Марина Демидова и Андрей Хотунцев: Как подготовиться к госэкзамену по физике

Гости
Марина Демидова
руководитель Федеральной комиссии по разработке КИМ для проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам основного общего и среднего общего образования по физике
Андрей Хотунцев
учитель Лицея №1535 г. Москвы

Юрий Коваленко: Ну и да, все рассаживайтесь по партам, у нас подготовка к ЕГЭ, наша постоянная рубрика. Сегодня расскажем об экзамене по физике и дадим рекомендации по подготовке к нему.

Оксана Галькевич: На самом деле я могу немножко передохнуть. Ты сказал буквально за кадром, что физика в принципе тебе была симпатична, Юра, спасибо тебе большое. Давай расскажем, такую небольшую справку дадим о том, сколько ребят выбирает этот экзамен, сколько баллов нужно набрать, чтобы он считался успешно сданным.

Вот смотрите. Во-первых, ЕГЭ по физике – это один из предметов по выбору, он необязательный, его выбирают ребята, которым он необходим для будущих специальностей в ВУЗах. Поэтому, например, в прошлом году его сдавало 24% российских выпускников, причем только четверть из них были девушки. Вот не знаю, зачем эта информация: мне кажется, девочки вполне успешно могут сдавать физику, но подавляющее большинство сдающих этот предмет составляют юноши. Максимально на этом экзамене можно набрать 52 первичных балла, при этом минимальная граница сдачи – 36 баллов. Доля "высокобалльников" – так называют ребят, которые лучше всех сдают этот экзамен – в прошлом году выросла, 5%.

Юрий Коваленко: Всего лишь-то надо для успешной сдачи выполнить 32 задания теста. В этом году добавлена линия заданий на астрономическом материале, который изучался в курсе физики. Продолжительность экзамена – 3 часа 55 минут.

Оксана Галькевич: Вот одна из самых, я так понимаю, успешных девушек, способных сдать физику, сегодня у нас в студии. Между прочим, уважаемые друзья, это Марина Юрьевна Демидова, руководитель Федерального комиссии разработчиков контрольно-измерительных материалов ЕГЭ и ОГЭ по физике, то есть человек, который эти тестовые задания и разрабатывает. Правильно, Марина Юрьевна? Здравствуйте.

Марина Демидова: Правильно, но не одна, конечно. Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Не одна, с командой, но тем не менее. И еще один гость нашей студии – это Андрей Юрьевич Хотунцев, учитель лицея №1535 города Москвы. Здравствуйте, Андрей Юрьевич.

Юрий Коваленко: Здравствуйте.

Андрей Хотунцев: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Расскажите сначала вот о специальностях, в которых необходима физика. Выбирают ребята, которые идут в какие ВУЗы и на какие специальности?

Марина Демидова: Давайте я отвечу. Понятно, что это практически все инженерно-физические специальности буквально. Физика очень популярна, и сейчас к ней приковано внимание. Вы прекрасно знаете, у нас есть соответствующая стратегия развития этой области, нам нужно больше хороших инженеров, поэтому все инженерные ВУЗы стремятся, так сказать, принимать физику в качестве вступительного экзамена. И год от года, надо сказать, средний балл, по которому принимают эту физику, растет, наши дети как бы тоже внимательно к этому относятся и готовятся к этому экзамену.

Юрий Коваленко: Завалить экзамен – это всегда самое-самое страшное. Вот на чем чаще всего валятся ученики, студенты?

Марина Демидова: Ну завалить наш экзамен… Нет, конечно, можно, если совсем не готовиться, но если нормально учиться и изучать курс физики, то вполне можно сдать, потому что 36 баллов, как вы сказали – это в 100-балльной шкале. На самом деле достаточно на минимальный балл выполнить 9 заданий из тех 32-х, о которых вы говорили.

Юрий Коваленко: Все необязательно?

Марина Демидова: Нет, конечно. Если вы выполните все, вы получите 100 баллов и будете одним из 278 человек, которые, например, в прошлом году эти 100 баллов у нас получили. Кстати, эта цифра у нас тоже растет год от года, мы очень трепетно относимся к этой когорте "высокобалльников". Ну а наиболее трудными… У нас есть задания на комплексный анализ физических процессов – это такие задания на множественный выбор. Предположим, дается какая-то ситуация, вы помните, колебания в каком-нибудь колебательном контуре радиоприемника.

Оксана Галькевич: Мы помним, конечно.

Марина Демидова: Да, конечно.

Оксана Галькевич: Очень любили эту тему.

Марина Демидова: Да, и надо все о нем рассказать, то есть понимать исходя из результатов опыта, где там период колебания, где и как энергия меняется, заряд конденсатора и так далее. Вот такая комплексная характеристика, конечно, для наших детей достаточно сложна.

Юрий Коваленко: А вот чаще всего, скажем так, люди приходят и думают о том, что будут какие-то очень-очень сложные задания. Например, у нас был победитель олимпиады по физике международный, и он сказал, что одно из заданий было практически школьное, там необходимо было рассмотреть теорию и рассказать, каким образом расширялась Вселенная. Вот таких вот заданий такой сложности глобальной не бывает на экзамене?

Марина Демидова: У нас не олимпиада, поэтому мы проверяем, в общем-то, то, чему учат в школе, несомненно. Поэтому, естественно, таких заданий не бывает, но, естественно, каждый год бывают новые задания. Вот Андрей Юрьевич наверняка знает, как мы используем новые задания, правда?

Юрий Коваленко: Так.

Оксана Галькевич: Как вы используете новые задания, расскажите?

Андрей Хотунцев: Вы же понимаете, что с одной стороны объем школьной программы по физике ограничен, поэтому… Есть второй закон Ньютона, но ведь можно спрашивать его по-разному: если в один год спрашивается с одним подтекстом, то в другой год с другим.

Оксана Галькевич: Нюансы формулировок вы имеете в виду, сформулировать так или этак?

Андрей Хотунцев: Да. Но, понимаете, второй закон Ньютона – куда вы от него денетесь? Сила равна масса на ускорение, все. Поэтому если ребенок понимает второй закон, он решает любую задачу из этой области. Если он сам закон не выучил, а выучил только способ решения одного типа задач, то он на этом и начинает…

Юрий Коваленко: То есть зубрить нельзя, надо понимать?

Андрей Хотунцев: Знаете, тут такой двойной момент. Конечно, законы надо, наверное, зубрить и выучить, чтобы просто знать их формулировку, знать понятия, знать слова, знать формулы. Ребенок должен их выучить. Но при этом, после этого ребенок должен научиться видеть эти формулы в заданиях, в примерах, в жизни, в конце концов, он же должен задачку решить из, в общем-то, реальной жизни.

Оксана Галькевич: Уважаемые гости, давайте сейчас обратимся к нашим телезрителям. Среди них, я думаю, очень много родителей, очень много ребят-старшеклассников, может быть, кто-то на самом деле еще не в 11 классе, а в 10-м, но через год это все равно так или иначе предстоит; даже если вы в 9-м классе, друзья, вам от этого никуда не деться. Звоните нам, пожалуйста, если вы уже готовитесь к экзамену по физике, если это экзамен, необходимый для вашей специальности в вашем ВУЗе. Задавайте вопросы напрямую людям, которые работают с контрольно-измерительными материалами, с этими тестовыми заданиями. Если вы преподаватель в средней школе, в любом городе нашей страны, выходите, пожалуйста, на связь, присылайте SMS-сообщения или звоните.

Уважаемые гости, вы знаете, мы в пятницу буквально как раз говорили об образования, правда, там была не физика, там были химия и биология. Речь шла о том, что не очень хорошая у нас ситуация с уровнем знаний по этим предметам в наших школах, есть некая проблема с оценками, с завышением. Там речь шла, конечно, не о ЕГЭ или ОГЭ, а о всероссийских проверочных работах, средние классы средней школы. Вот я все-таки хотела бы спросить, как вы считаете, у нас преподавание физики сейчас на каком уровне в средней школе? Подготовка педагогов, уровень наших педагогов, которые работают с ребятами? Это и вам, Марина Юрьевна, и вам, Андрей Юрьевич.

Марина Демидова: Да, вопрос сложный, я не могу за всю страну отвечать за квалификацию педагогов. Но как вам сказать? В каждом регионе есть так называемая регионально-предметная комиссия – это эксперты, которые проверяют задания ЕГЭ по физике. Я могу честно сказать: у нас в Москве в этой комиссии работает 160 человек очень высококвалифицированных людей, с легкостью решающие любые задачи, высококвалифицированные и очень хорошо подготовленные. Поэтому наверняка, как и в любой профессии, есть звездочки, есть те, кому это дается чуть хуже, но в общем и целом я, честно говоря, горжусь нашими учителями физики.

А что касается естественно-научных предметов, у нас, в общем, ситуация, наверное, примерно такая же, как по химии и по биологии. Вы говорили о всероссийских проверочных работах, она по физике тоже есть, в том числе в 11 классе. Но хочется отметить по прошлому году, судя по нашим результатам… Там же каждая школа проводит сама и сама проверяет, то есть есть возможность, вообще говоря, быть не очень честными. Вот судя по результатам, физики одни из самых честных, потому что никто не хочет завышать эти результаты, и они честно говорят о том, как их дети знают наш предмет. И мы очень болеем за то, что естественные предметы занимают очень маленькую часть учебного плана, понимаете: химия и биология по часу – это очень мало.

Оксана Галькевич: Вы знаете, у нас сейчас на телефонной линии наш телезритель из Брянска, его зовут Григорий, который вообще считает, что этот предмет необходимо сделать обязательным именно на экзамене. Мы с Юрой вздрогнули, но мы готовы выслушать Григория. Григорий, здравствуйте.

Юрий Коваленко: На самом деле да: законы юридические можно нарушить, а законы физики сложно нарушить.

Оксана Галькевич: Григорий, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Да, здравствуйте. Ваш коллега как раз подтверждает, что это не только широкофундаментальный, но и широкопрофильный предмет, который в обязательном порядке нужно преподавать в школах, я бы сказал, очень акцентированно. Тем более что я убедился… Ну я прохладно относился в школьные годы к физике, в любом случае как-то ее пугался, даже подвержен был суевериям, что меня не спрашивают в определенные моменты, потому что не понимал сначала электрические цепи, все, что связано с преломлением света и так далее. Я прежде всего хочу сказать, что многие учителя физики, которые были и заслуженными в нашей школе, когда я учился (в конце 1980-х гг.), увлеченно, профессионально и достаточно, я бы сказал, замещали учителей по геометрии, по математике, в том числе и по черчению. Поэтому это очень широкопрофильный, так сказать, предмет, к которому люди… Действительно уникальные у нас были учителя, может быть, и сейчас есть.

Я бы хотел задать вопрос. В конце 1980-х гг., чем помешала перестройка, в том числе академик Капица высказывал такую модель, что в старших классах в том числе фундаментальные науки, чтобы мотивировать людей на самообучение (я имею в виду школьников) нужно лекторно преподавать данные предметы, чтобы была подготовка какая-то, когда люди уже после старших классов поступают в ВУЗы, и прежде всего акцентировать свое внимание, что нужно прежде всего самим понимать то, о чем говорить преподаватель, и конспектировать данный предмет, необязательно заглядывать в учебники, чтобы потом трудиться над домашним заданием, с которым порой остаешься один на один. Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое, Григорий. Вот такие у нас телезрители продвинутые, сочувствующие и сопереживающие. Вы согласны с ним?

Марина Демидова: Несомненно. Надо сказать, что с 1980-х гг., конечно, многое изменилось, и преподавание в том числе. Но лекционно-семинарская система… Я так понимаю, телезритель хотел сказать, что надо самостоятельность развивать, не водить ребенка за руку в 10-11-х классах, для того чтобы он в институте себя более комфортно чувствовал и мог распределять собственное время, усилия и так далее. Эта система практически во всех серьезных школах профильных, особенно которые при ВУЗах – при Бауманке, при МИФИ и так далее – существует.

Юрий Коваленко: Ну а если, допустим, брать обычную школу? Потому что я, если честно, ЕГЭ не сдавал, оно появилось после моего окончания школы, но были такие классы за последние несколько лет и школы, в которых было введено естествознание, когда несколько предметов сливалось в один, и человек фактически не получал, недополучал ту самую информацию, которая необходима и нужна для развития того самого физического мышления. Что делать? Менять людям школу либо как-то еще?

Марина Демидова: Нет, давайте так. Человек, идя в 10-й класс, должен все-таки выбрать, кем он будет, гуманитарием или технарем, как вы сказали. Естествознание – это исключительно для гуманитариев. Вот у Андрея Юрьевича в лицее есть гуманитарные классы, они учат курс естествознания. Кстати, совсем неплохо учат.

Оксана Галькевич: Ну конечно, для кругозора, для понимания, как мир устроен, правда?

Марина Демидова: Да, для кругозора. Те, кто затем хотят связать свою жизнь, так сказать, с техническими специальностями, понятно, нужно учить не естествознание, а отдельно эти предметы. Сейчас просто учебный план предполагает выбор, и это самое важное – чтобы ребенок, а не только его родители, был готов к этому выбору уже к 10 классу.

Оксана Галькевич: Андрей Юрьевич, вы постоянно работаете с ребятами, год за годом готовите их к Единому государственному экзамену и наверняка знаете, какие задания в ЕГЭ вызывают, может быть, наибольшую сложность, где делают больше ошибок.

Андрей Хотунцев: Наибольшую сложность вызывают задания в основном на ту самую современную физику, о которой мы говорили, на квантовые, на электромагнитные волны, а на самом деле меньше всего вызывает механика, молекулярка и электричество.

Юрий Коваленко: То есть классика та самая.

Андрей Хотунцев: Ну конечно, она же более наглядна, поэтому ее и проще объяснить, и проще понять.

Юрий Коваленко: Получается, что человек, который не обладает пространственным мышлением, не может у себя в голове построить ту самую квантовую модель либо модель расширения Вселенной, он уже заведомо не сдаст или сдаст с меньшим баллом?

Андрей Хотунцев: Ну, вы знаете, наверное, так нельзя говорить, потому что все-таки школьная программа достаточно проста. То есть по-хорошему любой нормальный ребенок, приложивший нормальное количество усилий, может подготовиться и сдать школьную программу.

Юрий Коваленко: А "нормальное количество усилий" – это сколько? Сколько часов в неделю надо дополнительно заниматься, чтобы без проблем по физике не оплошать?

Андрей Хотунцев: Физмат-классы – это обычно 5-6 часов. В принципе, если ребенок занимается и это время тратит действительно на занятия, то этого времени хватает, чтобы ребенка подготовить, плюс домашние задания, которые задаются. Обычно в школах 2 часа в неделю отводится на физику, этого, конечно, недостаточно, то есть после…

Оксана Галькевич: А вот, кстати говоря, Андрей Юрьевич, 100-балльники, "высокобалльники" – это ребята в том числе из обычных школ, обычная средняя школа или это все-таки спецшколы, школы с уклоном?

Андрей Хотунцев: Вы знаете, по поводу того, из обычной школы или нет, лучше Марину Юрьевну спросить, у нее статистика есть, я просто не знаю.

Оксана Галькевич: Марина Юрьевна, это спецшколы, да? Откройте тайну.

Марина Демидова: Нет, это дети, которые обучались в профильных классах. Но, коллеги, для того чтобы что-то хорошо знать…

Оксана Галькевич: Спецклассы, скажем так.

Марина Демидова: Профильные. Для того чтобы что-то хорошо знать, этому надо посвятить определенное время, понимаете? Нельзя за 2 часа в неделю выучить нормально…

Оксана Галькевич: Это как закон физики, мы поняли.

Марина Демидова: Правильно.

Оксана Галькевич: У нас еще один звонок из Иркутской области от преподавателя, между прочим, от вашего коллеги, давайте пообщаемся. Валентина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Иркутской области, преподаю физику. У меня вопрос к Демидовой Марине Юрьевне. Мне хотелось бы узнать, все ли задания, входящие в КИМы ОГЭ и ЕГЭ, взяты из открытого банка заданий.

Юрий Коваленко: Ага.

Оксана Галькевич: Так, спасибо.

Марина Демидова: Ситуация очень проста. Что касается ОГЭ – это экзамен за 9 класс – он полностью формируется из того открытого банка, который есть на сайте ФИПИ, никаких других заданий туда не попадает. Единственное, что – там есть обновление ежегодное, поэтому следите внимательно за теми новыми заданиями, которые там есть.

Что касается ЕГЭ, то здесь нет. Задания в открытом банке подобны тем, которые используются на экзамене, но не один в один. Плюс к этому ежегодно придумываются новые задания, но вы прекрасно понимаете, что несмотря на то, что у нас нетворческий экзамен, мы же должны понять, что ребенок, который получил от 80 до 100 баллов, реально умеет решать задачи, а не воспроизводит то решение, которое он где-то выучил наизусть. Поэтому вот, пожалуйста, эти новые задания, которые каждый год используются. И у нас как бы в текущем году не бывает заданий, повторяющихся с прошлого года, но зато достаточно много заданий из позапрошлого года, поэтому следите, смотрите, это поможет подготовиться лучше к экзамену.

Юрий Коваленко: А вот если смотреть на эти задания глазами ученика, как понять, что ты нормально подготовился? Есть ли возможность каким-то образом онлайн либо как-то еще проверить свои знания и приблизительно какой-то балл получить за это?

Оксана Галькевич: Да, Андрей Юрьевич, вы тоже подключайтесь, так как вы с ребятами непосредственно работаете.

Андрей Хотунцев: С одной стороны, издается много пособий и примерными вариантами заданий, где четко расписано, что сколько стоит и что как должно быть оценено. То есть ребенок берет такую книжку, делает задачи…

Оксана Галькевич: Сколько стоит в баллах, да? А то мы сразу…

Андрей Хотунцев: Да, сколько стоит в баллах, конечно. Мы, например, в школе практикуем, что мы такие тесты делаем с детьми достаточно часто и много, все это разбирается на уроках, все проблемы, которые всплывают у детей, вычищаются. Очень много в Интернете всевозможных сайтов, которые предлагают то же самое, такие же проверки; на ФИПИ висит кодификатор, который четко позволяет как бы понять, что будут просить на данном задания, сколько оно стоит и как оно должно быть выполнено. То есть таким образом у человека в принципе есть очень большие возможности по оценке собственных результатов.

Оксана Галькевич: Знаний, результатов подготовки?

Андрей Хотунцев: Да.

Оксана Галькевич: Уважаемые друзья, я просто попрошу наших режиссеров – давайте покажем сайт fipi.ru, очень простой адрес у этого сайта. Тут есть вот такой рубрикатор: вот, например, вторая рубрика – это "ЕГЭ и ГВЭ-11", вы открываете и находите, например, "Открытый банк заданий ЕГЭ", там также есть банк заданий ОГЭ. Уважаемые друзья, это хороший способ готовиться в том числе и самостоятельно, дистанционно: открываете, берете задание, выбираете раздел – смотрите, "Механика", "Молекулярная физика", Термодинамика" (мы уже трепещем с Юрием), "Электродинамика", "Квантовая физика" (господи)…

Юрий Коваленко: Я пытаюсь пройти, пока что на первом задании.

Оксана Галькевич: Мы потом обязательно с тобой подготовимся к экзамену. Давай звонок примем из Магнитогорска – Елена, наша телезрительница. Елена, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Вы мама или вы преподаватель?

Зритель: Во-первых, я мама дочери, девочки своей, дочки, которая будет в следующем году сдавать ЕГЭ по физике, и сама являюсь преподавателем, правда, в колледже, но тем не менее физику веду уже 20 лет.

Оксана Галькевич: Какой у вас вопрос или комментарий?

Зритель: У меня вопрос к вашим гостям следующий. С этого года вводится астрономия в вопросах ЕГЭ. Мы сами сейчас из колледжа тоже изучаем астрономию, дочке должна тоже объяснить. Вопрос такой: очень много нужно знать информации, чтобы ответить на один-единственный вопрос в ЕГЭ по астрономии, а теории достаточно много. Может быть, как-то или включить 2-3 вопроса на данную теорию, или как-то уменьшить саму теорию?

Марина Демидова: Давайте я отвечу на этот вопрос.

Оксана Галькевич: Да, спасибо большое.

Марина Демидова: У нас действительно введена новая линия заданий (24). Только давайте не путать. Понятно, к астрономии пристальное внимание, вводится отдельный курс, но в физике астрономия была всегда. Единственная проблема, сейчас такой некоторый накал страстей, потому что астрономия изучается с конца 11 класса – понятно, еще никто ее не учил, а вроде бы уже спрашивают в ЕГЭ. По сути у нас этот астрономический материал был уже в ЕГЭ по физике, но он был разбросан между разными заданиями: там и спутники, понятно, летали, скорость вычисляли, какие-то задачи были на астрономическом содержании. Сейчас их собрали в одну линию. Но как преподавателю, коллеге хочу сказать, что посмотрите внимательно – это же задания, построенные на материале, где есть половина ответа, то есть там текст и большая таблица данных, которые нужно проанализировать, то есть не так много знаний нужно, тем более дополнительная информация, чтобы ответить на эти вопросы.

Ну и еще такой небольшой подарок. Я хочу отметить, что буквально в конце января наш открытый банк пополнится группой заданий как раз на этом астрономическом материале, поэтому не волнуйтесь, у вас еще будет возможность на них посмотреть, внимательно проанализировать и доучить в конце года то, что нужно выучить по этому разделу.

Оксана Галькевич: Вот такой еще вопрос. Очень много вычислений, формул, и формулы нужно считать. Если вдруг какая-нибудь ошибочка где-то в вычислениях закрадывается, снижают оценку?

Марина Демидова: Андрей Юрьевич пусть скажет.

Оксана Галькевич: Андрей Юрьевич?

Андрей Хотунцев: Значит, в первой части вычисления требуются, но вычисления простые, буквально 1-2 действия, это раз. В первой части ЕГЭ все численные ответы – это либо целое число, либо десятичная дробь, поэтому это такая тоже некая подсказка ребенку, потому что если получается бесконечная дробь, значит, где-то ошибка, надо пересчитывать. Во-вторых, там размерности всюду стоят, то есть можно опять-таки проверить по формуле, что ты считал. Во второй части ЕГЭ действительно требуются большие – ну не большие, а более сложные – вычисления. Все-таки во второй части ЕГЭ задачки расчетные, там требуется, может быть, и приблизительный ответ, но все-таки вторая часть ЕГЭ сложнее.

Оксана Галькевич: Так. И если вот там уже ошибки, то?

Андрей Хотунцев: Но там ситуация там. Там, конечно… Знаете, если ребенок пишет 0.39, а другой 0.4, то понятно, что это одно и то же.

Оксана Галькевич: Ну 0.39 и 0.4, в общем…

Андрей Хотунцев: Вот. А если ответ 0.3 и 0.4 в двух работах, то да, у кого-то, значит, ошибка. Поэтому тут есть шанс посчитать. С другой стороны, вторая часть ЕГЭ ведь и оценивается большим количеством баллов, поэтому если ребенок показал, что он правильно вывил формулу, построил задачу, но неправильно посчитал, то он теряет не все баллы, а он теряет только 1 из 3-х, например.

Оксана Галькевич: То есть потери будут незначительными, но они все-таки будут.

Андрей Хотунцев: По сравнению с первой частью, конечно, это не так.

Оксана Галькевич: За грамматические, за запятые, я надеюсь, не снижаете?

Марина Демидова: Нет, тут язык не оцениваем, хотя иногда очень хочется.

Оксана Галькевич: Ну и замечательно.

Спасибо большое, уважаемые гости. У нас в студии программы "Отражение", уважаемые друзья, была Марина Демидова, руководитель Федеральной комиссии разработчиков контрольно-измерительных материалов ЕГЭ и ОГЭ по физике – Марина Юрьевна, спасибо большое. И Андрей Хотунцев, учитель лицея №1535 города Москвы – Андрей Юрьевич, спасибо большое. Это наша рубрика "О ЕГЭ предметно". Сегодня была физика.

Юрий Коваленко: Спасибо.

Оксана Галькевич: Не прощаемся, вернемся к вам через несколько минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты