Александра Панферова: Сейчас клиентов в салонах красоты меньше не стало. Но они стали реже приходить

Гости
Александра Панферова
парикмахер, директор салона красоты

Тамара Шорникова: У профессионалов этой отрасли сегодня напряжённый день - в праздники и накануне работают за троих! В рубрике "профессия" сегодня парикмахер, у нас в гостьях директор салона красоты, мастер опытный, с тридцатилетним стажем, Александра Панферова, здравствуйте.

Александра Панферова: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Признавайтесь, сегодня к вам можно попасть в салон, или все битком?

Александра Панферова: Вряд ли сегодня вы в салон не попадете, все битком.

Тамара Шорникова: А вот самые хлебные дни, месяцы в году, это какие?

Александра Панферова: Перед праздниками – новый год, день всех влюбленных, восьмое марта, к 23-у февраля девочки готовятся.

Тамара Шорникова: График полностью будем выяснять уже после сюжета, сняли мы материал о рабочих буднях парикмахера, после него обсудим. Давайте подключим телезрителей к нашей беседе, если вы коллега Александры, звоните, рассказывайте, легко ли устроиться на работу парикмахером в вашем городе, сколько получаете. Если работаете на дому, тоже сообщайте нам, выгодно это или нет, ответим на все звонки и смс. А у меня вот такой вопрос: мы пока готовили с коллегами сюжет, очень многие удивились. Мол, хорошо зарабатывают специалисты по красоте, такие цифры 100 – 150 тыс. в месяц нашли в открытых вакансиях, сразу оговорюсь, в Москве, это реальный заработок?

Александра Панферова: Реальный заработок, но в салонах, которые бизнес уровня, в закрытых клубах, их немного, мест не много.

Тамара Шорникова: А более реальные тогда, в общем сегменте, какие заработки?

Александра Панферова: От 30 т.р. до 50 т.р., 70 т.р., это основная масса.

Тамара Шорникова: Про деньги поняли, тогда к началу карьеры, вы помните, когда впервые взяли ножницы, расчёску в руки?

Александра Панферова: Самый первый раз я подстригла себя в пять лет, чудесно помню.

Тамара Шорникова: А родители помнят этот шикарный момент?

Александра Панферова: Да, нашла фотографию свою, где мне четыре года, посмотрела в зеркало, на фотографии с челкой, в пять лет без челки, не красиво. Взяла ножницы и отрезала, красивее не стало.

Тамара Шорникова: Понятно, в более осознанном возрасте, когда?

Александра Панферова: Уже конечно на практике, страшно было, но помогали родственники друзья, тетя у меня болела очень в то время, когда я училась и ходила все лето в платке, это нам помогло поставить руку парикмахеру.

Тамара Шорникова: Вот так узнаются секреты приобретения мастерства. Но я знаю, что у вас в семье есть еще один парикмахер, кто привел в профессию?

Александра Панферова: В профессию привел меня отчим, в 11 лет я окунулась в море чудесное.

Тамара Шорникова: Он был парикмахером?

Александра Панферова: Он был парикмахером, был заведующим парикмахерской, буквально выросли на работе. Поэтому выбор специальности для меня проблемой не был, было решено.

Тамара Шорникова: Раз крутились все время у опытных мастеров, наверняка видели, как они устают, потому что "красота требует жертв", это кажется, про вашу профессию, целый день на ногах.

Александра Панферова: Целый день на ногах, на новый год дядя Толя приходил домой без пяти двенадцать, потому что успевал добежать от парикмахерской, на восьмое марта все время говорил: "Я не мужчина, я мастер". Да, работали, но это все равно интересно.

Тамара Шорникова: То есть перспективы не пугали?

Александра Панферова: Не пугали абсолютно.

Тамара Шорникова: И тогда выбор пошел в профессиональное училище получить специальность?

Александра Панферова: Да, но не совсем так, сначала подстраховались, очень было тяжело поступить на парикмахера.

Тамара Шорникова: Почему?

Александра Панферова: Мало мест было, это была элитная профессия

Тамара Шорникова: А конкурс большой?

Александра Панферова: Да, хотя училище, казалось бы, ПТУ, что там, но все равно подстраховались и я еще полгода после восьмого класса до первого сентября постояла стажером у мастера. Я, когда пришла в училище, была круче всех, я уже стригла!

Тамара Шорникова: Тогда понятно, не было шансов абсолютно у ваших конкурентов.

Александра Панферова: Какие конкуренты, пришли дети после восьмого класса, всем было по 15 лет, но с другой стороны, да.

Тамара Шорникова: Вы показывали нам свои любимые расчески, я так понимаю, что это в какой-то степени талисман, с которыми не расстаетесь больше 30 лет. Насколько я поняла, выносили их не открыто с заводов? Фактически контрабанда.

Александра Панферова: Конечно, было такое.

Тамара Шорникова: Вот тогда не было альтернативы, сейчас есть, тем не менее, они с вами, почему? Неужели за все 30 лет работы не хотелось сменить?

Александра Панферова: Сменила очень много, этой расческой я практически не работою, есть современная хорошая альтернатива, но начесная расческа к сожалению, альтернативу не нашла, все что сейчас есть, начесывает хуже к сожалению, поэтому пока работаю.

Тамара Шорникова: Но сделано на века.

Александра Панферова: Зубчики уже смешные, поработанные, расческе тоже немало лет, алюминий.

Тамара Шорникова: Мы поняли, как доставали инструментарий, а что с материалами?

Александра Панферова: С материалами вообще песня, потому что чем красили: красок не было, варили. Отчим варил краску из урзола, руда такая была на уголь похожая, вообще кожу красили, но парикмахеры находили свои рецепты, варили, разводили (оксидов не было, была перекись водорода 33%, жидкое мыло для вязкости), в общем караул! Когда я пришла на практику в салон к своему отчиму, так случилось, что он лег в это время в госпиталь и просил свою подружку поучить меня, так она, когда разводила краску, отворачивалась от меня, чтобы я не дай бог не увидела, как она разводит и не донесла отчиму, вот такая конкуренция была.

Тамара Шорникова: Прямо интриги Мадридского двора! Профессиональный секрет хочет выведать Анна из Московской области к нам дозвонилась телезрительница, давайте послушаем ее вопрос.

Анна: Здравствуйте, я хотела бы уточнить, у меня сын закончил около года назад училище на парикмахера. Он не может устроиться на работу, так как ему отказывают в связи с тем, что у него нет опыта работы. Может быть есть какие-то парикмахерские, где берут после того, как ты закончил колледж, не имея опыта? Раньше как у нас было, ты закончил колледж на бюджетной основе и тебя обязательно распределяют куда-то, где ты обязан отработать на протяжении года, где рядом с тобой стоит мастер.

Тамара Шорникова: Да, это понятно, сейчас с этим сложнее обстоит ситуация.

Александра Панферова: С одной стороны, конечно сложнее, все хотят в салон опытных мастеров, но с другой стороны, есть такие эконом-парикмахерские, с удовольствием берут молодых мастеров, но там работы больше, зарплаты меньше, но начинать с чего-то нужно. Можно начинать с эконом-класса, ходить на курсы повышать квалификацию, есть пути.  Если есть возможность материальная, можно идти в школы известные, но, если у большинства, к сожалению, в нашей стране, нет средств сразу выложить 100 – 200 т.р. за обучение, в эконом класс и на курсы. Сейчас отдельно можно выучиться на стрижки, уровень поднять по прическам. Через пару лет, я думаю, вашему сыну достаточно два года в эконом классе постоять и поучиться параллельно и с удовольствием его возьмут в любой салон!

Тамара Шорникова: А насколько сложно сейчас завоевать место под солнцем в вашей профессии, потому что кажется, что парикмахерские на каждом углу, соответственно, много специалистов?

Александра Панферова: Много специалистов, парикмахерских много, но в последнее время закрываются, экономическое положение в стране дает о себе знать. Всегда было сложно, в любой профессии не только в нашей.

Тамара Шорникова: Вы, как руководитель салона, уже почувствовали на себе тот самый кризис? Может стало меньше клиентов?

Александра Панферова: Клиентов не стало меньше, люди стали немного реже приходить, денег не хватает, экономят, кое-что сами дома делают, потом, правда зачастую приходится переделывать.

Тамара Шорникова: Не зря, наверное, в нашей стране так долго была популярна рубрика "Очумелые ручки".

Александра Панферова: Вот-вот!

Тамара Шорникова: Есть ли у вас такой ворох историй о том, какие процедуры делают на дому вместо салона? Я слышала, что чуть ли ни мелирование можно сделать, имея дома дуршлаг, это байка или правда?

Александра Панферова: Байка, похожая на правду, потому что мелирование на самом деле, придумали специалисты в Германии с той целью, чтобы краситься могли клиенты на дому уже сами и для того, чтобы их привлечь в салон назад, придумали такой вид услуги, как мелирование, надеясь, что люди не смогут это сами сделать.

Тамара Шорникова: Не на тех напали?

Александра Панферова: Это не про наших девушек! Делали через дуршлаг, через шапочки для плавания дырки делали, вытягивали крючком для вязания, было.

Тамара Шорникова: На самом деле, вспоминая те времена, все было дефицитом, при этом многим советским женщинам удавалось выглядеть как те самые актрисы, на которых все хотели быть очень похожими, как же это удавалось?

Александра Панферова: Обшивали себя и в магазинах ничего не было, придумывали, уж чем красили, это же только немного, о чем рассказано. На пиво укладывались, мы на конкурсы готовились в 84-м году, не было в Советском Союзе тогда ни воска, ни геля, паста Фтородент заменяет гель при желании!

Тамара Шорникова: И энтузиазм, естественно!

Александра Панферова: Да, ну и потом, все равно можно было, все строем ходили на парады в химической завивке, приходили молодые, все равно свое что-то вносили. Через какое-то время химические завивки стали не такие крутые, стали более лёгкие. Все равно молодость вносит свои коррективы. Молодые вообще несут за собой технологии, поэтому молодые, когда приходят в коллектив, это здорово!

Тамара Шорникова: Кстати про технологии, давайте поговорим про технологии психологического обслуживания клиента, потому что ваши коллеги рассказывали, что по прическе в принципе, могут определить сферу деятельности, а вам она что может рассказать? Что вы научились считывать по прическе, стрижке?

Александра Панферова: Больше, наверное, все-таки не по прическе и стрижке, эмоциональное состояние человека считывается по глазам, по вопросу, по тому, как человек входит в салон, понятно, зачем он идет, причёску поправить или настроение себе поднять.

Тамара Шорникова: А как он должен войти, чтобы вы поняли – стричься?

Александра Панферова: Не могу объяснить сейчас, когда входит, понимаю.

Тамара Шорникова: Наверное, более уверенной?

Александра Панферова: Мы уже своих клиентов практически всех в лицо знаем, если новый клиент новый приходит, интересно его рассматривать, клиенты к нам ходят уже восемь лет, вот как открылся салон, ходят. У нас детки выросли, мы, когда пришли, школу заканчивали, уже карьеру сделали. Вот так, по глазкам не по прическе!

Тамара Шорникова: Но наверняка за это время и скандалы бывали, потому что сложно объяснить мастеру, что хочешь, каких-то результатов и очень легко потом расстроиться из-за того, что получается?

Александра Панферова: Тут скорее не потому что не можешь объяснить, что хочешь, просто у нас такой вид деятельности, что его не взвесить не измерить нельзя. Больше на эмоциях – понравилась стрижка, не понравилась, мастеру может понравилась, а клиенту не понравилась, или наоборот. Договариваться нужно, послушать внимательно клиента, самому рассказать, нужно говорить! К сожалению, сейчас все через гаджеты.

Тамара Шорникова: Точно говорят, что язык до Киева доведёт, я знаю, что вас ваша работа довела до Афганистана!

Александра Панферова: Скорее работа со мной в Афганистан съездила.

Тамара Шорникова: Как вы оказались там и когда, расскажите?

Александра Панферова: Оказалась там в молодости, съездила поработать, завербовалась через военкомат, поехала.

Тамара Шорникова: Вот фотографии сейчас показывают, это тот самый период? Это где?

Александра Панферова: Это в посольстве в Кабуле, а это кафе, снимается песня военная, мы обслуживаем, я там не только парикмахером, я там официанткой работала, а уже в посольство меня пригласили как специалиста.

Тамара Шорникова: То есть вам 21 – 22, вы идете в военкомат, говорите…

Александра Панферова: Да, хочу поехать в Афганистан, у нас герои другие были, это нормально было.

Тамара Шорникова: Мне кажется, вам тоже должно было быть страшно, война же вокруг!

Александра Панферова: В молодости не страшно, потом в трамвае страшно ехать, когда двое детей, за их жизнь страшно, а пока детей нет, не страшно.

Тамара Шорникова: Как-то чувствовали ответственность, что в таком молодом возрасте стрижки в посольстве?

Александра Панферова: Вот стрижки в посольстве да, шла, ножки подкашивались, но первый день, потом нормально!

Тамара Шорникова: Но работали исключительно женским мастером?

Александра Панферова: Я вообще работала женским мастером, я только в Афганистане поработала мужским мастером, потому что выбора не было, а вообще я женский мастер.

Тамара Шорникова: Сейчас есть такая жёсткая градация по специальностям, или всем универсальных мастеров нужно?

Александра Панферова: Знаете, это время вынудило, опять же экономическая составляющая, потому что экономим место в зале. Или два зала, или один, это пришло к нам из Европы, после того как Советский Союз распался, в Советском Союзе были разные залы, разные мастера, а сейчас универсалы.

Тамара Шорникова: Как пришло осознание того, что пора открывать собственное дело?

Александра Панферова: Все просто, взрослеешь, учишься, я всю жизнь училась, потом хочется делать правильно, какие-то претензии к директорам, что они все неправильно делают, захотелось сделать правильно.

Тамара Шорникова: То есть в свое дело привела чужая экономия, можно сказать?

Александра Панферова: Ну, может, еще и характер, потому что хочется все по-своему, упрямая.

Тамара Шорникова: Сейчас какая основная профессиональная мечта?

Александра Панферова: Сейчас хочется бизнес упаковать, франшизу и расширяться, конечно хочется расширяться.

Тамара Шорникова: А те самые молодые специалисты, которые приходят к вам на работу, есть ли какое-то золотое правило, когда можно по взгляду определить, подойдёт или нет? Или обязательно нужно мастер-класс у станка?

Александра Панферова: Поговорить нужно, вот поговоришь с человеком и понимаешь, горит глаз, не горит, хочет учиться, или нет. Иногда нужно и у станка. Все проверяем на себе, пришел человек, поговорил, а какие-то процедуры все равно нужно проверить, пока на себе не проверишь, к клиенту не подпускаем, я ответственна перед клиентами своими. Ко мне, если приходят в салон, точно знают, что у нас все специалисты хорошего уровня.

Тамара Шорникова: То есть все стрижки, цвета, побывали на вашей голове?

Александра Панферова: Цвета нет конечно, это колористка, это уже ходят, учатся, а вот есть пикантная история, сейчас у нас работает косметолог, депиляцию бикини на собеседовании…

Тамара Шорникова: Сейчас можно как раз закруглиться о профессии парикмахера разговаривали с опытным мастером с тридцатилетним стажем, с директором салона красоты Александрой Панферовой. Очень приятно было видеть вас в студии, спасибо за интересный разговор, это была рубрика "Профессия". До встречи через неделю!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты