Владислав Копп: Все, что я хотел бы сказать миру, я сказал - чужими словами, но своим голосом

Гости
Владислав Копп
актер, диктор

Тамара Шорникова: Давайте напомним телезрителям, что мы работаем в прямом эфире. Это значит, что прямо сейчас к нам нужно подключиться по телефонам, набрав СМС, и задать вопрос эксперту, нашему гостю, отличному специалисту. Все способы связи бесплатные, контакты есть внизу экрана. Отвечать начнем после сюжета. Собрали в нем главную информацию, что нужно знать по профессии диктора. Смотрим и обсуждаем.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: С образованием, с местом приложения своих творческих способностей более-менее все понятно. А вот когда мы начали собирать информацию по поводу заработков, тут, что называется, от нуля до миллиона.

Владислав Копп: Да. И тут абсолютно нет никаких точек, от которых можно отталкиваться. Потому что, разумеется, раскрученные звезды получают всегда больше. А если говорить о каком-то начальном этапе, наверное, если привязываться к чему-то понятному… наверное, если я попробую вспомнить свой первый гонорар, это было в переводе с рублей куда-нибудь около 50 долларов, наверное. Бывало и меньше. Бывало и больше. Средняя температура по больнице есть. Но вы же понимаете, что от этого можно и в одну сторону, и в другую очень сильно отойти.

Тамара Шорникова: Тем не менее, эта средняя величина всегда будоражит зрителя у экрана, который раздумывает о том, какую профессию выбрать.

Владислав Копп: Да. Если по современному курсу считать, в рублях это от 3 до 6 тысяч.

Тамара Шорникова: Так. За что были уплачены 50 долларов? Что стало началом?

Владислав Копп: За запись какого-то рекламного ролика. Сейчас я уже не вспомню, какого. А поскольку первая постоянная работа – это было телевидение, там можно говорить только о зарплате. Зарплата тоже была не очень большой.

Тамара Шорникова: А что привело в профессию?

Владислав Копп: В профессию привело обучение в Щепкинском театральном училище. Это раз. И, конечно же, я хотел бы огромное спасибо сказать всем преподавателям театрального училища имени Михаила Семеновича Щепкина за то, что они с нами бились и топились. Не во всех случаях, но тем не менее.

Тамара Шорникова: Мне любопытно сравнить образование на актерском факультете с журналистским. Например, та же сценическая речь. Есть там знаменитые из фильма орехи за щекой или какие-то другие секреты, которые позволяют добиться идеальной дикции?

Владислав Копп: Да, нам рассказывали, конечно, о Демосфене, известном древнегреческом ораторе, который для того, чтобы тренировать риторику, набирал полный рот камней, и что-то с ними пытался говорить. На самом деле, конечно, есть куча всяких упражнений, для того чтобы свой речевой аппарат настроить нужным образом.

А вообще нужно научиться этому даже самостоятельно. Но хороший тренер всегда необходим, конечно же. Даже если у вас есть какие-то задатки от природы, все равно огранить алмаз вашего таланта и превратить его в истинный бриллиант можно путем только долгого и упорного труда.

Тамара Шорникова: Подсказывает мне режиссер, что дозвонился к нам первый телезритель. Давайте послушаем Валерия. Алло, мы в эфире.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню из Хабаровска. И хотел поднять вот такую проблему. Может быть, дикторам стоит уделить больше внимания изучению русского языка? Часто приходится слышать на телевидении такие ляпы, как, например, "в Одинцове идет дождь", "в Кемерове выпал снег", "Амурский край", "Хабаровская область", и так далее, и тому подобное. Может, мы начнем с совершенствования знаний русского языка у дикторов телевидения? И глядишь – вся страна начнет правильно по-русски говорить. Как вы думаете?

Тамара Шорникова: Спасибо огромное.

Владислав Копп: Спасибо. Действительно, это больной вопрос. И русский язык, на мой взгляд, испытывает не лучшие времена, потому что с развитием интернета и вообще с огромным количеством людей, которые стали требовать публичного внимания с помощью интернета, конечно же, общая грамотность слегка просела.

Тамара Шорникова: Вы по какую сторону баррикад – творог или все-таки творог?

Владислав Копп: Я с детства помню, что творог. Но есть такой момент еще. Вот нас учат чему-то. И если мы будем следовать этим правилам, мы будем грамотными людьми. Если мы будем следовать большинству, которое почему-то решило, что оно будет говорить вот это слово так-то, а не так, потому что так удобнее, давайте тогда и правила дорожного движения так же будем трактовать. Мне удобно проехать пешеходный переход прямо сейчас, хотя на нем люди – и все будут делать так же. Есть правила. Давайте им следовать. А то, что язык – это живое образование и он развивается, конечно, несомненно. Но чаще всего этим аргументом пользуются люди, которые оправдывают свою неграмотность, свою лень.

Тамара Шорникова: Еще один вопрос от Валентины из Московской области. Давайте послушаем ее. Алло, Валентина.

Зритель: Скажите, пожалуйста, с какого возраста принимают на курсы.

Владислав Копп: Я так понимаю, на курсы дикторов. Честно говоря, я никогда не слышал о том, что существуют какие-то возрастные ограничения. И сам я на таких курсах не бывал. Я закончил театральное училище, хотя ни дня не проработал в театре, к сожалению. Но, тем не менее, в каких-то смежных областях побывал – и на телевидении работал, и на радио работал, и немножко в кино. Но в итоге пришел к тому, что работаю голосом.

Тамара Шорникова: Мы говорили о разных формах образования, о разных направлениях, о разных институтах, в которых можно получить профессиональное образование, которое потом поможет в работе диктором. Вы все-таки какое бы порекомендовали? И тем, кто сейчас пока самообразовывается, какие упражнения, для того чтобы начать управлять своим голосом.

Владислав Копп: Для того чтобы начать управлять своим голосом, надо сначала попытаться записать его и послушать себя со стороны. Поскольку мы себя слышим (это далеко не секрет) и снаружи, и изнутри. Ведь когда мы себя слушаем, мы улавливаем и тот звук, который идет из нас к нам в уши, но также мы резонируем изнутри. Поэтому, когда мы слышим свой голос в записи, нам кажется, что он какой-то не такой. Нет, все нормально, все хорошо. Но к этому надо привыкнуть. И когда вы слышите свой голос, вам уже понятны какие-то недочеты, неточности, которые надо исправлять. Дальше – больше. Дальше вы уже просто находите себе учителя, который будет вам этому всему учить, натаскивать, объяснять, что есть правильно, что неправильно. Можно найти в интернете массу информации. Но, с моей точки зрения, конечно, театральное образование наиболее полноценное в этой отрасли.

Тамара Шорникова: Обычно выпускники театральных вузов, насколько мне кажется, мечтают стать лицом мирового кинематографа. Вы стали одним из самых узнаваемых голосов. Не переживаете, не жалеете о том, что большую часть времени проводите за кадром?

Владислав Копп: Нет, не жалею. Если бы я когда-нибудь увидел проект, в котором бы мне кровь из носу захотелось поучаствовать в качестве актера, наверное, я туда все-таки попытался пробиться. Наверное, я решил, что голосом можно сделать больше. Потому что за роли в кино люди буквально бьются не на жизнь, а на смерть периодически. А когда мы начинали программу на радио еще в 1995 году, в которой я брал книжки, читал их, а диджей сопровождал все это музыкой.

Тамара Шорникова: "Модель для сборки".

Владислав Копп: Совершенно верно. Проект "Модель для сборки". И вот такое количество характеров, которые пришлось озвучить в "Модели для сборки" за более чем 20 лет – ну, где бы я такое еще смог? Наверное, нигде.

Тамара Шорникова: В фильмах тоже у вас более 70 ролей.

Владислав Копп: Это дубляж, да. И это тоже очень интересно. Очень здорово. И дубляж периодически – это очень веселая работа. Потому что когда передо тобой даже не человек, а нечто, а его надо как-то озвучить и у него есть какой-то характер, это забавно.

Тамара Шорникова: Самый сложный персонаж для вас?

Владислав Копп: Именно в дубляже?

Тамара Шорникова: Кто дался сложно в понимании характера, в переводе его чувств на русский язык?

Владислав Копп: Пожалуй, наверное, это все-таки будет Голлум из "Хоббита". Поскольку, мало того что это не человек, это еще и персонаж, которому на 50 лет меньше, чем во "Властелине колец", если кто помнит такой фильм. Он уже достаточно давно вышел. В общем, это было здорово. И самое интересное, что при озвучании мы периодически даже не видим всей картины. Когда фильм озвучивается, он еще не выпущен на большой экран. И поэтому много ограничений. То есть мы можем видеть только часть картинки и своего персонажа. Все.

Тамара Шорникова: Кто решает, чьим голосом в российском прокате говорить, например, Хью Джекман?

Владислав Копп: Это решает сначала, конечно же, режиссер озвучания. Но если это какой-то блокбастер, который имеет большое значение для прокатчиков и для изготовителей продукции, то утверждается это все где-то у них там. Скажем, на "Хоббит" были пробы, которые потом отправлялись куда-то в Европу, и чуть ли не сам Питер Джексон утверждал, или, по крайней мере, какие-то его подручные утверждали российские голоса.

Тамара Шорникова: У вас как у актеров есть время на то, чтоб прочитать сценарий, понять, каким должен быть этот персонаж?

Владислав Копп: Я бы не стал раскрывать некоторые тайны. Пусть они лучше останутся тайнами. Но могу сказать, что нехватка времени – это общий момент. Всегда не хватает и знакомства с материалом, чтобы это все было глубже, роднее тебе, чтобы ты успел сжиться с этим. Как правило, времени все-таки мало.

Тамара Шорникова: Хорошо. Помимо гремящих монстров из компьютерных игр, помимо моложавого Голлума, какими странными голосами приходилось говорить за долгую карьеру?

Владислав Копп: Самыми странными – и голосами людей в большом возрасте, и голосами чего-то, что вообще не имеет формы. Если это фантастический рассказ, в котором присутствует некий инопланетянин, а у него даже привязаться не к чему. Или это просто бесплотный голос, которое человечество услышало откуда-то.

Тамара Шорникова: Чтобы сейчас не быть голословными, чтобы дать понять, каково это перевоплощение, немного приоткроем кулисы актерского мастерства и дикторского мастерства. У нас есть для вас задание, блиц. Одно объявление, три голоса. Пользуясь случаем, хотим записать анонс для нашей следующей рубрики "Профессии". Вот такое объявление: "Не боги горшки обжигают – ищем гончара в рубрику "Профессии"". Как бы это сказала, например, бабушка Маша из Костромы?

Владислав Копп: Не боги горшки обжигают, милок. Ищем гончара в рубрику "Профессии". Как-то так.

Тамара Шорникова: А, например, дипломат из Китая?

Владислав Копп: Дипломат из Китая. Китаец или русский?

Тамара Шорникова: Русифицированная вверсия.

Владислав Копп: Хорошо. Не боги горшки обжигают. Ищем срочно гончара в рубрику, очень хорошую рубрику про профессии.

Тамара Шорникова: И, возможно, таксист из Ростова.

Владислав Копп: Это, пожалуй, самый близкий персонаж. Да не боги горшки обжигают, ото ж. Ищем гончара в рубрику "Прохвессии".

Тамара Шорникова: Спасибо вам большое. Надеюсь, что с вашей помощью мы смогли обратиться абсолютно ко всем часовым поясам и ко всей нашей богатой аудитории. Если ты слышишь нас, гончар, мастер, откликнись – обязательно пригласим в студию.

Перед тем, как вот так виртуозно владеть голосом, наверняка разминаетесь привычными скороговорками. Есть ли у вас любимые?

Владислав Копп: Есть самая нестандартная скороговорка. Для людей, которые бывали в Чехии и знают чешский язык, может быть, это самое основное. Дело в том, что в чешском языке есть слова, в которых вообще отсутствуют гласные. И поэтому одна из моих самых любимых скороговорок звучит "Strč prst skrz krk" ("просунь палец сквозь горло"). Никакого смысла в этом, конечно, нет.

Тамара Шорникова: Гарантируете идентичность?

Владислав Копп: Да. Более того, это достаточно легко проследить. У нас же общие корни у славянских языков во многом. Strč – строчить, пробивать, просовывать, prst – палец, перст, skrz – сквозь, скрозь (что тоже сохранилось в каких-то диалектах), krk – это, наверное, крик, горло. Как-то так.

Тамара Шорникова: Немного СМС с нашего портала. Здесь зрители тоже спрашивают. Вопрос личного характера: "После долгой рабочей смены есть ли силы, чтобы разговаривать дома?".

Владислав Копп: Вот с этим бывают проблемы. Потому что когда разговариваешь несколько часов перед микрофоном, потом, приходя домой, иногда хочется просто помолчать. И общение иногда дается трудно. Потому что где-то я когда-то читал, что по трудозатратам речь – это второе после переваривания еды человеческим организмом. То есть первое по трудозатратам – это переваривание, чтобы потом получить энергию. А второе – речь.

Тамара Шорникова: Еще один вопрос: "Помогают ли сырые яйца?".

Владислав Копп: Пользовался этим только в детстве когда-то. Давно уже не применял. Но в принципе – да, помогают.

Тамара Шорникова: Ярославская область дает комплимент: "Скажите спасибо диктору. Отличный голос, обворожительный", - кажется, девушка писала.

Владислав Копп: Спасибо. Заодно я бы хотел еще сказать спасибо не только преподавателям, родителям, семье, передать привет сыну, конечно же, помахать ему рукой с экрана, а также упомянуть людей, с которыми мы делаем "Модель для сборки" уже сколько лет… Начинали мы это все на станции 106.8 FM с диджеем Инкогнито. Сейчас со мной работает DJ Андрей Эдисон и Михаил Габович. Он, кстати, засветился в этом небольшом кусочке с нашего последнего выступления в ЦДХ. Без этих людей я бы, наверное, уже давно закончил этот проект. Потому что как-то так получалось, что в те моменты, когда мы уже готовы были прекратить, случалось что-то или приходил какой-то человек, который давал новый импульс, и мы продолжали.

Тамара Шорникова: На самом деле сейчас формат аудиокниг достаточно популярен. А лет 20 назад это было смело – читать книги в эфире. Как на это решился программный директор?

Владислав Копп: 106.8 – это была радиостанция, которая в хорошем смысле напоминала задорных комсомольцев годов, наверное, 1920-х. Все возможно было. И любые самые безумные идеи приветствовались. Потому что это была такая лаборатория по производству контента, как это сейчас называется. В общем, все это вышло, конечно же, из детского увлечения аудиокнижками, спектаклями. Пластинки, которые были начитаны великолепнейшими советскими актерами когда-то и прослушанные в детстве. Все это отложилось в памяти. И, конечно же, по мотивам всего этого была потом придумана такая программа.

Тамара Шорникова: Есть ли что-то, что хотелось бы прочитать со сцены или, скажем, в подкасте в интернете?

Владислав Копп: Есть много чего. Но когда периодически меня спрашивают: "Вы столько книжек прочитали. Не хотите сами что-нибудь написать?". Я понимаю, что практически все, что я бы хотел сказать, я уже сказал. Чужими словами, но своим голосом. Практически все, что я мог бы или хотел бы сказать другим людям, уже кто-то написал, уже кто-то сделал. Поэтому единственное, что, наверное, когда-нибудь, если осилю написание чего бы то ни было – это будут мемуары о встречах с интересными людьми. Потому что периодически я понимаю, что в моей жизни были какие-то моменты прямо из "Форреста Гампа ".

Тамара Шорникова: Например.

Владислав Копп: Встречи с самыми разными людьми, с которыми я близко не общался, но постоянно где-то рядом они проходили. Когда в каком-то клубе, например, меня бывший мой начальник (я работал на музыкальном телевидении) подвел к Алле Борисовне с Филиппом Киркоровым. И мы познакомились и парой слов обмолвились. Или когда случайно где-то я какое-то государственное лицо вдруг вижу рядом с собой, в каких-то общих декорациях. Или какие-то актеры, с которыми я присутствовал на записи, которых я в детстве боготворили, а тут я его живьем вижу, и он байки травит такие, что просто лежишь от смеха.

Тамара Шорникова: Значит, будет повод пригласить вас к нам на эфир в качестве уже создателя мемуаров, писателя.

Владислав Копп: Надеюсь, это будет нескоро.

Тамара Шорникова: Спасибо, что нашли время прийти к нам в эфир. Здесь тот случай, когда очень трудно поблагодарить за диалог, потому что кажется, что в этой студии нас было много. Но главным образом, конечно, диктор и актер Владислав Копп. Это была рубрика "Профессии". Увидимся через неделю.

Владислав Копп: Всего доброго.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Рубрика "Профессии": диктор

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты