Майя Онищенко и Александр Лобжанидзе: Как подготовиться к госэкзамену по географии

Гости
Александр Лобжанидзе
руководитель Федеральной комиссии разработчиков КИМ ЕГЭ и ОГЭ по географии
Майя Онищенко
учитель географии школы №1500 г. Москвы, ведущий эксперт ЕГЭ

Константин Точилин: Ну и наша традиционная рубрика по понедельникам – "О ЕГЭ предметно". От ЕГЭ не застрахован никто. Если вы уже проскочили, то у вас есть дети и разные прочие родственники, которые могут под это ЕГЭ попасть. И сегодня у нас география.

Оксана Галькевич: Кстати говоря, я не знаю, как к НГ (в смысле – к Новому году), но к ЕГЭ мы в прямом эфире с программой "ОТРажение" начинаем готовиться традиционно осенью, уважаемые друзья.

География. Ну, есть обязательные предметы. И география – это как раз предмет по выбору. География требуется для поступления на специальности по направлениям: опять же (простите за тавтологию) география, геология или экология. Тест по географии состоит из двух частей с краткими и развернутыми ответами. Вот для того, чтобы набрать минимальный проходной балл, который в 2018 году будет равен 37 баллам, необходимо верно решить первые 12 заданий.

Константин Точилин: Курс.

Оксана Галькевич: Да, кстати говоря, тоже свой курс. Максимально возможный балл – 47. На экзамене по географии понадобится выпускникам линейка, транспортир и калькулятор. Ну а продолжительность этого экзамена – 3 часа. Вот такая справочка небольшая.

Константин Точилин: А мы за оставшиеся 22 минуты с помощью наших гостей попробуем быстренько про все это рассказать. У нас в гостях – Майя Онищенко, учитель географии школы № 1500 города Москвы, ведущий эксперт ЕГЭ. Здравствуйте.

Майя Онищенко: Здравствуйте.

Константин Точилин: И Александр Лобжанидзе, руководитель Федеральной комиссии разработчиков контрольно-измерительных материалов ЕГЭ по географии. Добрый вечер.

Александр Лобжанидзе: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Давайте сразу, не отходя далеко от этой кассы, обратимся к нашим телезрителям. Уважаемые друзья, если вы родитель, если вы учитель, ну и самое главное, если вы как раз тот самый школьник, ученик, который выбрал себе географию в качестве предмета для следующего года, для сдачи, пожалуйста, срочно звоните, срочно пишите, задавайте вопросы. Потому что, вы не поверите, но вот в студии у нас люди, которые занимаются подготовкой этих самых тестовых заданий, то есть они про экзамен знают все.

Константин Точилин: Знает про это все, да.

Оксана Галькевич: Александр Александрович…

Константин Точилин: Да, давай, конечно.

Оксана Галькевич: Александр Александрович, вот мы все время спрашиваем наших гостей в рамках этой рубрики, начинаем разговор со следующего. Какая динамика по успеваемости год от года, если говорить о ЕГЭ? И сколько ребят год от года присоединяются, выбирают этот предмет для сдачи – больше, меньше? Вот какая динамика?

Александр Лобжанидзе: Ну, динамика с точки зрения баллов у нас положительная. Это уже хорошо. Если в позапрошлом году у нас процент набравших менее 37, то есть проходной балл, был 13%, то в прошлом году – 9,3%.

Второй важной цифрой (наверное, она не совсем связана напрямую с ЕГЭ) являются выпускные проверочные работы, которые проводит теперь ФИПИ тоже, Федеральная служба по надзору в образовании (Рособрнадзор) проводит в одиннадцатых классах. Так вот, география заняла первое место по числу участников в этих работах – более 300 тысяч человек приняло участие в написании ВПР по географии.

Если же говорить о динамике с точки зрения участия в ЕГЭ, то она незначительная. Мы каждый год имеем примерно 2,5–3% наших абитуриентов. И эта цифра равна примерно 14 тысячам по прошлому году. Связано это с тем, что, как вы сказали в самом начале, круг сдаваемых институтов, университетов крайне ограничен. Об этом, кстати, говорится в Концепции географического образования, которую сейчас Русское географическое общество согласует с Министерством образования Российской Федерации. Она должна быть принята. То есть вопрос состоит в том, чтобы увеличить число вузов, принимающих географию как вступительный предмет.

Константин Точилин: В общем, кругозор-то расширяет, мягко говоря, да?

Александр Лобжанидзе: Конечно. Мы, например, мягко говоря, не понимаем, почему, туризм, который наш, географический…

Константин Точилин: А что, не нужно?

Александр Лобжанидзе: Не нужно.

Константин Точилин: Да ладно?

Александр Лобжанидзе: История. Но не одно вместо другого, а одно вместе с другим – это было бы вполне.

Оксана Галькевич: Это у вас внутривидовая конкуренция, простите, с историками?

Александр Лобжанидзе: Нет-нет-нет!

Константин Точилин: Ну, одно другое не отменяет.

Александр Лобжанидзе: Да.

Константин Точилин: Майя Викторовна, а дети вообще как относятся к географии? Старое же выражение: "Зачем изучать географию, когда существуют извозчики?" Сейчас наверняка это трансформировалось: зачем изучать географию, когда существуют Google- и Яндекс-карты, например, да? Или интерес есть? Вот как?

Майя Онищенко: А у нас просто в старшей школе существует деление на профили. Тем, кому интересна география, для тех есть специальный профиль. Есть изучение географии больше, чем по базовому уровню в десятом классе, и в одиннадцатом вообще изучение, в отличие от всех остальных профилей. Вот это наша креатура. Если дети, которым просто интересно, как мир устроен. И география тоже для таких. Ну, тут вы правы, кругозор. Конечно, кругозор. Есть профили, в которых география вовсе не представлена – ну, например, гуманитарный профиль. Так что ребенку нужно себя найти.

Константин Точилин: Хотя тоже как-то странно, в общем – гуманитарный профиль и без географии?

Александр Лобжанидзе: Ну, наверное, надо иметь в виду, что все-таки есть такое широкое понятие "географическая культура". Когда у нас некоторые зарубежные президенты путают Иран с Ираком, а также "открывают" новые страны – это все как раз от снижения географической культуры. Нам бы не хотелось иметь этого в нашей стране. И тем более важно, чтобы они знали географию своей страны очень подробно и хорошо. Поэтому и "Географический диктант", который проводится в последнее время Русским географическим обществом, и другие акции направлены на популяризацию географию. И в рамках опять же Концепции географического образования мы настаиваем на том, чтобы география была представлена во всех профилях, только в одном случае она именно для кругозора, а в другом случае – для углубления знания по этому предмету и подготовки в вуз.

Оксана Галькевич: Простите, я вот перечислила специальности, где требуется география. Там не прозвучала метеорология. Может быть, она внутри какой-то специальности, направления? Мне кажется, очень важно, там обязательно нужно сдавать географию.

Александр Лобжанидзе: Ну, если вы сдаете на географический факультет университета, то да, она сдается. В Гидромет, насколько я помню, в Санкт-Петербурге, по-моему, нет географии. Нет географии, скажем, в Институт геодезии и картографии. А уж карта, понятное дело, вещь географическая.

Оксана Галькевич: Удивительно!

Константин Точилин: Слушайте, а всякие военные и шпионские, прости господи, заведения? Там без географии уж точно никак.

Александр Лобжанидзе: Ну, с учетом того, что президентом Русского географического общества является Сергей Кужугетович Шойгу, по совместительству министр обороны, то я думаю, что этот вопрос тоже рассматривается.

Константин Точилин: Скажите, у каждого экзамена, понятно, есть своя специфика. А специфика географического экзамена в чем? Понятно, что это не так, как иностранный язык, не так, как химия. Это как что? Там есть карты? Или это нужно писать? Или нужно искать на карте Баб-эль-Мандебский пролив на глазах у пораженной комиссии? Как это выглядит?

Майя Онищенко: Кстати, пролив искать нужно, только не на глазах у комиссии, поскольку экзамен сдается в письменной форме. Но и такие вопросы тоже есть. Я бы тут разделила два экзамена.

Первый экзамен – выпускной за девять классов. И там детям разрешено пользоваться атласами – школьными, конечно, ученическими атласами, ну, можно. И знание номенклатуры важно, но кое-что можно посмотреть в самом атласе.

Принципиальное иное для одиннадцатого класса, где детям на экзамене выдается политическая карта мира с нанесенными странами, но без столиц, и административно-территориальная карта России, субъекты, но тоже без столиц. И вот тут уже нужно демонстрировать знание номенклатуры на зубок. Да, это специфика нашего предмета – знать, что и где находиться. Но география – она же большая. Есть география физическая, есть география экономическая. Есть, собственно говоря, картография. Есть геоэкологический раздел. Так что у нас такой комплексный предмет. В этом, наверное, его специфика.

Константин Точилин: Телефон разрывается…

Александр Лобжанидзе: Там есть еще одно задание – задание с топографической картой, где нужно по профилю, который к этой карте предлагается, тоже решить ряд заданий. А также знать условные знаки топокарты, что важно.

Оксана Галькевич: Кстати говоря, интересно… точнее, хотела уточнить у вас. То есть это не просто зубрежка, что где находится, да?

Александр Лобжанидзе: Нет конечно.

Оксана Галькевич: Это в том числе, я не знаю, рассчитать миллиметры осадков, которые выпадут там-то и там-то, давление атмосферного столба? Решение задач?

Александр Лобжанидзе: Все состоит из нескольких элементов. Знание географических закономерностей, потому что все вызубрить совершенно невозможно. Да, какое-то знание номенклатуры. И конечно, практические умения.

Константин Точилин: А под номенклатурой вы подразумеваете… Если человеческим голосом, то это что?

Александр Лобжанидзе: Вот тот самый Баб-эль-Мандебский пролив, который вы упоминали, в том числе.

Константин Точилин: Давайте дадим зрителям возможность задать вопрос. Владимир у нас на связи, если я не ошибаюсь, да?

Зритель: Да-да-да, Владимир.

Константин Точилин: Здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос к Майе, я думаю. Она меня как географ по своей специальности поддержит. У нас есть институт, там профессор был Юрий Григорьевич Масленков. Сейчас он, правда, перешел в архитектурно-строительный университет. География, вообще-то, она связана и с геодезией, и с геологией, и с топографией, и с топонимикой, и непосредственно, тем более, связана с историей. Все исторические события связаны непосредственно с географией. Я считаю лично географию связанной непосредственно со всеми этими науками, с историей.

И человек, который не знает географию… Ну, я просто не понимаю. Ну, может, потому, что я еще в войсках ПВО служил, а там азимут, высота, все рельефы местности нужно учитывать. И я считаю, что роль и значение географии в школе значительно принижены. Вот я так считаю лично. Ну, я маленько еще краевед и весь Союз почти объехал, был и в Средней Азии, и до границы доезжал, и на Байкале служил, так что у меня есть такое представление. Кстати, в Иркутске самый-самый опасный аэродром – там приходится резко снижаться, резко подниматься. Там авария была такая в 1970 году, как раз я там служил. Во-первых, она дает очень много знаний, которые непосредственно человеку пригодятся в жизни.

Оксана Галькевич: Человек, увлеченный географией.

Зритель: Может быть, даже… Ну, я, конечно, историю, литературу и русский язык не буду…

Константин Точилин: Владимир, спасибо. Мы поняли, что вы увлеченный человек. Мы тоже глубоко возмущены, что, оказывается, так мало институтов и специализаций, по которым нужна география. Но все-таки давайте дадим возможность тем немногим, кто все-таки в географию углубился (школьников я имею в виду), дадим возможность все-таки точно этот экзамен сдать.

И сразу вопрос. А школьного курса достаточно или нужно еще самоподготовкой какой-то заниматься? Я не говорю, что совершать кругосветное путешествие. Хотя, наверное, это было бы очень полезно, но тем не менее.

Майя Онищенко: Да, практика – вещь великая. Ничего нет лучше, когда ребенок представляет себе не по книжке объекты, а видел их просто живьем. Поэтому какая-нибудь географическая полевая практика – это, конечно, мечта.

А что касается вот таких ежедневных реалий. Ну, во-первых, конечно (может быть, это очень наивно прозвучит, но тем не менее), вообще-то, нужно прилежно учиться. И лучше это делать на протяжении всей школы, потому что… Ну, в каждом предмете есть своя специфика. У нас достаточно большой объем вот этой самой номенклатуры, которую сегодня несколько раз вспоминали. И ее нужно все-таки учить. И выучить ее быстро невозможно. Нужно определенное время, чтобы знания хорошо улеглись в голове. Поэтому прилежная учеба в школе – это, конечно, залог успеха. Школьный курс – это основа основ.

Очень здорово, если… Вот как Владимир говорил, была увлеченность географией. Очень здорово, если ребенок занимается дополнительно. И дополнительно может быть что угодно. Если мы говорим конкретно о подготовке к экзамену этому, то это могут быть различные сайты, направленные на подготовку учеников. Это могут быть печатные издания. Наверное, такое углубление было бы полезно. Но основа основ – это прилежная учеба и изучение учебников.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, а вот в чем отличие единого госэкзамена по географии от ЕГЭ по другим предметам? Может быть, в структуре есть какая-то разница? Специфика, так скажем?

Александр Лобжанидзе: Ну, специфика – мы уже об этом говорили. Это прежде всего карты, которых нет в других предметах. Как говорил наш классик: "Карты – это альфа и омега географии", – потому что на карте все начинается, и любое исследование географическое на карте и заканчивается. Поэтому это отличие, конечно, существенное.

Второе – помимо умения читать те две карты, которые есть в начале, я говорил, есть и другие – топографические карты, допустим. Структура? Сегодня она у всех экзаменов меняется, мы уходим от "угадайки", так же как и во всех других предметах, то есть у нас нет чисто вопросов с выбором ответа…

Константин Точилин: То есть столица России и четыре варианта, да?

Александр Лобжанидзе: Да, столица России и четыре варианта. То есть это вопросы, связанные с причинно-следственными связями, которые очень важны в географии. Это вопросы, связанные с практическим умением, иногда жизненным умением определить высоту солнца в какой-то точке или определить географические координаты. То есть это, помимо всего прочего, практико-ориентированные задачи. Вот в чем специфика географии.

Оксана Галькевич: А вот интересно узнать ваше мнение. Может быть, даже Майя Викторовна ответит на этот вопрос. Вы знаете, нам очень многие телезрители все время в рамках этой рубрики, какой бы предмет ни обсуждался в этот момент в студии, пишут: "ЕГЭ – это глупость. ЕГЭ – это отупляет школьников. Это как раз против той самой исторической культуры, географической культуры и всего прочего".

Вот вы как считаете как педагог, на самом деле ЕГЭ – это достойный экзамен? Он позволяет тестировать и понимать знания ребенка в рамках школьного курса? Или все-таки неправильная на самом деле форма организации? Скажите честно только.

Майя Онищенко: Вообще надо сказать, что ЕГЭ уже в течение стольких лет сдается, и сами по себе контрольно-измерительные материалы совершенствуются все время. Они стали гораздо четче, гораздо логичнее, гораздо понятнее. А раз так, то и ребенку легче готовиться.

Кроме того, это как-то, мне кажется, структурирует подготовку, во-первых, и заставляет ребенка как-то более серьезно, что ли, подходить к занятиям. Он понимает, чего от него требуется – и он, соответственно, может подготовиться к ответам. Ну и потом, у нас ведь такой предмет, который идет по выбору – соответственно, его сдают люди мотивированные, которым география нравилась с самого начала. Ну, либо вариант второй – чего уж тут лукавить? – которым она нужна для поступления. Но вуз-то они тоже выбирают по душевному признанию.

А вообще, мне кажется, ЕГЭ сделал более честной, что ли, процедуру поступления в вуз. Потому что ни для кого не секрет, что внутренние экзамены в вузах сейчас разрешены только отдельному набору вузов, и это очень достойные вузы. А результаты ЕГЭ обязательны к приему. И поэтому мне кажется, что это честно и правильно, особенно если мы говорим о тех детях, которые учатся на периферии. Вот для них это, если угодно, выход в большую жизнь, для них это поддержка.

Константин Точилин: Ну и собственно, насколько… Ну, география же ведь не сама по себе существует. Насколько в ЕГЭ важна составляющая по смежным дисциплинам – экономика регионов, экология регионов, вот все это?

Майя Онищенко: География в экономической своей части – конечно, это просто сопредельно с экономикой, с дисциплиной. И у нас достаточно большое внимание уделяется геоэкологии, которая тоже стыковая дисциплина между экологией и географией. А собственно это практические вопросы, из обыденной жизни – то, с чем детям, скорее всего, придется столкнуться, когда они выйдут из стен вуза и будут работать специалистами по профилю.

Оксана Галькевич: Я как раз открыла сайт ФИПИ и нашла там Открытый банк заданий по ЕГЭ. Это задания прошлых лет – я правильно понимаю, Александр Александрович?

Александр Лобжанидзе: Да.

Оксана Галькевич: Полезное дело – прорешать, так сказать, посмотреть?

Александр Лобжанидзе: Конечно. То, о чем мы собственно и говорили, что один из таких базовых элементов подготовки – это прорешивать задания, которые представлены на проверенном сайте Федерального института педагогических измерений, потому что это задания, соответствующие кодификатору, это задания выверенные не одной группой экспертов и тестологами с точки зрения их правильности. Именно они используются в формате реального единого государственного экзамена.

Оксана Галькевич: Ну, задания, естественно, все равно ежегодно меняются?

Александр Лобжанидзе: Конечно, конечно. Банк заданий большой, задания не повторяются, они меняются. Кроме того, существует обмен… Задания не повторяются даже в один год, в разных регионах они различные. Это и есть основной принцип ЕГЭ, что эту информацию невозможно передать как бы, если на Дальнем Востоке был бы тот же вариант, что и в Центральной России. Это несколько различных вариантов, которые формируются из целой линии различных заданий.

Константин Точилин: Ну и, наверное, последний вопрос собственно. Если результат экзамена не устроил, подавать апелляцию, не подавать? В каких случаях? И как это сделать, если есть ощущение внутренней правоты какой-то?

Майя Онищенко: Это тоже один из элементов экзамена, и очень важный. И ребенок должен обязательно, когда он идет на экзамен, про процедуру апелляции знать. Ну, во-первых, потому, что наш экзамен в линейке экзаменов сдается первым. Во-вторых, потому, что он сдается по итогам изучения курса, а для многих этот курс заканчивается в десятом – не в одиннадцатом, а в десятом классе, и ребенок может по окончании десяти классов наш предмет сдавать. А к апелляции ЕГЭ он еще может быть и не готов, поэтому его важно проинструктировать.

Механизм, в общем, такой. Ребенок может посмотреть сканы своих работ в своем электронном кабинете. И очень важно это добросовестно сделать, тщательно, добросовестно, не жалея времени. Возможно, будут какие-то технические проблемы – ну, машина, скажем, неправильно, верифицировала значки. У всех детей почерк разный – возможно, не так распознали. Это тоже основание для апелляции.

Потом совершенно необходимо еще раз просмотреть свою работу вдумчиво, теперь уже без стресса, свойственного экзамену, и продумать, вспомнить вопросы, посмотреть свои ответы. Вот ребенок убедился в том, что на апелляцию идти стоит. Стоит на апелляцию подать заявление, чтобы прийти в сопровождении родителя. Все-таки это поддержка. Ну, сразу же скажу, что родители в процедурные вопросы не вмешиваются, но они такой психологический климат, уверенность придают ребенку во время самой процедуры.

Длится процедура обычно 15 минут. И во время апелляции эксперт подробно с ребенком разбирает задания второй части – ну, ту, которую собственно человек сам и проверял. Если первую часть проверяет машина, и могут быть какие-то проблемы с верификацией, то вторую часть – человек. И эксперт подробно-подробно рассказывает апеллянту о том, каким образом была осуществлена… ну, по критериям – соответствие или несоответствие ответов ребенка определенным критериям.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, у нас, к сожалению, время уже стремительно истекает. Вот прозвучал звонок. Если мы буквально двадцатисекундное включение сделаем телезрителю… Это ваш коллега, есть предложение. Давайте послушаем. Татьяна.

Константин Точилин: Тамара из Москвы.

Оксана Галькевич: Тамара. Простите. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Тамара Владимировна

Константин Точилин: Здравствуйте, Тамара Владимировна.

Оксана Галькевич: Добрый вечер.

Зритель: Ветеран труда. Здравствуйте. Город Москва, Тамара Владимировна, ветеран труда. У меня короткое предложение, как это было в старые времена, когда я работала. Сейчас мне уже 75 лет. Пожалуйста, откройте канал телевидения. И вместо того чтобы показывать то, что детям не надо, чтобы детям была география и подготовка к экзаменам ЕГЭ по телевидению. Пожалуйста! Я забочусь о внуках и правнуках. Спасибо вам большое.

Константин Точилин: Спасибо.

Александр Лобжанидзе: Спасибо. Ну, есть два канала, которые уже практически открыты. Первый канал – это канал Русского географического общества "Моя планета", где есть очень много географии. Ну, я не беру зарубежные географические каналы тоже – National Geographic, например, Animal Planet и так далее. Второй канал – учебный, по которому теперь можно получать тоже большую информацию и готовиться к экзамену по географии. Это собственно различные виды электронных школ, которые сегодня у нас есть в Интернете: Московская электронная школа, Российская электронная школа, где все уроки будут выложены в интернет-пространстве. И ребенок, независимо от того, где он обучается, может услышать лучших учителей, услышать лучшие практики их уроков, а также решить задания, которые, несомненно, помогут ему в подготовке к единому государственному экзамену.

Оксана Галькевич: Здорово! Спасибо большое. Спасибо зрителям за неравнодушность. И спасибо вам за ваши ответы. В студии сегодня были: Александр Лобжанидзе, руководитель Федеральной комиссии разработчиков контрольно-измерительных материалов ЕГЭ и ОГЭ по географии, и Майя Онищенко, учитель по географии… учитель географии, простите, школы № 1500 города Москвы, ведущий эксперт ЕГЭ. Спасибо, уважаемые гости.

Константин Точилин: Спасибо.

Александр Лобжанидзе: Спасибо.

Майя Онищенко: Спасибо.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты