Русские мужчины некрасивы?

Русские мужчины некрасивы?
Зачем такая пенсионная реформа? Прогрессивную шкалу придётся подождать. География роста зарплат. Путин об Украине. Налог на старые машины
Бюджетные траты на пенсионеров сократили, а их жизнь к лучшему не изменили. Об эффективности пенсионной реформы
Сергей Лесков: В России власть своей герметичностью напоминает тайную ложу
Олег Бондаренко: Один из двух больших проигрышей Путина на Украине – это возвращение Крыма
Алексей Коренев: У нас несправедливы не только налоги, но и отчисления. В фонд соцстраха те, чей доход до 912 тысяч, платят 2,9%. А те, кто получают больше, не платят вообще
Действия при нападении хулигана, вооруженного ножом. Помощь пострадавшему с колотой раной
Алексей Зубец: Согласно нашим расчётам, реальные зарплаты людей будут расти практически по всей стране
Самые популярные народные поправки в Конституцию
Налог на старые машины увеличат
Зачем такая пенсионная реформа?
Гости
Михаил Хорс
психолог, писатель, эксперт по вредным привычкам и психологии здоровья
Владислав Лисовец
эксперт моды, телеведущий

Александр Денисов: «Тема дня» у нас. «Где он такой, красивый, с бородой?» – озадачился французский модельер Жан-Поль Готье, уже французский пенсионер, задел нас этим высказыванием, что женщины, мол, у нас красивые...

Анастасия Сорокина: Вас лично, Саш?

Александр Денисов: Нас, да, всех. А мужчины не очень, они суровыми показались ему, понравиться не хотят. Чего нам не хватает? Нужно ли по старой русской традиции гнаться за западным стандартом мужественности сегодня? Обсудим.

Анастасия Сорокина: С нашими гостями. В студии у нас сегодня Михаил Хорс, клинический психолог, аддиктолог, телеведущий, – здравствуйте.

Михаил Хорс: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: И Влад Лисовец, эксперт моды, телеведущий. Добрый вечер.

Владислав Лисовец: Здравствуйте.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

У нас такое представительное мужское собрание.

Владислав Лисовец: Большинство.

Александр Денисов: Да-да, все мы красавцы.

Михаил Хорс: Тема-то, конечно, мужская.

Александр Денисов: Да-да. Давайте, это было сказано на «Модном приговоре», вот это произнесено...

Владислав Лисовец: Я не знаю, не слежу, потому что... Мне просто начали все звонить со всех концов и просить это комментировать. Конечно же, в большей степени просили оправдать.

Александр Денисов: Да. Вот мы проведем такое, апелляцию подадим в высший модный совет, попробуем опровергнуть высказывание либо понять причины.

Вот я на что обратил внимание? Мужчины все-таки есть, это позитивный момент в высказывании Жана-Поля Готье, а уж какие они, давайте дальше разбираться.

Владислав Лисовец: Да. На самом деле, вы знаете, это вот то, что я говорю на своих мастер-классах: к сожалению, женщины России не делают ничего и не стараются, чтобы мужчины выглядели лучше, потому что для российской женщины в России лишь бы он был. Я сталкивался на своих программах, где я переодевал женщин, а потом говорил «вашему мужчине нужно тоже теперь соответствовать вам», она сразу говорила: «Нет!» – потому что у нее сразу ощущение, что он станет лучше, кому-то понравится...

Александр Денисов: Это же опасно.

Владислав Лисовец: ...и его уведут. Соответственно, мы имеем то, что имеем, как мне кажется.

Александр Денисов: А вы вообще как отнеслись к этому? Меня, честно говоря, так немножко дернуло, я подумал, почему, собственно.

Михаил Хорс: А я улыбнулся, потому что каждый раз, когда я слышу, что кто-то берет на себя такую божественную судейскую функцию и говорит: «Я знаю, что такое красиво, что такое некрасиво, я тут, значит, высший судия и решаю, что такое вообще красота», – меня всегда это улыбает, потому что...

Владислав Лисовец: Ну вы согласны, что он гений? Он гений.

Михаил Хорс: Я не знаю, он гений не гений...

Владислав Лисовец: Он один из живых гениев, вот я вам точно могу сказать.

Александр Денисов: Может быть, он парень с юмором еще хорошим, да?

Владислав Лисовец: Нет, во-первых, он невероятно талантливый человек и он не первый, кто это сказал. Ныне покойный уже...

Александр Денисов: ...Лагерфельд?

Владислав Лисовец: ...Лагерфельд был первым, кто сказал. Но согласитесь, что нужно не обижаться, а нужно прислушиваться, потому что мне когда звонили, мне сразу по телефону ведущие говорили: «Нас оскорбили». Почему не рассматривать это как правду? Это реально правда, спросите у женщин.

Михаил Хорс: Какая правда-то? В чем правда?

Владислав Лисовец: Правда в том, что неухоженные, культуры мало...

Михаил Хорс: С чьей точки зрения неухоженные?

Владислав Лисовец: Культуры мало...

Михаил Хорс: Нет такого понятия «ухоженный» или «неухоженный».

Владислав Лисовец: Есть, подождите.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим понятие «красивый мужчина».

Михаил Хорс: Нет такого понятия «красивый» или «некрасивый».

Владислав Лисовец: Подождите, минуточку... Есть понятие культуры.

Михаил Хорс: Нет.

Владислав Лисовец: Есть понятие культуры, есть понятие «улыбка на улице», «доброжелательность», «поведение», «юмор» для мужчины.

Михаил Хорс: Нет, смотрите, «красивый», «некрасивый» и «улыбка» – это разные вещи.

Владислав Лисовец: Ну подождите...

Михаил Хорс: Это разные вещи.

Владислав Лисовец: Не разные вещи.

Михаил Хорс: Когда кто-то припечатывает «ты красивый», «ты некрасивый», вами манипулируют, ребят.

Александр Денисов: Манипулируют?

Михаил Хорс: В этой фразе «мужчины некрасивые» зашито три манипуляции.

Александр Денисов: То есть Влад нами манипулирует сейчас?

Владислав Лисовец: Нет, я вообще этого не говорил, я просто подтверждаю, что это есть.

Михаил Хорс: Тот, кто сказал, что российские мужчины некрасивые, значит, реально манипуляция, там три целых манипуляции. Первая: я знаю, что такое красиво, а что некрасиво, я, значит, тут бог, король и царь и решаю, что такое красиво. Нет такого понятия. «Красиво» или «некрасиво» – это социальные понятия, это понятия с воспитанием. В Африке одни понятия о красоте, в России другие, в Европе третьи...

Владислав Лисовец: Культура, я об этом и сказал, культура.

Михаил Хорс: Вот, поэтому это культурное понятие.

Владислав Лисовец: То есть понятие красоты, конечно, разное, но культура... Допустим, культура вождения на дорогах...

Михаил Хорс: Нет-нет, смотрите, в каждой семье своя культура, да?

Владислав Лисовец: Вот вождение на дорогах культура.

Михаил Хорс: В каждой семье своя будет культура.

Владислав Лисовец: Вот подождите...

Михаил Хорс: В каждом городе будет немножко своя культура.

Владислав Лисовец: Вождение на улицах, на дорогах, автомобилисты мужчины российские...

Михаил Хорс: Вы куда-то переводите.

Владислав Лисовец: А вы ходите по улицам? Я живу в центре, я хожу по улицам пешком каждый день.

Михаил Хорс: При чем здесь красота и вождение?

Владислав Лисовец: Минуточку, минуточку, подождите...

Михаил Хорс: А вот сейчас вы уводите разговор куда-то в какую-то...

Владислав Лисовец: Мы говорим о культуре.

Михаил Хорс: Нет, о красоте мы говорим, мы говорим о красоте.

Владислав Лисовец: Понимаете, когда мужчина доброжелательный, воспитанный, когда он относится к женщине хорошо, пропускает ее вперед, когда пропускаешь пешеходов, это красота поведения, и, соответственно, такой мужчина не может выглядеть некрасиво. Когда на лице агрессия, когда ты смотришь на других вот так, когда у тебя поведение орангутанга, а мы живем уже в XXI веке, когда у тебя маргинальное поведение, это не может быть в XXI веке красотой. Вот я думаю, что он имел в виду это.

Михаил Хорс: Я уверен, что с вами...

Владислав Лисовец: Не физиологию, потому что маленький мужчина, пухленький может быть невероятным красавцем...

Александр Денисов: Обаятельным, конечно.

Владислав Лисовец: ...потому что он доброжелательный, он очень живой, он ухаживает за женщинами, он смешной, он привлекает к себе внимание. Можно быть высоким, симпатичным, но абсолютно неинтересным и не вызывать никаких приятных эмоций только потому, что у тебя кислое лицо...

Михаил Хорс: Вот смотрите, второй вид манипуляции, который сейчас используется, называется обобщением. Вы говорите, что можно быть вот таким и у всех вызывать такую эмоцию, а можно быть вот таким и у всех вызывать другую эмоцию.

Владислав Лисовец: Статистика: ни один русский мужчина не стал топ-моделью мира.

Михаил Хорс: Да и слава богу, что не стал, вот слава богу.

Владислав Лисовец: Почему?

Михаил Хорс: Да потому что.

Владислав Лисовец: Может быть, надо наконец-таки по-другому начать говорить правду, чтобы...

Михаил Хорс: Нет, не надо, не надо обобщать. Для кого-то один мужчина симпатичный, для кого-то другой мужчина...

Владислав Лисовец: Ну подождите, есть мировая... Есть...

Михаил Хорс: Нет никакой мировой, люди разные.

Владислав Лисовец: Почему? Русские женщины побеждают, их же признают в мире самой красивой женщиной мира.

Михаил Хорс: Я не знаю, кто признает. Разные женщины красивые в разных странах.

Владислав Лисовец: Подождите, давайте тогда тоже это сотрем, это же есть, а мужчин нет.

Михаил Хорс: В разных странах свои красавицы.

Владислав Лисовец: Но российские становятся красивыми, и все признают, что русская женщина самая красивая в мире.

Анастасия Сорокина: Во всех модных домах есть русские модели.

Владислав Лисовец: Конечно. Каждые 10 лет есть русская девочка, которая становится №1.

Михаил Хорс: «Все признают» – это манипуляция.

Владислав Лисовец: Наталья Водянова, …, которая ну просто Dior, все бренды мира, лицо, миллиардные гонорары, люди борются за эту модель, а это русские девочки из маленьких городов, причем они не столичные, и это действительно русская красота. А знаете, почему? Потому что для женщины вот эта мягкость и такая чистота и необузданность очень украшают женщину, женщина смотрится очень мило и трогательно. Мужчину не может уже... Мы все живем по тем стандартам, когда мужчина – это типа опа, понимаете? А уже в мировой, в цивилизованном обществе понятие о красоте другое, когда толерантность, когда мягкость, когда ты принимаешь все вокруг...

Михаил Хорс: О, ну поехали, да.

Владислав Лисовец: И соответственно...

Михаил Хорс: Слушайте, давайте теперь наши мужчины будут мягкие, толерантные...

Владислав Лисовец: Да ради бога! Он же не требует... Давайте жить так, как жили, давайте давить пешеходов, давайте не уступать друг другу дорогу...

Михаил Хорс: Не надо смешивать одно с другим, мягкость...

Владислав Лисовец: Это культура.

Михаил Хорс: Мягкость, плавность и вот это – это не мужские качества.

Владислав Лисовец: Я не про это говорю, я про культуру.

Михаил Хорс: Ага. Нет, вы все время путаете культуру, красоту, вождение на дороге... Манипулируете сейчас.

Владислав Лисовец: Хотя бы даже..., хотя бы принимать других людей... Я не манипулирую, я вам говорю то, что происходит.

Михаил Хорс: Да, вы единственный человек, который знает, что происходит на земле.

Владислав Лисовец: Да, конечно, потому что вы заняты другим делом, вы заняты не красотой, а я занимаюсь красотой так же, как Жан-Поль Готье.

Михаил Хорс: Вы занимаетесь...

Владислав Лисовец: Он может говорить только об этом, он не может говорить о политике, он не может говорить, я не знаю, о любви, еще о чем-то, он как бы в этом не разбирается. Он человек, который создает красоту...

Михаил Хорс: Свое представление о красоте он создает, так же, как вы создаете свое представление о красоте. Нет никакого абсолютного понимания красоты.

Владислав Лисовец: Вот, к сожалению, надо признать и надо сказать мужчинам страны, что надо за собой ухаживать, что не должно от мужчины пахнуть природно.

Михаил Хорс: Может от мужчины пахнуть.

Владислав Лисовец: Не может.

Михаил Хорс: Слушайте, женщины...

Владислав Лисовец: Это неприлично.

Михаил Хорс: Одна из моих первых девушек вообще сказала: «Мужчина должен быть вонюч, пахуч и могуч», – и в этом было ее представление о красоте.

Владислав Лисовец: Вот я и говорил в начале про женщин России, что благодаря женщинам у нас вот так.

Михаил Хорс: Вы от лица женщин-то не говорите, разным женщинам нравятся разные мужчины, не надо обобщать. Конечно, может быть, вы имеете право от лица женщин говорить, я не знаю, но не стоит...

Владислав Лисовец: Я имею право говорить в принципе.

Михаил Хорс: Говорить-то в принципе имеете, а от лица других людей не нужно.

Владислав Лисовец: Я вообще в принципе могу говорить.

Михаил Хорс: Конечно, можете говорить.

Владислав Лисовец: И говорю сейчас мнение большинства цивилизованных людей, путешествующих.

Михаил Хорс: Вот, видите, вы назначили себя классом цивилизованных людей.

Владислав Лисовец: Потому что когда... Я себя не назначаю, но когда я приезжаю в Россию, нас очень видно именно по поведению, и мужчин, и женщин, и я сейчас говорю о культуре воспитания, когда ребенку с детства, парню объясняют о толерантности, о том, что надо быть все-таки воспитанным, надо чаще улыбаться...

Михаил Хорс: Почему «надо быть»? С какой радости мы должны чаще улыбаться?

Владислав Лисовец: Потому что это культура уважать друг друга.

Михаил Хорс: Нет-нет, извините.

Владислав Лисовец: А это считывается на лице.

Михаил Хорс: Улыбаться, когда ты не считаешь нужным улыбаться, – это не культура.

Владислав Лисовец: Понимаете, что такое красота? Красота – это в целом, когда человек ведет себя прилично, это не глаза и нос, еще раз...

Михаил Хорс: Кто решил, что такое «прилично»? Вы опять?

Владислав Лисовец: Давайте будем...

Михаил Хорс: И ваши западные коллеги?

Владислав Лисовец: Нет, у меня нет пока западных коллег, я живу в России, у меня прописка российская.

Анастасия Сорокина: Михаил, Влад, мы продолжим этот спор. Давайте дадим слово мужчинам. Наши корреспонденты задавали им вопрос: «Считаете ли вы себя красивым?» Вот что они ответили.

ОПРОС

Александр Денисов: Достаточно отметить, что все приятные ребята, и кто-то говорит, что нужно себя считать внутри красивым, тоже хороший такой девиз.

Михаил Хорс: Отличный девиз «мужчина красив своими поступками».

Александр Денисов: Да.

Михаил Хорс: Не внешним видом, не галстучком, не еще чем-то. Когда мужчина поступает как мужчина... Да не нужно нам, чтобы у нас были модели какие-то. У нас мужчины-воины, у нас мужчины-писатели, у нас мужчины-поэты, у нас мужчины-работяги, у нас мужчины кто угодно. Зачем нам вот эта вот легкость, нежность, толерантность? Куда это? Это что-то немужское уже. Вот это вот слияние мужчин и женщин в одно...

Владислав Лисовец: Самое интересное, я сейчас просто вкратце так скажу. Вы знаете, что самое интересное? Мы говорим уже 15 минут, и я не разу не попытался... То есть что такое мужчина? Это культура и уважение других людей. Я ни разу не попытался перейти на личности и своему оппоненту сделать, типа так укольнуть или...

Александр Денисов: Верно-верно, не было, да.

Владислав Лисовец: Согласитесь? То есть я вел себя, как настоящий мужчина. За 15 минут с той стороны человек, который говорит о красоте, раз пять пытается меня подколоть и говорит про манерность и все остальное. Вот что такое мужчина, сидеть и как бы не переходить на личности, говорить обобщенно и пытаться решать проблему...

Михаил Хорс: Но это опять ваше определение, так ведь? Вы это определили и решили, что оно самое главное определение.

Владислав Лисовец: Вот послушайте, может быть, для вас это будет на будущее, как-то вы поймете, что такое красота.

Михаил Хорс: Да.

Владислав Лисовец: Мужчина – это человек толерантный, спокойный, уверенный в себе и не пытающийся никого унизить, вот что такое красота.

Михаил Хорс: Вы дали это определение, да? Почему это определение правильное?

Владислав Лисовец: Понимаете? И если так воспитывать мужчин, то его можно будет называть красивым. Вот что такое красивый мужчина.

Михаил Хорс: Независимо от того, как он одет?

Владислав Лисовец: Это культура, воспитание в первую очередь, потому что внешние признаки уже второстепенны. Потому что, когда человек интеллигентный, когда он понимает, что он мужчина, он ведет себя по-другому, и это сразу для любой женщины красиво. Ну понимаете, да?

Михаил Хорс: Нет «для любой».

Владислав Лисовец: Дальше уже идет костюм, пиджак, носки и все остальное.

Михаил Хорс: Смешали все в одно.

Владислав Лисовец: Если я смог объяснить, я объяснил.

Михаил Хорс: Интеллигентность, красота, культура, поведение, толерантность, все в одно смешали. Разделяйте понятия.

Владислав Лисовец: Я вот сейчас только что разделил, что когда есть культура, то мужчину можно назвать мужчиной красивым.

Михаил Хорс: Вы опять все смешали вместе. Культура с вашей точки зрения, правда же?

Владислав Лисовец: Не с моей, это всеобщее понятие...

Анастасия Сорокина: Мы здесь и собрались высказывать точки зрения, и у нас есть возможность дать слово зрителям, они очень давно ждут возможности высказаться.

Владислав Лисовец: Давайте.

Анастасия Сорокина: Евгений из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы к Владу обратиться. Влад, вы не обижайтесь...

Владислав Лисовец: Я не обижаюсь.

Зритель: ...что вас причисляют к европейцам, к Готье всяким. Вы порадуйте нас, русских мужчин, какой-нибудь настоящей мужской коллекцией, которая с Европы к нам почему-то не приходит.

Владислав Лисовец: Хорошо.

Зритель: Ваш оппонент действительно прав, там что-то такое бесполое, женское. И вот вы только что сказали, что мужчина должен быть ухожен, мелькнула у вас такая...

Владислав Лисовец: Это говорили люди там.

Зритель: Да, наверное, но как только мужчина начинает заботиться о своем уходе, он так ухаживает, ухаживает и ухаживает за собой. А для всех, кто нас слышит, могу сказать, назвать город, где масса потрясающих мужчин и умопомрачительных женщин, вам как модельеру было бы интересно.

Я всю жизнь живу Москва – Питер, и недавно на целый год попал на Среднюю Волгу, есть такой город Ульяновск. И меня поразило отличие, внешнее отличие волжских мужчин для начала, начнем с мужчин, от москалей и питерских. Великолепный такой психофизиологический тип: здоровенные, крепкие мужики, здоровенные в хорошем смысле, уверенность во взгляде. Да, народ, конечно, злой. При всей нищете и серости этого города, убитости женщины ульяновские очень хотят выглядеть красиво и одеваются красиво, причем так, как я не встречал ни в Питере, ни в Москве, несмотря на наличие гигантского количества каких-то бутиков.

Прожив целый год в Ульяновске, я понял, в чем дело: пацаны ульяновские держат улицу. Внешне это такой, знаете, военно-спортивный тип, совершенно не встречающийся ни в Москве, ни в Питере. Вот как были они там в 1970–1980-х гг. уличные пацаны, так они и остались, и это чувствуется и в осанке, и в манере, и в поведении. Вот это чувство собственного достоинства все-таки присуще провинциалам, я думаю, больше, чем совершенно униженным и раздавленным москвичам и питерцам.

Анастасия Сорокина: Евгений...

Александр Денисов: Так Москва – это сплошь провинция, все приезжие.

Зритель: Ну вы видите, что Москва ваша, что вы с ними сделали. Вот они попали к вам, к москвичу в руки вот эти вот провинциалы...

Александр Денисов: Ко мне?

Зритель: ...с приличной зарплаты, и вы их одели, вы их направили куда-то, и вот что с ними произошло. Вот я...

Анастасия Сорокина: Спасибо, Евгений, вам за звонок.

Александр Денисов: Спасибо, Евгений. Попали к нам в руки, мы их не туда направили.

Владислав Лисовец: Я понял вопросы.

Александр Денисов: Про моду интересно.

Михаил Хорс: Как в любом городе есть красивые и некрасивые, так в любом человеке есть красивое и некрасивое, понимаете? В каждом человеке эту красоту можно рассмотреть. И принимать решение опять же со стороны, что мы знаем, что такое красота в каждом конкретном человеке, – это большая ошибка.

Анастасия Сорокина: Вы знаете, мне кажется, важный момент, о котором говорил Влад, – это то, что вот это вот восприятие... Опрос, действительно симпатичные внешне по крайней мере мужчины, которые говорят о том, что «да какой я красивый»...

Михаил Хорс: А кто не симпатичный?

Анастасия Сорокина: Они сами к себе относятся с точки зрения, что им и не надо быть красивыми. А когда была сказана фраза Жана-Поля Готье по поводу того, что русские мужчины некрасивые, Александр Васильев сказал, что был вырезан весь генофонд, и сейчас действительно это большая проблема. А пугает-то как раз то, что женщины к этому относятся в принципе, со слов Влада, лояльно, то есть они сами воспитывают таких мужчин, которые считают, что они не должны быть привлекательными, им минимум там уже снегом утереться...

Владислав Лисовец: Потому что это... Ну как бы это неправильно. Вот видите, они все...

Анастасия Сорокина: Так что нас ждет? Какое нас ждет будущее, если женщины готовы принимать таких мужчин?

Владислав Лисовец: Слушайте, ну когда звонит человек и говорит... Я был в Ульяновске. Когда звонит человек и говорит, что очень красиво, когда «держат улицы»... Вот минуточку, да? А потом мы вот здесь в Москве, о которой так не очень симпатично отзывались, а я считаю, что это красивый город, – когда здесь выезжают на встречную и когда... Опять-таки я возвращаюсь к вождению на дорогах, потому что это в первую очередь показатель культуры населения, вождение автомобилистов. И когда мы потом, вот эти вот разбогатевшие, те, кто держали в Ульяновске улицы, потом богатеют, зарабатывают, получают легкие деньги и потом начинают ездить по встречной, нарушать правила, в общем-то, попадают в ДТП неприятные на Кутузовском проспекте, вот эти ваши красивые люди (в какую камеру-то говорить?), вот эти потом красивые люди и допускают вот эти некрасивые поступки.

Тогда не жалуйтесь, пускай тогда все живут вот в этой своей прекрасной красоте, где можно «держать улицы», ходить в спортивном костюме и выглядеть дерзко, по-пацански, потому что это круто, на это «телочки» клюют, ради бога. Я вообще как бы... Не слушайте Жана-Поля Готье, давайте жить так же, всех же все устраивает, все хорошо. Есть мир, который живет одной жизнью, есть другая улица, и все эти улицы прекрасно существуют и в Москве, и в Ульяновске, и в Санкт-Петербурге, и эти люди не пересекаются. Но в целом не надо обижаться на это заявление, в нем нет ничего обидного...

Михаил Хорс: Да никто не обижается.

Владислав Лисовец: Здесь нужно просто чуть-чуть попробовать хотя бы для начала натянуть улыбку на лицо, потому что это симпатично, это доброжелательность, и улыбка любое лицо делает красивым. Выложите фотографию в Instagram с улыбкой, она наберет больше лайков, потому что на это приятно смотреть.

Михаил Хорс: Нет, конечно. Видите, когда улыбка высосана из пальца, когда улыбка не отражает того, что есть на самом деле...

Владислав Лисовец: А когда негатив высосан из пальца?

Михаил Хорс: Когда улыбку натягиваем на лицо ради того, что...

Владислав Лисовец: А зачем мне...

Михаил Хорс: ...потому что кто-то считает, что это красиво...

Владислав Лисовец: А почему надо ходить с лицом... ?

Михаил Хорс: Вот такие улыбки не нужно...

Владислав Лисовец: Подождите, почему я должен на улице видеть ваше недовольное лицо? Зачем мне ваши проблемы?

Михаил Хорс: Да потому что нужно быть искренним, человек искренний.

Владислав Лисовец: Вы считаете, что это плохая культура, когда люди доброжелательны изначально?

Михаил Хорс: Сегодня... Еще раз, человек не будет искренним. Когда доброжелательный изначально, это нормально, а когда натянул улыбку на лицо просто потому, что кто-то решил, что это красиво, – вот это странно.

Владислав Лисовец: Да не кто-то решил, потому что это нормально не выносить свои проблемы на улицу.

Михаил Хорс: Не надо подвергаться вот этому социальному программированию. Да человек может выносить, может не выносить, он человек. Что вы от людей требуете?

Владислав Лисовец: Я ничего не требую, я сижу...

Михаил Хорс: Вот, вы требуете, чтобы они все натянули улыбку на лицо, маршировали радостно...

Владислав Лисовец: Я сижу... Это вы как раз-таки хотите, чтобы маршировали...

Михаил Хорс: ...и одевались так, как вы считаете красивым...

Владислав Лисовец: ...и чтобы гопническое поведение считалось красивым.

Михаил Хорс: ...и не носили спортивные костюмы. Пускай каждый носит то, что считает нужным, что такого-то?

Владислав Лисовец: Да ради бога, я всю жизнь за это.

Михаил Хорс: Пускай те улыбки будут на лице, у кого они действительно искренние.

Анастасия Сорокина: Вы не можете поспорить, что это одна культура, а это другая культура?

Михаил Хорс: Так я об этом и говорю: разные культуры, разные стили...

Владислав Лисовец: Это вообще в принципе другая степень культуры, и надо стремиться к этому.

Михаил Хорс: Не бывает степеней культуры, слушайте. Больше всего детей рожается как раз у тех, кто «держат улицы», понимаете?

Анастасия Сорокина: Так это же пугает.

Михаил Хорс: Так почему пугает? Наоборот...

Владислав Лисовец: Не говорите...

Михаил Хорс: А вот эта культура приводит к вырождению нации, понимаете?

Владислав Лисовец: Не говорите вот сейчас эти вещи. Все прекрасно, пускай все рожают, особенно в тюрьме, пускай больше рожают.

Анастасия Сорокина: Хорошо, я не буду говорить. Дадим слово женщине.

Михаил Хорс: Нации вырождаются тогда, когда вот начинаются вот эти истории.

Владислав Лисовец: Шикарно. Детей должно быть много любых, это правильно.

Анастасия Сорокина: Татьяна из Москвы, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Слышите меня?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Слышим прекрасно.

Михаил Хорс: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Алло. Я хочу привести пример, извините, может быть, поймите меня правильно. Для меня идеал мужчин, мне 65 лет, но для меня идеал мужчины – мой отец, хотя вы понимаете, что его давно, видимо, в живых нет, это понятно, он участник Великой Отечественной войны, он всю войну прошел.

Это человек был сам по себе, ну как, мой отец, понятно, но мне он дал такой пример. Он был очень, во-первых, мужественный, хотя после войны у него было много ранений, он много и тяжело болел. Я никогда не видел, чтобы он «квасился». Он был с интеллектом, хотя в силу того, что там было, у него было мало образования, он был малограмотный человек, но он был с интеллектом.

Я его вспоминаю всегда и даже иногда сравнивала и сравниваю даже... Особенно сейчас наших молодых. Он был во дворе, все его любили, это не значит, что он был бабником. Моя мама прекрасно с ним прожила, пока он не ушел в иной мир, то есть бабником он не был, хотя был, в общем-то, красивый, симпатичный человек с точки зрения вообще, не страшный, не урод, даже это его красило. А то вот все говорят, что раз красивый, будет гулять, я вот тут смотрю вашу передачу, – да не будет он гулять, если он порядочный. Он просто был очень интересный человек и с интеллектом.

Смотрю на современных мальчиков, мужчин, особенно вот которые сидят где-нибудь в офисе, отрастили животы, вперед не пропустят, бегут и вперед всех садятся на место. Как он может быть красивым? Красота не в этом, красота в поведении, действительно в поступках. Ну и, естественно, надо следить за собой, не ходить потным, страшным, небритым, я не знаю, до такой степени лохматым, с неухоженными волосами. Вот тогда это мужчина. Такая моя точка зрения.

Александр Денисов: Татьяна, спасибо вам большое, очень интересный рассказ про вашего папу.

Анастасия Сорокина: Спасибо, да.

Александр Денисов: Вот меня всегда занимала разгадка, Влад, может быть, объяснит, как можно ходить небритым, даже неопрятным и при этом круто выглядеть. Вот у нас редактор Кристина Чернолих сделала подборку мировых знаменитостей, которые так небрежно и к одежде относятся, но тем не менее выглядят круто. Давайте посмотрим.

Первый у нас пример – актер Киану Ривз. Актер Киану Ривз за свой внешний вид носит звание «самого богатого бродяги Голливуда», и неслучайно: чаще всего его видят в старых джинсах, мятых рубашках, вот он там стоит возле урны какой-то, а ботинки временами даже заклеивает скотчем.

Анастасия Сорокина: Голливудский актер Шайа Лабаф также не следит за внешним видом, носит все подряд, однако же модные журналы даже выпускают статьи о том, как повторить так называемый стиль.

Александр Денисов: Прославился неряшливым образом и актер Брэд Питт. В жизни он мало следит за внешним видом, регулярно попадая в топы самых плохо одетых знаменитостей. Вот видим, брюки у него зажеванные... Ну тут еще ничего... А так, в общем, тоже вопрос, поплевывает человек.

Анастасия Сорокина: Есть у нас тоже звезды, которые сохраняют тот самый мужественный шарм. Например, рэпер Баста ничего примечательного не надевает, это такой вот обычный дворовый парень.

Александр Денисов: Обычный дворовый миллионер, даже уже мультимиллионер, наверное.

Вот актер Владимир Машков, в отличие от своих стильных героев, в жизни Машков одевается совсем просто: джинсы и, как правило, черная майка, можно сказать, как бо́льшая часть наших мужчин.

Анастасия Сорокина: Справедливости ради, конечно, актеры тоже меняют свой образ в зависимости от ролей, но тем не менее, да, есть такая брутальность, она прослеживается.

Александр Денисов: Влад, вот в чем секрет? Действительно, казалось бы, чтобы быть красивым, нужно опрятным, все. Люди поплевывают, выглядят круто.

Владислав Лисовец: Нет, ну... Вы понимаете, в чем дело? На Западе же вообще в принципе для звезды это очень такой серьезный моветон выходить на улицу все время при параде.

Александр Денисов: Почему?

Владислав Лисовец: Ну потому что это как бы... Понимаете, там вообще сознание у людей другое, то есть известный человек как бы не кичится этим. Это у нас ты разбогател, ты стал известным, значит, все остальные ниже тебя, ты король. Там все-таки люди боятся вот такого, знаете, осуждения, то есть там в 9 утра актер голливудский выйдет в бархатном пиджаке с прической, это странно, ну и вообще в принципе это странно. Если человек пошел по магазинам...

Дело в том, что еще тут момент психологический: когда эти люди находятся на площадке и играют в кино, они все время накрахмаленные, они все время в гриме, они всегда причесанные, то есть это вторая жизнь, есть возможность побыть обычным человеком. И это нормально, вот все, что вы показали, нормально. Странно, когда мужчина выходит на улицу, если у него нет деловой встречи, что он в костюме, в белой рубашке, надушенный, весь выбритый, ну потому что человек должен отдыхать.

Даже я женщинам все время тоже говорю, что, если вы все время накрашенные, вы теряете вот это ощущение праздника, потому что, когда вы при легком макияже, а вечером вы собираетесь куда-то выходить и вы делаете красные губы, прическу, сразу эффект «вау», потому что зрение, вы видите себя другим, себя другой. Соответственно, я думаю, что они просто отдыхают. Ну и потом европейская культура другая, то есть у них это было всегда, у них всегда была возможность покупать недорогую одежду, звезды носят секонд-хенд, что у нас непозволительно...

Александр Денисов: Секонд-хенд?

Владислав Лисовец: Конечно, это сейчас тренд абсолютный, то есть абсолютный тренд. И еще вот недавно мне звонили, была какая-то история, что, по-моему, принцесса Англии появилась где-то в платье масс-маркет, и все это обсуждали.

Александр Денисов: А как они поняли? Сразу по...

Владислав Лисовец: Ну, дело в том, что этот масс-маркет присутствует во всех странах мира, даже в небольших городах, соответственно платье очень узнаваемо. И это такой политический момент, когда она показывает, что она с нами рядом. То есть это другая культура. У нас если у человека появляются деньги, то он должен очень сильно оторваться от всех остальных и показать, что вы все на дне, а я царь, у меня и сумка, и так далее, и тому подобное.

Михаил Хорс: Это вы про кого сейчас говорите? Про себя или про кого, про всех опять?

Владислав Лисовец: Вы это видите, да? Мужчина? Что такое мужчина красивый?

Михаил Хорс: Мужчина – тот, который слушает вас…

Владислав Лисовец: Это мужчина, который дает договорить, раз, и не пытается оскорбить оппонента.

Михаил Хорс: …и не пытается сказать правду.

Владислав Лисовец: Да, я рассказываю образно. Так вот про это платье очень много писали, типа ну как принцесса Англии, она же может себе позволить носить Alexander McQueen и так далее, а она появилась в платье, которое стоит типа 100 евро. Но они таким образом показывают свою близость к народу.

Михаил Хорс: Но это такая игра опять, да?

Владислав Лисовец: Неважно.

Михаил Хорс: Да важно как раз, искренне это или игра.

Владислав Лисовец: Мы ждем, когда у нас начнется, когда все-таки пойдет сближение...

Михаил Хорс: Ну кто «мы»? Кто «мы»? Вы опять от всех говорите?

Владислав Лисовец: Потому что сейчас очень большая граница, вы видите, если селебрити выкладывают фотографии, то это, как правило, чемодан дизайнерский, муфта дизайнерская, кресло дизайнерская, машина дорогая, ну то есть полностью «я состоялась, у меня получилось». То есть мы еще пока на том этапе, когда мы не наигрались и не понимаем, что это не очень прилично.

Анастасия Сорокина: Неприлично не слушать зрителей, давайте опять дадим им слово. Москва на связи, Ольга дозвонилась до нас. Здравствуйте.

Зритель: Вечер добрый. Вот случайно включила, но настолько тронула меня эта тема, что такое красивый мужчина. Вот перед вами, слева от меня на экране сидит Влад – вот это красивый мужчина, много не говорит, интеллект, поставленный голос, поставлена речь.

Владислав Лисовец: Скажите, что это не обо мне сейчас, пожалуйста.

Зритель: Настолько грамотный... Вот я его всегда слушаю, не первый год уже смотрю на Влада, вот это и есть красивый мужчина. Я говорю это визуально о незнакомых людях. А уже нравственные качества красивого мужчины – это уже о близких, о муже, о родственниках. Вот Влад и есть красивый мужчина, ухоженный.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Зритель: Еще раз повторяю: главное – ухоженный. Мы глазами любим, так же, как мужчины любят глазами женщин, мы глазами людям. И много не говорит. Вот это главное, культура.

Александр Денисов: Спасибо, Ольга.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Ольга.

Владислав Лисовец: Спасибо большое.

Александр Денисов: Ну вот одно утешает, посмотрели мы эту подборку, что все-таки можно поплевывать, необязательно так уж быть внимательным и щепетильным уж прямо во всем, я имею в виду касаясь внешнего облика.

Михаил Хорс: Да можно жить по-разному, желательно жить так, как комфортно человеку, желательно понимать, что все вот эти заявления громкие на самом деле тоже преследуют цель продать нам побольше одежды, продать нам какую-то там косметику, продать нам другой образ жизни. Почему мы должны этот образ жизни, свой менять на какой-то другой? Потому что кто-то решил? Да, лучше думать своей головой, лучше жить счастливо, чем бегать и выполнять рекомендации, не знаю, признанных якобы кем-то где-то на Западе...

Владислав Лисовец: А какие рекомендации он давал, извините, можно узнать? Какие рекомендации он давал? Жан-Поль Готье какие давал рекомендации? Вот вы начинаете уже менять факты, видите. Он просто высказался, что неухоженный, – «давать рекомендации», видите?

Михаил Хорс: Вот. Поэтому живите своей жизнью, у всех свои представления об ухоженности...

Владислав Лисовец: Живите так же, да: контролируйте улицы, ходите в спортивных костюмах...

Михаил Хорс: Да, контролируйте улицы, ходите в спортивных костюмах...

Владислав Лисовец: ...плюйте на улице, не открывайте женщинам дверь…

Михаил Хорс: ...открывайте женщинам двери...

Владислав Лисовец: ...будьте брутальными, конечно.

Михаил Хорс: Не надо обобщать. Скорее тот откроет женщинам дверь, у кого есть сила и кто в спортивном костюме...

Владислав Лисовец: Нет, у кого есть культура, у кого есть уважение и воспитание.

Михаил Хорс: Вы не знаете, как в маленьких городах уважают женщин. Там уважают по-своему, очень даже хорошо уважают.

Владислав Лисовец: Я езжу с гастролями по стране, я все прекрасно знаю, свою страну.

Александр Денисов: Влад...

Михаил Хорс: Вы жизни реальных людей не знаете, вы от клуба к клубу по гастролям ходите.

Александр Денисов: Влад...

Владислав Лисовец: Представляете? Всю программу человек пытается меня... Обожаю, какое у него мнение обо мне.

Александр Денисов: Михаил профессиональный провокатор.

Владислав Лисовец: Да не провокатор, это просто...

Михаил Хорс: Я говорю правду.

Александр Денисов: Влад, вопрос насчет тренировочных штанов, тут не в обиду, Instagram ваш смотрел...

Владислав Лисовец: Да.

Александр Денисов: И я поражаюсь вашему умению выглядеть круто, вот тоже компоную... Вот я представил, я бы надел ярко-желтые тренировочные штаны, у вас было там, рубашка...

Владислав Лисовец: Да, это 2000-е гг.

Александр Денисов: Да. Мне бы сказали: «Санек, ты сбрендил вообще?» – а у вас это выглядит круто. Как это получается? Вот в чем разница, объясните.

Владислав Лисовец: Я сейчас объясню. Потому что невозможно взять просто... Вот мне говорят: «Я хочу стать модным». Невозможно просто взять, купить вещь и стать модным. У тебя... Это поведение, глаза, манеры, принятие мира вокруг, подача, потому что как бы надо соответствовать вещам. Поэтому я все время говорю: если вы не готовы выйти в модном пиджаке, не надо этого делать, потому что будет видно. Та же самая история с женщиной: она вроде как хочет выступить, вышла в красном, а не уверена, и вот это поведение зажатое чуть-чуть... Та же самая история с прической: сделали прическу – не носите ее.

Анастасия Сорокина: Я знала, что сейчас меня покажут.

Владислав Лисовец: Живите... А, там вас показали? Я думал, я на вас показал. То есть если вы сделали прическу, не надо ее носить, потому что это всегда выглядит немножко искусственно.

Александр Денисов: Но тренировочные уметь носить, Влад, я не знаю.

Владислав Лисовец: Слушайте, ну а что там? Ну это же просто обычные штаны.

Анастасия Сорокина: Саш, попробуй.

Владислав Лисовец: Нет, правда, попробуйте с пиджаком, с кроссовками, с бейсболкой. Но там есть моменты, там же детально... У меня же не просто штаны, а все остальное мимо.

Александр Денисов: Конечно, нет, не просто.

Владислав Лисовец: То есть это собирается цельный образ.

Александр Денисов: Да-да-да.

Владислав Лисовец: То есть здесь подбираются и очки, аксессуары... Это такой стилистический момент. Но на самом деле за базу просто берутся 1990-е гг., убирается то лицо, которое было в 1990-х гг...

Александр Денисов: А вы Ульяновск ругали, Влад.

Владислав Лисовец: Нет, «три класса высшего образования» убираем, понимаете, а наоборот... То есть вы берете... Маргинальная эстетика очень модна сейчас, потому что...

Александр Денисов: Да-да-да, кстати.

Владислав Лисовец: Это считается такой «дикий секс», да-да, ну правда, на Западе это направление, которое ввел наш русский дизайнер, оно стало просто №1, спортивные штаны, толстовки, это все пошло от нас, это эстетика 1990-х гг., улицы, гаражи и как раз-таки контролируем улицы. Но это было в 1990-х гг. Мы это берем и чуть-чуть другое лицо. Потому что с десятилетиями меняются лица. Посмотрите на фотографии 1960-х гг., 1970-х гг., у людей другие лица, другой взгляд, они живут... Сейчас мы живем деньгами, лайками и так далее, тогда были другие ценности. И, соответственно, вы берете эту эстетику, но примеряйте другое чуть-чуть лицо, читайте больше, смотрите кино...

Анастасия Сорокина: Еще одно мужское высказывание, из Петербурга Александр на связи. Здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Зритель: Я бы хотел бы с Владом немножко не согласиться...

Владислав Лисовец: У меня сегодня сольник.

Зритель: ...по поводу того, что... Я думаю, что не надо, наверное, нас все-таки как-то с Европой противопоставлять. Я иногда бываю в Европе, Европа вся очень разная. Я нигде там не видел никаких этих дурацких улыбок на все лицо, там люди в принципе серьезные ходят, но достаточно, очень доброжелательные и очень воспитанные, да.

Но я не чувствую себя, допустим, был в Италии, вот сейчас был в Австрии 2 недели, и вы знаете, что Вена, что Петербург, люди одеты совершенно одинаково, и поведение на улице точно такое же, и мужчины, скажем так, выглядят, я считаю, примерно одинаково в общей, средней массе. Поэтому... Красота мужчины, я считаю, его воспитание, осанка и ухоженность.

Владислав Лисовец: Ну я об этом и говорил в самом начале, культура.

Зритель: Да, культура. Но я в том плане, что не надо говорить, что у нас культуры нет, а в Европе есть. Я говорю, Вена и Петербург, ну вот не заметил я разницы никакой за 2 недели.

Владислав Лисовец: Ну извините, Петербург, вы прямо берете «вышку» в России. Это город, где действительно, когда ты гуляешь по городу, ты ощущаешь себя немножко в другой России. Там люди одеваются по-другому, там правда другое... Очень спокойные лица у людей, это правда. Я очень люблю почему Санкт-Петербург? Потому что когда ты находишься там, ты как будто бы как раз-таки...

Анастасия Сорокина: ...почти в Европе.

Владислав Лисовец: ...в той самой России, где как будто бы чуть-чуть все-таки присутствует какое-то «здравствуйте», «извините», «проходите», там это осталось. И люди не стесняются носить странную одежду, там все очень замедленно, и там действительно лица немножко другие.

Александр Денисов: Михаил, вы не прокомментировали шикарную фразу про «дикий секс», почему смолчали? Меня так поразило...

Михаил Хорс: Рот затыкают обычно мне.

Еще раз. В каждой стране будут разные люди. Я в Италии попадал в такие местечки, где мне было страшновато и на меня так же смотрели враждебно местные жители, заезжая в определенные места. В Греции то же самое, я иногда чувствовал враждебность. Разные люди, это не хорошо и не плохо. Еще раз, разное отношение к красоте, разное отношение к тому, нужно пропускать женщин или нет вперед.

Владислав Лисовец: Как к этому может быть разное отношение, извините?

Михаил Хорс: А вот разное.

Владислав Лисовец: Ну как может быть...

Михаил Хорс: В Европе, например, не уступают место в трамвае женщинам, бабушкам...

Владислав Лисовец: Подождите, но мы не в Европе, вы же сказали, что нас не надо смешивать.

Михаил Хорс: Да, а у нас уступают.

Владислав Лисовец: А мы потеряли это, за последние 20 лет потеряли…

Михаил Хорс: Нет, вы потеряли, за всех не говорите. Я не потерял, я уступаю места, а в Европе я вот ни разу не видел, чтобы молодые взяли и уступили бабушке место, а у нас это есть, понимаете? И вот говорить, что у них все красивые, все доброжелательные, а у нас все такие ай-яй-яй, – вот это и есть манипуляция, понимаете? Это называется манипуляцией через общение.

Владислав Лисовец: Мы это слово сегодня слышали уже раз семь. И?

Михаил Хорс: Да, ну потому что вы повторяете и повторяете свои манипуляции.

Владислав Лисовец: Я ничего не повторяю, я просто молчу.

Михаил Хорс: Еще как повторяете.

Владислав Лисовец: Я просто молчу и отвечаю на какие-то вопросы, которые мне задают.

Михаил Хорс: Вы говорите от лица всех, вы говорите про всех...

Владислав Лисовец: И периодически показываю вам, кто здесь красивый, а кто нет, вот и все.

Михаил Хорс: Да, потому что вы считаете, что вы знаете, кто красивый, а кто нет.

Владислав Лисовец: Да, потому что я знаю.

Михаил Хорс: А это детство, это подросток.

Владислав Лисовец: Потому что красивый человек знает, кто красив, а кто нет.

Михаил Хорс: Да-да-да. Ну вы подросток.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, Михаил, Влад, дадим слово женщинам. У нас есть опрос, мы спрашивали и женщин, считают ли они, что в России некрасивые мужчины. Послушаем.

ОПРОС

Анастасия Сорокина: Интересные критерии, у всех, в общем, тоже разные мнения.

Михаил Хорс: Нет эталона красоты, вот правильно абсолютно сказала, у каждого свои представления. Ну и замечательно.

Анастасия Сорокина: Давайте к нашей дискуссии присоединим психолога Анну Адамову. Анна?

Анна Адамова: Добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Анна, вот у вас какое складывается мнение, красивы ли русские мужчины? Как вы оцениваете?

Анна Адамова: На мой взгляд, да. Но поскольку я смотрю на мужчин в Москве... Вообще какой критерий? На мой взгляд, женщина все-таки неосознанно выбирает мужчину, который готов дать хорошее потомство и защитить это потомство, все-таки это на таком очень бессознательном уровне. И вот сейчас я слушала, что говорили многие женщины, что действительно очень важна ухоженность, мудрость и действительно способность именно защитить, дать женщине какую-то такую опору.

Александр Денисов: Да, спасибо. На связи была Анна Адамова, психолог. Спасибо, Анна.

Вы знаете, у меня к вам вопрос такой, может быть, неожиданный: был ли в жизни такой момент, когда вот понимали, что вот были некрасивы в тот момент? Может быть, надели не то, что-то совершили? Понятно, что все мы себя считаем красавцами, ну очевидно...

Михаил Хорс: Ну нет, это тоже ошибка, не все.

Александр Денисов: Влад, вот был такой момент?

Владислав Лисовец: Периодически, конечно.

Александр Денисов: Да?

Владислав Лисовец: Когда... Иногда так затянется какой-нибудь день рождения, а с утра надо ехать на съемку, и так просыпаешься, и прямо очень некрасиво. Но, вы знаете, с возрастом надо просто к этому относиться уже философски, мы не молодеем, и это тоже нормально, все эти изменения внешние тоже нормальны. Поэтому и одеться могу не очень... Вы же видели меня в спортивных штанах. Для 90% россиян это некрасивая одежда, лучше, чтобы я был все время в костюме, потому что понимание о красоте – это когда я в костюме и в рубашке. То есть если я начинаю носить что-то модное, оно не набирает лайков, это никому не интересно, это, кстати, ответ на вопрос, помните, звонил мужчина и сказал, почему вы не делаете для нас одежду.

Александр Денисов: Да-да-да.

Владислав Лисовец: Потому что она никому не нужна. Ну то есть продать что-то модное, интересное некому. Даже байеры, когда закупают одежду, они не привозят в Россию ничего... Водолазка, пиджак, все обычного кроя, потому что в России мужчина лишь бы был, это самое важное.

Александр Денисов: Михаил, вы жалеете? Ну бывает, что чувствуете, ну вот был некрасив? По какой причине, интересно?

Михаил Хорс: Ну опять это вот такое когнитивное заблуждение, навязанное нам социумом, социальным программированием, что есть какие-то эталоны красоты. А потом так вспоминаешь, что думаешь: «Ну а кто решил, что такое красиво, что такое некрасиво?»

Анастасия Сорокина: Но вы сами-то можете себя оценить?

Михаил Хорс: Ну опять, еще раз, когда я оцениваю это правильно...

Владислав Лисовец: Вы же слышите, нет.

Михаил Хорс: ...когда я оцениваю и говорю это самому себе, что нет эталонов красоты... Да, сначала я себе не нравился, а потом посмотрел в зеркало и сказал: «Действительно, эталонов нет». И это хороший психологический прием, потому что, еще раз, когда мы вот эти вот заблуждения, навязанные нам другими людьми, вытаскиваем и говорим, что неизвестно, что такое красота... Кстати, неизвестно, что такое «хорошо» или «плохо», неизвестно, что такое «правильное поведение», неизвестно, как надо себя вести.

И вот человеку легче жить становится, и он тогда идет, у него как раз то самое хорошее настроение появляется, уверенность в себе, он дверку лишний раз придержит. Почему? А потому что он себя не критикует, а не критикуем мы себя тогда, когда мы не даем другим людям из телевизоров, из Instagram навязывать свои догматы нам.

Александр Денисов: Еще одна стрела полетела, по-моему, в вас.

Анастасия Сорокина: И еще один звонок успеем принять, мало времени остается. Вениамин из Петербурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хотел бы сказать, что здесь в принципе вопрос довольно-таки двоякий, так как в принципе любое поведение субъекта, понимание, например, красоты делит сразу на два, как вот естественное, что нам осталось от животных, это в принципе сейчас не имеет отношения, потому что в принципе мы это все преодолеваем постоянно, и есть социальное, оно неизбежно. Даже если какой-то человек говорит, что мы должны как-то сопротивляться социуму, чтобы нам ничего не навязывали, – ну это невозможно. Мы ходим в одежде, потому что социум это навязывает; мы красимся или не красимся, все это навязывается социумом так же, как общение, в любой культуре абсолютно. Поэтому в принципе, даже если один из экспертов использует довольно-таки, скажем так, кухонный дискурс, берет какое-то понятие, ни методологии, ни понятий в принципе, он говорит правду: нам нужно стремиться к западным глобалистским понятиям опять же и целям.

Александр Денисов: Да, спасибо. Каждый, конечно, выберет.

Может быть, подведем итог? Возьмем с каждой стороны и посоветуем зрителю. Влад, все-таки человек решил быть красивым.

Владислав Лисовец: Да нет, ну что значит «решил быть красивым»? Физиологически же мы все в принципе очень интересные. Образ жизни, культура, для кого-то книги, для кого-то кино, и ориентир не на маргинальность, а все-таки на людей интеллигентных, и больше воспринимать, слушать критику. Потому что если всегда будут вам говорить, что вы самый лучший, самый красивый, все вы делаете правильно, и улицы у вас самые лучшие, и прекрасно у вас все, и все шикарно, то это дорога в никуда. Слышать критику, тем более от людей, которые в этом что-то понимают, нужно принимать ее и просто над этим чуть-чуть работать. Потому что это и есть развитие, стремление к прекрасному, потому что, когда вы с каждым разом все больше и больше начинаете принимать мир вокруг себя, вы становитесь более спокойным, а мужчину, мне кажется, это очень украшает, уравновешенность, это всегда красиво.

Александр Денисов: Михаил?

Михаил Хорс: Вопрос?

Александр Денисов: Да, вопрос, стать красивым решил человек, вот Влад дал совет. Ваш?

Михаил Хорс: Мой совет такой: красиво – это то, что вам комфортно психологически. Вот когда вы психологически находитесь в зоне комфорта, вот тогда вы будете выглядеть красиво прежде всего для самого себя. Будете выглядеть для себя красиво, будете для других. Поэтому не стоит гоняться за идеалами красоты, которые нам навязываются через глянцевые журналы, через Instagram, через телевизор. Когда мы живем своей жизнью и не стремимся выполнять четко все рекомендации всяких экспертов, которых кто-то назначил этими экспертами, вот тогда мы проживаем свою жизнь, не находимся в беге за какими-то чужими идеалами.

Владислав Лисовец: Такое ощущение, что это была первая строка в Google-поиск, если ввести «как стать красивым».

Александр Денисов: Это первая стрела в ваш адрес, Михаил.

Михаил Хорс: Четвертая.

Владислав Лисовец: У нас стрела... Понимаете, в чем дело? У нас, к сожалению, так все устроено, у нас все пытаются соответствовать своему электорату, не раздражать народ, говорить то, что он хочет слышать, и поэтому все сидят и все шикарно. А я считаю, что нужно двигаться вперед.

Михаил Хорс: Видите, «все» стремятся, «все» сидят: обобщения, обобщения, обобщения.

Владислав Лисовец: Нужно бороться, идти вперед и развиваться.

Михаил Хорс: Манипуляция, манипуляция и манипуляция.

Владислав Лисовец: Манипуляция.

Михаил Хорс: От лица всех ведь говорит, за всех.

Владислав Лисовец: Поверьте в себя.

Александр Денисов: Но, мне кажется, сейчас в конце вы об одном сказали, Настя, мне не показалось?

Анастасия Сорокина: Мне тоже показалось.

Александр Денисов: В общем, вы солидарны в чем-то уже, сошлись.

Владислав Лисовец: В смысле? Нет, фраза «поверь в себя»... Да нет, это же как в Google. Если ввести «как стать красивым» – «поверь в себя».

Михаил Хорс: Я не говорил фразу «поверьте в себя», вы врете.

Владислав Лисовец: Ну вы это образно, я ее так подвел.

Михаил Хорс: Нет, я не так сказал.

Владислав Лисовец: Но это правда работает, но можно становиться все лучше и лучше, потому что чем больше ты знаешь, чем больше ты путешествуешь, ты становишься красивым, потому что с тобой есть, о чем поговорить, ты становишься... Ты принимаешь всех людей мира с разным цветом кожи, разного роста, ты всех их принимаешь, и они все для тебя прекрасны. Вот это и есть красота.

Михаил Хорс: «Всех», «на всех»... Все не могут быть прекрасны.

Владислав Лисовец: Могут.

Михаил Хорс: Люди ксенофобы по своей сути, и это абсолютно нормально. Часть людей мы будем ненавидеть, часть людей мы будем не уважать...

Владислав Лисовец: Это опять вы стараетесь своему электорату соответствовать.

Михаил Хорс: ...и это абсолютно нормально. Забивать в себе это совершенно не стоит.

Александр Денисов: Спасибо большое, Михаил. Ну, по крайней мере сегодня, этим вечером мы увидели двух прекрасных мужчин, интересных, красивых...

Владислав Лисовец: Спасибо.

Александр Денисов: …приятных собеседников...

Михаил Хорс: Трех.

Владислав Лисовец: Ну, двойка...

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Владислав Лисовец: И одну красивую женщину, девушку.

Александр Денисов: Да, спасибо.

Анастасия Сорокина: У нас в студии были Михаил Хорс, клинический психолог, аддиктолог, телеведущий, Влад Лисовец, эксперт моды, телеведущий. Спасибо, с вами было очень интересно.

Александр Денисов: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Юлия
Выпуск - класс! С удовольствием посмотрела.))) Оба эксперта в чем-то правы. Видимо, идеал - спокойный, уверенный и ухоженный мужчина с высокой культурой и хорошими манерами. Получается кто? Сергей Лесков))

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски