Петр Шкуматов: Если вы пожалуетесь на дорожную яму в прокуратуру, ее заделают очень быстро

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения "Общество Синих Ведерок"

Ольга Арсланова: Но это, еще раз напомним, будет через полчаса. Сейчас о тех, у кого, может быть, и не высокий достаток, разный, но по крайней мере есть собственный автомобиль. Рубрика "Личное мнение", прямо сейчас у нас в гостях координатор "Общества Синих Ведерок" Петр Шкуматов. Здравствуйте, Петр.

Константин Чуриков: Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Здравствуйте. Тоже почешу за ухом, прямой эфир.

Константин Чуриков: Да-да, действительно все по-настоящему. Чтобы был еще больший эффект реализма, звоните в прямой эфир: 8-800-222-00-14.

Петр, тут сейчас все обсуждают, как нам удастся решить нашу вечную российскую проблему…

Петр Шкуматов: …дураков?

Константин Чуриков: …бездорожья.

Ольга Арсланова: С дураками сложнее.

Константин Чуриков: 11 триллионов рублей будет выделено на развитие автомобильных дорог в России, собственно, о чем говорил президент в послании Федеральному собранию.

Ольга Арсланова: 11 триллионов – гигантская сумма: кажется, что все дороги будут отремонтированы в нашей стране, соответственно, ДТП будет меньше, автомобили будут целее, собственно, как и те, кто в этом автомобиле ездят.

Петр Шкуматов: Мне сразу вспомнился бессмертный фильм, где один из главных персонажей рассказывал, как один из городов превратится в шахматную столицу.

Константин Чуриков: Мы помним этого героя.

Ольга Арсланова: Спасибо за сравнение.

Петр Шкуматов: На самом деле это очень мало. Для сознания обычного водителя 11 триллионов, да вообще российского гражданина эта цифра звучит очень, ну просто колоссально.

Ольга Арсланова: Это 6 бюджетов Москвы примерно.

Петр Шкуматов: 5.5 бюджетов.

Ольга Арсланова: Это тоже много.

Петр Шкуматов: Но в действительности цена одного километра полосы – именно полосы, я хочу заметить – в России составляет примерно 40-50 миллионов рублей в зависимости от того региона, того места, где эта полоса строится.

Константин Чуриков: Это реальная цена или это цена с учетом всех издержек, особенностей наших?

Петр Шкуматов: Нет, это цена реальная, издержки как бы за скобками. Издержки, кстати, обычно замыливаются в стоимость земельного участка. То есть так получается, что когда государство хочет провести дорогу в определенном месте, вдруг оказывается, что кто-то выкупил землю прямо посередине и готов уступить государству эту землю "недорого", так что дороги у нас становятся золотыми. Но если мы будем говорить о непосредственно стоимости устройства дорожной одежды, асфальта, вообще строительства, это примерно 40-50 миллионов рублей. Давайте 50 возьмем. У любой нормальной современной дороги должны быть 4 полосы, согласны? Согласны: 2 полосы в одну сторону и 2 полосы в другую. И того 1 километр 4-полосной магистрали…

Константин Чуриков: …умножаем…

Петр Шкуматов: …будет 200 миллионов стоить. То есть на 1 миллиард мы можем построить всего лишь 5 километров дорог современных, на 1 триллион – 5 тысяч километров дорог, на 10 триллионов – 50 тысяч.

Ольга Арсланова: Но Петр, известно, что с федеральными трассами вроде бы все неплохо, жалоб на них чуть меньше, чем на региональные, чем на муниципальные…

Петр Шкуматов: Нет. Видимо, те, кто хотел бы пожаловаться, уже не может это сделать, потому что каждый год на федеральных дорогах погибает 6 тысяч человек. На наших федеральных направлениях, – простите, не дорогах – погибает 6 тысяч человек из 20, то есть каждый третий водитель заканчивает свою жизнь…

Ольга Арсланова: Это как-то связано с качеством дорог или это просто несоблюдение скоростного режима, неправильное поведение…

Петр Шкуматов: Берем платные дороги ГК "Автодор". Очень многие водители не любят платные дороги, но тем не менее отмечают, что все-таки это дороги современные, там гораздо комфортнее ездить. Так вот оказывается… Это недавно озвучил, кстати, Сергей Кельбах, глава этого самого ГК "Автодор": аварийность на современных вот этих самых 4-6-полосных платных дорогах в 20 раз меньше (то есть не в 2, не в 1.5, не на 10%), чем на дорогах, точнее на тех направлениях, которые у нас есть.

Ольга Арсланова: Петр, очевидно, потому что там ездит меньше людей.

Петр Шкуматов: Нет, там ездит больше людей.

Ольга Арсланова: На платных дорогах?

Петр Шкуматов: В том-то и дело, на платных дорогах, конечно. У нас М-4 загружена почти полностью, потому что это транспортный коридор север-юг; вот тот кусочек на границе Калужской области и Московской, который М-3, там тоже все ездят, трафик там 50 тысяч автомобилей в сутки; на трассе М-11, которая, наверное, очень большую злость вызывает у московских и подмосковных автомобилистов за счет того, что она просто ужасно дорогая, как ни крути, все равно крупные аварии случаются очень редко, то есть очень редко. И это связано прежде всего с качеством проектирования, то есть качественное проектирование, современное состояние дороги, отбойник…

Ольга Арсланова: …покрытие, освещение…

Петр Шкуматов: …покрытие, освещение и так далее. Так вот в 20 раз. То есть, условно говоря, если бы у нас все дороги федеральные были современные, а я сейчас к этому перейду, то в этом случае на федеральных дорогах каждый год гибло бы, конечно, не 300 человек, скорее всего, побольше, но так или иначе эта цифра была бы просто радикально меньше. Так вот тех денег, которые пообещал Владимир Владимирович, хватит на то, чтобы реконструировать все федеральные дороги и все, больше ни на что.

Константин Чуриков: Слушайте, в любом случае, смотрите, когда денег не выделяют, все говорят: "Ой, денег нет, государство не следит". Когда государство говорит: "Вот, ребят, пожалуйста, будет, заложено", все тоже опять недовольны.

Давайте подумаем еще, с другой стороны зайдем. Что касается вообще самой технологии укладки: ведь, наверное, проблема с существующими дорогами еще и в том, что их как-то не по уму кладут?

Петр Шкуматов: Вот. И тут, на самом деле, ключевая история. Потому что платные дороги, которые в ведении ГК "Автодор"… То есть у нас одна и та же страна, одна и та же дорога, один и тот же климат, одни и те же водители даже, которые почему-то на притом участке не разбиваются, а вот на бесплатных участках разбиваются. Здесь, конечно, дело не в деньгах, а дело просто в качестве дороги. Так вот, одни и те же дороги, одни стоят, скоро будет 7 лет участкам, они не требуют никакого ремонта (так, небольшая колея появилась), а федеральные дороги, которые сделаны по всем ГОСТАм, по всем СНиПам, все подписи на всех согласованиях поставлены, разваливаются каждые 2-3 года.

Константин Чуриков: Это дороги, по которым, согласно каким-то, наверное, старым ГОСТам должен теоретически проехать танк, у нас же…

Петр Шкуматов: Теоретически, мне кажется, танк просто провалится.

Ольга Арсланова: Вопрос: а за это кто отвечает? Вот представляется, что когда мы покупаем какую-то вещь, на нее есть гарантия производителя. Вот производитель дороги сколько лет отвечает за ее исправное состояние, хорошее, за то, чтобы люди на ней не разбивались?

Петр Шкуматов: Вообще сейчас хотят, только хотят перейти к 5-летнему сроку гарантии.

Ольга Арсланова: А сейчас?

Петр Шкуматов: А сейчас местами 3 года гарантия, а местами вообще нет гарантии. Но самое неприятное, что даже если будет все-таки какая-то гарантия, то давайте задумаемся, кто ее будет реализовывать, кто будет нести ответственность.

Ольга Арсланова: Очевидно, кто построил.

Петр Шкуматов: У нас сейчас в нашем родном замечательном государстве действует федеральная контрактная система. Так вот, если я завтра открою ООО, допустим, "Лучшие дороги России", и приду в "Росавтодор", у меня нет ничего, ни техники, вообще ничего, есть только я, Шкуматов, и предложу самую низкую цену, то…

Константин Чуриков: …вы победите.

Петр Шкуматов: …они будут обязаны заключить со мной контракт, конечно. А дальше я что? Дальше я, конечно, звоню своим друзьям в Армению, которые быстренько приезжают и быстренько делают эту дорогу, а потом я свою фирму объявляю банкротом – тут же, заранее, еще до того, как эта дорога развалилась – и потом, конечно, пусть "Росавтодор" предъявляет мне претензии сколько угодно.

Константин Чуриков: Но это мы уже говорим о несовершенстве этих госзакупок, вообще всего того, что связано с этой сферой.

Петр Шкуматов: Это вот как раз основная проблема, потому что для крупных госконтрактов, для крупных, безусловно, должен существовать фильтр добросовестного поставщика или поставщика с репутацией. То есть, условно говоря, почему я получаю преимущество по сравнению, допустим, с такой уважаемой компанией, как, кажется, она называется, ЗАО "АВТОБАН"? Они строят дороги, по которым я лично езжу и которые не разваливаются уже годами, но они строят дорого. Ну понятно: если ты хочешь быстренько и качественно, то, скорее всего, дорого.

Константин Чуриков: "Мы не настолько богаты, чтобы покупать дешевые вещи".

Петр Шкуматов: Чтобы строить дешевые дороги, конечно. А вот получается так, что они в итоге проигрывают все конкурсы, потому что приходят люди такие и говорят: "Ну мы сейчас построим дорогу в 2 раза дешевле". Дорогу-то они построят, но потом она разваливается через 2 года, а дороги, которые строят профессионалы, они… На моей памяти кусочек Ярославского шоссе, который они делали, сколько уже, наверное, уже лет 10 стоит без ремонта.

Константин Чуриков: Да вы что, серьезно? 10 лет при нашем климате?

Петр Шкуматов: Да.

Константин Чуриков: Нам же все время еще говорят, что у нас ужасный климат, нам так не повезло.

Петр Шкуматов: Да нет же, это все вранье.

Ольга Арсланова: А вот Финляндии, Швеции, Норвегии, Канаде очень повезло.

Петр Шкуматов: Это все вранье. На самом деле российские компании, российские специалисты умеют строить дороги. Но естественно, что эти дороги качественные чуть-чуть дороже, чем дороги некачественные. Просто качественная дорога, у нее подложка служит 25 лет, капитальный ремонт 15 лет, асфальт, естественно, надо менять по мере износа, а вот некачественная дорога, может быть, и стоит на 30% дешевле, но разваливается через 3 года. К сожалению, сейчас наше законодательство заставляет чиновников заключать контракты с непонятными поставщиками услуг, которые строят потом вот такие дороги. Конечно же, никаких 11 триллионов рублей не хватит, если они будут потрачены вот так вот впустую, бездарно.

Константин Чуриков: То есть нужен системный подход во всем этом.

Петр Шкуматов: Конечно. Нужно сначала ввести институт репутации среди строителей, то есть вот ты сначала построил дорожку во дворе, хорошо получилось? – отлично, плюсик тебе в карму. Теперь ты можешь строить какой-нибудь проездик. Хорошо получилось? – вот еще плюсик тебе в карму, можешь теперь уже дорогу посложнее сделать. В Англии такая система работает уже давно, и если мне не изменяет память, там есть фирмы с 50-летней репутацией, то есть, условно говоря, люди, которые нарабатывали репутацию 50 лет. Вы понимаете, что если вы придете, точнее привлечете эту компанию к строительству какого-нибудь автобана, скорее всего, получится очень хорошая долговечная дорога современная, нежели чем то, что мы видим сейчас.

Ольга Арсланова: Ну что же, послушаем наших зрителей.

Константин Чуриков: У нас на связи кто?

Ольга Арсланова: Начинаем с Андрея, Тульская область. Здравствуйте, Андрей.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел задать вашему гостю Петру Шкуматову вопрос по поводу того, что говорят, что меньше бывает аварий на платных дорогах. Он, конечно же, ошибается. А ошибается в чем? В том, что действительно основной большой транспорт минует эти дороги платные, потому что очень дорогие они, неподъемные для 90% населения. Могу пояснить: вот дорога "Москва – Дон", которая сделана от города Богородицк Тульской области, сделана вновь, заново в объезд всех территорий. Я согласен платить за проезд и так далее, но вот эта дорога, которая граничит Москва и Тульская область и идет до Богородицка до новой дороги, за нее мы платили налоги всю жизнь (не я, а все жители нашей необъятной Родины).

Но сейчас купили этот кусок дороги, он неподъемно дорогой. Вот чтобы проехать, непонятные тарифы. Вот у меня в наличии имеется автодом, вы представляете, что такой автодом, полная масса в нем 2 тонны 100 килограммов – это получается чуть больше "Жигули" на 200-300 килограммов, грузоподъемность в нем тоже 700 килограммов. Но стоит мне подъехать к пункту оплаты, цена сразу идет у меня уже, две оси, не как легковой автомобиль, который записан в документах, а идет по третьему классу уже как грузовой автомобиль, но двухосный, уже стоимость 600 рублей.

Ольга Арсланова: Понятен ваш вопрос.

Константин Чуриков: Да, спасибо, Андрей.

Ольга Арсланова: Грузовикам очень дорого пользоваться платными дорогами. Это правда.

Петр Шкуматов: Да. На самом деле я полностью поддерживаю звонившего по поводу того, что тарифы совершенно какие-то невменяемые абсолютно. Особенно пусть уважаемый телезритель проедется по дороге М-11, я думаю, тарифы его еще более приятно удивят, потому что М-4 – это еще такие остатки коммунизма, это еще очень дешево с точки зрения наших властей. Но низкая аварийность подтверждается официальной статистикой: кто не верит, может зайти на сайт гибдд.рф, там… Там прямых таких цифр нет, сравнений, там есть раздел "Статистика", зайти туда, покликать по нужным циферкам, там есть разделы про аварийность на платных дорогах, аварийность на бесплатных дорогах, на региональных и так далее. И вы увидите ровно то, что я говорю. Единственное, чего нет на сайте ГИБДД, – это интенсивности движения, то есть сколько транспортных средств проходит по конкретной дороге, а это очень важный параметр.

Константин Чуриков: Ведь это так сложно сделать в XXI веке.

Петр Шкуматов: Это очень сложно сделать, это нанотехнологии. Я думаю, что надо в "Роснано" обратиться, Чубайс должен заняться этим вопросом. И в итоге вы получите подтверждение.

Ольга Арсланова: Хорошо, продолжаем.

Константин Чуриков: Да, продолжаем. Тут по поводу дорожников Волгоградская область пишет: "Одна беда ремонтирует дорогую". Давайте продолжать…

Петр Шкуматов: А Волгоградская область на самом деле жуткая беда. Я думаю, что есть у нас две области, точнее три, где с дорогами совсем все плохо. Первые два места периодически меняются друг с другом. Сначала Саратов, Саратовская область, потом Волгоградская область, потом Волгоградская область обгоняет Саратов и Саратовскую область, и так они меняются.

Константин Чуриков: Конкуренция.

Петр Шкуматов: Да. Самое главное, что как раз и Саратов, и Волгоград являются пострадавшими именно от вот этой самой системы выбора подрядчика. Потому что в Саратове… Ни для кого же не секрет, что Вячеслав Володин является выходцем из этого города. Вроде бы там должно стать все хорошо, как же так, но нет. Вот как они не крутят свою вот эту систему, все равно приходят люди, которые вместо дороги делают, в общем, нечто даже не похожее на дороги. А в Волгограде вообще на дорогах происходят провалы. Я впервые в жизни видел, слава богу, чуть не попал туда, дыру в асфальте глубиной где-то метров 5, шириной метра 3…

Ольга Арсланова: Не один автомобиль может поместиться.

Петр Шкуматов: Я думаю, автомобиля 3, в принципе, если уплотнить, и 4 можно.

Ольга Арсланова: Бутербродиком.

Петр Шкуматов: Да, или вот эти волны замечательные, волгоградские волны, когда асфальт в колее вот так вот складывается. Ужасно на самом деле, никто с этим ничего не делает, а те люди, которые пытаются как-то эту ситуацию исправить, оказываются вне закона, потому что к ним приходят те самые замечательные представители первой категории (то есть у нас дураки и дороги) и говорят: "А почему ты отказал нашей уважаемой фирме строить вот этот вот проспект?" А законно.

Ольга Арсланова: Давайте мы узнаем, какие дороги в Нижнем Новгороде. У нас Юрий на связи, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Юрий, по 5-балльной шкале как бы вы дороги свои оценили?

Зритель: Ой, вы знаете, за этот год, конечно, дороги у нас подделали и по городу, и по центру города. Но на 5 баллов нет, никак, конечно…

Константин Чуриков: Ну уже хорошо.

Ольга Арсланова: В целом неплохо.

Зритель: Балла на 4.

Ольга Арсланова: Мы рады это слышать.

Константин Чуриков: В общем, Нижний Новгород не Волгоград, поняли.

Зритель: Нет. И потом, извиняюсь, конечно, маленько от темы отклонюсь. Мне бы вот Петру хотелось не вопрос, а как-то пожелание, что ли, задать.

Константин Чуриков: Мнение, да.

Ольга Арсланова: Давайте.

Зритель: Я сам работаю профессионально водителем. Вы поймите, вот у нас сейчас обсуждается аварийность на дороге, как понизить аварийность, очень много аварий из-за дорог, из-за плохой подготовки, но ни на одной передаче, которую я смотрю, не поднимается вопрос о телефонах, о сотовых телефонах, о планшетах.

Ольга Арсланова: Ага, за рулем.

Зритель: Понимаете, это каждый второй едет звонит, потом в итоге тут тычок, там тычок…

Константин Чуриков: И звонит, да.

Ольга Арсланова: Мы запомнили, спасибо.

Константин Чуриков: Кстати, извините, мне кажется, это даже и необязательно водитель. Вот я замечаю – не хочу никого обидеть – девушки очень любят: у нее в одной руке вот это вот, в другой вот это…

Ольга Арсланова: Я постоянно вижу.

Константин Чуриков: Или WhatsApp, она там что-то делает.

Ольга Арсланова: В пробках в Москве на самом деле это не так уж и страшно, если стоишь на красный.

Петр Шкуматов: Нет, в пробках нестрашно, но когда ты едешь 105 километров в час и еще параллельно….

Ольга Арсланова: …ну ты самоубийца.

Петр Шкуматов: Тут голову, конечно, надо включать. Я что хотел сказать? Да, действительно, эта проблема существует, но она существует не только в России. Вот нам говорят о том, что вот, дескать, в России водители такие плохие. Опросы же проводились, что 25% водителей, то есть каждый четвертый, вообще регулярно сидит в чатах, в SMS, пока водит. Так вот оказалось, что за рубежом такая же статистика несмотря на драконовские штрафы под 10 тысяч рублей на наши деньги, несмотря на вроде как неподкупную полицию, все равно люди как-то пытаются оставаться на связи, и WhatsApp или Telegram тот же самый…

Константин Чуриков: Apple нас захватил вместе с Samsung.

Петр Шкуматов: Конечно. Поэтому здесь надо говорить об общемировом явлении, но это такая, кстати… Я бы нашему уважаемому телезрителю рекомендовал задуматься о таком плавном переходе как минимум в городах на беспилотные транспортные средства. Да, уже сейчас в Сингапуре бороздят просторы этого дорога беспилотные такси без водителя, пока еще с рулем, а вот на данный момент на автосалоне практически все концепты представляли из себя диван на колесах, даже руля нет.

Константин Чуриков: Удобно.

Петр Шкуматов: То есть это такой каршеринг, то есть ты садишься, там диван по кругу, как в лимузине, и все. Это такой диван на колесах. Как он едет, куда он едет, в общем, непонятно, но ты туда садишься и чувствуешь себя, в общем, можешь выпить, можешь поспать, можешь в телефоне посидеть. Это объективный мировой тренд, я думаю, что рано или поздно в Россию он тоже придет.

Ольга Арсланова: Когда это станет чуть дешевле.

Петр Шкуматов: А это, кстати, очень дешево.

Ольга Арсланова: А давайте сейчас к реальности пока что вернемся.

Петр Шкуматов: Это, кстати, реальность, только пока не российская.

Ольга Арсланова: Валентина, Санкт-Петербург у нас на связи. Здравствуйте.

Константин Чуриков: Валентина, говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте. Да, Валентина из Санкт-Петербурга. Мне бы очень хотелось молодому человеку задать. Про дороги он говорит в Новгороде, а в Санкт-Петербурге, вы посмотрите в Санкт-Петербурге, Придорожная аллея, Суздальский проспект, …шоссе – это же убийство, убийство! Вы представляете, на Новом Девяткино я купила квартиру…, и чтобы приехать, я не еду по дорогу, я еду по обочине на 205-й маршрутке, только что не сваливаясь в канаву, это раз.

Во-вторых, еще один вопрос. Да, я согласна, платные дороги сделали здесь, но ведь мы платим налоги за дороги, платим налог за бензин, а еще и платные сделали, а те, которые были раньше, неплатные, бросили и больше их даже не подделывают нигде. Допустим, едешь по Песочному, едешь по Осиновой роще – забросили, просто забросили их. Дальше от Зеленогорска едешь если в сторону Приморска – это вообще убийство, окна такие, не знаешь, начинаешь сворачивать на встречную, значит, столкнешься, а если свернешь в другую, значит, свалишься в канаву. Это вообще… Я не знаю, столько у нас ресурсов, я проезжаю до Выборга, карьеры песка, карьеры камня, неужели миллиарды выделяют, не сделают нормальные дороги? А уж если делают, вы меня извините, делают один слой, остальной слой кладут в карман.

Ольга Арсланова: Спасибо, Валентина.

Константин Чуриков: Спасибо, Валентина.

Ольга Арсланова: А ведь главное условие наличия платных дорог – это адекватная замена бесплатная.

Петр Шкуматов: Альтернатива, да.

Ольга Арсланова: Получается, людей выталкивают.

Петр Шкуматов: Нет, в Питере есть "Западный скоростной диаметр". На самом деле грех жаловаться. Я понял, что основные жалобы Валентины на Ленинградскую область все-таки, а не на Санкт-Петербург, потому что я так слушаю и думаю: я был, наверное, в каком-то другом Санкт-Петербурге тут недавно на машине…

Ольга Арсланова: Ленобласть, да.

Петр Шкуматов: Думаю, что странно. На самом деле это Ленобласть, и там дороги, конечно, мягко скажем, если они не федеральные, то с ними все плохо. А вот по поводу карьеров и всего остального я с Валентиной полностью согласен: действительно, современная дорога с современной техникой не представляет никаких из себя нанотехнологий и чего-то такого сложного. То есть это слой песка, слой щебня, там может быть геосетка, геоткань, возможно, какое-то армирование, потом идет слой асфальта, потом уже слой износа, тоже асфальта – все, то есть вот такой пирог получается слоеный. Не надо изобретать никакого велосипеда, просто насыпьте песка, насыпьте щебня или в самом худом случае просто укрепите основу и сделайте дорогу поверх, как китайцы делают, и у них получается, а у нас почему-то нет. Действительно эти 50 миллионов рублей, когда их сравнивают с европейскими дорогами, вроде как получится на уровне стоимость, а вот когда ты смотришь на то, как их делают, думаешь, что кто-то чего-то, так сказать, здесь умыкнул. Не у меня одного только такое ощущение.

Что с этим делать, опять же, не совсем понятно, потому что мы видим, что там, где есть хозяин, то есть, условно говоря, ГК "Автодор" в данном случае (платные или неплатные), тот же самый Кельбах выступает в роли хозяина такого, он ходит и говорит: "Вы тут плохо положили, здесь переделайте" и так далее, там сразу начинают строиться нормальные дороги долговечные. Как только хозяина нет, или хозяину безразлично, или хозяин, наоборот, хочет на этом заработать, сразу возникает то самое явление, которое в Ленобласти.

Константин Чуриков: А вот насчет самой идеи, о которой, кстати, тоже говорил президент, – прошить всю страну современными коммуникациями. Вообще если посмотреть на транспортную систему в целом, где-то надо кому-то ехать по дороге, где-то кому-то логичнее это все по железной дороге перевозить, где-то логичнее лететь самолетом. Как это все правильно обустроить, сбалансировать?

Петр Шкуматов: Путин правильно сказал, но я очень надеюсь, что это все-таки будет руководство к действию, а не предвыборные обещания. Потому что в нашей стране дорог нет, и вот эта вот форма головастика, когда у нас все население сосредоточено в европейской части России, а в Сибири у нас такой тоненький-тоненький хвостик до Владивостока с кисточкой, – это очень плохо. Из-за чего это происходит? Из-за того, что у нас в стране действительно не хватает коммуникаций. Я напомню, что у нас до недавнего времени – кстати, тот же Путин достроил эту дорогу, помните, Чита – Хабаровск?

Константин Чуриков: По который он ехал?

Петр Шкуматов: По который он ехал на "Калине". Так вот до недавнего времени страна была разорвана вообще на 2 части без дорог вообще, дорог не было. То есть Россия разорвана на 2 части. Слава богу, Чита – Хабаровск доделали, слава богу, там решили вопросы с провалами, но, конечно, надо двигаться дальше.

Ольга Арсланова: По поводу "разорвана на две части". Нам зрители пишут: "А в Москве все хорошо". Ведь чудесная же новость пришла, что на парковках и штрафах только Москва заработала примерно полбюджета российского региона: 2017 год, доходы в 22 миллиарда рублей. Чем вам не деньги и вложения в дороги? Можно же использовать это на благо региона.

Петр Шкуматов: Во-первых, в Москве все это идет на плитку, на фестивали зимнего мороженого…

Ольга Арсланова: То есть дороги…

Петр Шкуматов: …на какие-то там накормления людей блинами с лопаты и так далее.

Ольга Арсланова: Подождите, вот я когда плачу какой-то штраф или парковку оплачиваю, мне приятно, что эти деньги пойдут на благоустройство моего города, в том числе на хорошие дороги.

Петр Шкуматов: Ну то есть на плитку.

Ольга Арсланова: А почему они не идут на хорошие дороги?

Петр Шкуматов: Смотрите, на дороги это не идет, это идет куда-то в общий котел, туда, в 2 триллиона рублей. Я просто напомню, что бюджет Москвы – это 2 триллиона рублей в год, бюджет Казани – 21 миллиард, в 100 раз меньше.

Ольга Арсланова: Вот сколько собрали, 22 миллиарда штрафов.

Петр Шкуматов: У Екатеринбурга 34 миллиарда. То есть Москва собирает с автомобилистов штрафов, простите, больше, чем бюджет такого города, как Казань. На самом деле это смешно, но на самом деле и грустно, потому что это штрафная экономика, деньги добывают прямо из людей, начали добывать. И в этом году, когда московским властям собираются, кстати, сейчас передать вообще все полномочия по администрированию штрафов, я думаю, что план по сбору 28 миллиардов рублей будет перевыполнен, и Москва наконец-то начнет собирать с автомобилистов бюджет города Екатеринбург, 34 миллиарда рублей.

Константин Чуриков: Дожать, план выполнить, в пятилетку…

Петр Шкуматов: Дожать, да.

Ольга Арсланова: Но регионы могут тоже использовать эту схему и зарабатывать себе на дороги.

Петр Шкуматов: Регионы используют эту схему, но только в рамках государственно-частного партнерства. Давайте вспомним, что очень много камер находится в частном владении, и в некоторых регионах автомобилист, который платит за превышение 250 рублей, отдает 240 рублей ООО, а 10 рублей государству. Вот представьте себе, вы заплатили 250 рублей, вы думаете, что вот, сейчас дороги построят, парковки построят – нет, у кого-то яхта станет длиннее, а государство 10 рублей получит как бы на чай. В Ростове-на-Дону с платных парковок 85% идет так называемому концессионеру.

Ольга Арсланова: Кто это?

Петр Шкуматов: ООО "РПП" какое-то, не знаю. То есть, условно говоря, вы платите 100 рублей за парковку, 15 рублей идут в бюджет, а 85 рублей идут частной компании.

Константин Чуриков: Слушайте, Петр, ну а где, в каком законе записано, что так вообще можно, должно, что так должно быть?

Петр Шкуматов: Я не знаю.

Константин Чуриков: Это же как-то изучать вопрос надо, правда?

Петр Шкуматов: Вообще мне кажется, это какой-то абсурд, но это так, можете проверить. Вот Ростов-на-Дону меня, если честно, поражает. Если везде как-то вот эти офшоры прячут, замыливают, как-то пытаются сделать вид, что на самом деле деньги идут государству, то в Ростове-на-Дону вообще особо сильно не переживают на эту тему, заключили на 12 лет, кажется, соглашение, что 12 лет жители Ростова-на-Дону будут платить по сути частной компании.

Ольга Арсланова: Продолжаем изучать географию дорожную в том числе. Алексей из Красноярского края, здравствуйте.

Константин Чуриков: Центр России на проводе.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Алексей, традиционный вопрос, интересно, как вы дороги можете оценить, которые видите в вашем регионе.

Зритель: Вы знаете, я вот послушал ответ Петра по поводу платных дорог…

Ольга Арсланова: То есть дороги свои оценивать не будете?

Зритель: Мне интересно услышать ответ. Смотрите, по поводу того, что стоимость оплаты дорожной. Скажите, пожалуйста, по поводу безопасности. Если я куплю права, а не получу их и не выучусь на них, повлияет ли та стоимость, которую я заплатил за проезд, на безопасность ее, если я их куплю?

Петр Шкуматов: Хороший вопрос на самом деле. Значит, у нас есть натурный эксперимент под названием "участок дороги М-3". Он начинается от границы с Московской областью…

Ольга Арсланова: Издалека вы зашли.

Петр Шкуматов: Нет, на самом деле это прекрасный эксперимент. Там практически нет поворотов, заворотов, и люди, которые проезжают по платному участку, едут, как правило, дальше. И есть замечательный бесплатный участок Киевского шоссе, с 50-го километра до 65-го километра. Так вот те же люди с теми же купленными правами, с теми же слепыми глазами, с теми же кривыми руками, с теми же ногами, которые путаются в педалях…

Константин Чуриков: …и с тем же WhatsApp

Петр Шкуматов: …и с тем же WhatsApp, Facebook и Telegram за рулем вдруг на платном участке, который сделан… Не потому, что вы деньги платите, он безопасный, а потому что он просто… Он мог бы быть таким же и бесплатный, конечно, но просто он платный. Так вот, на этом платном участке, который сделан по всем современным требованиям безопасности, никто не разбивается, аварийность там находится на экстремально низком уровне, там одна или две аварии произошло за все время. Я сам там ездил, он прекрасен. И те же самые люди, вот эти слепошарые водители, вдруг проехав этот платный участок, на бесплатном начинают выезжать на встречку и разбиваться. Только за январь месяц там несколько тяжелых лобовых столкновений.

А почему? Потому что нет отбойника, нет освещения, нет обочины, вообще ничего нет, просто какое-то направление. Потерял управление, и все, здравствуй, услуги похоронного агента. Так вот поэтому я и говорю, что преимущество вот этих платных участков не в том, что они платные, а в том, что компания, которая их строит (ГК "Автодор"), строит это не для того, чтобы освоить деньги и увести их в офшоры, а она делает реально хорошие дороги, реально современные, реально безопасные. Единственная к ним претензия – это вот тот участок трассы М-11, который в Московской области от "Шереметьево" до Солнечногорска, который не освещен.

Константин Чуриков: Вы первый человек в нашей студии, который хоть кого-то похвалил за строительство дорог, за качество.

Петр Шкуматов: Слушайте, ну это реально современные, хорошие дороги, по которым приятно ездить. Трасса Вышний Волочек – это вообще гоночный полигон, сделанный прямо в лучших традициях Формулы-1, таких дорог у нас в стране просто не было, на самом деле, никогда не было. И то, что они появились, уже хорошо. То, что они платные – ну слушайте, вот такой эксперимент наше государство поставило, и за счет вот этой платности у дороги появился хозяин, хозяин начал выдвигать требования к строителям, строители начали строить хорошие дороги. А вот там, где все как обычно, там и дороги разваливаются.

Ольга Арсланова: Продолжаем общаться с нашими зрителями – Пенза…

Константин Чуриков: А вот не дождался зритель.

Ольга Арсланова: А вот смотрите, Смоленск у нас есть: "В самом городе дорог нет вообще, стоит только одна дорога – улица Большая Советская. Ее делали, кажется, финны в 2000-х гг., то есть улица стоит более 15 лет".

Петр Шкуматов: Совершенно не удивлен. Я опять же подчеркну, что наши тоже умеют делать такие дороги. Есть участки дорог, которые стоят более 20 лет, которые построены российскими строителями. Несколько секретов успеха: не экономить на материалах; не нарушать технологию; не воровать.

Константин Чуриков: В снег укладывать можно асфальт?

Петр Шкуматов: В снег можно только дыры чинить, то есть, условно говоря, если дыра образовалась в асфальте, то ее заливают смолой жидкой, которая быстро затвердевает, но это временная заплатка так называемая; как только станет тепло, эти заплатки должны срезать и на этом месте положить нормальный асфальт. А в снег асфальт категорически нельзя класть.

Ольга Арсланова: Нам зрители пишут: "Почему мы платим транспортный налог, акцизы на бензин плюс "Платон", а потом должны еще платить за дороги?" То есть все хотят хорошие дороги, но при этом никто не хочет платить больше. А где деньги-то взять?

Петр Шкуматов: Нет, деньги есть, как я уже сказал. То есть если Путин выполнит обещание и 11 триллионов будет пущено на дороги, но это 50 тысяч километров современных, я бы сказал, ультрасовременных автобанов, которые у нас в стране появятся, это хорошо. Но есть подозрение, что они не появятся, потому что деньги где-то на пути от Путина до исполнителей куда-то исчезнут, как песок сквозь пальцы. Это происходит за счет того, что у нас нет, во-первых, контроля, во-вторых, сами, к сожалению, пользователи дорог не спрашивают с региональных властей, еще с кого-то, не жалуются банально на…

Константин Чуриков: А куда жаловаться конкретно?

Петр Шкуматов: О, это хороший вопрос.

Константин Чуриков: Президент обещал такие-то дороги – где дороги, ребята?

Петр Шкуматов: Это хороший вопрос. Жаловаться нужно на яму в прокуратуру. Поверьте, если вы пожалуетесь на яму в прокуратуру, просто зайдите на сайт прокуратуры вашего региона и быстренько, за 5 минут набросайте "Яма по адресу улица Ленина, дом 15"…

Константин Чуриков: Ну да, фото, паспортные данные, фото объекта.

Петр Шкуматов: Фото вот здесь, да. Заделают очень быстро, во-первых, во-вторых, начнут следить за этим участком.

Ольга Арсланова: А почему именно прокуратура?

Петр Шкуматов: Потому что последствия, в смысле они осуществляют надзор за этим. Потом…

Ольга Арсланова: А почему не руководству города, например?

Константин Чуриков: Нам рассказывают о схеме, Оля, сейчас надо понять, как жить по этим правилам.

Ольга Арсланова: Нет, она очень странная, согласись.

Петр Шкуматов: Руководство города – это тяжелый вопрос, потому что, я уже говорил, допустим, руководство города Волгоград: можно писать руководству города тонны писем, можно писать поэмы, можно написать "Войну и мир", но я думаю, что с дорогами там ничего не изменится из-за вот этих вот заявлений. По сути только некое силовое давление на чиновников, когда вы сначала силовиков задолбаете своими жалобами, а они уже скажут: "Слушайте, приведите быстро в порядок эту дорогу, потому что иначе мы весь компромат, который у нас занимает соседний этаж нашего здания, вытащим наружу", вот тогда приведут. А если люди не жалуются, то ничего и не происходит. Был парадокс в каком-то из регионов, я не помню, в каком, когда яма в течение года, на которой люди разбили себе подвеску, оставили колеса, то есть очень много там было аварий таких, не набрала ни одной жалобы, то есть все разбились, но ни один человек на нее не пожаловался. Как так? Я не понимаю.

Константин Чуриков: Мы снова завершаем нашу беседу вопросом. В студии был Петр Шкуматов, координатор движения "Общество Синих Ведерок".

Буквально через несколько минут проект "Реальные цифры": с вашей помощью начнем выяснять, где проходит черта бедности, где заканчивается благополучие и начинается та самая не очень приятная жизнь. Через 2 минуты на ОТР, будьте с нами.

Ольга Арсланова: Спасибо.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты