• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Константин Калачев: Наша политика очень персонифицирована. У нас голосуют за личность. Имиджевые характеристики намного важнее, чем предвыборная программа

Константин Калачев: Наша политика очень персонифицирована. У нас голосуют за личность. Имиджевые характеристики намного важнее, чем предвыборная программа

Гости
Константин Калачев
политолог, руководитель "Политической экспертной группы"

Оксана Галькевич: Ну а прямо сейчас рубрика "Личное мнение".

Константин Чуриков: Прямо сейчас "Личное мнение", и на ваши личные вопросы свое личное мнение будет отстаивать и выражать Константин Калачев, политолог, руководитель "Политической экспертной группы". Константин Эдуардович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Константин Эдуардович. Рады вас видеть.

Константин Калачев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: У нас очень активно, кажется, идет предвыборная кампания. Мы не можем, конечно же, не начать нашу беседу со свежих данных ВЦИОМ. Всероссийский центр изучения общественного мнения – давайте сейчас вместе посмотрим на экран. Итак, сегодня были опубликованы данные, рейтинг доверия к политикам. Там вообще было 10 фамилий, из них 4 официально участвуют в выборах (об этом объявили), кто-то уже зарегистрирован, кто-то уже собирает вовсю подписи. Итак, рейтинг доверия к политикам из тех, кто участвует в выборах: Владимир Владимирович Путин – 56.8%, Владимир Вольфович Жириновский – 12.2%, Павел Николаевич Грудинин – 2.9%, притом что до этого рейтинг доверия к нему ВЦИОМ не измерял, и Ксения Анатольевна Собчак – 0.3%. Пожалуйста, ваш комментарий.

Константин Калачев: Начнем с того, что опрос телефонный. Возникает серьезный вопрос, насколько адекватно телефонные опросы отражают общественное мнение. В данных вами цифрах нет одной, за которую зацепился мой глаз – антирейтинг Путина, согласно этому опросу, составляет 2.7%; антирейтинг Путина, повторю, 2.7%, меньше 3%. Любой человек, который сталкивается с реальной жизнью, любой человек, который присутствует в сетях, любой человек, который общается с живыми людьми, знает, что да, рейтинг президента высок, но антирейтинг менее 3% более чем сомнителен. То есть я предполагаю, что многие люди дают социально одобряемые ответы, отвечают так, как надо ответить.

Константин Чуриков: Потому что это по телефону.

Константин Калачев: Включается механизм очень простой. Да, откуда-то они знают мой номер телефона, разговор записывается – скажу-ка я на всякий случай, что я поддерживаю нашего президента. И боюсь, что некоторые искажения все-таки есть, хотя в целом, конечно, социологи добросовестно отражают те ответы, которые люди дают, абсолютно объективно. Другой вопрос, насколько люди честно отвечают.

Так вот по поводу этого опроса. Сегодня уже вышли разные Интернет-издания и уже печатные издания с заголовками "Рейтинг Путин бьет исторический максимум". Да, это так, потому что доверие – это одно, одобрение – это другое, а электоральный рейтинг – это третье. И действительно, если выборы состоятся в ближайшее воскресенье, Владимир Владимирович Путин победит с огромным отрывом. Но возникает интрига, интригу создает господин Грудинин или товарищ Грудинин, кандидат КПРФ. Отказ Зюганова от монополии на собственное выдвижение стал, пожалуй, самым интересным шагом в этой кампании, и самый низкий антирейтинг среди всех кандидатов как раз у Грудинина. А с учетом того, как часто эта фамилия вспоминается по разным поводам и как на него некоторые набросились, особенно в соцсетях, можно предположить, что у КПРФ в этот раз есть реальный шанс получить неплохой результат. Собственно, на кону стоит второе место.

Оксана Галькевич: А тут-то всего 2.9%, простите.

Константин Чуриков: Вопрос к вам: как вы думаете…

Константин Калачев: 2.9% – это доверие к человеку, о котором узнали 23 декабря. Вообще решение о выдвижении Грудинина было 23 декабря, а опрос проводился 25 декабря, через 2-6 дней после выдвижения Грудинина.

Константин Чуриков: А как вы думаете, почему набросились, как вы говорите, в соцсетях на Павла Грудинина? Ведь новое лицо, новый кандидат – может быть, еще не всем понятно, что он предлагает?

Константин Калачев: Я думаю, потому что был серьезный энтузиазм, причем и у тех, от кого его вроде бы ожидать было нельзя. Дело в том, что Грудинин работает не только на традиционный электорат КПРФ; как новое лицо и как в перспективе, может быть, самый сильный из оппозиционных кандидатов, он может получить большое количество голосов протестных среди тех групп населения, которые не являются сторонниками Ленина, Сталина, но которые хотят достать фигу из кармана, прийти на избирательный участок, достать фигу из кармана и высказать свой протест. Тем более что человек ничем не рискует, Грудинин все равно не победит, это понятно, поэтому даже гипотетически обсуждать, что будет, если он станет президентом, нет никакого смысла, а показать власти свое недовольство можно, как раз голосуя за кого? – за того, кто самый сильный. Я думаю, что вообще выдвижение Грудинина больнее всего бьет по Ксении Собчак – она, наверное, плакала.

Оксана Галькевич: Подождите, а в чем тогда интрига, вы говорите? Если вы сами сказали, что президентом он все равно не станет, собственно, и надежд не надо никаких питать, то, собственно, в чем интрига? Интригу задает кандидат Грудинин, а в чем интрига, если он президентом все равно не станет?

Константин Калачев: Интрига? Вспомните выборы мэра Москвы, когда все прекрасно понимали, что Навальный не выиграет, и вспомните прогнозы, что он получит какой-то мизерный процент. Что получилось в итоге? Интрига, собственно говоря, в том, кто займет второе место. В декабре было совершенно понятно, что если выйдет Зюганов, Зюганов кандидат на третье место, вторым будет Жириновский. Второе место – это, собственно, хороший задел на будущее. То есть, собственно говоря, ведь сейчас разные ходят версии, которые люди сами себе придумывают, что будет дальше с тем же Грудининым, если он займет второе место и получит… результат.

Константин Чуриков: Кстати, да. Это что будет означать? Какие могут быть действия власти?

Константин Калачев: Будет ли он встроен в систему власти или не будет? Могу сказать точно, что вот фантазии на тему того, что он станет премьер-министр, можно сразу отбросить.

Константин Чуриков: А почему?

Константин Калачев: По той простой причине, что он никак не вписывается в нынешнюю команду. Но в любом случае ясно, что его результат… Наша власть все-таки рефлексирующая, она смотрит, как люди голосуют, смотрит за их настроением, и его результат будет своего рода маркером, например, перспективности левых политических взглядов, левых политических идей и вообще возможности реанимации КПРФ, ведь КПРФ переживает глубокий системный кризис.

Константин Чуриков: Уважаемые зрители, присоединяйтесь к нашей беседе: внизу экрана видите, там цифры – это и SMS-портал 3443, первые три буквы "ОТР", это и телефон в студию, можно позвонить, задать вопрос Константину Калачеву, политологу, 8-800-222-00-14.

Константин Эдуардович, смотрите, мы с вами просто анализируем рейтинг доверия, отношение к этим политикам, которые участвуют в гонке. Давайте тогда всех кандидатов не обойдем своим вниманием. Вот Жириновский, что нам пишет ВЦИОМ – 12.2%. Это много или мало для Владимира Вольфовича?

Константин Калачев: Это весьма неплохой результат. У него самый высокий рейтинг недоверия, но для избирателей ЛДПР он безальтернативен. Собственно говоря, ни один кандидат от ЛДРП не наберет столько, сколько Жириновский, он может мобилизовать максимальное количество тех, кто голосует за эту партию, соответственно это решает проблему явки. Ведь, собственно говоря, в чем главная проблема? Если выборы без интриги, если победитель известен заранее, какая мотивация людей идти на выборы? Ну хорошо, выборы – праздник, прийти за воздушных шариком или для того, чтобы сделать селфи, или поучаствовать в местном референдуме.

Константин Чуриков: Там предусмотрена целая программа развлекательная, вы же в курсе.

Константин Калачев: Да, я знаю. На самом деле все возможные способы привлечения людей на избирательные участки будут задействованы, это ясно и понятно. Но победитель известен заранее. У кого-то есть сомнения, что Путин выиграет? Ни у кого сомнений нет. Мотивация не настолько выражена. И с моей точки зрения участие Грудинина работает на повышение явки, и участие Жириновского работает на повышение явки, и участие Собчак работает на повышение явки, участие Явлинского работает на повышение явки. Есть только один человек, который призывает на выборы не ходить – Навальный.

Оксана Галькевич: Вы сказали, что Собчак рыдала, узнав о выдвижении Грудинина.

Константин Калачев: Я предполагаю, я не уверен, но предполагаю.

Оксана Галькевич: Почему?

Константин Чуриков: Извините, кандидат с рейтингом доверия 0.3% может как-то повысить явку? Мы еще, кстати, не видели, как выглядит антирейтинг.

Константин Калачев: Понимаете, в моду Собчак вошла как-то очень быстро. То есть да, о ней отзываются в основном негативно, но ее обсуждали, обсуждали очень активно. Посмотрите, как ее обсуждали в соцсетях еще, скажем, в середине декабря и что происходит сейчас – интерес упал. Я не знаю, что она сейчас должна сделать, что она должна произнести, для того чтобы вновь привлечь внимание к себе, но мода скоротечна.

Оксана Галькевич: У нее просто был перерыв в декабре на корпоративы, поэтому… Но сейчас в январе она может как-то компенсировать…

Константин Чуриков: Это мы предполагаем.

Оксана Галькевич: Нет, опять же информация почерпнута из тех же самых социальных сетей.

А вот если все-таки возвращаться к Грудинину – скажите, а вот идеологическая, как говорится, составляющая у этого кандидата какова? Он же и в "Единой России" был, теперь вот в КПРФ…

Константин Калачев: И в ЛДПР.

Оксана Галькевич: И в ЛДПР. База у него какая?

Константин Калачев: Избирался в Московскую областную Думу.

Оксана Галькевич: На чем стоит?

Константин Калачев: Вы знаете, мне кажется, для того чтобы вызвать к нему симпатию, достаточно просто назвать среднюю зарплату в его совхозе и показать фотографию детского садика – вот две вещи, которые сработают. Средняя зарплата в совхозе больше 70 тысяч, детский сад в виде дворца. Да, сейчас его будут, конечно, ругать и говорить, что клубнику они продают не свою, а турецкую, что землю он продавал под застройку и так далее, но на самом деле это пример социально ориентированного предпринимателя, то есть пример того, что даже в условиях российского капитализма можно заботиться о тех, кто работает у тебя. То есть ведь действительно совхоз имени Ленина с точки зрения решения социальных проблем может быть эталоном и примером для всех, детский сад там просто фантастический, если вы видели – это дворец.

Оксана Галькевич: Школа, говорят, там тоже неплохая.

Константин Калачев: Да, школа такая же. Вопрос, как это зарабатывалось, чем это достигнуто. Но, понимаете, людям, во-первых, хочется новых лиц, а во-вторых, нужна история успеха. То есть, собственно говоря, есть спрос на людей социально ответственных, социально ориентированных, на людей дела, и здесь у Грудинина есть неплохие шансы. Не хочу за него агитировать, упаси бог. Я понимаю прекрасно, что Владимир Владимирович Путин получит 70%, а то и выше, но…

Константин Чуриков: Мы вообще ни за кого не агитируем.

Оксана Галькевич: По всем прошлись честно.

Константин Калачев: Но это скучная инерционная кампания, и появление нового лица – это уже подарок.

Константин Чуриков: Вы знаете, из Москвы еще раз спрашивают, видимо, недостаточно было тех разъяснений, которые вы дали – "А почему Грудинин не вписывается в нынешнюю команду, курс экономический?" Объясните, пожалуйста, зрителю.

Константин Калачев: Он не совсем свой. Достаточно прочитать его программу "20 шагов". Кстати, в 2012 году Назарбаев выступил с программной статьей, она тоже называлась "20 шагов", и было все понятно. То есть понятно, что он отражает точку зрения КПРФ, которая считает, что курс надо менять. Собственно говоря, если посмотреть его программу, там есть попытки заигрывать с русскими националистами – в частности, он говорит о необходимости пересмотра дел тех русских националистов, которые сейчас находятся в заключении. Если бы он был своим, он бы оставался в "Единой России", но он из нее вышел.

Оксана Галькевич: А, вот поэтому. Был неправильно сделан шаг однажды.

Константин Калачев: Правильно или неправильно – кто знает.

Константин Чуриков: Что может несущественно, наверное, изменить расклад, этот рейтинг доверия, но внести еще какую-то интригу, поменять показания этих цифр? Я уже говорю о программах кандидатов в президенты – насколько важное значение они будут?..

Константин Калачев: Вы знаете, программы никто не читает, важен сам факт наличия программы. Сегодня, кстати, все глумились мои коллеги-политологи над программой Грудинина и ее названием. Дело в том, что предыдущая программа КПРФ была "10 шагов", у Грудинина уже 20. Кто-то говорил, что на самом деле надо 21 очко, 21 шаг…

Константин Чуриков: Ну к достойной жизни-то надо идти все дольше и дольше.

Оксана Галькевич: Постоянно, не стоять на месте надо.

Константин Калачев: Но я говорю, что Назарбаев в 2012 году выступал с программной статьей "20 шагов", и Казахстан неплохо развивается. Дело не в этом. На самом деле программы не играют у нас большой роли, важно само наличие программы. У нас все-таки голосуют за людей, у нас политика очень персонифицированная, у нас голосуют за личность, имиджевые характеристики намного важнее, чем программа. Программа Грудинина, собственно говоря, мало отличается от программы КПРФ, программа Жириновского – это программа ЛДПР, программа Явлинского – это программа "Яблока", программу Путина мы тоже примерно представляем, то есть эволюционное, постепенное развитие. Но люди голосуют все-таки в первую очередь за другое, за человека.

Оксана Галькевич: Но потом все-таки по исходу выборов, как бы они ни сложились, эту программу разбирают по косточкам – так или иначе что-то да припомнят, скажут: "А вот говорили же…"

Константин Калачев: Ну да, но потом, понимаете… Конечно, оппозиционным политикам легче с программой…

Оксана Галькевич: Читают, но потом.

Константин Калачев: Им легче с программой, чем человеку, находящемуся у власти, потому что в этой программе можно обещать буквально все, все равно отвечать за эти обещания не придется. Повышение зарплаты обещают все, причем приличное повышение зарплаты; пересмотр бюджетных приоритетов обещают все. В общем, все за все хорошее. Но я думаю, что доверие к программам меньше, чем доверие к людям. И, собственно говоря, знаете, для наших избирателей самое главное, чтобы человек вызывал доверие, чтобы он был человеком порядочным и ответственным, а программа – дело наживное.

Константин Чуриков: Еще спрашивает Республика Башкортостан: "Ваше мнение о Борисе Титове", который тоже идет, кажется, участвовать.

Оксана Галькевич: Его почему-то здесь даже нет.

Константин Калачев: Да, видите, его даже нет. И могу сказать, почему его здесь нет – потому что результат там будет стремящийся к нулю. Мое мнение, что Борис Титов сокрушительно провалится так же, как провалилась его партия на выборах в Госдуму.

Оксана Галькевич: Но он же тоже мог это рассчитать, предположить, в конце концов у него работает штаб, люди, эксперты.

Константин Калачев: Говорят, что это его давняя мечта. Вы знаете, мне приходилось с ним общаться, с Титовым, у нас с ним даже был спор, дискуссия маленькая. Он мне сказал, что если он смог поднять продажи шампанского, то уж точно сможет привлечь голоса для "Партии Роста". Я сказал, что все-таки продажи шампанского и выборная кампания – это разные вещи. На этом мы с ним разошлись.

Константин Чуриков: Вы знаете, очень горячая тема, масса сообщений. Вы знаете, сейчас сообщения… Бога ради, мы ждем и вопросов – пожалуйста, в студии Константин Калачев. До выборов сколько у нас осталось? Меньше 3 месяцев, да?

Оксана Галькевич: 18 марта, да.

Константин Чуриков: Стоп, два месяца с небольшим, по большому счету, так что задавайте вопросы.

Если вы говорите, что программы не так важны, их никто не читает, обещания у всех примерно одинаковые, давайте тогда по каким-то обещаниям, по каким-то делам судить. Пункт №2 в нашей программе – вопрос к вам: МРОТ как предвыборный ход основного кандидата. Владимир Путин не далее как вчера сообщил, что с 1 мая 2018 года минимальный размер оплаты труда, минимальная зарплата должна быть равна прожиточному минимуму, мы это обсуждали как раз накануне в студии с другими экспертами. И пока мы это обсуждали, кстати, пришли пояснения от министра труда Максима Топилина, от Минтруда: с 1 мая МРОТ будет равен – это заявление – 11 163 рублям. И получается, что по сравнению с январем уже наступившим рост составит 17.5%, а суммарное повышение вот этой минимальной зарплаты в 2018 году составит 43%.

Константин Калачев: Давайте переведем – это борьба с бедностью. То есть понятно, что людей волнует социальная несправедливость, колоссальный разрыв в доходах между богатыми и бедными. Разрыв этот у нас вырос, и количество бедных в стране сейчас составляет не меньше 23 миллионов человек. Соответственно, надо с этим что-то делать. Президент обозначает свои приоритеты, и я думаю, что эти приоритеты понятны и привлекательны: это забота о детях, решение демографических проблем, это повышение качества нашего здравоохранения, это борьба с бедностью, это социальная справедливость, это повышение качества эффективности госуправления. Другое дело, что есть те, кто считают, что Россия должна сделать рывок вперед, Владимир Владимирович Путин является сторонником поступательного развития, эволюционного.

Оксана Галькевич: Спокойного движения.

Константин Калачев: Не всех это устраивает. Экономический рост в 2% многие считают недостаточным. Действительно, если сравнивать с развитыми странами, это нормально, но если сравнивать с развивающимися, то мы, конечно, отстаем.

Константин Чуриков: А на что больший запрос у основной массы избирателей? – на вот это поступательное движение или на какие-то уже более активные действия?

Константин Калачев: Вы знаете, люди живут по принципу "не было бы хуже". Жить тяжело, но терпеть можно, не было бы хуже. Да, хочется, чтобы было лучше, конечно, хочется, чтобы росли доходы, конечно, хочется, чтобы решались социальные проблемы. Но главное – это удержать то, что есть.

Оксана Галькевич: Подождите, это какие люди и соотношение этих частей?

Константин Калачев: На самом деле это показывают и количественные исследования, и качественные исследования, фокус-группы. Знаете, когда проводишь фокус-группы, люди открываются так, как они открываются на количественных опросах. И в большинстве своем… На самом деле это самая распространенная реакция на вопрос о том, как вы живете – "тяжело, но жить можно, терпеть можно".

Константин Чуриков: Держимся.

Константин Калачев: Держимся, да. Терпение – это вообще главное качество наших людей, в этом смысле нашей власти очень сильно повезло. И есть много страхов, есть много фобий, связанных с тем, что можно потерять то, что есть. Конечно, сейчас есть серьезный запрос на то, чтобы государство меньше занималось внешней политикой и больше занималось политикой внутренней, есть запрос на повестку развития, есть запрос на экономический рост, есть запрос на социальную справедливость, есть запрос на перемены, но перемены, я бы сказал, такие, осторожные перемены, нерадикальные перемены. Все еще жива память о 1990-х гг., потом есть пример сопредельных стран, который нам постоянно преподносят: "Вы хотите, как на Украине?" – "Нет, не хотим". И, соответственно, люди держатся за то, что есть. Но социальное самочувствие, конечно…

Вот, кстати, последний опрос ВЦИОМ показывает, что социальное самочувствие растет, а некоторые другие социологические службы показывают прямо противоположное. Мне кажется, социальное самочувствие не растет. И от Путина ждут, что если мы с ним попали в период стагнации, последние 3 года были не самыми лучшими, то мы с ним должны из этого периода и выйти. То есть, собственно говоря, от него ожидают того, что он в очередной раз окажется везунчиком, сделает чудо – не знаю, нефть подорожает. Кстати, между прочим, нефть и дорожает, рубль укрепляется, инфляция маленькая.

Оксана Галькевич: Но это же все такая мировая инфраструктура.

Вот скажите, мы про Титова вспомнили, которого нет здесь в исследовании ВЦИОМ, а вот нас телезритель из Нижегородской области спрашивает: "А Сергей Миронов где?" "Справедливая Россия" ведь тоже кандидат со стажем.

Константин Чуриков: Справедливороссы кого-то делегировали на выборы?

Константин Калачев: "Справедливая Россия" приняла решение поддержать Владимира Владимировича Путина, и я прекрасно понимаю, почему. Решение беспроигрышное, риски минимальные, приобретения очевидные. Миронов вряд ли смог бы выступить достойно, а предложить другого кандидата они просто не смогли. Поддержка Путина было для них самым оптимальным решением.

Константин Чуриков: Нам пишет Краснодарский край: "Ведущие слили тему". Так нет, обсуждение темы продолжается, у нас включен телефон, у нас работает SMS-портал.

Оксана Галькевич: Звоните. Хотите добавить жару – давайте.

Константин Чуриков: Вот спрашивают, нам пишут из Чувашии: "Вы обещали Грудинина, его нет. Вам запретили, что ли?" Нет, нам никто ничего не запрещает, просто мы пока не занимаемся…

Константин Калачев: Вот запрос на нового человека.

Константин Чуриков: …здесь политической агитацией. Придет время дебатов, они будут и на нашем канале, кстати, тоже.

Пишут из Карелии: "А министром сельского хозяйства Грудинин мог бы стать?" Вписался бы с этой стороны?

Константин Калачев: Ну это тема интересная, действительно. Вообще я считаю, что система должна показать, что она способна интегрировать и своих вчерашних оппонентов, и критиков. И собственно говоря, я думаю, что это вполне обсуждаемый вопрос. Но посмотрим, что будет вообще с правительством после выборов.

Оксана Галькевич: То есть вы вообще не готовы сейчас даже…

Константин Калачев: Нет, на самом деле понимаете в чем дело? Все в голове одного человека. То есть в принципе ну что мы будем гадать? Насколько я понимаю, Владимир Владимирович Путин накануне Нового года дал оценку правительству какую? – высокую. Он сказал, что правительство у нас справляется, делает все возможное.

Константин Чуриков: Высокую или удовлетворительную?

Константин Калачев: Сперва удовлетворительную, но последнее его выступление на эту тему – он сказал, что правительство делает все возможное, чтобы обеспечить экономический рост. Собственно говоря, пока ничто не предвещает смены правительства, хотя отдельные министры могут меняться.

Константин Чуриков: Скажите, пожалуйста, давайте проследим вот эти предвыборные обещания, которые были в ходе других кампаний по выборам президента в нашей стране. Тема бедности у нас все время такая актуальная? В какой момент она стала еще актуальнее?

Константин Калачев: Слава богу, что у людей короткая память: люди не помнят, что обещали даже год назад.

Константин Чуриков: А напомните.

Константин Калачев: А уж тем более не помнят, что обещали на прошлых президентских выборах, и слава богу. Между прочим, это даже хорошо, и напомнить не буду. Но понятно, что некоторые темы циркулируют от выборов к выборам. То есть, собственно говоря, есть вечные темы, и борьба с бедностью – это одна из вечных тем. Мы много говорим о борьбе с бедностью, количество бедных при этом растет.

Оксана Галькевич: Но сейчас-то она все более актуальной становится, потому что вы сами сказали, число бедных-то у нас в стране растет, об этом говорят с высоких трибун и министры, и глава Счетной палаты, все привлекают к этому внимание. Работающие бедные – феномен нашей страны.

Константин Калачев: Но универсальных решений нет, философского камня не нашли.

Константин Чуриков: Тогда движемся далее по пунктам. Вот как вы думаете, давайте сейчас рассмотрим такое вот ядро каждого из кандидатов, который попал в списки ВЦИОМ по рейтингу доверия. Вот как вы думаете, где больше всего сторонников, в какой части населения, например, у Владимира Путина, например, у Владимира Жириновского, например, у Павла Грудинина, например, у Ксении Собчак? Не знаю, по признаку пола, по признаку деятельности.

Константин Калачев: Да, даже по гендерному признаку, по признаку пола, например. Сторонники Жириновского – это преимущественно мужчины молодые и среднего возраста, чаще со средним образованием, много там бывших силовиков. Основной избиратель Путина – это женщины среднего и старшего возраста. Раньше пенсионеры поддерживали КПРФ, сейчас пенсионеры поддерживают "Единую Россию", все поменялось.

Константин Чуриков: Серьезно? Пенсионеры поддерживают "Единую Россию"?

Константин Калачев: Да, да, на самом деле это так. В сельских районах "Единая Россия"… Кстати, возьмите результаты выборов в сельских районах: когда-то в 1990-е гг. там побеждали коммунисты, сейчас побеждают единороссы. В свою очередь в больших городах, крупных мегаполисах КПРФ получает голоса в том числе и тех, кто не является сторонником Ленина и Сталина и кто даже не приемлет Зюганова – это то самое протестное голосование, когда по сути самую сильную оппозиционную партию, за самого сильного оппозиционного кандидата.

Вообще среди сторонников разных партий есть и те, кто голосуют за Путина, и есть по этому поводу исследования. Меньше всего таких людей среди сторонников ЛДПР, то есть большая часть избирателей ЛДПР отдаст голоса за Жириновского, хотя и среди сторонников ЛДПР есть те, кто отдадут свои голоса Путину. Среди сторонников КПРФ достаточно много тех, кто голосуют за Путина, и даже среди сторонников "Яблока" есть те, кто голосуют за Путина, то есть есть люди, которые голосуют за "Яблоко" как за партию, но проголосуют…

Константин Чуриков: Может быть, даже есть какие-то лидеры партии, которые выдвигаются, приходят и голосуют, чтобы боже упаси не победить самому.

Константин Калачев: Возможно, возможно.

Оксана Галькевич: А электорат Собчак тогда кто? И далее Грудинин.

Константин Калачев: Электорат Собчак пока трудно охарактеризовать, потому что при рейтинге доверия 0.3%...

Оксана Галькевич: Это особенный электорат.

Константин Калачев: Это все в пределах социальной погрешности. Но если посмотреть на соцсети, на реакцию соцсетей, я думаю, феминистки, молодые женщины активные, которые себя с ней как-то отождествляют. Я очень часто встречал феминисток, которые агитируют за Собчак. Я думаю, что за Собчак могут быть и демократы нового поколения – то есть не те старые демократы, которые ходили на митинги конца 1980-х и в начале 1990-х гг., а, скажем, новое поколение критиков этой политической системы, которое ищет выходы и понимает, что Явлинский – это вчерашний день, все остальные – это вчерашний день, ни "ПАРНАС", ни "Яблоко" не состоялись, ищут выхода. Кто-то связывает надежды с Собчак, тем более что ей всего 35, если не ошибаюсь, или 36.

Константин Чуриков: Умолчим.

Константин Калачев: Да. Но в любом случае для женщины-политика зрелость наступает после 40, у Собчак есть время, лет 10 в запасе у нее точно есть. Но в этот раз, я боюсь, она не выстрелит.

Оксана Галькевич: Что-то я вот не знаю, по последним ее постам в социальных сетях феминистки вздрогнули, наверное, заплакали тяжелыми слезами. А Грудинин? – кто за этого человека, кто составляет костяк его электората? Портрет?

Константин Калачев: Вы знаете, на самом деле я так скажу: есть реальный Грудинин, а есть мечты и ожидания.

Константин Чуриков: Извините, мы много раз видели реального Павла Николаевича Грудинина вот здесь, в это же время, в 19:30.

Константин Калачев: Но это люди придумали себе Грудинина нового, другого, не того, которого вы видели, 100%.

Оксана Галькевич: Да? То есть вот так вот тумблер переключился?

Константин Калачев: Условно говоря, люди придумывают, потому что просто есть запрос на что-то другое, на что-то новое, понимаете, и мы склонны идеализировать это другое новое, мы склонны наделять какими-то…

Оксана Галькевич: Это называется харизмой.

Константин Калачев: Есть у него харизма или нет, вопрос спорный. Мы склонны наделять какими-то качествами, которые, может быть, даже отсутствуют, просто потому, что есть уже усталость от того, что есть. Ну правда, ну понятно, у нас Владимир Владимирович Путин стал президентом в 2000 году, премьер-министром в 1999, прошло уже 18 лет, кто-то даже… Знаете, просто пример: помните рейтинги за 80%, 86%? Это же реальные рейтинги, но это рейтинги одобрения его деятельности, одобрения. А электоральный рейтинг ниже. То есть даже те, кто одобряют его деятельность, часть этих людей говорит: "Да, здорово, замечательно, одобряем, спасибо, все делал правильно", но хочется чего-то другого, хочется чего-то нового.

Константин Чуриков: Я уверен, что вы, как и ваши коллеги, тоже участвуют в таких качественных исследованиях, фокус-группах, где даже не просят назвать фамилию, за кого бы они проголосовали. Но вот какой этот портрет идеального кандидата? Вот если без фамилий, а вот просто с точки зрения опросов фокус-групп я имею в виду. Какими качествами он должен обладать?

Константин Калачев: Мужчина средних лет с харизмой, с опытом, человек дела, порядочный человек. Кстати, вы знаете, это интересно, проводились такие исследования когда-то: если выбирать между человеком порядочным и профессионалом у нас выбирают что? – порядочность. То есть, собственно говоря, человеческие качества ставятся во главу угла. И вы знаете, как моя мама все время голосовала? Приходила на избирательный участок, смотрела на одного, другого, третьего – "Вот у этого лицо честного человека, за него проголосую".

Оксана Галькевич: У-у-у-, это опасно так выбирать.

Константин Калачев: Мама сейчас смотрит телевизор, надеюсь, не обидится.

Константин Чуриков: Скажите, а фактор дебатов будет иметь какое-то значение для корректировки этих…

Константин Калачев: Ой, сегодня вбросили, "Говорит Москва" вбросила, что штаб Путина рассматривает возможность участия его в дебатах. Он никогда не участвовал в дебатах.

Константин Чуриков: Это именно вбросили, вы считаете?

Константин Калачев: Ну я не знаю, пока не могу относиться к этой информации серьезно, хотя это, конечно, была бы инновация серьезная, если бы Путин вышел как участник дебатов. Раньше он в дебатах участия не принимал. Но я думаю, что даже без него будет очень интересно посмотреть на дебаты, например, Собчак с Жириновским, кто кого уделает там. Я не стал бы переоценивать роль дебатов, не такая большая у них аудитория, но это…

Константин Чуриков: Ну почему? Если будет Путин, аудитория…

Оксана Галькевич: Мне кажется, на этих выборах это будет…

Константин Калачев: Ну это обязательная программа, но при соответствующем анонсировании. То есть на самом деле если анонсировать все это, тем более если первые дебаты закончатся каким-то скандалом – не знаю, Жириновский вцепляется в волосы Собчак, или Собчак на него выливает…

Константин Чуриков: Ну дебаты Собчак и Путина мы видели – это ее участие в пресс-конференции как раз, мы уже в принципе можем себе представить, какого рода дебаты будут.

Константин Калачев: На самом деле нужно что-то для разогрева. Первые дебаты должны стать как раз тем самым разогревом. Но по большому счету мне кажется, что кампания короткая. Сейчас люди будут отходить от новогодних праздников потихоньку, еще Старый Новый год не прошел, еще предстоит, потом какие-то другие заботы. То есть реально кампания будет очень короткой. За это время очень трудно достучаться до каждого. Но, правда, все меняется, сейчас есть новый канал коммуникации, социальные сети. Я думаю, что тот, кто сможет их эффективно использовать, будет иметь определенное преимущество.

Константин Чуриков: А как вы думаете, почему у нас в стране вот эта избирательная кампания такая короткая? Вот мы, я помню, год назад – ну год назад уже итоги выборов были известны – то есть мы, получается, в позапрошлом году очень долго наблюдали за этой избирательной кампанией…

Оксана Галькевич: …в течение года.

Константин Чуриков: …в Соединенных Штатах. Почему у нас так быстро?

Оксана Галькевич: Это праймериз у них шли долгое время, потом отдельная кампания.

Константин Калачев: Отдельная кампания, люди… Есть разный мировой опыт – есть короткие кампании, есть кампании длинные. Вообще по-хорошему политик должен начинать кампанию на следующий день после выборов. Что мешает, казалось бы? Почему мы слышим про тех или иных политиков только накануне выборов? Что мешало Григорию Алексеевичу Явлинскому все последние годы быть на слуху, тем более у них было госфинансировние, весьма приличные деньги "Яблоко" получало, но почему-то все просыпаются только накануне выборов. Я не считаю, что это проблема, на самом деле как раз наоборот. Понимаете, когда объявляют выборы, есть ограничения, которые налагает закон – это нельзя, это нельзя, это нельзя. До объявления выборов можно все – пожалуйста, раскручивайся, зарабатывай популярность, зарабатывай известность, кто мешает?

Оксана Галькевич: Смотрите, вот эта вот повестка, которая сейчас в последнее время из уст главы государства звучит, кандидата Владимира Путина – поддержка семьи, детства, всевозможные социальные меры. Такая, знаете, может быть, не самая яркая повестка, или на самом деле я, может быть, не права?

Константин Калачев: Это поиск объединяющих всех нас ценностей и апелляция к целевым группам избирателей – женщины среднего и старшего возраста. Знаете, как моя мама говорит? – "Сынок, я проголосую за Путина, чтобы у тебя и твоих детей все было хорошо". Не для того, чтобы у нее все было хорошо (она пенсионерка, пенсию ей не поднимут, индексации нет), а чтобы у меня и детей все было хорошо. Все думают… Что люди любят в первую очередь? Детей. Все думают о будущем не применительно к себе, а применительно к своим детям. Образ будущего важен, но важен прежде всего применительно к детям: мы-то уже пожили, нам-то что, а вот дети, внуки – самое любимое.

Оксана Галькевич: То есть это расчет прежде всего на возрастную аудиторию?

Константин Калачев: Это расчет на аудиторию среднего и старшего возраста.

Оксана Галькевич: А не на тех самых молодых людей, которые готовятся стать родителями.

Константин Калачев: Как ни странно. Знаете, молодежь немного, я думаю, думает о материнстве, детстве, отцовстве и так далее, хотя бывает по-разному.

Константин Чуриков: Молодежь разная.

Константин Калачев: Я, например, стал отцом в 17 лет, я с 17 лет думал.

Константин Чуриков: О-го-го, какой стаж.

Тверская область нам пишет: "А вы знаете, как голосуют в сельских районах? Вы ничего не знаете о реалиях". Пожалуйста, Тверская область, позвоните и подробно нам расскажите, как голосуют в сельских районах. Кстати, пишут, что невозможно дозвониться, но на самом деле линии просто заняты, у нас какой-то вообще коллапс сейчас происходит и с SMS-порталом, он просто постоянно умирает от обилия сообщений, как и от звонков, это просто связано с нашими техническими возможностями.

Вот по поводу голосования. Прозрачность выборов – насколько сегодня это важный фактор и насколько по каким-то вашим сведениям важно власти обеспечить прозрачность выборов?

Константин Калачев: Обеспечить прозрачность, честность и в конечном итоге легитимность, то есть доверие людей к результатам. Это очень важно. Доверие к институту выборов должно расти, доверие к результатам выборов – это ключевой вопрос. Это, собственно говоря, обеспечение легитимности существующей власти. Понятно, что в этот раз власть заинтересована в максимальной степени, тем более результат предсказуем, понимаете? То есть на самом деле не нужны никакие махинации и фальсификации, Путин победит; 65-75% - это принципиально или нет? Мне кажется, не настолько принципиально, он в любом случае победит, победит с большим отрывом. Важно, чтобы эти выборы были буквально модельными, чтобы и внутри страны, и за ее пределами никто не сомневался в том, что они прошли честно.

Константин Чуриков: Эталонными такими.

Константин Калачев: Эталонными, да. И поэтому администрация президента сейчас предупреждает региональных начальников о недопустимости злоупотребления админресурсом. Поэтому, кстати, общественный штаб и три сопредседателя, поэтому сбор подписей не миллионов, а всего 300 тысяч. То есть, собственно говоря, казалось бы, ну как же так, за Путина всего лишь 300 тысяч подписей – давайте соберем 3 миллиона, 30 миллионов, но тогда не обойтись без административных перегибов, без принуждения, а скандалы не нужны, нужны чистые, честные эталонные выборы.

Оксана Галькевич: Сегодня представитель избирательного штаба Владимира Путина сказал в одном из интервью о том, что "рассчитываем на победу в первом туре".

Константин Калачев: А кто-то рассчитывает на другое?

Оксана Галькевич: Видимо, журналист так поставил вопрос, на что рассчитывают. В общем, собственно, второй тур…

Константин Калачев: Создание интриги там, где ее нет.

Оксана Галькевич: Это что-то вероятное, невероятное?

Константин Калачев: Для меня вопрос стоит очень просто: больше 70% или меньше. Ясно, что не меньше 65%, вот больше или меньше. Ну и проблема явки. Проблема явки – это ключевая проблема.

Константин Чуриков: И еще кто второй будет и кто третий.

Константин Калачев: Да. И даже четвертое место тоже интересно, потому что если Собчак обойдет Явлинского… Ну для Явлинского это будет концом политической карьеры.

Оксана Галькевич: Ну это, знаете, не первый раз говорят, каждый раз после выборов говорят про карьеру Явлинского, что это конец, а он потом…

Константин Калачев: Нет, надо понимать, что… И для Титова, и для Явлинского эти выборы – это последний шанс показать, что они могут быть электоральными паровозами. Эти выборы не последние – будут выборы в представительные и законодательные органы власти, региональные, местные, будут выборы в Госдуму и так далее. Важно показать, что да, я не получил 30%, но я получил 3%. У нас 3%, полученные партией, дают госфинансирование, "Яблоко" 3% не смогло получить. Если Явлинский получает больше 3%, он имеет моральное право оставаться лидером; если он получает 1.5%, мне кажется, он не имеет никакого морального права оставаться лидером партии, тогда нужно просто уходить самому.

Константин Чуриков: Константин Эдуардович, вы нам сломали SMS-портал, у нас просто зависли… Сломали в том смысле, что вся система зависла, понимаете, потому что количество обращений на нашу линию…

Константин Калачев: Все хотят сказать, как идут выборы в сельских районах?

Константин Чуриков: Да-да, и не только.

Константин Калачев: Очень часто как начальство скажет, так и голосуют. Но это же проблема самих людей.

Оксана Галькевич: Начальство-то все равно не проверит.

Константин Чуриков: Да, ведь вот эту шутку-то помните? – не кто как голосует, а кто как считает.

Оксана Галькевич: Спасибо. Уважаемые друзья, это была наша рубрика "Личное мнение", в студии программы "Отражение" сегодня был политолог, руководитель "Политической экспертной группы" Константин Эдуардович Калачев.

Константин Калачев: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Спасибо. Буквально через 2 минуты поговорим о демографической политике в России. Есть данные о том, что снова идем на убыль.

 

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты