Ряд российских авиакомпаний может объявить о банкротстве уже осенью

Ряд российских авиакомпаний может объявить о банкротстве уже осенью | Программы | ОТР

Кто потеряет работу и как мы будем летать?

2020-08-06T15:25:00+03:00
Ряд российских авиакомпаний может объявить о банкротстве уже осенью
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Виктор Горбачев
генеральный директор Ассоциации «Аэропорт», член Общественного совета при Федеральном агентстве воздушного транспорта
Антон Корень
генеральный директор Центра стратегических разработок в гражданской авиации

Иван Князев: Ну, а теперь о серьезном. Ряд российских авиакомпаний могут объявить о своем банкротстве уже осенью этого года. Так считают некоторые эксперты в этой отрасли. Перевозчики отчаянно бьются в нынешние времена за пассажиров. Многие вынуждены снижать цены на билеты и работать себе в убыток, чтобы хоть как-то оставаться на маршрутах. Некоторые источники сообщают, что, к примеру, лоукостер «Победа» частично отправил пилотов в бессрочные отпуска, так же как и стюардесс. Да и не только лоукостеры. Есть данные, что у бортпроводников того же «Аэрофлота» резко упало количество часов налета, и соответственно это отразилось на их зарплате.

Тамара Шорникова: Несмотря на то, что авиация признана одной из самых пострадавших отраслей из-за коронавируса и большая помощь отрасли идет от государства, ситуация все равно вызывает обеспокоенность. Если компании уйдут с рынка, кто придет им на смену? И за сколько они будут перевозить всех нас? И куда? Вот у вас хотим спросить: давно ли вы летали, за сколько? Расскажите нам. А пока подключаем к разговору экспертов.

Иван Князев: Да, у нас первым выходит на прямую связь со студией Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт», член Общественного совета при Федеральном агентстве воздушного транспорта. Здравствуйте, Виктор Иванович.

Виктор Горбачев: Добрый день.

Иван Князев: Виктор Иванович, ситуация действительно настолько плоха, как мы сейчас говорим об этом?

Виктор Горбачев: Ну, она плохая вообще по отрасли. Она плохая и по стране. Но в том числе и отразилась очень серьезно на авиакомпаниях и аэропортах. И даже на управлении воздушным движением.

Иван Князев: Но мне больше интересно вот те прогнозы, то, что многие компании обанкротятся.

Виктор Горбачев: Да, действительно, это может произойти. На сегодняшний день, как объявило правительство, оно будет вкладывать в авиакомпании где-то в пределах 24 млрд. руб. Но учитывая, что авиакомпаниям требуется, всем авиакомпаниям (их у нас около 100), не менее примерно 100 млрд., вы видите, какая это получается сумма. В том числе из этих 23 8 млрд. уходит «Аэрофлоту».

Тамара Шорникова: Да, вот важно, смотрите, вы говорите, что 100. Некоторые эксперты называют цифру, насколько реально пострадали авиакомпании, еще больше. Вот глава «Инфомост» Борис Рыбак говорит, что все эксперты оценивали потребность российских авиакомпаний в прямых невозвратных субсидиях до конца года в 400 млрд. руб. Понятно, что несоизмеримо, да? Даже 100 или 400 – и 23. И учитывая, что большая часть уходит «Аэрофлоту», у нас по осени будет «Аэрофлот», S7, «ЮТэйр» – и все?

Виктор Горбачев: Ну, может быть вот такая политика. Ничего не сделаешь. В конце концов, у нас в министерстве есть департамент государственной политики в области гражданской авиации, пускай они и решают, как дальше жить-то.

Иван Князев: Ну, а пока они там решают, вопрос, кто у нас летать-то будет? И мы с вами на чем летать будем и куда? Мне знаете что хотелось бы узнать. Есть такая информация: сейчас из 100 российских авиакомпаний, у которых есть лицензия, реально на маршрутах работает только около половины. Причем на топ-20 российских авиаперевозчиков приходится 97% вообще всего пассажиропотока. Обанкротятся в первую очередь какие компании? Какая-нибудь как «Якутавиа» или, там, еще кто-то?

Виктор Горбачев: Между прочим, может быть даже и «Якутавиа». Потому что, например, заставить «Аэрофлот» и предложить ему летать на местных воздушных линиях – конечно, это не будет, нонсенс. Поэтому нужно в первую очередь, конечно, смотреть авиакомпании, которые обслуживают нам регионы и которые обслуживают местные воздушные линии. Тогда у нас там вообще прекратится все движение.

Тамара Шорникова: Виктор Иванович, а вот, помимо прямых денежных вливаний, какие-то меры поддержки еще рассматриваются? Некоторые эксперты, в том числе и самой авиаотрасли, говорят о том, что не помешало бы обнуление НДС не только маршрутов в обход Москвы, но и, например, из всех регионов в ту же столицу. Вот какие-то такие меры рассматриваются сейчас?

Виктор Горбачев: Они рассматриваются. Но, к сожалению, не внедряются. Потому что, ну по крайней мере с десяток всевозможных мер и мероприятий можно провести. Здесь и налогообложение, здесь и льготное кредитование, здесь и отдача по кредитам на более длительные сроки. Ну, нельзя так – дать кредит, а через 4-3 месяца заставить, чтобы его отдавали. Ну, откуда, с каких денег-то? Потому что не надо давать деньги напрямую сейчас. Дайте какие-то преференции, дайте льготы, дайте скидки. Вот на этом могут работать, конечно, аэропорты и авиакомпании.

Иван Князев: Виктор Иванович, а вот как раз таки что касается аэропортов. Сеть-то выдержит вообще весь этот коронакризис и то, что сейчас авиакомпании испытывают серьезные финансовые трудности? Ведь это по цепочке влечет за собой и финансовые трудности аэропортов. Топливный сбор, падение пассажиропотока…

Виктор Горбачев: Безусловно. Потому что главный, конечно, поставщик денег – это, конечно, авиакомпании. Не будут летать авиакомпании – все, аэропорты стоят. Потому что нет поступлений, нет взлет-посадок, нет обслуживания воздушного судна, нет обслуживания пассажиров, и т. д. Все зависит от авиакомпаний. Поэтому на сегодняшний день, конечно, основное нужно бросить на авиакомпании. Все усилия. Тогда вздохнут все остальные.

Иван Князев: А вот эта программа по развитию аэропортовой сети в регионах, особенно в малых городах, она что, получается, уже будет сворачиваться?

Виктор Горбачев: Да я думаю, что да, она временно приостановится. Потому что вливать туда миллиарды – а за счет чего?

Иван Князев: …Если туда никто не полетит.

Виктор Горбачев: Ну конечно. Вот сейчас, буквально на днях, получил я из Благовещенска письмо. Ребята, понимаешь ли, просто криком кричат: «Помогите!» Потому что мы, говорит, вылетаем в такую трубу! Мы стоим, говорит, полностью. Международные полеты 80% стоят. Внутренние полеты где-то 65-70% тоже стоят. У нас, говорит, нет ничего.

Иван Князев: Ага. А они, наверное, туда деньги инвестировали – в аэропорт, во всю инфраструктуру, и сейчас просто…

Виктор Горбачев: Что-то начиналось, конечно, инвестиции какие-то пошли. Потому что там нужно и с аэродромными покрытиями решать, там нужно и с аэровокзальными делами решать. Много чего нужно делать. Но, к сожалению, это можно сделать только в том случае, если будут полеты. А у нас сейчас, вот Благовещенск: куда он будет летать? Только Китай, Корея, Япония. И больше никуда из него не летают. А они все закрыты.

Тамара Шорникова: Виктор Иванович, давайте послушаем вместе телезрителя. Александр, Керчь, на связи.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте, дорогие и любимые Тамара, Иван и Виктор Иванович. Я хотел бы ответить на ваш вопрос. В последний раз я летал в октябре месяце в город-герой Москву. Из аэропорта города Анапы. Так как у нас в Керчи нет аэропорта. Но у меня было 2 варианта. Один вариант у меня был – из Керчи доехать до Симферополя и Симферополь – Москва. Или из Анапы в Москву. Но дело в том, что я не летал, и поэтому я не знал, смогу ли я состыковать. Потому что автобус от Керчи до Симферополя 4 часа, а от Керчи до Анапы 2 часа. Поэтому я посчитал нужным лететь из Анапы. Но мне обошлось это в 2 раза дороже. Т. е. билет от Анапы до Москвы, «Уральскими авиалиниями» я летел, 7,5. И обратно из города-героя Москвы уже авиалиниями S7 я летел тоже за 7,5 тыс. и из Анапы. Если бы я летел из Симферополя, то мне бы обошлось по 3,5 туда и 3,5 обратно. Я получил истинное удовольствие от полета, как от одной авиакомпании, так и от другой. Очень благодарен. И хотел бы, конечно, чтобы правительство повернулось лицом и помогло авиакомпаниям. Потому что это очень необходимо, как мне кажется, на мой взгляд.

Тамара Шорникова: Ну конечно, еще в условиях нашей страны с ее огромными территориями…

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: …с соединением регионов и т. д. Виктор Иванович, если говорить все-таки о том, что многие границы все еще на замке, сейчас только-только начинают какие-то международные направления открываться, – может, как-то возможно переориентировать все-таки на какие-то длинные те же перелеты по стране?

Виктор Горбачев: Ну, понимаю. Но если, например, в Новосибирск у нас из Москвы летало 1,5 млн. пассажиров или, там, миллион, – ну, не будет же туда из Москвы летать 5 млн. Поэтому внутренними рейсами мы просто не сможем перекрыть. У нас по прошлому году было так: где-то примерно 55% это внутренние и 45% это международные полеты. Ну, 45% мы не перекроем, хоть мы умрем.

Тамара Шорникова: Понятно.

Виктор Горбачев: Несмотря на то, что я все-таки представляю интересы аэропортов, я считаю, что на сегодняшний момент, чтобы все остальные жили, нужно оказывать все-таки помощь авиакомпаниям.

Тамара Шорникова: Понятно. Виктор Горбачев, генеральный директор Ассоциации «Аэропорт», член Общественного совета при Федеральном агентстве воздушного транспорта, комментировал вопрос авиаперевозок в нашей стране. Давайте посмотрим, что думают на эту тему наши телезрители.

Иван Князев: «Летали ли вы в последнее время?» – спросили наши корреспонденты жителей Новокузнецка, Липецка и Нижнего Новгорода. И вот какие ответы.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Нет желания и нет средств – да, лейтмотив, мне кажется, 2020 года.

Иван Князев: Да. И хотел бы полететь, но денег нет. Телезритель у нас есть зато на связи: Марина из Москвы дозвонилась. Марина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Марина, нам подсказывают, что вы стюардесса, остались без работы. Правильно?

Зритель: Да, верно. Я стюардесса и работаю 10 лет в крупнейшей авиакомпании. И сейчас у нас такая проблема с марта месяца: мы не летаем. Кого-то отправляют в неоплачиваемый отпуск, кого-то – в какой-то оплачиваемый, если какие-то были задолженности. Но, начиная с марта месяца, мой налет упал до 12-20 часов в месяц, хотя наша норма это 80 часов.

Иван Князев: Марина, а вы прямо крупнейшая-крупнейшая авиакомпания, чтобы мы так, не называя, догадались?

Зритель: Да. Крупнейшая-крупнейшая, самая что ни на есть.

Иван Князев: Ну, да, тогда мы не будем вас выдавать.

Тамара Шорникова: Понятно. Марина, скажите, вы уже под увольнением? Вернее, потеряли полностью работу? Или как раз в том самом неоплачиваемом?

Зритель: Нет, я не под увольнением. Но мы ждем постоянно нашего расписания, а оно у нас не приходит. Т. е. каждый раз мы проверяем свой план-наряд и ждем-ждем-ждем, но рейсов так и нет. Хотя у нас очень много коллег, сотрудников, которые выполняют рейсы по России. Короткие, длинные. Но после 80 часов получить в месяц 12 часов налета и соответственно без денег как-то выживать? У людей ипотеки, семьи, в школу детей собирать. Мы не знаем просто, что нам делать.

Иван Князев: Марина, я правильно понимаю, у вас зарплата как раз таки напрямую зависит… я просто вот Тамару спросил…

Зритель: От налета.

Иван Князев: Да, от часов налета?

Зритель: От часов налета, да.

Иван Князев: Т. е. фактически вас и не увольняют, вам просто не присылают новое расписание, и вы просто остаетесь дома.

Зритель: Да, потому что рейсов на всех не хватает. Потому что их как-то делят между нами. Мы можем слетать один раз, допустим, в Мурманск и две недели сидеть ждать еще какого-нибудь в Мурманск, который… Раньше у нас 80 часов налета, и вот за них мы получали свой оклад, плюс премию ежеквартальную, если налет в течение 3 месяцев по 80 часов. Соответственно, всего мы лишились, все мы потеряли.

Тамара Шорникова: И такая же ситуация только у стюардесс? Или у летного экипажа тоже?

Зритель: Летный экипаж то же самое. Кого-то отпускают в отпуск, кого-то в неоплачиваемый отпуск, кто-то ждет от наряда до наряда.

Тамара Шорникова: Марина, а чего ждете конкретно вы? Я понимаю, что компания крупная и, наверное, лишаться такой работы сложно. Но вот ситуация тоже тяжелая. Вы сами говорили: ипотеки у многих. Чего ждут те, кто сейчас не получает ни налета, ни соответственно зарплаты?

Зритель: Мы ждем хотя бы какого-нибудь фиксированного, допустим, на одного бортпроводника налета, ну хотя бы часов 30. Ну, уже хотя бы. Но этого у нас у большинства людей нет. Поэтому на 12 тыс. в месяц очень тяжело выжить.

Иван Князев: А у вас там…

Тамара Шорникова: Но попробовать в другую…

Иван Князев: Подожди секундочку.

Тамара Шорникова: Подожди, я хочу выяснить, одну секунду, да? Уволиться, в другую компанию как-то перейти – это сейчас возможно?

Зритель: Дело-то в том, что сейчас нет набора в другие авиакомпании, потому что везде…

Иван Князев: Ситуация, наверное, везде одинаковая, во всех авиакомпаниях.

Зритель: И своих-то, да, не знают, куда своих пристроить. Не говоря уже о чужих. Вот.

Иван Князев: Марина, я просто хотел уточнить, у вас же, наверное, там еще и градация идет, да? В зависимости от опытности бортпроводника, от того, на каких маршрутах он летает. И поэтому такая несправедливость, что одни все-таки успевают налетать, там, 30 часов, а другие нет?

Зритель: Да, это еще зависит от знания иностранных языков, от того, что были ли какие-то прогулы или необоснованные неявки и опоздания. Конечно, все зависит от человека. Но в принципе, в целом, вот мы общаемся с коллегами, в основном всегда вот так: налета нет. Налета у людей нет. Т. е. мы все ждем открытия границ, мы все ждем, когда все это наладится.

Иван Князев: Да. Спасибо большое вам, Марина. Мы тоже все будем этого ждать, когда же у нас все-таки восстановится пассажиропоток. А в каком он состоянии у нас сейчас, будем узнавать у нашего следующего эксперта. Антон Корень выходит на прямую связь со студией, генеральный директор Центра стратегических разработок в гражданской авиации. Здравствуйте, Антон Владимирович.

Антон Корень: Здравствуйте.

Иван Князев: Антон Владимирович, насколько сильно просел объем пассажироперевозок у нас сейчас, пассажиропоток насколько упал?

Антон Корень: Если говорить о цифрах, которые предполагают, в том числе, восстановление, то суммарно за 6 месяцев мы наблюдаем порядка 48% объемы перевозок от уровня прошлого года. Если говорить про внутренние воздушные линии, то ряд аэропортов уже отчитался о полном восстановлении трафика на ВВЛ (на внутренних перевозках), и некоторые аэропорты, например, Домодедово, на несколько процентов превысили уровень перевозок через аэропорт по сравнению с прошлым годом. Т. е. восстановление идет сейчас достаточно быстрыми темпами. И практически, можно сказать, восстановилось на внутренних авиалиниях.

Но мы знаем, что закрыт, конечно же, был практически международный рынок авиаперевозок. Сейчас несколько маршрутов открыто, восстанавливаются. Ожидается, что к концу ноября мы увидим практически отсутствие факторов, в частности, COVID, которые бы мешали развиваться международной гражданской авиации. И постепенно будут восстанавливаться международные рейсы.

Что касается полного восстановления международных рейсов до уровня прошлого года, то к середине 2021 года наш центр прогнозирует, что это произойдет.

Иван Князев: Антон Владимирович, но это такой достаточно как бы уверенный, но несколько оптимистичный прогноз. Я знаю, что обычно ваш центр еще и переговоры с другими иностранными авиакомпаниями проводит. У вас целый форум проходит по международным маршрутным линиям, по развитию маршрутной сети. И в этом году, насколько я понимаю, все это перенеслось на онлайн-платформу. Не просядет ли развитие такой международной сети маршрутной у нас в связи с этим коронакризисом в этом году? Перевозчики иностранные будут к нам приходить или нет?

Антон Корень: Конечно же, в целом международный трафик просядет по сравнению с прошлым годом в суммарном выражении. Но сейчас будет, начиная с августа месяца, восстановление маршрутов. Как я сказал, уже к середине следующего года планируется, что полностью будут восстановлены направления все международные. Если не будет второй волны коронавируса. И, правильно вы отметили, сейчас мы готовим 25-26 августа первый в мире онлайн-форум по развитию маршрутов, на который соберется порядка 400 авиакомпаний и аэропортов Евразийского региона и из других стран мира. И ожидаем, что данная площадка станет как раз основой для восстановления.

Иван Князев: Что контракты все-таки будут заключаться, так или иначе, с иностранными перевозчиками?

Антон Корень: Конечно…

Иван Князев: И между нашими аэропортами.

Антон Корень: …как только будет открываться какой-то рынок, то, это принцип двусторонних межправительственных соглашений, при открытии авиалиний российской авиакомпании будут к нам летать и зарубежные.

Тамара Шорникова: Антон Владимирович, вот жители нашей страны, телезрители, жалуются, конечно, на билеты. Вот Челябинская область пишет: «5 лет назад покупал билеты за 1300-1500, сейчас 5-6 тысяч, а доходы упали». При этом сами авиакомпании говорят, что снизились до предела. Вот тот же самый «Аэрофлот» рассказывал, что сейчас вынужден продавать билеты по цене лоукостеров. Нам хорошо, но мы помним все печальную историю «Трансаэро», которая тоже демпинговала, дешевые были билеты, нам всем нравилось, потом компания обанкротилась. Что будет с ценами на билеты?

Антон Корень: Да, что касается цен на билеты, то действительно они снизились на некоторых направлениях на 15-20%. Это связано с тем, что многие авиакомпании переориентировали парк воздушных судов, емкости свободные, на внутренние авиалинии. Тем самым создав избыток емкостей. Авиакомпании вынуждены демпинговать и соответственно снижать билеты.

Как только будет восстановление международных авиалиний, парк опять переключится на международные потоки, избыток емкостей на внутреннем рынке сократится, и билеты будут примерно на том же уровне, что и в 2019 году. Т. е. следует ожидать.

На международных же линиях сейчас идет существенное превышение стоимости по сравнению с прошлым годом. Это связано прежде всего с тем, что предложение на рынке очень небольшое. Идет, скажем так, реализация большого отложенного спроса у населения при отсутствии хорошего большого количества предложений. И таким образом стоимость авиабилетов на десятки процентов сейчас превышает. Но, опять же, эта стоимость будет стабилизирована к середине 2021 года и выйдет на уровень 2019 года.

Иван Князев: Ну что ж, будем ждать, будем надеяться, будем летать. Спасибо. Антон Корень, генеральный директор Центра стратегических разработок в гражданской авиации, был у нас на связи. Говорили мы о том, что происходит сейчас в нашей авиации, насколько упал пассажиропоток и как это все отразится на стоимости авиаперевозок.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)