этим Всероссийским гражданским форумом: они пообщались с экспертами, которые принимали участие в работе этого форума, и выяснилось, как вы сказали, кто эти люди – это так называемые системные либералы, люди либеральных институциональных взглядов на развитие страны. Но опрос "Левада-центра", исследование показало также, что во многом эти люди придерживаются повестки, которая расходится с ожиданиями граждан. Вот как с этим быть?

Павел Салин: Да, есть большая проблема: социологические опросы пока – если не брать замеры, а опросы – демонстрируют то, что часть элиты…

Оксана Галькевич: Это опрос экспертов.

Павел Салин: Опрос экспертов, да. Если брать социологические опросы, допустим, этот и другие опросы, часть элиты настроена на системные социально-экономические реформы, а граждане на социально-экономические реформы не настроены, но у них есть запрос на изменение, на качественное улучшение своего социально-экономического положения, потому что запас прочности подходит к концу. Сейчас вот пошли одно за другим исследования различных экспертных центров, которые свидетельствуют о том, что у людей, которые накопили "жирок" за нулевые годы, исчерпан, ограничивать себя в потреблении, то есть снижать кратно уровень потребления, они не хотят, и сейчас они стоят перед вопросом того, а что дальше. У них есть запрос на улучшение своего социально-экономического положения. Но то, что это связано с тем, что нужно менять социально-экономическую систему, у них этого мостика нет.

И вот именно поэтому господин Титов в том числе идет на президентские выборы, потому что, используя эту платформу, то время, которое ему будет предоставляться, которое он и купит как кандидат в президенты тоже, он будет – я думаю, что он будет – как раз очень осторожно (потому что это власти не понравится), но формировать вот эту связочку в общественном сознании: хотите жить лучше – нужны социально-экономические реформы, и не какие-то технические, а системные. Не кардинальные вроде разрушить все до основания и прочее (проходили уже), а системные реформы. Вот для этого господину Титову и бизнесу в его лице нужна поддержка, точнее площадка.

Юрий Коваленко: Менталитет российского гражданина о том, что можно ставить знак равенства между бизнесом и грабежом, богатением богатых и обеднении бедных – каким образом этот кандидат сможет как-то убедить за оставшиеся полгода (меньше чем полгода) людей, что в принципе бизнес есть хорошо?

Павел Салин: Нет, он не будет убеждать, что бизнес – это хорошо. Я думаю, что там скорее акцент будет делаться на реформах, причем расчет будет делаться не на то, что в апреле по соцопросам 80% граждан поддержат реформы либерального плана. Просто после выборов – реформы уже запланированы властью – граждане столкнутся с очень серьезным ростом фискального давления на себя через косвенные налоги. Платить будут гораздо больше и за товары, которые мы покупаем, и за рост налоговой нагрузки, и новые платежи появятся, то есть фискализация экономики произойдет. И просто население поймет, что если двигаться инерционно, то дальше мы будем… Оно уже сейчас понимает, но сейчас это объективными экономическими факторами обусловлено. Если ничего не менять, то дальше будет только хуже. Вот если просто сидеть, мы как на такой зыбкой почве, как на зыбучих песках – сидишь, не двигаешься, ты все равно погружаешься постепенно, как мы последние три года погружаемся. В октябре 36-й месяц подряд падали реально располагаемые доходы населения, 3 года подряд – это рекорд, в 1990-е гг. такого не было. И у населения будет созревать, вызревать запрос уже на более институциональные перемены.

То есть задача господина Титова того же, я думаю, заключается не в том, чтобы сейчас у нас 10% граждан позитивно к бизнесу относятся, а в апреле чтобы 70% позитивно относилось, или чтобы в апреле 70-80% выступали за реформы – просто легально ввести в общественный медийный дискурс тему системных реформ. Не технических, технократических, к которым власть готова и она их уже будет реализовывать после президентских выборов, по чуть-чуть, а вот именно системных реформ. Он про это будет говорить, потому что он сказал, что будет продолжать стратегию роста. Стратегия роста, как и программа господина Кудрина – это стратегия системных реформ. Можно говорить, какая-то более либеральная, какая-то менее, но и та, и другая – это системная реформа. А господин Кудрин, кстати, в последнее время стал акцентировать внимание на том, что реформы, которые он предлагает, не системные, а технократические, он от своей позиции отходит. Господин Титов по крайней мере на уровне риторики говорит, что он от своей стратегии роста отказываться не собирается, а самое главное там – это системные реформы неважно какой направленности.

Оксана Галькевич: Павел Борисович, а вот с точки зрения общения с простым человеком – как разговаривать и как убеждать в том, что нужны социально-экономические реформы, когда люди, может быть, этого опасаются внутренне, не объясняю, не перекидывая эти смысловые мостики, обжегшись, скажем так, совсем не на молоке – может быть, это тот самый "бэк", 1990-е гг., когда многие потеряли все, кто-то совсем все, тяжело было. Не на молоке обжегшись, дуют-то. Как объяснить человеку?

Павел Салин: Ну здесь вопрос скорее уже к политтехнологам, которые будут работать на господина Титова, потому что вопрос достаточно сложный. Просто нужно четко дать понять гражданам, что если ничего не менять, дальше будет хуже. Вот эта позиция, которая раньше была у власти, а сейчас она исчезла, но публично она не обнародована – нужно еще чуть-чуть подождать, и все рассосется. Помните, в 2014 году? – "Подождем год-два, потом цены на нефть и все прочее". Сейчас ясно, что такого не будет, даже если нефть по 60 долларов, как сейчас. У граждан пока такая позиция: "Давайте подождем". Но и граждане уже начинают понимать, что если ждать, то будет только хуже. Нужно это просто акцентировать и дать понять, что вот сейчас у тебя зарплата 20 тысяч в регионе, а через 3 года эта зарплата из-за инфляции (расти она не будет) она превратится в 15 тысяч, а буханка хлеба будет стоить из-за инфляции не 20, а 30 рублей – вот, пожалуйста, сравнивай, если ничего не делать.

Оксана Галькевич: И все те же самые услуги ЖКХ и все прочее, весь пакет расходов будет съедать гораздо большую часть…

Павел Салин: То же самое, да. Просто показать человеку, что через 3 года у него будет реальных доходов меньше на 20%, и все. Если это удастся донести, то будет соответствующий настрой. Но это не все категории населения, локомотивом здесь будет выступать население крупных городов, в принципе так оно и есть – оно более активное, оно меньше боится перемен и оно привыкло больше рассчитывать на себя. Там есть часть бюджетников большая, там нет, но есть, как я говорю, в Москве четверть граждан самозанятых полностью или те, кто и на окладе сидят на работе, и себя занимают. Эти граждане не боятся перемен.

Оксана Галькевич: Ну так, приспосабливаются.

Павел Салин: Приспосабливаются, да, они не боятся брать ответственность в свои руки.

Оксана Галькевич: Павел Борисович, у нас тут сообщение такое из Архангельской области – непонятно, откуда, видимо, откуда-то с границы Ненецкого автономного округа: "Рогозин, почему вы не выдвигаете свою кандидатуру?" Уважаемые друзья, у нас Дмитрия Олеговича здесь в студии нет, мы не можем как-то напрямую адресовать этот вопрос.

Павел Салин: Но мы чуть-чуть затрагивали.

Оксана Галькевич: Это я просто к тому, что это тоже из той пестрой картины, поляны, которая наблюдалась в 1990-е гг.

Павел Салин: Да, и в нулевые. Господин Рогозин до середины нулевых годов был активным актором российской политики…

Оксана Галькевич: Игроком на политической арене.

Павел Салин: Да, он имел шансы, для того чтобы стать одним из ведущих федеральных политиков, но предпочел оклад в бюджетной структуре. Это его выбор.

Оксана Галькевич: Ну что же, спасибо вам большое. Уважаемые друзья, это было "Личное мнение" нашего гостя – в студии программы "Отражение" был сегодня Павел Борисович Салин, директор Центра политологических исследований Финансового университета. Спасибо большое.

Павел Салин: Спасибо.

Оксана Галькевич: А программа "Отражение" с вами не прощается, вернемся через несколько минут. Будем говорить о налогах, друзья: до 1 декабря все должны быть уплачено государству.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты