Магомед Талаев и Алан Соколов — о производстве шампанского в России

Гости
Магомед Талаев
генеральный директор Московского комбината шампанских вин
Алан Соколов
директор Ассоциации производителей игристых вин

Марина Калинина: Здравствуйте. Я – Марина Калинина. Это рубрика "Промышленная политика", в которой мы рассказываем об успешных российских предприятиях, которые работают в нашей стране и производят очень даже хорошую и конкурентоспособную продукцию. Естественно, у них есть свои проблемы, об этом мы тоже сегодня поговорим.

Ну а сегодняшняя тема в преддверии Нового года вот такая – мы хотим поговорить о производстве шампанского. Сюжет о предприятии, которое называется Московский комбинат шампанских вин. Расскажем и покажем, что там и как происходит. А я представлю моих сегодняшних гостей. Это Магомед Сайпулаевич Талаев, генеральный директор Московского комбината шампанских вин. Здравствуйте. И Алан Алексеевич Соколов, директор Ассоциации производителей игристых вин. Спасибо, что пришли. Я предлагаю посмотреть небольшой сюжет о заводе, и потом поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, начали мы с конца сегодняшнюю программу, потому что обычно мы портреты показываем в конце беседы, но показали в начале. Вот такие замечательные люди работают на этом заводе. У меня вопрос. Давайте сюжет немножко посмотрим – видимо, там какие-то технические накладки. Как вам работается в таком коллективе женщин? Потому что у вас практически одни женщины работают, а мужчин я видела двоих, только на упаковке почему-то. Вы не доверяете мужскому коллективу?

Магомед Талаев: Работается прекрасно. Просто так исторически сложилось, что в основных цехах комбината работает женский коллектив, а мужчины – в основном в инженерной службе и на погрузке и разгрузке.

Марина Калинина: Но вам сложно с такими женщинами управляться?

Магомед Талаев: Нет, легко. Там сложился хороший коллектив. Работают на комбинате более 25 лет человек 40. В общем, коллектив слаженный, опытный, квалифицированный. Ну, с ними работается легко.

Марина Калинина: Понятно. Ну, давайте теперь сюжет наконец-то посмотрим, он готов.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Ну, действительно, шампанское – это такой праздничный продукт, который сопровождает людей в праздники. Вот пока мы смотрели сюжет, люди нам пишут, что не верят они в наше московское или вообще в российское шампанское, в российскую продукцию. Давайте опровергать вот это все. Я попыталась, как могла, в своем сюжете показать, что действительно это делается из винограда, это, естественно, натуральное сырье, никакой химии там нет. Не знаю, с кого начнем?

Магомед Талаев: Я скажу пару слов. Действительно, существует такой миф, что в Москве невозможно приготовить шампанское, мол, российское шампанское – это не шампанское. Но фактически российское шампанское – это шампанское, если оно изготовлено в соответствии с ГОСТом. Есть вопросы по наименованию – мол, шампанское может быть только во Франции.

Марина Калинина: Ну, Шампань, да, естественно.

Магомед Талаев: Да. Но дело в том, что в 1901 году князь Лев Голицын получил гран-при на закрытой дегустации в Шампани, то есть занял первое место. Шампанское, которое он произвел в местечке Новый Свет в Крыму. С тех пор нам дано право было называть шампанское с приставкой "русское" или "российское". Кроме того, мы это наименование пишем на бутылках в кириллическом написании, оно никак не может мешать или ввести в заблуждение потребителя, потому что мы не пишем латиницей "champagne". И сегодня наши российские заводы выпускают шампанское, и оно ничем не хуже импортных шампанских, но гораздо доступнее населению по ценам.

Марина Калинина: Поскольку вы являетесь главой ассоциации производителей, вообще какие производители входят в эту ассоциацию и что производят? Качество, сырье – вот как в этом плане дела обстоят?

Алан Соколов: В ассоциацию входят практически все крупнейшие производители игристых вин в России. Это предприятия из Краснодарского края, из Москвы, из Ленинградской области и Санкт-Петербурга, также из Крыма. Вот вспоминали Новый Свет, они тоже являются членами ассоциациями. "Абрау-Дюрсо", ЗАО "Игристые вина" (Санкт-Петербург). Более 70% всего рынка игристых вин, можно сказать, объединены как бы предприятиями-членами ассоциации.

Если добавить по предыдущему вопросу, то в мире вообще львиная доля игристых вин производится резервуарным методом. Соответственно, большинство российских заводов, производящих игристые вина и российское шампанское, – это также заводы, использующие этот резервуарный метод. Этот резервуарный метод настолько… То есть даже есть споры, что это вообще как бы российское изобретение. Это в период Великой Отечественной войны в 42-м году еще, мы не выиграли Сталинградскую битву, а товарищ Сталин уже озадачился, чем мы будем праздновать победу. И в 42-м году появился первый как бы советский завод, производящий "Советское шампанское". Это знаменитый "Корнет" в центре Москвы, он заработал в 42-м году.

Марина Калинина: Но, к сожалению, сейчас он закрылся по неким причинам.

Алан Соколов: Ну, как бы историческая территория. Но сама технология была изобретена, она была запатентована, она была продана во многие страны европейские. И большинство предприятий, которые сегодня в России производят, они как бы последователи. То есть нельзя сказать, что это какой-то новодел. То есть у нас очень глубокие традиции производства этого продукта. И французская сторона соглашается с этим. То есть здесь не только Лев Голицын, но и великие наши (Фролов-Багреев), которые придумали это все.

И никаких юридических оснований у России для того, чтобы отказаться от использования "Российское шампанское", не существует. И французская, и европейская сторона, они это прекрасно знают. Существует протокол, подписанный на уровне двух министров сельского хозяйства – России и Франции. И Россия на сегодняшний день полностью следует этим договоренностям. Как уже сказал Магомед Сайпулаевич, мы не используем латиницу, мы не отправляем как бы с этими словами за рубеж. Но в России это как бы видовое, это наша традиция, и никто не может у нас ее отобрать. Со временем, если сами предприятия, сами потребители как бы эволюционно перейдут на какое-то наименование… И французская сторона это все осознает.

Марина Калинина: У нас есть звонок, нам дозвонилась Вера из Московской области. Вера, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Вы знаете, хотелось бы уточнить, является ли нормой… При открытии бутылки шампанского (Московский завод шампанских вин) идет первоначально резкий запах, дрожжевой запах. Что это такое? Что это за запах?

Марина Калинина: Спасибо за вопрос.

Магомед Талаев: Вы знаете, шампанское – это продукт вторичного брожения вина. И вторичное брожение происходит, естественно, с добавлением специальных дрожжей. Первоначально такой тон может быть, но этот тон проходящий. К нам на завод приезжают люди из разных регионов, из Подмосковья, из Москвы на экскурсии. Когда они видят весь этот технологический процесс от начала до конца, они удивляются: "Мы и не знали, что в Москве можно производить шампанское. У вас же нет в Подмосковье виноградников".

Но дело в том, что существует ряд заводов в Центральной России, они еще построены при Советском Союзе. Изначально планировалось производство шампанского из привозного сырья. Мы привозим виноматериал из Южной Африки, из Аргентины, Франции, Италии в специальных емкостях. Это вино проходит, как показывали, первичную обработку в цехе виноматериалов, а потом вторичное брожение – в цехе шампанизации. Вот так.

Марина Калинина: Ну а российское сырье вы же тоже закупаете?

Магомед Талаев: Мы закупаем российское сырье.

Марина Калинина: В Краснодарском крае, да?

Магомед Талаев: Российское сырье тоже мы покупаем, но, к сожалению, его недостаточно. Крупные заводы в России на 90% импортируют виноматериал.

Алан Соколов: Это мягко сказано, что недостаточно. Его практически нет.

Марина Калинина: Ну а как-то виноградарство сейчас развивается в стране или нет?

Магомед Талаев: Дело в том, что в 85-м году начали антиалкогольную кампанию и вырубили…

Марина Калинина: Ну да, это мы все помним.

Магомед Талаев: Решили, что надо бороться с алкоголизмом путем вырубки виноградников. И вот сегодня то, что у нас существует на Кубани, в Ставропольском крае, в Ростовской области – этих виноградников даже недостаточно для обеспечения потребностей заводов, находящихся там.

Алан Соколов: Здесь еще один важный нюанс. Шампанский виноматериал – это особый виноматериал. И в советское время, когда еще не вырубили виноградники… То есть это сок первого отжима определенных сортов, определенного сбора. И он в дефиците распределялся на советские шампанские заводы. Если кто помнит советские времена, это была основная причина дефицита шампанского советского в стране. На сегодняшний день те виноградники не только урезаны 85-м годом, но и развалом Советского Союза. У нас фактически только остался Краснодар. И вот недавно к нам… Краснодар, Дагестан, немножко Ставрополь. И вот недавно к нам вернулся Крым.

Марина Калинина: Крым.

Алан Соколов: Но и площадей пока недостаточно. Программа намечена, но это же надо заложить эти виноградники, они должны вырасти. И, к сожалению, во многом сейчас при закладке большинство ориентируется не на качество ягоды винограда, а на урожайность. Соответственно, урожайность хороша для тихих вин. А вот именно чтобы для шампанского – вот этих виноматериалов и сегодня недостаточно, и пока мы не видим, чтобы кто-то мог бы предложить вот таким заводам, как московский завод, как питерские заводы, как нижегородский завод. Они бы рады купить, но пока этого нет. Поэтому они вынуждены отбирать лучший виноматериал за рубежом, безопасно привозить его к себе и здесь уже…

То есть качество шампанского откуда берется? Это руки винодела и качественное исходное сырье. А все остальное – это уже добросовестный производитель или недобросовестный. Если вот эти два правила на предприятии соответствуют, то независимо от того, где оно, на винограднике или не на винограднике, готовый продукт можно сделать очень высокого качества.

Марина Калинина: Ну, раз уж мы заговорили о проблемах, давайте поговорим о сырье, о ввозе сырья. То есть какова сейчас стоимость? И проблема ли это – ввозные всякие пошлины и так далее?

Магомед Талаев: В принципе, проблем с ввозом сырья нет. Но бывают годы, когда из-за неурожая уменьшается количество выработанного вина в этих регионах – и, соответственно, повышаются цены. Вопрос спроса и предложения. Как раз в 2017 году очень плохой урожай везде – и в Европе, и, кстати говоря, в Южной Африке, там засуха была. К сожалению, на будущий год ожидается повышение цен на сырье процентов на 20.

Алан Соколов: Я бы даже сказал – на 40.

Марина Калинина: Ну а вы как-то чувствуете помощь государства в том, чтобы развивать вот это дело – производство шампанского? Какие-то льготы, что-то еще?

Магомед Талаев: Сегодня в Министерстве сельского хозяйства разработана Концепция по развитию виноградарства в стране. Планируется там до 2025 года обеспечить всех российских производителей на 75% (так там, по-моему, написано, в этой концепции). Обозначена серьезная поддержка для производителей винограда, меры государственной поддержки. Это все хорошо для зон, где выращивается виноград. А те предприятия, которые находятся вне виноградных зон, все равно они будут вынуждены, пока эта программа не осуществиться, до 2025 года завозить. Мы импортозависимые, к сожалению.

В этих условиях раздаются голоса, что необходимо повысить пошлины на импортные виноматериалы либо вообще запретить завоз виноматериалов, нужно переходить полностью на импортозамещение. Это мы всегда горячо поддерживаем. Но когда будет баланс спроса и предложения в стране обеспечен, тогда…

Марина Калинина: Но пока сейчас этого не получается, да? Пока госпрограмма…

Магомед Талаев: Пока не будет баланса спроса и предложения, такие меры…

Алан Соколов: Подобные меры приведут к исчезновению отрасли игристых вин в России.

Магомед Талаев: Да. Вот если такие меры предпримут – права рука не знает, что делает левая – это приведет к исчезновению заводов в невиноградных зонах, к их закрытию. Как в 85-м году боролись с алкоголизмом – и вырубили виноградники.

Марина Калинина: То есть вроде мы хотим возрождать и развивать, но пока не получается из-за того, что такие меры принимают?

Магомед Талаев: Ну, развитие идет. Ежегодно увеличивается количество виноградников. Но я еще раз повторяю: этого недостаточно для обеспечения всех производителей.

Марина Калинина: Поскольку у нас программа интерактивная, нам пишут многие зрители. Очень много вопросов. Спрашивают, как отличить хорошее шампанское от плохого, качественную продукцию и некачественную продукцию. Много ли подделок вообще в нашей стране? Много ли недобросовестных производителей, о которых вы говорили?

Магомед Талаев: К сожалению, сегодня существует на рынке, очень серьезно стоит проблема недобросовестной конкуренции. Это связано прежде всего с выпуском фальсифицированной продукции под названием "шампанское".

И вторая крупная проблема, которая сегодня есть, – очень большое количество выбрасывается на рынок так называемых винных газированных напитков, псевдошампанского. Если зайти в магазин, то очень большие полки, где стоят с красочными этикетками бутылки шампанского, вместе стоят и газированные напитки, и шампанское. И, к сожалению, на этикетке не обозначается четко категория напитка. И покупатель покупает эти винные газированные напитки, думая, что это шампанское. То есть не обозначение на этикетке нормальным шрифтом категории напитка – это обман потребителя, дезинформация потребителя.

Алан Соколов: Отвечу на вопрос…

Магомед Талаев: Я закончу мысль. Когда покупатель подходит к полкам, он должен внимательно смотреть. Если на этикетке не написано, то на контрэтикетке мелкими буквами написано "винный газированный напиток". Сегодня на этих полках под видом винных газированных напитков – это лимонад или компот газированный. Нельзя путать шампанское настоящее с винным газированным напитком.

Марина Калинина: Поэтому вы сегодня здесь и сидите. Алан Алексеевич, что вы хотели добавить?

Алан Соколов: Добавляю, отвечаю напрямую на вопрос по поводу шампанского. Первое – это приобретать его в магазинах с репутацией, то есть проверенный магазин, где точно тебя не обманут. Ну, не буду рекламировать эти магазины. Я думаю, все понимают, о чем идет речь.

Второе, на что надо обратить внимание: российское игристое вино, российское шампанское не может быть дешевле 200 рублей на розничной полке. То есть это главный индикатор, на который надо обратить внимание. Все, что выше – это уже как бы регулируется размером кошелька потребителя. Но нижний порог, где шампанское будет сделано по ГОСТу, – по мнению всех членов ассоциации, это 200 рублей.

К сожалению, минимальная цена, которую ввели полтора года назад, на сегодняшний день – 164 рубля. И весь год мы ратовали за то, чтобы ее актуализировали, потому что ровно год назад только акциз подняли на 10 рублей. Соответственно, хотя бы на это надо было индексировать. Хотя там были и другие факторы. Тем не менее за год ведомства, которые курируют алкоголь, никак между собой не договорились. В результате на сегодняшний день до сих пор цена не актуализирована.

И, к сожалению, сейчас по этой минимальной цене – 164 рубля – появились российские шампанские, вызывающие сомнения. Мы только что сделали контрольную закупку, мы все это проверим, поэтому предварительно мы никого обвинять не будем. Но мы бы обратили внимание потребителей, что все-таки, если речь идет о шампанском, то это 190–200 рублей и выше.

И то, что сказал Магомед Сайпулаевич, абсолютно верно – это засилье винных газированных напитков. Продукция оформлена как шампанское. И розничная сеть ставит его между шампанским. Потребитель, который невнимательный, неэкспертный, думает, что он покупает шаманское. И только дома он может понять, что это не тот продукт. Поэтому я призываю потребителей внимательно читать контрэтикетку. Если на ней нет указания "игристое вино" или "российское шампанское", а что-то другое – это не российское шампанское, это не игристое вино. И делать просто сознательный выбор в пользу того или иного продукта.

Магомед Талаев: Я добавлю…

Марина Калинина: Ну, с этим разобрались вроде. У нас, к сожалению, время уже заканчивается, буквально 10 секунд. Хочу прочитать сообщение. Московская область пишет: "Замечательные женщины у вас работают. И шампанское прекрасное. Большое спасибо за работу. Успехов вам во всех делах". Предлагаю на такой положительной ноте на сегодня закончить. Но еще у нас много праздников – 8 марта, 23 февраля и так далее, так что… Спасибо вам большое. С наступающими!

В гостях у меня сегодня были – Магомед Сайпулаевич Талаев, генеральный директор Московского комбината шампанских вин, и Алан Алексеевич Соколов, директор Ассоциации производителей игристых вин. Спасибо.

Магомед Талаев: Спасибо.

Алан Соколов: Спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты