• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Марина Ковтун: Прав у Мурманской области в сфере регулирования рыболовства не больше, чем у Рязанской или Пензенской

Марина Ковтун: Прав у Мурманской области в сфере регулирования рыболовства не больше, чем у Рязанской или Пензенской

Гости
Марина Ковтун
Губернатор Мурманской области

Константин Чуриков: Вы нам часто пишете о том, что хотели бы видеть в этой студии не теоретиков, а практиков, людей, которые принимают решения, чтобы мы их приглашали в эфир, а вы задавали вопросы. Вот сегодня и сейчас у вас есть такая возможность, потому что…

Оксана Галькевич: Потому что мы спросим у губернатора. В студии программы "Отражение" губернатор Мурманской области Марина Ковтун. Марина Васильевна, добрый вечер.

Марина Ковтун: Здравствуйте, уважаемые телезрители.

Оксана Галькевич: Вы, конечно же, знаете, что у нас такой интерактивный формат, на всю страну прямой эфир. Нам звонят телезрители, пишут на СМС-портал, любой вопрос может быть задан. Уважаемые друзья, подключайтесь к нашей беседе, присылайте, пожалуйста, ваши СМС-сообщения с вопросами Марине Васильевне или звоните в прямой эфир. Телефон прямого эфира – 88002220014.

Константин Чуриков: Я думаю, что задавать вопросы могут не только жители Мурманской области, но и всей страны, которая нас смотрит. Потому что проблемы во многих регионах примерно одинаковые. Давайте все-таки с людей начнем, коль скоро они нас смотрят. Не могу не спросить, не начать все-таки с социальной сферы. Что с зарплатами в регионе, что с рабочими местами? Где вы видите какие-то точки роста, где вы видите проблемы? Ваша позиция.

Марина Ковтун: Обычно начинают со среднего уровня заработной платы, который сложился в регионе. Но когда называешь эту цифру, она вызывает очень много вопросов и возражений со стороны тех людей, заработная плата которых далеко не сравнима со средним уровнем. Но я хочу все-таки сделать уточнение, что средняя заработная плата – это макроэкономический показатель. И высчитывается он очень просто: фонд оплаты труда делится на все работающее население. Поэтому средний уровень заработной платы, конечно, не отражает заработную плату каждого человека, который живет и работает за полярным кругом, в частности, в Мурманской области. Но вместе с тем этот показатель дает возможность сравнить регион с другими субъектами, в том числе и Северо-Западного федерального округа, Арктической зоны и с другими субъектами Российской Федерации. Кроме того, есть еще один показатель, который называется "минимальная оплата труда", который после 7 декабря решением Конституционного суда у нас будет рассчитываться по-новому. За основу будет взят федеральный уровень минимального размера оплаты труда, и на него будут начислены полярные надбавки и коэффициент.

Константин Чуриков: Которых в недавнем прошлом не было?

Марина Ковтун: Немножко не так. Я должна сказать, что немножко не так. У нас минимальный размер оплаты труда всегда был выше, чем в других субъектах Российской Федерации. Вот минимальный размер оплаты труда, который мы рассчитали и по поводу которого мы заключили трехстороннее соглашение – между правительством Мурманской области, работодателями и профсоюзами. И он рассчитывался порядка 15 600 рублей. Конечно, это даже выше, чем тот минимальный размер оплаты труда, который установлен сейчас Российской Федерацией с 1 января. И по нашим расчетам он включал в себя полярки и коэффициент. Однако Конституционный суд дал вполне справедливо разъяснения, и теперь у нас нет другого порядка. И тот минимальный размер оплаты труда, который сегодня будет взят за основу, конечно же, будет так называемая точка отсчета. В 2,2 раза будет умножен размер минимальной оплаты труда, который применен ко всей Российской Федерации, и он составит у нас в Мурманской области чуть ­более 21 000 рублей.

Оксана Галькевич: Марина Васильевна, из другого региона по поводу работы спрашивает вас наш телезритель: "Если к вам переехать, что вы можете предложить из рабочих мест? Профессии – журналист и врач широкого профиля. Есть ли подъемные и какая еще помощь, какая зарплата?".

Марина Ковтун: Хороший вопрос. Мне последнее время на мою личную почту (у меня есть личная прямая почта, я читаю ее без модерации, она напрямую, все письма напрямую мне приходят)…

Константин Чуриков: Можете адрес назвать.

Марина Ковтун: Пожалуйста. kovtun@gov-murman.ru. Наши земляки знают этот адрес электронной почты, пишут с самыми различными проблемами, просьбами. И порой от того, какое содержание этих писем, начинается мой рабочий день, с тех поручений, которые я должна дать незамедлительно.

Оксана Галькевич: Так что можете предложить свердловчанину?

Марина Ковтун: Давайте по рынку труда. Из чего состоит сегодня рынок труда, предложений? Сегодня вакансий у нас в Мурманской области гораздо больше, чем людей, которые зарегистрированы в центре занятости. Гораздо больше. Требуются горняки, металлурги, слесари, требуются фрезеровщики, сварщики, особенно высоких разрядов. Те профессии, которые сегодня востребованы у нас на Кольском севере. И, как правило, эти заявки дают предприятия. Численность работающих на этих предприятиях насчитывается несколько тысяч человек.

Константин Чуриков: Марина Васильевна, при этом возникает вопрос: какие это зарплаты? Я сейчас нахожусь на официальном сайте trudvsem.ru (это сайт поиска вакансий Роструда). Как раз зашел в раздел "Вакансии Мурманской области". Может быть, режиссеры могут показать. Я здесь вижу разного уровня зарплаты, например, от 45 до 65 тысяч – это дорожный мастер в Кировске, региональный представитель – 25 тысяч рублей, специалист по работе с заявителями – 16. В целом мы видим, что от 16 до 40. Врач-детский хирург – 44. Всегда же возникает вопрос при том же переезде, помимо соцпакета, подъемных денег – а на какую зарплату приезжает человек?

Марина Ковтун: Смотря в какую сферу человек устроится. Если в бюджетную сферу, то, конечно, заработная плата будет гораздо ниже, чем, допустим, на промышленном предприятии. И hr-овские службы наших крупных промных компаний порой ищут себе рабочие руки по всей стране. Кстати говоря, на предприятия горнодобывающей промышленности было принято очень много украинцев, которые приехали к нам из Луганской и Донецкой областей. И они успешно устроились, работают на предприятиях, адаптировались, и их устраивает уровень заработной платы. Конечно, еще зарплата зависит от того, заработал ли человек все полярки. Если коэффициент 40% - это коэффициент, который сразу учитывается в расчете заработной платы, то полярные надбавки надо заработать. Надо прожить, проработать какое-то время.

Оксана Галькевич: Сколько нужно прожить?

Марина Ковтун: 5 лет – 80%. Я уже говорила, что можно умножить минималку, если мы говорим из расчеты минимальной оплаты труда 9480 на 2,2, вот мы получим 80% полярных надбавок.

Константин Чуриков: Это нужно 5 раз пережить полярную ночь и 5 раз пережить полярный день.

Марина Ковтун: Полярная ночь и полярный день – это не стихийные бедствия. И Мурманская область – не единственный регион, который расположен за полярным кругом.

Константин Чуриков: Извините, ну как не стихийные? Я был у вас в городе, когда приезжаешь в полярную ночь, и тебе люди в 3 часа ночи звонят в номер, просто потому что, я так понял, что вообще в Мурманске принято как-то ночью ходить…

Марина Ковтун: Вы тоже рассказываете сказки. Есть определенные мифы, которые связаны с Заполярьем. Коренные жители… я себя отношу к коренным жителям, я родилась и выросла в Мурманске, хотя в первом поколении мои родители приехали из Пензенской области, мой отец ходил в море более 40 лет тралмейстером, и, конечно, все трудности рыбацкой профессии семьи рыбаков видели и на себе испытывали. По большому счету, тот, кто родился в Заполярье, не испытывает особых проблем ни в полярную ночь, ни в полярный день. Здесь есть даже какое-то очарование. В полярную ночь вы можете видеть полярное сияние. И сегодня, кстати…

Оксана Галькевич: И за этим многие едут.

Марина Ковтун: Большой поток туристов. Они охотятся за полярным сиянием. А в полярный день солнце может не заходить за горизонт. Знаете, есть такое чудо, что вы можете загорать ночью, если, конечно, погода позволяет.

Константин Чуриков: Повод вернуться.

Оксана Галькевич: Марина Васильевна, давайте послушаем телезрителя. Как раз Сергей из Мурманской области, ваш земляк. Сергей, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, я бы хотел обратиться к губернатору, к первому лицу. Вопрос такой… получаю субсидии на жилье. И последние полгода мне уменьшили субсидии жилищные, около 2000 рублей уже срезали. Когда я оформлял… что-то мне так сказали, что делиться надо. Я не понял, с кем делиться.

Константин Чуриков: Делиться?

Зритель: Да.

Константин Чуриков: Это кто вам сказал, что надо делиться?

Оксана Галькевич: Связь, к сожалению, прерывистая.

Марина Ковтун: Мне бы хотелось, чтобы вы дали конкретный адрес или, по крайней мере, телефон человека.

Оксана Галькевич: Сергей, готовы контактом поделиться?

Марина Ковтун: Проверим. Что касается получения субсидий, действительно, у нас субсидируется оплата за жилищно-коммунальные услуги. Как вы знаете, жилищно-коммунальные услуги у нас выше, чем в других субъектах Российской Федерации, из-за особенностей отопления. У нас нет природного газа в регионе, и отапливаемся мы в основном (84% тепла) отжиганием мазута. Эта составляющая достаточно высока в квартплане. Но у нас есть целый комплекс мер поддержки тем малоимущим гражданам… По федеральным льготникам, если квартплата составляет больше 10% общего дохода, то субсидируется все, что человек сам выше 10% заплатить не может.

И по малоимущим. Если квартплата составляет больше 22% общего дохода, то вся превышающая сумма тоже субсидируется. Она выплачивается двумя частями. Есть ежемесячная коммунальная выплата, которая фиксирована. Если в результате доплаты и этой фиксированной суммы все же, условно говоря, человек не добирает, то ему потом компенсируется в виде субсидий. Но расчет ведется один раз в данном случае. Что касается этого звонка, то очень легко разобраться в конкретной ситуации, пересчитать. И я такое поручение дам. И хотела бы сегодня эти контакты поручить. Нет никакой проблемы в этом. Более того, мои земляки знают, что очень легко написать мне письмо на электронную почту, и пишут по самым различным поводам – от сломанного почтового ящика до отсутствия горячей или холодной воды. И если вопрос требует незамедлительного вмешательства, то я это делаю.

Константин Чуриков: Сейчас вся страна вам задает примерно один и тот же вопрос (Карелия, Санкт-Петербург, Москва): "Когда рыба станет дешевле?". И вот меня насторожил Максим из Мурманской области: "Куда делась рыба из магазинов города, и когда она появится? Спасибо за ответ".

Марина Ковтун: Давайте поговорим про рыбу. Мои земляки тоже мне задают вопрос и спрашивают, когда у нас появится дешевая рыба. Мне хотелось бы спросить: "Дешевая – это какая в вашем понимании?".

Константин Чуриков: Я думаю, что доступная нашему зрителю, который только что звонил и задавал вопрос по поводу…

Марина Ковтун: Что касается цен, я, конечно, здесь целиком и полностью на стороне потребителя или своих земляков. И мне, конечно, как мурманчанке, как выходцу из рыбацкой семьи хотелось бы видеть то изобилие, которое было в советское время. Но надо учитывать, что рыба – это ограниченный ресурс. В общей сложности в Российской Федерации добывается водных биоресурсов более 4.5 млн тонн. На северный бассейн или то, что добывается в северном бассейне – где-то около 16% обычно на северный бассейн приходится. В прошлом году у нас было добыто 702 000 водных биоресурсов. И из них порядка 50% - это пикша и треска. 69 000 – это пикша, и остаток – это треска. Где-то получается 260 000 тонн. Но это с головой, с потрохами. Если ее ошкерить, если ее привести в товарный вид, то это почти в половину меньше. Рыба – это ограниченный ресурс.

Я где-то читала, что бройлерных цыплят (мяса) было произведено более 5,5 млн тонн. И их можно производить бесконечно. По большому счету, то, что мы потребляем, добытое в северных морях – это дикая рыба, самая лучшая рыба.

Константин Чуриков: Да. Абсурдно рыбу с цыплятами сравнивать.

Марина Ковтун: Это треска, это пикша, это зубатка, палтус и вся та рыба, которая традиционно ассоциируется с Мурманской области. Как говорится, приехал мурманчанин, привез палтус копченый. Замечательно! Какой же он вкусный! Давайте рассмотрим, как складывается цена на эту рыбу. Для того чтобы получить квоту на добычу водных биоресурсов, промысловые компании платят плату за добычу водных биоресурсов. Затем эту рыбу надо просто добыть, то есть надо купить пароход, надо оплатить зарплату экипажу, необходимо заправиться, таможенные сборы и так далее. То есть эти расходы на рубль произведенной продукции составляют 60 копеек. Если рыба будет переработана хотя бы мало-мальски, то есть обезглавлена и охлаждена, то стоимость этой рыбы с борта парохода составит где-то 190 рублей. Это чистая цена, которая с борта. Естественно, рыбопромысловик с судна рыбу в торговую сеть не поставляет. Какая-то часть идет на переработку рыбы, то есть в рыбоперерабатывающие компании, которые делают филе из рыбы, какую-то продукцию, которую можно быстро разогреть. По крайней мере, уже полуготовые продукты.

И вот здесь 210 – это оптовая цена. А на прилавках мы видим ее уже по 310 рублей, по 350 рублей. Эту цену устанавливают торговые сети.

Оксана Галькевич: А как тогда быть с выступлением Михаила Зубова, вашего тоже земляка, мурманского рыбодобытчика, который, мы все помним, на пресс-конференции президента России сетовал на то, что…

Марина Ковтун: Внесем изменения. Он не рыбодобытчик, а рыбопереработчик.

Константин Чуриков: Мурманский рыбокомбинат.

Марина Ковтун: Когда начались проблемы у Мурманского рыбокомбината, тогда было введено эмбарго на поставку свежей рыбы из Норвегии. Он работал на этом сырье. У нас в России практически не строились живорыбные суда, и живая рыба как сырье не поставлялась. Вот тогда и начались проблемы у предприятия. У него не было сырья, с которым он привык работать. Он не единственный, кстати, рыбопереработчик. У нас более 40 предприятий. И они находятся в партнерских отношениях с рыбодобывающими компаниями, которые обеспечивают, скажем, поставки рыбы на берег. Но далеко не вся рыба выгружается у нас в Мурманском порту. И рыба сегодня – это ресурс государственный, как нефть, газ, уголь. Если она продается на мировом рынке, а она обладает колоссальным спросом на мировом рынке, если намеренно каким-то директивным способом понизить стоимость рыбы, то мы ее просто в стране не увидим. Она будет вся продаваться за рубеж, поскольку спрос там велик. И если районы добычи промысловиков достаточно далеко от мурманского порта, от других портов, то, конечно, они будут рыбу выгружать в иностранных портах, продавая ее там, получая прибыль.

Вернемся к цене. Вы знаете, торговые сети сами устанавливают торговую наценку и сами устанавливают цену на рыбу. И регулировать рыбы, как и любого другого продукта, не в полномочиях ни одного субъекта Российской Федерации. Это рыночные условия. Это рынок диктует цены. Но я вам должна сказать, что прав у Мурманской области в сфере регулирования рыболовства не больше, чем у Тверской, Рязанской или Пензенской области. Мы не регулируем. У нас есть законодательное право только регулировать добычу водных биоресурсов в наших внутренних водоемах. В Мурманской области 110 000 озер и 21 000 рек. Практически ни один водоем не относится к промысловым. То есть реки у нас не судоходные. Они порожистые, перекатистые. Там нерестится или идет на нерест по нашим водным маршрутам семга. И это ценная рыба, которая лицензируется, и промысел там просто-напросто запрещен.

Константин Чуриков: Но зритель Максим спрашивал даже не о цене, кажется. Сейчас я вернусь к его СМС. "Куда делась рыба из магазинов города, и когда она появится?".

Оксана Галькевич: Если рыбы нет, значит, на нее высокий спрос. Если она продается за 350 и ее покупают, то, естественно, торговые сети никогда цену снижать не будут.

Константин Чуриков: Извините, Максим, ее купил и съел кто-то другой. У нас есть звонок.

Оксана Галькевич: Светлана из Нижегородской области. Светлана, здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте, уважаемые ведущие. Здравствуйте, Марина Васильевна. Я вас знаю, потому что мы именно с Мурманской области. Мы вынуждены были выехать. Вы свой регион знаете очень хорошо, как свои пять пальцев. И обращались мы к вам. Есть такой поселок городского типа Зеленоборский. Закрыта была войсковая часть. Мы в силу возраста выехали в Нижегородскую область.

Марина Ковтун: Как вы себя там чувствуете сейчас? Не скучаете по Северу?

Зритель: Неплохо. Спасибо вам большое. Вообще огромное спасибо. Регистрацию мы оставили в Зеленоборском. Квартира у нас там хорошая. И в Нижегородской мы тоже устроились. Работали на оборонном заводе. Все хорошо. Но у нас осталась дочь. Это город Кандалакша. Девочке 30 лет, двое детей, ждут третьего. И вот эта квартплата беспокоит всю молодежь. Вы сказали, что там все на мазуте. А в Кандалакше… завод. Вы же знаете, что там немножечко от города еще дороже – 8000 квартплата. Уже долг начал копиться. Надо как-то молодежи помогать. Не у всех есть официальная работа. Не могут трудоустроиться.

Константин Чуриков: Да, Светлана. Понятен ваш вопрос. Марина Васильевна, что для молодежи, которой сложно платить?

Марина Ковтун: О чем сейчас говорим? О квартплате?

Константин Чуриков: Да.

Марина Ковтун: Я согласна со звонком, с этим мнением. И, в общем-то, это проблема, которая сегодня для Мурманской области является одной из самых сложных. Высокая квартплата. Высокая стоимость вообще жизни. Я уже сказала об одной самой важной причине – то, что у нас нет других ресурсов, у нас нет угля, у нас нет нефти. Мы привозим свое тепло из других регионов России, в частности, из Башкирии, из Татарстана, и 84% тепла производится от сжигания мазута. Это тоже экспортный товар, и он тоже имеет спрос за рубежом. И цена на этот мазут очень волатильна, она меняется. Несмотря на то, что люди не оплачивают полную стоимость этого ресурса, ни один житель Мурманской области не платит реальную цену. Она еще выше. А складывается она как раз из того, что есть тариф для населения, он ограничен, и есть экономически обоснованный тариф для ресурсоснабжающих организаций. То есть тарифы складываются из затрат прошлых периодов. Но цена на рынке может быть разной. И каждый месяц она меняется.

И здесь область несет достаточно серьезные затраты на то, чтобы покрыть вот эти издержки или убытки ресурсоснабжающих организаций и выплатить малоимущему населению, людям, которые нуждаются, часть этой квартплаты. Но квартплата состоит из двух вещей. Первая – это оплата непосредственно за жилье, это то, что идет управляющим компаниям. А второе – это оплата ресурсов, которые потребляет человек: тепло, вода, электроэнергия. И вот тут, конечно, большая проблема с тем, чтобы снизить потребление этих энергоресурсов. Во-первых, это может сделать сам человек, просто установив счетчики и рачительно относясь к потреблению этих энергоресурсов.

И вторая – это, конечно, переход на иные виды топлива. И здесь у нас разработана долгосрочная комплексная инвестиционная программа по формированию разумного баланса потребления ресурсов и производства тепла. Она не одного года, и в такой короткой передаче я про нее не смогу рассказать. Но в данном случае что я хочу ответить обратившейся? Что касается конкретной семьи, пожалуйста, подавайте на субсидию. И если совокупный доход семьи позволяет нам выделить субсидию, то она незамедлительно будет выделена в каждом конкретном случае. У нас более 300 000 человек получают различные виды субсидий и помощи от государства. Это самые разнообразные меры. Я их всех перечислять не буду. Но субсидии по квартплате составляют очень большой объем финансов, которые заложены у нас в бюджете.

Константин Чуриков: Более 300 000 человек. А население Мурманской области?

Марина Ковтун: Сегодня население составляет 758 000 человек.

Константин Чуриков: То есть чуть меньше половины получают какие-то…

Марина Ковтун: Это очень большой процент населения, получающий различные виды социальной помощи, поддержки. И вот этот объем, который мы направляем на субсидирование квартплаты, он самый большой.

Оксана Галькевич: Марина Васильевна, речь шла о Кандалакше. У нас есть сообщение, что в этом городе очень большие проблемы с медициной. Ее там просто нет. Нужно ехать в Мурманск. Будет у вас возможность – может быть, как-то повнимательнее присмотритесь к этой проблеме, потому что нам пишет наш телезритель.

Марина Ковтун: Я эти проблемы очень хорошо все знаю. И присматриваться не надо, потому что я реагирую на все письма, которые получаю. И порой просто сама лично участвую в судьбе каждого конкретного человека, который обращается.

Константин Чуриков: Даже вспомните пресс-конференцию Путина, когда прозвучала на всю страну история этой онкобольной девушки из Апатитов, о которой вся остальная страна узнала. Как раз что с медициной?

Марина Ковтун: Если честно, отношение людей к медицине поменялось после того, как вся наша медицина перешла на… финансирование. Если уж говорить совсем просто, деньги идут за пациентом. Обратился пациент в медицинское учреждение – к нему пришли из ОМС средства в это медицинское учреждение. За эти деньги врачи получают заработную плату, медицинские учреждения содержатся. Их надо тоже отапливать, их надо содержать в порядке, надо ремонтировать. И вся инфраструктура была построена в советское время, когда численность населения Мурманской области была под миллион.

Оксана Галькевич: Даже больше.

Марина Ковтун: Даже больше. Будем считать, что это миллион. Количество населения уменьшилось на одну треть. А вот все эти учреждения здравоохранения, которые сегодня не имеют возможности… Во-первых, их надо привести к состоянию, которое бы соответствовало нормам Санпина. И вот к тому моменту, когда я уже стала работать губернатором, медицина давно перешла на новые рельсы. И нам пришлось в этих условиях и в этой ситуации создавать ресурсные центры и формировать медицинскую помощь в районных центрах. И я приведу совершенно простой пример. Допустим, если роддом в отдаленном населенном пункте и бригада врачей принимает не 10 родов день, а одни роды за 10 дней, то что будут делать в остальное время эти врачи? Откуда они получат заработную плату? Какая у них будет квалификация? То есть эти все вопросы взаимосвязаны. Сегодня доступность медицинской помощи действительно вызывает очень много вопросов. Качество медицинской помощи повышается. Это не равнозначные вещи, когда у нас говорят – качество и доступность. Но эти вещи совсем разные. Доступность уменьшилась. То есть да, в населенных пунктах с небольшой численностью населения, крупных медицинских учреждений, центральных районных больниц, укомплектованных всеми врачами, сегодня нет возможности содержать. И это объективно.

Да, у нас низкая укомплектованность врачами. Но это не только в Мурманской области. Вы спросите любой субъект, за исключением агломерации. Все испытывают потребность в узких специалистах. У нас не хватает 636 врачей. Обеспеченность медицинскими кадрами сегодня составляет едва лишь (и то не во всех) 65%. И, конечно, растет очередь к узким специалистам.

И когда человеку сегодня надо попасть к врачу, а он может только через 2 недели попасть к врачу…

Константин Чуриков: Да вот нам и пишут как раз: "58-й участок, невозможно попасть".

Марина Ковтун: И 58-й участок, и много других участков. Сегодня две проблемы. Это отсутствие достаточного количества узких специалистов и врачей, у которых сегодня нет абсолютно стимула ехать на север после окончания медицинского вуза и работать в том медицинском учреждении, которое недостаточно укомплектовано, которое не имеет качественного оборудования. То есть молодые люди, конечно, выбирают. И сегодня это свобода выбора. Его конституционное право сегодня выбрать и регион, в который он поедет. Нет обязательной привязки.

Константин Чуриков: У нас, к сожалению, мало времени. Марина Васильевна, у меня последний вопрос. Скоро уже будет 6 лет, как вы губернатор Мурманской области. Поверну его так: что вам не удалось за это время?

Марина Ковтун: Если уж совсем прямо, то мне, конечно, не удалось решить проблему с топливным балансом. И это, наверное, самая тяжкая проблема, которую ни в один год, ни в один губернаторский срок не решить никому. Вот это самая большая и самая важная. Наверное, если бы квартплата для жителей Мурманской области, за которую я отвечаю, была бы адекватной, такая, как в средней полосе люди всегда ссылаются, то качество жизни оценивалось бы по-иному. Люди бы могли больше средств направлять на другие значимые цели.

Но в целом я должна сказать, что нам удалось не просто сохранить общественно-политическую стабильность, но встать на уверенные рельсы развития региона. И если бы у нас было больше времени, я бы сейчас вам рассказала о тех инвестиционных проектах, которые реализуются, и о будущем кольского севера. Мы проходим точку невозврата. Советское время, когда севера были как мегапроекты – сюда завозились колоссальные человеческие ресурсы, финансовые ресурсы, те же полярные надбавки, коэффициент. Ведь если сегодня бюджет может своих бюджетников обеспечить, то предприниматели, которые тоже вынуждены платить полярные надбавки, коэффициент, оплачивать бесплатный проезд к месту отдыха и обратно, и они говорят: "Это же государственные гарантии. Почему государство эти гарантии людям обещало, а я, предприниматель, должен эти государственные гарантии исполнять?".

Константин Чуриков: В любом случае действительно мало времени. Но вопросов много. Так что еще давайте как-нибудь с удовольствием встретимся.

Оксана Галькевич: Я обозначила какие-то основные темы: "Рыбы не хватает. Ее нет. Очень дорого ", "Порт. Инфраструктура. Не работают заводы. Когда заработают, как прежде?".

Марина Ковтун: Подождите. Вы четко задавайте вопросы.

Константин Чуриков: Это нам на будущее задел.

Оксана Галькевич: Времени, к сожалению, уже нет. "Не хватает заводов и фабрик". Это то, о чем писали телезрители. И еще: "Не чистится дорога Мурманск-Лотта". Это из сообщений.

Марина Ковтун: Все эти вопросы я заберу с собой. Обязательно по возможности на эти вопросы мы дадим ответы, если есть обратная связь, есть телефоны. Мне бы хотелось, конечно, так не наскоком отвечать на ваши вопросы, а обстоятельно. Я готова к новой встрече.

Константин Чуриков: Давайте в часовом формате в следующий раз.

Марина Ковтун: Пожалуйста. Любой формат. Спасибо вам большое, что пригласили.

Оксана Галькевич: Более получаса пролетело мигом – и не заметили. Спасибо нашему гостю. В студии программы "Отражение" сегодня была Марина Ковтун, губернатор Мурманской области. Друзья, мы не прощаемся. Вернемся к вам через пару минут.

Марина Ковтун: До свидания, дорогие телезрители.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика "Спросите губернатора"

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты