• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Вячеслав Губанов: Чтобы успешно производить и продавать, необходимо максимально расширить ассортиментную линейку. Этим мы и занимаемся

Вячеслав Губанов: Чтобы успешно производить и продавать, необходимо максимально расширить ассортиментную линейку. Этим мы и занимаемся

Гости
Вячеслав Губанов
директор общества "Емельянъ СавостинЪ"

Марина Калинина: Ну что же, это рубрика "Промышленная политика". Как уже обещала и я, и Петр Кузнецов, в этой студии мы показываем, рассказываем о тех предприятиях, которые успешно работают в нашей стране, выпускают вполне себе конкурентоспособную продукцию. Сегодня речь пойдет о ватной фабрике "Емельянъ СавостинЪ", расположена она в Рязанской области. А в гостях у меня Вячеслав Андреевич Губанов, директор общества "Емельянъ СавостинЪ". Здравствуйте.

Вячеслав Губанов: Добрый день.

Марина Калинина: Давайте по традиции уже посмотрим сюжет об этой фабрике, который сняли наши коллеги, а дальше уже в студии поговорим.

СЮЖЕТ

Марина Калинина: Вот такой получился сюжет о вашем предприятии.

150 лет практически работает этот завод, и удалось как-то его сохранить. Каким образом? В чем заключается суть вот этой экономической политики, чтобы сохранить предприятие? Ведь очень много, что говорить, разваленных производств, люди жалуются, что там не сохранили, здесь не сохранили. В чем секрет?

Вячеслав Губанов: Наверное, секрет заключается в том, что были хорошие руководители за эти 150 лет, которые каждый в свой временной исторический отрезок сделал все, для того чтобы производство развивалось. Мы работаем с этим производством с 1997 года, пришли мы на это производство в тот момент, когда оно уже полгода стояло, нас было всего 5 человек, и с этого как бы начинался новый этап в развитии этого производства.

Марина Калинина: То есть вы пришли на производство, когда оно не работало уже?

Вячеслав Губанов: Ну да.

Марина Калинина: И как вы из этих 5 человек вырастили такую армию?

Вячеслав Губанов: Ну это надо было делать, наверное, настойчиво, последовательно, ежедневно рассматривать все возможные варианты на тот момент, которые могли обеспечить успех компании. И, как видите, результат все-таки получился. И надо, наверное, еще отдать должное тем людям, которые работают на этом предприятии, их профессионализму, их высокой отдаче работе. И, естественно, вы видите, результат, по крайней мере я бы сказал, налицо.  

Марина Калинина: Как вы выбирали линейку продукции? На что делали упор?

Вячеслав Губанов: Дело в том, что мы занимаемся перевязочными материалами, а мир перевязки состоит как раз из нескольких направлений, и эти все направления мы постоянно включали в свой повседневный график, ставили на поток те виды продукции, которые входят в общий пакет. Для того чтобы успешно продавать и производить, необходимо максимально расширить ассортиментную линейку, и этим мы занимаемся до сих пор.

Марина Калинина: Вы сказали, что будет еще каких-то 7 видов продукции – это что-то такое существенно новое или просто разновидности какие-то?

Вячеслав Губанов: Там есть и разновидности, а есть существенно новые. В частности, есть новые виды продукции, которые пока на российском рынке не выпускаются – это, в частности, тампон дентальный, который идет в стоматологию, тот, который пока только импортируется в Россию. Еще один момент, тоже весьма важный – это тоже, опять-таки, тампон, который идет на хирургические операции, делается он из марли. То же самое, он пока в России не выпускается, и мы надеемся, что в этом году мы начнем производить именно этот тампон.

Марина Калинина: Казалось бы, что проще, делать вату и марлю. Почему у нас нет таких предприятий больше? Или вообще что на этом рынке сейчас происходит именно на российском?

Вячеслав Губанов: На российском рынке происходит, наверное, то, что те компании, которые на нем работают, все-таки активно внедряют новые технологии, новые методики работы, новые виды продукции. Мы с нашими коллегами, партнерами кооперируемся, стараемся все-таки противостоять, наверное, конкуренции со стороны западных компаний, которые гораздо мощнее, гораздо более продвинутые, которые имеют гораздо больше возможностей в силу своего исторического развития. Мы пытаемся, я думаю, сейчас не просто их догнать, а пытаемся по крайней мере этот рынок не уступить. Если говорить, скажем, о мире перевязки, то я хочу сказать, что российский рынок в основном заполнен продукцией все-таки российских компаний. В частности, если взять ватную продукцию, то несмотря на то, что у нас отсутствует хлопковая база, тем не менее продукцию, скажем, ватную импортную вы в России встречаете, наверное, с большой…

Марина Калинина: Но вы имеете в виду обычную вату.

Вячеслав Губанов: Обычную вату, да. Вы ее вряд ли встретите, потому что мы предлагаем гораздо больший ассортимент, чем наши конкуренты из-за границы, и качество там наше ничем абсолютно не хуже. Тем более мы делаем предложений гораздо больше, чем они, то есть мы используем в своей работе материалы, скажем, не только хлопковые, но и материалы, которые делаются из нашего российского сырья – это изо льна, из пеньки, а также мы используем активно и другие материалы, синтетические, искусственные, то есть весь спектр волокон, которые существуют сегодня на рынке, которые допускаются к применению в области медицины, нами используются.

Марина Калинина: А что с ценовой политикой? Ведь сложно конкурировать относительно небольшому предприятию с такими гигантами, которые могут ценой просто задавить и понижать эту цену.

Вячеслав Губанов: У нас существуют определенные ножницы. Дело в том, что наш потребитель все-таки российский, мы вынуждены считаться и с покупательным спросом населения, и с тем уровнем ценообразования, который существует в стране. С другой стороны, основная масса сырья у нас, конечно, идет импортная, и она очень здорово привязана к валютной корзине. Поэтому приходится достаточно много работать над тем, чтобы снижать себестоимость продукции, увеличивать выпуск, ассортимент, снижать свои издержки. То есть мы пытаемся ужиматься максимально, насколько это возможно, для того чтобы обеспечить свою доходность, на которую можно было бы осуществлять дальнейшее развитие.

Марина Калинина: Вот не так давно в этой студии на вашем месте сидел представитель костромской льняной мануфактуры и рассказывал, что очень большие проблемы с сырьем, со льном я имею в виду. Вы как с этими проблемами боретесь? Или вы не ощущаете нехватки сырья?

Вячеслав Губанов: Ой, вы знаете…

Марина Калинина: Лен у нас, оказывается, практически и не сеют.

Вячеслав Губанов: Вы знаете, это очень большая такая проблема, большой пласт. Я могу сказать, что лен сеют, но проблема не столько в том, чтобы его сеять, а в том, чтобы его перерабатывать. К сожалению, за 1990-е гг. и за 2000-е гг. отрасль, которая занималась переработкой льна, практически сведена до минимума, и те предприятия, которые остались, к сожалению, не позволяют сейчас подготовить такое качество волокна, которое удовлетворяло бы нашу промышленность. Работа в этом направлении, скажем, по изменению ситуации ведется, причем ведется достаточно активно на уровне Министерства сельского хозяйства. Но надо сказать, что несмотря на то, что там определенные успехи есть, все-таки нет тех темпов, на которые можно было бы рассчитывать. И здесь нам бы очень хотелось, чтобы эту работу вело не только Министерство сельского хозяйства, но и Министерство промышленности: недостаточно внимания уделяется, наверное, именно переработке льна, и есть достаточно существенные сегменты рынка, которые могли бы очень сильно продвинуть эту тематику, это направление, но, к сожалению, пока этого нет.

Марина Калинина: Но мы про эти сегменты поговорим чуть позже. К нам дозвонилась наша телезрительница Елена из Калуги. Здравствуйте, Елена, вы в эфире.

Зритель: Добрый вечер. Будьте любезны, хотела вопрос такой задать вашему уважаемому гостю.

Марина Калинина: Давайте.

Зритель: Вата, которая продается в аптеках сейчас, видимо, по всей России, качество отвратительное, явно синтетика, это относится к бинтам, к марле, к ватным палочкам, ко всему. Я хотела бы узнать у вас, ваша продукция вашей фабрики, вашего комбината – исходный материал лен, я слышала, да? Применяете ли вы хлопок и какими отбеливателями вы пользуетесь? Я буду искать в аптеках, попробую теперь продукцию вашего комбината – бинты есть ли у вас? В вашем сюжете не прозвучало, есть ли у вас бинты в производстве вашем или планируете вы, может быть.

Марина Калинина: Спасибо вам большое за ваш звонок. Вячеслав Андреевич, вам слово.

Вячеслав Губанов: Ну что же, прекрасный вопрос, я обязательно, конечно, сейчас на него отвечу. Дело в том, что мы производим ватную продукцию по 13 регистрационным удостоверениям. Каждое регистрационное удостоверение несет в себе состав той ваты, которая существует. Мы ее делаем действительно из хлопка, мы делаем ее изо льна, мы делаем ее из пеньки, из синтетики; мы ее делаем в разных комбинациях. Для чего мы это делаем? Мы это делаем, для того чтобы потребитель имел выбор – выбор по качеству, выбор по цене. И клиент закупает эту продукцию и определяет, что ему нужно. Да, мы делаем и 100% из хлопка, мы делаем и глазную вату очень высокого качества, но она стоит гораздо дороже, естественно; мы делаем и хирургическую вату, мы делаем вату и гигиеническую. То есть вата имеет предназначение очень разное в зависимости от тех потребностей, которые существуют у клиента. Поэтому я бы рекомендовал нашим зрителям выбирать то, что им нужно, потому что когда вы приходите в магазин, скажем, за продовольствием, скажем, в булочную, вы же берете черный хлеб, белый хлеб, с маком, с изюмом. Что касается ваты, здесь ситуация примерно такая же: она неоднородна, она совершенно различна, и необходимо просто определить, что конкретно вам нужно.

Что касается бинтов – да, действительно, мы тоже производим бинтовую продукцию. Но у бинтовой продукции существует разная плотность материала: есть бинты, скажем, более плотные, а есть более редкие.

Марина Калинина: Потоньше они такие.

Вячеслав Губанов: Потоньше, да. Поэтому если мы говорим о ГОСТовской продукции, которую мы выпускаем, то надо брать бинты плотностью 36 граммов на метр – это самые лучшие бинты, те, которые люди советского поколения помнят прекрасно, они также присутствуют на рынке. Но они, естественно, дороже, хотя часть продукции выпускается по техническим условиям, и там, естественно, бинты обладают несколько другими качествами, но там немножко и другой сегмент ценовой.

Вы понимаете, что мы ориентируемся на все население страны, и у каждого жителя есть свои финансовые возможности: кто-то может позволить себе более дорогостоящую вещь, кто-то менее дорогостоящую. Но самое главное, чтобы товар, который выпускается нашими промышленными предприятиями, был функционален, чтобы он выполнял ту функцию, на которую потребитель рассчитывает. Мы по крайней мере очень стараемся не допускать как раз потери функциональности, поэтому, конечно, если потребители будут переходить на нашу продукцию, мы будем это только приветствовать.

Марина Калинина: Вот жалуются, что сложно найти. В частности, спрашивают, поставляете ли вы в Костромскую область свою продукцию и так далее, сложно найти именно… Какие-то итальянские ватные кружочки есть, а российского очень мало.

Вячеслав Губанов: Вы знаете, это зависит не от нас. Дело в том, что мы непосредственно с покупателями не работаем, наш бизнес существует для бизнеса, то есть мы продаем товары, можно сказать, посредникам. В роли посредника может выступать и аптечная сеть, и розничная сеть, это может быть отдельная оптовая компания. И в каждом регионе существуют операторы, которые осуществляют поставки по региону. В Костромской области этот оператор может быть, который работает с нами, а может быть тот, который работает совершенно с другой компанией. Мы не можем здесь кого-то обязать покупать именно наш товар.

Марина Калинина: Ну понятно, да.

Вот мы до звонка нашей телезрительницы говорили как раз о Минпромторге. Мы честно приглашали представителей двух департаментов прийти сюда, вот эти письма официальные, которые мы писали от канала. Один департамент нас отправил в другой департамент, а тот департамент сказал, что нам нужно вернуться в первый департамент. В общем, как-то не сложилось у нас почему-то общение в прямом эфире. Но я знаю, что у вас есть какие-то конкретные претензии к Минпромторгу, что вам не хватает их программы. Вы просто расскажите поподробнее.

Вячеслав Губанов: Вы знаете, я бы не назвал это претензиями, это можно сформулировать как предложения, наверное, в адрес Минпромторга.

Марина Калинина: Вы же долгое время уже сотрудничаете с оборонной промышленностью, с ВПК.

Вячеслав Губанов: Скажем так, мы достаточно продолжительное время занимаемся разработкой технологий двойного назначения. Эти технологии основываются как раз на российской сельскохозяйственной базе, как раз на том самом льне, который вы упомянули, там действительно ситуация не очень, скажем, презентабельная. И благодаря сотрудничеству с научно-исследовательскими институтами российскими, с "Агентством "Лен" Минсельхоза нам удалось оказать содействие в создании, я считаю, достаточно перспективного материала, который очень необходим для Министерства обороны. Прошли испытания очень успешные, которые показали высокую эффективность тех материалов, которые готовились, и они позволяют, наверное, решить ту самую задачу, которая сейчас ставится перед страной – это максимально локализовать производство на территории России.

Что касается нашей оборонки, то, конечно же, использовать сырье для специфических нужд и практически полностью отказаться от импорта является задачей №1. Но, к сожалению, учитывая, что в работе участвуют организации совершенно разной ведомственной направленности, не удается найти одно связующее звено, которое могло бы мобилизовать всех на решение самой элементарной задачи – это производство необходимого сырья для ВПК из российского сырья и успешное продвижение этой программы. Цена вопроса…

Марина Калинина: И здесь как раз мог бы участвовать Минпромторг?

Вячеслав Губанов: И здесь, конечно, мы хотели предложить Департаменту ВПК Минпромторга выступить в роли того организатора, который, наверное, удовлетворил бы чаяния не только наши, но и моих коллег и партнеров по локализации именно производства в России. Но я могу сказать, какая примерно цена вопроса.

Марина Калинина: Давайте, конечно.

Вячеслав Губанов: Сейчас то сырье, которое производится, вернее, необходимо производить для этой программы, осуществляется на площади всего лишь 46 тысяч гектаров. По нашим скромным расчетам, для того чтобы решить… Если мы решим то, что необходимо сделать, площади увеличатся еще примерно тысяч на 250. То есть это не просто на сколько-то процентов, а это в разы. Это, естественно, те регионы депрессивные сельскохозяйственные, которые выращивают эту культуру – это все северные регионы, где практически сельское хозяйство находится в полнейшем упадке. Для того чтобы эту задачу решить, есть все: есть отработанные технологии, есть конкретные результаты, есть конкретные организации и конкретные научно-исследовательские институты, которые эту работу уже осуществили – необходимо просто ее завершить, я думаю.

Марина Калинина: Спасибо вам большое. Такая проблема, на которую можно, наверное, еще раз говорить. Я все-таки надеюсь, что представители Минпромторга обязательно придут к нам, и в студии мы это дело обсудим.

У нас в гостях был Вячеслав Андреевич Губанов, директор общества "Емельянъ СавостинЪ". Давайте сейчас уже по традиции просмотрим производственные портреты.

Вячеслав Губанов: Всего доброго.

Рубрика "Промышленная политика"
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты