Рыбный рынок России: почему на прилавках сложно найти качественную и дешевую рыбу?

Рыбный рынок России: почему на прилавках сложно найти качественную и дешевую рыбу?
Восток-Запад. Москва резиновая. Бесплатный адвокат – плохой адвокат? ЖКХ по-нашему. Вставать по будильнику вредно. Лучшая страна для детства
Какие ценности ближе и нужнее России: западные или восточные?
Сергей Лесков: Раньше обсуждение Конституции было фикцией, сейчас – нет. И уже одно это хорошо, потому что пассивность общества толкает государство назад
Владимир Воронцов: В органах есть хорошие, достойные люди, но система заточена так, что их оттуда выживают, выдавливают под разными предлогами
Сергей Силивончик: В Москве за год пресечены десятки попыток пронести в школы колюще-режущие предметы и другие запрещённые предметы и вещества
Леонид Головко: Адвокат по назначению - не работает бесплатно. Его труд оплачен государством по установленным тарифам
Татьяна Овчаренко: У вас в руках деньги - главный инструмент и рычаг в общении с управляющей компанией. А вы с ними расстаётесь бездумно!
В каких странах лучше всего растить детей? И где в этом списке Россия?
Вставать по будильнику - опасно для здоровья. А как без него?
Квартиру с долгами по ипотеке можно будет продать самостоятельно
Гости
Михаил Беляев
эксперт Российского института стратегических исследований, кандидат экономических наук
Эдуард Климов
председатель Совета директоров медиахолдинга Fishnews

Константин Чуриков: А сейчас новость, которая, я думаю, вызовет ваш живой интерес.

Марина Калинина: У нас все новости вызывают живой интерес, Костя.

Константин Чуриков: Россия создаст свой национальный бренд рыбной продукции, он будет называться Russian Fish. Об этом сказал замруководителя Росрыболовства Петр Савчук. А где сказал? На Международной китайской выставке морепродуктов и рыболовства в городе Циндао. Основная идея, поясняет ТАСС, – в том, чтобы рыбу российского производства позиционировать в каждом регионе мира под общим брендом. То есть это про мир, а не про нас.

Ну и еще одна цитата из заявления заместителя главы Росрыболовства: «Например, в Китае российского краба, – Марина, – любят готовить в кляре, что является особенностью этого рынка». И дальше он говорит, что для того, чтобы позиционировать как-то, в общем, изучать этот вопрос, нужно вкладывать отдельные деньги и проделывать огромную работу.

Марина Калинина: Я тебе по секрету скажу, что в России мы тоже любим готовить краба.

Константин Чуриков: В кляре?

Марина Калинина: Только его нет.

Константин Чуриков: У нас сейчас на связи Эдуард Климов, председатель совета директоров медиахолдинга Fishnews. А вы, уважаемые зрители, пишите, вообще какую рыбу вы видите в магазинах, устраивает ли вас ее качество и почему у нас все идет на экспорт.

Марина Калинина: И цена – что самое интересное.

Константин Чуриков: Да. Эдуард Владимирович, здравствуйте.

Эдуард Климов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вопрос короткий: почему создают национальный бренд рыбы, но, в общем, это для экспорта, а не для населения российского?

Эдуард Климов: Ну, здесь ответ довольно простой. Имеются прямые указания Владимира Владимировича Путина, президента, об увеличении экспорта, в том числе увеличения экспорта рыбы практически в два раза – до 8 миллиардов долларов. В связи с этим, с учетом того, что российская рыба – это премиум-продукт, а Юго-Восточная Азия – это крупнейший рынок, это люди с деньгами и желанием это есть, вот именно для этого организован этот бренд.

Константин Чуриков: Так, понятно, хорошо. Ну давайте тогда вы расскажите, пожалуйста, какая рыба положена на экспорт, то есть в другие страны, а какая положена нам. У нас же какое-то квотирование предусмотрено, что туда, а что сюда идет, да?

Эдуард Климов: Ну, в принципе, квотирования нет, но, вне всякого сомнения, в рамках государственной программы указано, что до 80% внутри России должна быть российская рыба. В принципе, сейчас это есть. Просто рыба разная. Красная рыба в массе своей в Россию идет, а это по прошлому году порядка 520 тысяч тонн красной рыбы. Основной рынок потребления – это Россия. Все, что касается, допустим, минтая, то это все-таки рынок Европы, Америки, Азии. Все, что касается крабов, деликатесов, трепанги, гребешка – это рынок азиатский, где практически 1,5 миллиарда жителей с более высокой доходностью. В принципе, это является их такой общепринятой едой, в отличие от россиян.

Константин Чуриков: Эдуард Владимирович, вы знаете, просто случай из личной практики. В эти выходные зашел в магазин «Перекресток» в Крылатском, и там проводили дегустацию такую с помпой. И знаете, что предлагали продегустировать нашим покупателям, гражданам? Крабовые палочки. На полном серьезе! Я начал фотографировать это все на телефон – они тут же прекратили эту дегустацию.

Почему всё-таки люди не видят в магазинах качественной рыбы? Смотрите, что пишут. «Нам даже минтай не доступен», – Челябинская область. Нижний Новгород: «Почему наша рыба в магазинах так похожа на путану после встречи с бедуином?» Почему такое качество на прилавках?

Эдуард Климов: К сожалению, никто не возит рыбу на 7 тысяч километров. Главная проблема России, что более 65% всей дикой рыбы добывается на Дальнем Востоке, где порядка 4–5 миллионов жителей, а остальные 135 миллионов живут за 6–7 тысяч километров.

Марина Калинина: Нет, минуточку! А как же мы рыбу доставляем в Европу, на европейский рынок? Это то, что вы перечислили.

Эдуард Климов: В Европу не идет свежая рыба, в Европу идет продукт. Вне всякого сомнения, если вы сходите в любой московский магазин, вы везде увидите филе минтая крупнейших российских производителей – это «Русская рыбная компания», это «Океанрыбфлот», это «НБАМР». Другое дело…

Марина Калинина: В Москве – понятно. Но Москва – это же не вся Россия, люди и в других городах живут. А вот там как-то нет.

Эдуард Климов: Я боюсь, что, к сожалению, в данных условиях рыба будет всегда стоить дороже курицы. А при нынешнем, к сожалению, благосостоянии людей люди всегда будут брать именно курицу.

Константин Чуриков: Спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: У нас много звонков. Галина из Ленинградской области выходит в эфир. Галина, какую рыбу в магазинах видите и почем? Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Говорите, пожалуйста. У нас очень мало времени.

Зритель: Вы знаете, я очень люблю рыбу, но в последнее время совершенно не могу найти что-то подходящее. Купила хек, и такое чувство, что его вымачивали в мыле. Купила камбалу – она как-то светится очень подозрительно и имеет какой-то очень странный вкус.

Остановилась в результате на рыбе, которая консервированная. Вот я сварю я суп из этой рыбы, наедимся мы где-то на неделю, а потом через неделю опять супчик поедим. Вот и все, и вся рыба. А вообще, если посмотреть, то это просто какие-то гнилые дрова лежат на витрине. И как-то даже не верится, что когда-то у нас…

Константин Чуриков: …было по-другому. Спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо большое.

Михаил Беляев у нас на связи, эксперт Российского института стратегических исследований. Михаил Кимович, здравствуйте.

Михаил Беляев: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Михаил Кимович, мы же сейчас не просто о желудках говорим, а нам за державу обидно. Страна окружена морями. Ну что за ужас с этой рыбой?

Михаил Беляев: Я услышал в предыдущих выступлениях слово «цена». Цена не устраивает в основном, да? И расстояния.

Марина Калинина: И еще отсутствие рыбы тоже не устраивает.

Михаил Беляев: Да. Соответственно, с расстояниями мы ничего не сделаем, хотя когда-то рыба доставлялась. И при современных средствах доставки, по-моему, это не самая большая проблема, чтобы даже с Дальнего Востока рыбу привезти сюда.

По вопросу цены. Всегда, когда возникает вопрос к цене, автоматом должно возникать в памяти такое ведомство, которое называется антимонопольная служба или министерство.

Константин Чуриков: ФАС.

Михаил Беляев: У нас это Федеральная антимонопольная служба, ФАС. И ФАС должен, в конце концов, сделать «фас» на любое аномальное явление в области цен. Это везде, во всех странах. Причем это могущественное ведомство, которое имеет право разбираться во всех тонкостях вопроса и выносить свой вердикт. И тогда оно решает, что это такое: это действительно экономически обосновано и по-другому сделать нельзя, или это какая-то недоработка той отрасли, которая занимается в данном случае рыбой, или это монопольное завышение цен, или это сговор, или это железная дорога опять-таки, которая 6–7 тысяч…

Константин Чуриков: Михаил Кимович, или мы просто стали невыгодны нашим производителям, им с китайцами интереснее и веселее, их накормить выгоднее.

Михаил Беляев: А это из одной корзины все вопросы-то. Значит, надо отрегулировать существование и регулирование отрасли, регулирование и функционирование бизнеса таким образом, чтобы это стало выгодно здесь, у нас. Или бывает иногда так, что выгодно, допустим, продавать эту рыбу на Дальнем Востоке, выручать определенные деньги и покупать в Норвегии. Это обычная коммерческая практика внешней торговли, можно и так.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо. Михаил Беляев, эксперт Российского института стратегических исследований.

Зритель Андрей Иванцов нам пишет: «Прошли те славные деньки, когда от рыбы светились мозги». А правда прошли.

Мы к вам вернемся буквально через 25 минут. Впереди выпуск новостей, а через 25 минут поговорим о чувстве юмора, которое нас спасает. Над чем смеются россияне?

Марина Калинина: Пошутим.

Константин Чуриков: Пошутим, да. А вы уже можете присылать ваши любимые анекдоты, присылайте на 5445.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски