• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Евгений Рудин: Такое впечатление, что диджеи сегодня пишут музыку на одних и тех же библиотеках. Самое главное – чтобы "качало"

Евгений Рудин: Такое впечатление, что диджеи сегодня пишут музыку на одних и тех же библиотеках. Самое главное – чтобы "качало"

Гости
Евгений Рудин
музыкант (DJ Грув)

Тамара Шорникова: Пока Тимур Уразбахтин будет собирать очередной выпуск, мы отдохнем, устроим вечеринку в прямом эфире. В любом случае, под такую музыку, которую вы услышите через несколько секунд, устоять будет невозможно, да и повод официальный есть. В рубрике "Профессии" сегодня, пожалуй, самый известный диджей в России – DJ Грув. Он же Евгений Рудин. Здравствуйте.

Евгений Рудин: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Сначала, как и обещали, танцы. Начинать можно уже с первых секунд сюжета. Он продлится 4 минуты. Слушаем и смотрим.

"Звуки космоса или будущего" – так электронную музыку называли многие рожденные в СССР. Евгений Рудин, которого позже все узнали как DJ Грува, одним из первых в нашей стране открыл широкой аудитории новое направление.

Евгений Рудин: Я занимался тогда брейк-дансом и играл хип-хоп как диск-жокей долгое время тоже. Но на бобинах. Тогда не было пластинок. Потому что жили в Советском Союзе, в котором ничего не было. Поэтому, когда состоялся этот раскол, наконец-то стало что-то приходить из заграницы, из Запада, из Европы, тогда это было, конечно же, очень ново.

Первое официальное выступление DJ Грува проходит в Петербургском клубе "Кристалл". Позже под его музыку будут танцевать маленькие города и огромные фестивали. Он записывает собственные альбомы, переводит на современный язык советские киношлягеры, так, что под ремикс с отрывками диалогов из "Служебного романа" теперь не только пьют шампанское и едят оливье, а и танцуют.

Сочиняет саунд-треки и к художественному фильму "Даун Хаус", и к реальной предвыборной кампании Бориса Ельцина.

Аудиошкола DJ Грува за 10 лет работы обучила 8000 студентов. В курс подготовки здесь в обязательном порядке входит теория музыки и основы ее создания. Как говорят организаторы проекта, диск-жокеем на отечественной сцене много, профессионалов – мало. Рассчитывают, что выпускники смогут поправить статистику.

Евгений Рудин: Сейчас, как один большой конвейер. Такое впечатление, что музыканты сейчас пишут музыку на одних и тех же библиотеках. Даже не на синтезаторах. Используют какие-то лупы, сэмплы и одинаковый саунд. "Самое главное, чтобы качало". Люди смотрят не на то, насколько останется этот трек в нашей памяти надолго, а они смотрят, сколько было просмотров у него и сколько раз он был продан, сколько раз он стал мультиплатиновым. От этого музыка не становится круче.

В классах параллельно идут лекции, практические занятия и репетиции. Как создать танцевальный хит, здесь разбираются по нотам. Менеджеры, экономисты, бухгалтеры, музыканты. Для одних занятия в школе – хобби, для других – первый шаг к новой профессии. В местном музее награды как самого DJ Грува, так и его учеников.

После окончания школы дипломированный специалист может работ в клубах, ресторанах, на спортивных, корпоративных или частных мероприятиях. Размер гонорара зависит от професионализма и раскрученности диджея. Вначале карьеры за одно выступление в столице можно заработать в среднем 15000 рублей. Вдвое больше – за гастроли в регионе. Известное имя в афише автоматически конвертирует зарплату музыканта в валюту. Выступление отечественной звезды танцполов организаторам мероприятия обходится в 3-5 тысяч долларов.

Тамара Шорникова: И сразу приглашаем зрителей к разговору. Пишите, под какие треки DJ Грува танцевали вы в свое время, где состоялось ваше знакомство.

Евгений Рудин: Или не танцевали, да?

Тамара Шорникова: Возможно, писали стихи или знакомились со своей любовью, например. В любом случае, задавайте вопросы по звонкам, по СМС – на все постараемся ответить. Евгений, первое официальное выступление в Петербурге, но ведь самый первый выход на сцену состоялся еще раньше, в Крыму.

Евгений Рудин: Да, это было в Крыму. Когда была эпоха пионерских лагерей. Тогда во время Советского Союза был пионерский лагерь, который назывался "Солнышко". Это был поселок Кирилловка, как сейчас помню, в Крыму. И я уже тогда проводил дискотеки. И у нас была самая лучшая дискотека в пионерском лагере. Поскольку была целая коса этих пионерских лагерей, потом, когда уже узнали, что там есть такой диск-жокей, меня стали уже приглашать по другим местам. То есть я в одном пионерском лагере выступал, в другом. То есть я был расписан уже тогда. Так что забавно было. Первое выступление было, да, можно сказать, что это было детство, конечно же.

Тамара Шорникова: Но первый официальный заработок был.

Евгений Рудин: Да. Там было все официально. Директор лагеря должен был договориться с директором лагеря, худрук должен был… Все было по бумагам. А в принципе меня тогда уже деньги не интересовали. Я больше получал настроение.

Тамара Шорникова: А зрителей волнует: помните свой первый гонорар, тот самый, официальный?

Евгений Рудин: Официальный не помню. Но я помню, что когда я уже играл в Санкт-Петербурге, это тогда было много денег. Это было 1000 рублей. Это были большие деньги. Но я тогда работал один раз в неделю (в субботу) с 11 ночи до 7 утра. То есть я один стоял и работал.

Тамара Шорникова: График плотный.

Евгений Рудин: Тогда небольшое количество вечеринок было. Это было начало 1990-х. Не было такого повального увлечения, как сейчас, диджеями. Тогда танцевальную музыку народ вообще нормально не воспринимал. Тогда было популярно "Посмотри мне в глаза" и "Два кусочека колбаски". Вдруг здесь появляется электронная музыка, ломаные ритмы, прямые биты. И все после этого начинает двигаться. Тогда, конечно, вечеринка в неделю – это был уже очень большой успех.

Тамара Шорникова: Очевидно, что тогда это не приносило основные деньги на жизнь. Потому что, если вечеринка в неделю, даже с хорошим гонораром…

Евгений Рудин: В те времена особо большие деньги на жизнь были и не нужны. Потому что, во-первых, я был студентом, у меня была стипендия. Я старался проживать на этот минимум. Конечно, что-то родители помогали. А потом, когда все закрутилось, завертелось, все пошло в гору, когда уже появилась перспектива уехать в Москву и начинать там работать, потому что Санкт-Петербург – культурная столица, и постепенно стало все немножечко затухать. В Москве заинтересовались этим движением сильно в 1994 году. Началось движение. И вся основная танцевальная тусовка, которая появилась, она из Санкт-Петербурга переместилась в Москву, в том числе и я.

Тамара Шорникова: Редактор мне говорит, что есть звонок. Дмитрий из Омска нам дозвонился. Давайте дадим ему возможность рассказать.

Евгений Рудин: Замечательный город.

Зритель: Здравствуйте. Здравствуй, любимая страна. Насколько сейчас актуальна музыка типа… которая с 1990-х годов… Вообще такое направление скорее умерло. Шранц скорее популярен, или единичная...

Евгений Рудин: Насчет первого вопроса. Во-первых, когда я в 1990-е все начинал, слушал, конечно, музыка поменялась. И многие исполнители, которые начинали в 1990-х, в 2000-х и сейчас они либо пропали, либо просто не занимаются музыкой больше. И некоторые направления…

Тамара Шорникова: Надоело, или конкуренция высокая?

Евгений Рудин: Не то что конкуренция. Но как-то получилось… В жизни всякие моменты происходят. И кто-то, допустим, семьей решил заниматься. Кто-то просто не стал заниматься музыкой. Кто-то решил лишился здоровья из-за бесконечных вечеринок. А если говорить о музыкальной составляющей, то на какое-то время она исчезла. Если говорить об этом первом вопросе. В данный момент, сейчас, в 2016-2017 году, активно идет создание музыки с применением тех звуков из 1990-х годов. Сейчас очень мощно это происходит.

Тамара Шорникова: Такая музыкальная ностальгия.

Евгений Рудин: Да. Как говорят в английском, произошел флэшбэк. Очень много сейчас такой музыки. И в 2017 году такое впечатление, что она звучит из 1990-х. То есть сейчас есть такой тренд.

А насчет второго вопроса. Это нашим зрителям будет, конечно, сложновато понять. Но музыкальный стиль шранц – это достаточно тяжелая музыка, которая используется только на больших рейвах и на больших вечеринках. И в России она достаточно неперспективна.

Тамара Шорникова: Еще один телезритель написал нам СМС. Она такая с подколом, острая.

Евгений Рудин: Давайте.

Тамара Шорникова: Мол, такая странная работа диджея. Скорее хобби, наверное. Ничего не создает, а получает больше шахтера. Он прав?

Евгений Рудин: Человек, который задал вопрос, не вполне сведущ. Потому что, если я буду говорить про себя и про других людей, все-таки мы зарабатываем и я зарабатываю не тем, что я диск-жокей, а я зарабатываю тем, что я музыкант. Я профессиональный музыкант. У меня профессиональное высшее музыкальное образование. За моей спиной три высших учебных заведения. И я создаю музыку. Я стал известен не благодаря тому, что я стою за пультом и играю чужие треки. А я стал популярен из-за того, что я стал писать свою музыку в студии. И ее стали играть по радио. А работать и писать музыку в студии – это очень большой эмоциональный и физический труд. Начиная с 1995 года, постоянно летая туда и обратно из одного города в другой, постоянные перемещения – это тоже очень большая физическая нагрузка. Так что те, кто думают, что это легкий хлеб, они глубоко заблуждаются.

Тамара Шорникова: Сколько перелетов каждую неделю?

Евгений Рудин: Каждая пятница-суббота.

Тамара Шорникова: Как правило, это разные города?

Евгений Рудин: Да. На прошлой неделе был Оренбург, была Тула. На позапрошлой неделе был Санкт-Петербург – сразу 3 концерта в один день, Москва. Сейчас гастроли будут в Сургуте, в Москве тоже. То есть происходит именно то, что должно происходить у диск-жокея и музыканта. Он должен показывать свою музыку. Тем более, что сейчас большинство диск-жокеев, которые входят в некие топ-100, если говорить о мировом топ-100, то там уже ценятся исключительно те люди, которые записали какую-то определенную композицию. То есть они не ценятся по своим диджейским миксам. Люди уже давно…

Тамара Шорникова: То есть нарезать из хитов…

Евгений Рудин: Нет, нужно самому все…

Тамара Шорникова: Так уже королем вечеринки не станешь.

Евгений Рудин: Не станешь. Нужно создавать именно свой музыкальный материал, для того чтобы тебя заметили. Потому что диск-жокеев сейчас достаточно большое количество. И музыку лучше писать. И это намного выгоднее для вас. Вкладывайтесь в музыку – и музыка вам будет этим отвечать.

Тамара Шорникова: Но много ли среди ваших коллег, товарищей, которые с таким обстоятельным отношением подходят к делу?

Евгений Рудин: Достаточное количество. Большинство из них, конечно, из новой школы, скажу так. Ребята только начинают. Потому что большинство стариков (мы называем их "первый эшелон", "старики") уже кто-то сдался, кто-то продолжает двигаться, но не так активно, как раньше. Потому что есть очень большая проблема. Во-первых, менталити у людей. Разные времена были. Может, какая-то усталость. И непонимание, как действовать в сегодняшнем рынке, который движется сегодня со скоростью просто не то что света, а с десятью скоростями света. Как все меняется. И технологии, и политика в шоу-бизнесе, и политика в переговорах, и как себя вести на этой сцене. Очень многие артисты этого не понимают. Поэтому они остались в каких-то своих мыслях, хитах и не двигаются дальше.

Тамара Шорникова: Эту тему продолжим после звонка. У нас Сергей из Тверской области.

Зритель: Я сам начинал танцевать под его музыку. Наверное, одна из самых первых песен была "Счастье есть". Дело в том, что сейчас во многих домах культуры идет по тарифной сетке такая ставка, как диджей. Так мальчики приходят, просто включают музыку, переставляют треки. Один, другой, третий. И можно ли их назвать диджеями?

Евгений Рудин: Нет. Во-первых, люди, из-за того что в интернете легко достать каждую композицию или что-то еще, они воспринимают диджейство как легкий заработок, как легкий путь к славке. Но я могу сразу сказать, что когда вы приходите с компьютером и ставите треки просто подряд и не работаете ни над имиджем, ни над музыкальной концепцией… Это все достаточно серьезно. Это со стороны кажется некой такой очень поверхностной, легкой работой. Это серьезная и сложная работа.

Тамара Шорникова: Пришел, отдохнул, потанцевал.

Евгений Рудин: Человек пришел, отдохнул. А есть композиторы, которые напишут какую-то песню или какую-то симфонию, ее сыграют один раз, и никто ее не услышит. А есть, допустим, Бетховен или Чайковский, которые через года проносят нам свое искусство. Или другие музыкальные коллективы, такие как, к примеру, Kraftwerk, которые проносят свою музыку через года тоже сейчас. Так что то, что приходят, ставят треки, скачанные из интернета, таких людей, к сожалению, много. И они, может быть, и хотят быть диск-жокеями, но у них нет для этого средств. И они хоть как-то пытаются этим оправдать. Но нет ничего недосягаемого. Потому что я тоже начинал – у меня ничего не было, мне практически никто ничем не помогал. Я сам всего добивался, сам покупал первую аппаратуру. Сам где-то зарабатывал, сам вертелся. И это не оправдание для человека, что нет возможностей и нет денег. Это не только в написании музыки, диджействе. Это вообще в любой профессии.

Тамара Шорникова: Каков сейчас нужен стартовый капитал, чтобы начать этим заниматься? Купить то же оборудование…

Евгений Рудин: Во-первых, нужно понять, насколько серьезно ты хочешь этим заниматься. Во-вторых, ты должен прекрасно понимать, твое это или нет. Бывает такое, что ко мне в школу идут учиться, потому что им хочется, и они понимают, что насколько становится им сложно через какое-то время, что они на полпути бросают всю эту историю. Прежде всего нужно определиться с самим собой, насколько ты готов идти в это, и понять, можешь ты писать музыку или не можешь. И поэтому есть один определенный вариант: ты должен приобрести какую-то определенную аппаратуру. Я пишу музыку в компьютере. Вся моя студия в компьютере. Раньше были аналоговые синтезаторы. Сейчас достаточно принести хороший компьютер и установить различные музыкальные программы.

Тамара Шорникова: Если перевести в деньги.

Евгений Рудин: Вы знаете, есть же бюджетные варианты. К сожалению, я их плохо знаю. А есть высокобюджетные. То есть, если говорить о компьютере и аппаратуре, цена может колебаться от 30 до 500 тысяч рублей.

Тамара Шорникова: Сколько нужно работать, чтобы отбить все эти изначальные инвестиции?

Евгений Рудин: Вы знаете, некоторым можно работать долго, а некоторым достаточно приехать на своем внутреннем состоянии. И если они раскроют в себе эту способность, я уже не говорю про талант… Потому что человек, который приходит в музыкальную школу, он хочет учиться. Он же тоже не знает, как играть на фортепиано. И так же человек, который приходит к нам в школу, он не знает, как работать с музыкой. Он может только включить и выключить компьютер. Так же и здесь. Когда ты приходишь играть на фортепиано, ты поднимаешь крышку, прогибаешь пюпитр, ставишь ноты и начинаешь работать.

Так что нужно работать над собой. Как говорили в свое время, на 100% таланта всегда должно быть 90% трудолюбия.

Тамара Шорникова: Сейчас все в стране активно обсуждают тему допинга. Мне кажется, что для такой трудоемкой работы это вопрос тоже немаловажный: возможно быть диджеем и сохранить здоровый образ жизни? Или это как с музыкантами?

Евгений Рудин: Опять же, это зависит от самого человека. Во-первых, это зависит от родительского воспитания, от круга общения, в который ты попадаешь. Конечно, круг общения среди музыкантов, рок-музыкантов и диск-жокеев, конечно, заставляет некоторых людей дать слабину. Но находиться в постоянном… Я пока не слышал, чтоб диск-жокеев официально отстраняли от работы и лишали их заслуженных наград, так же как и музыкантов. Потому что это шоу-бизнес, это развлечения.

Тамара Шорникова: И время неумолимо подвигает нас к концу разговора. Вот последняя СМС-ка, хочется зачитать: "Евгений, счастье есть?", - спрашивают вас из Свердловской области.

Евгений Рудин: Конечно же, есть. Жизнь прекрасна.

Тамара Шорникова: В чем оно для вас?

Евгений Рудин: В чем оно для меня? Для меня оно в том, что на данный момент сейчас происходит: счастье в семье, счастье в любимой работе, счастье в постоянных поездках, постоянных гастролях, счастье работать в студии, писать музыку для людей, писать музыку для кино, любить семью, жену, ребенка, всех вокруг. И, конечно же, стараться как можно больше позитивно относиться к тому, что сейчас вокруг происходит. Не забывать о том, что ты прежде всего человек, который может направить другого человека на что-нибудь хорошее и позитивное.

Тамара Шорникова: Спасибо вам. Хочется сказать всем: танцуйте с душой.

Евгений Рудин: Танцуйте позитивно, да.

Тамара Шорникова: У нас в студии был Евгений Рудин, знаменитый DJ Грув. Это была рубрика "Профессии" До встречи через неделю. 


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты