Рынки закрываются

Гости
Владлен Максимов
президент Ассоциации малоформатной торговли
Алексей Каневский
член Совета московского отделения «Опоры России»

Ольга Арсланова: И кстати, о продуктах. Покупать их теперь для некоторых граждан нашей страны станет сложнее, ну или, скажем, менее удобно, – серьезные изменения произошли в правилах торговли. Жители больших городов никаких проблем особо не испытали, тем более что многие покупают сейчас онлайн, делают покупки не выходя из дома. А жителям малых населенных пунктов, где большую роль играли рынки, проблем, наоборот, добавилось, многие из них, из рынков, закрылись из-за высоких требований к работе.

Иван Князев: С 2007 года количество рынков сократилось больше чем в 6 раз у нас в стране, было около 6 тысяч, сейчас осталось чуть больше 900. В то же время Минпромторг обещает все-таки вернуть малую торговлю на улицы городов. В ведомстве уточняют, что для людей будет возможность выбора, где покупать продукты и за какую цену, а для местных производителей возможность реализовать свой товар все-таки.

Ольга Арсланова: Ага. Давайте поговорим, какие рынки работают в вашем городе, кто на этих рынках торгует, какие там цены, есть ли какие-то преимущества, например, перед большими магазинами продуктовыми, что покупаете. Позвоните, поделитесь, будем обсуждать эту тему до середины часа.

Иван Князев: Ну а сейчас подключаем к разговору Алексея Каневского, члена совета Московского отделения «ОПОРА РОССИИ». Здравствуйте, Алексей Борисович.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Каневский: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Алексей Борисович, давайте начнем все-таки, мы поговорим о малых городах, давайте поговорим о больших для начала. В частности, в Москве есть ощущение, что рынки как явление, рынки, куда фермер может привезти свою продукцию, например, и продать, как это существует в Европе, как это существует в маленьких городах, в принципе такой формат отсутствует. Ярмарки, которые открыли, такие под крышей красивые у станций метро, по большому счету это те же самые продукты, перекупщики продают это втридорога, все преимущества рынка утеряны. То есть в городах выжили рынки полностью, выжили крупные производители, крупные ретейлеры.

Алексей Каневский: Да, пожалуй, вы правы, если говорить о крупных городах, картина, которую вы описали, примерно такова, ну Москва, Санкт-Петербург. Если иметь в виду традиционные ярмарки, рынки, на них торгуют люди, которые, в общем-то, не являются производителями или за редкими исключениями. Другая история в небольших городах, в том числе даже начиная с Подмосковья, там действительно сельскохозяйственные особенно рынки, там возможен какой-то объем своей продукции, собственно произведенной, сбывать. Ну вот к Москве, к сожалению, по-прежнему это не имеет отношения.

Иван Князев: Александр Борисович, а на что чаще всего жалуются те, кто работают на рынках, продавцы, у кого есть точки? Говорят, что зажимают их сильно, проверок много. Какие там есть нюансы, какие сложности?

Алексей Каневский: Ну, основные проверки санэпидемиологические, как это было раньше. Но, с другой стороны, действительно, для ярмарок и рынок применялся уровень требований значительно более высокий, чем для объектов небольшой торговли, в том числе и стационарной торговли. Вот сейчас принято решение... такие требования, но каждые такие индивидуальные требования будут определяться региональными властями, то есть общего требования для России не будет, в каждом регионе, ну это, наверное, правильно, есть специфическая какая-то ситуация, которая в качестве требований будет к торговцам применяться. В частности, одно из требований было, что такие рынки должны находиться в капитальных объектах и сооружениях, а, как мы знаем, скажем, на юге России, наверное, такое требование не очень важно, там другая климатическая зона, там возможно размещать такие рынки в том числе и на открытых площадках, ну и так далее. Это сделает, возможно, ситуацию с рынками полегче.

Ольга Арсланова: Алексей Борисович, вот эта динамика, о которой мы говорили, рынков становится меньше, – это какой-то рыночное вытеснение, то есть они просто не могут полноценно конкурировать с большими магазинами, которые покупают крупные партии и могут держать цены, или их искусственно выдавливают?

Алексей Каневский: Во-первых, философски, ассортимент продукции, которая продается на рынках, очень в малой степени пересекается с ассортиментом в сетях. Ну понятно, что сельскохозяйственная продукция в части касается, но, с другой стороны, люди привыкли, что на рынках это свежее, это вкуснее и несколько доступнее цена. Но в целом вообще рынки и ярмарки предназначены для другой продукции, для продукции, произведенной фермерским способом, они должны находиться в том числе и в шаговой доступности, быть более удобными и не конкурировать с продукцией, которая в основном предлагается в сетях, крупнооптовой.

Они специально не выжимаются, на мой взгляд, на них очень сильно повлияла вот эта эпидемиологическая ситуация прошлого года, когда сети, например, имели возможность часть продукции продавать онлайн, и многие ретейлеры перешли на такую форму торговли. Рынки, как мы с вами понимаем, и ярмарки такой возможности никак не имели, поэтому в связи с закрытиями закрывались и рынки. Правда, сейчас ситуация может меняться...

Но, честно сказать, в данном случае московское правительство очень много говорит о том, что нужно усилить работу по продвижению ярмарок, ярмарок выходного дня, рынков и так далее. Сказать, что оно прямо эффективно развивается, сложно, но по крайней мере какого-то административного препона я бы не сказал, что есть.

Иван Князев: Давайте послушаем телезрителей, Валентина из Самары у нас на связи. Здравствуйте, Валентина.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из Самары. Вот хочу сказать про рынки, как мы живем в Самаре.

Иван Князев: Давайте.

Зритель: Возраст мой, конечно, уже большой, 80 с лишним, ходить тяжело, сейчас сделали, кажется, так хорошо… (Вот написали вы, Самара, Валентина.) Около дома настроили всяких павильонов, продают и мясо, и все тут, и рагу, и овощи, фрукты, все что хочешь, казалось бы, все около дома, все рядом. Но вы знаете, какое безобразие?

Иван Князев: Какое?

Зритель: Вот вчера пошла, купила рагу в этом павильоне, мясо и рагу, все есть, вроде хорошее, неплохое, плотности хорошей. Подошла к продавцу, говорю: «Завесьте мне». Он завешивает. Сколько? Вчера было 60, а сегодня уже 70, каждый день цены прибавляются, 5–10 рублей. Ну ладно, все равно купила.

Сколько? Завешивает: «Я вот вам все завешиваю, у меня тут есть». – «Давай», – 2 600 на 180 рублей. Я плачу, уплатила, ну вроде посмотрела, ничего, не плохое, думаю, положу в холодильник, буду понемножку готовить, ходить не могу потому что, тяжело.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Возраст такой, что ноги не держат, еле ходим. Пришла домой, пока пошвыряла, отдохнула. Начинаю готовить, стала, думаю, дай-ка завешу, сколько же он весил, 2 кило 600 граммов. Завешиваю, а там даже 2 килограммов нет!

Иван Князев: То есть обвесили вас, да, Валентина?

Зритель: Меня обвесили на 600 граммов.

Ольга Арсланова: Ничего себе.

Иван Князев: Ой...

Зритель: Мясо берем так, 200–300, полкило, если берешь 2 кило, там уже 200–300 граммов – это не ерунда, а на полкило... Вот теперь проверять негде, контрольных весов на улице нет, в магазинах контрольных весов нет...

Иван Князев: Да. Валентина, а что еще помимо мяса на рынке покупаете? Почему не в магазины ходите? Там всякие акции, скидки есть.

Зритель: Вот у нас в магазине нет мяса, а рядом киоск, ну как, павильон, что ли, так сказать, торгует мясом, тут у него всякие отходы, и печенка, и селезенка, что хочешь купить, и яйца, все можно купить. Но дело в том, что все об-ма-ны-ва-ют!

Ольга Арсланова: Да, давайте про это поговорим. Спасибо большое, спасибо большое.

Иван Князев: Да, понятно.

Ольга Арсланова: Алексей Борисович, а где чаще всего, по вашим наблюдениям, обманывают, в магазинах или на рынках? Или там схемы обмана разные?

Алексей Каневский: Действительно, честно говоря, зафиксировать такой случай обвеса в крупной сети практически невозможно, это колоссальная ответственность, штрафы, репутация и так далее. С рынками сложнее, и вот в этой связи как раз один из элементов дополнительного контроля на рынках, когда такая... ситуация, что продавца надо в этом смысле контролировать и опекать. Конечно, на рынках такая ситуация возможна, но она очень, мне кажется, сейчас не актуальна, потому что понятно, что к этому продавцу больше никто не вернется...

Иван Князев: Ну конечно, всегда же можно прийти, ему в глаза посмотреть, если что-нибудь другое не сделать.

Алексей Каневский: Да-да.

Иван Князев: Алексей Борисович, я просто хотел спросить, телезрительница наша говорила, что вот исчезают потихоньку (не только она, кстати, это заметила), знаете, вот эти передвижные мясные лавки, которые были там в виде вот таких вот, ну я не знаю, маленьких павильончиков.

Алексей Каневский: Да, да.

Иван Князев: С ними-то что происходит? Почему их все меньше и меньше становится?

Алексей Каневский:

Иван Князев: Так, ну пока восстанавливаем связь, еще один звонок у нас есть, Салават из Дагестана на связи. Здравствуйте, Салават.

Ольга Арсланова: Добрый день, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Да, слушаем вас.

Зритель: Ну вот насчет рынков, я вот смотрю вашу передачу о том, что рынки закрываются. Я проживаю вот в городе Хасавюрт в Республике Дагестан, в данный момент у нас все, можно сказать, наоборот, рынки растут, торговые точки растут. Цены у нас на данный момент более-менее лучше, чем в больших городах России, конечно, а вот насчет обмана, я такое, честно сказать, не встречал, у нас нет такого.

Иван Князев: У вас с этим строго, да?

Зритель: Да.

Иван Князев: Салават, скажите, пожалуйста, я так понимаю, у вас в городе, да вообще в Дагестане население не особо, наверное, любит ходить по супермаркетам, там что-то, мясо покупать, еще что-то, все же на рынке, да, можно благополучно купить?

Зритель: Ну конечно, основная масса – это всегда рынок, потому что на рынке мясо свежее: утром пришел, утром свежее мясо и взял.

Иван Князев: Салават, а как думаете, почему у вас вот с рынками так все хорошо, все работает, а в других регионах, наоборот, все закрывается? У вас там как эти взаимоотношения выстраиваются? У вас там полная свобода, что ли, в этом плане, то есть никаких проверок, ничего?

Зритель: Нет-нет, конечно, администрация рынка, руководство рынка, кто за этим всем следит, если бы это было все на самотеке, это был бы бардак. Нет, это все контролируется, все там как положено. Просто в плане того, что даже если то же мясо, оно здесь свое, люди держат скотину, режут, утром приезжают, сдают на оптовые точки и продают.

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам.

Иван Князев: Да, то есть на самом деле все-таки можно в отдельных регионах весь этот процесс регулировать, и причем начиная с регионального уровня и заканчивая какими-то местными властями. Вот интересно, почему в других регионах этого не происходит.

Ольга Арсланова: Алексей Каневский к нам присоединяется, возвращается точнее.

Иван Князев: Да, Алексей Борисович, вот вы сказали, что полномочия по контролю за работой рынков будут отданы в регионы, вот. Так тогда действительно почему в Дагестане могут продавать, рынки развиваются, а в других регионах нет? Может, не надо тогда этого делать?

Алексей Каневский: Везде, как мы видим, своя специфика. Вот возвращаясь к вашему вопросу, на который я не успел ответить, почему в свое время исчезли вот эти малые палатки, вот эти точки продвижения...

Иван Князев: Да-да-да.

Алексей Каневский: В то время как раз, тогда же очень бурно обсуждался этот вопрос. Вот сейчас опять мы возвращаемся к определенной необходимости вернуть такой способ торговли. Но обсудить его качество и сделать, принять сбалансированное решение можно было и тогда, потому что, конечно, и такой способ торговли, как палатка передвижная, тоже необходим. Безусловно, везде есть своя специфика, но надо очень-очень внимательно именно географически подходить к такому способу торговли. Это единственная форма сбыта продукции для малых предприятий, единственная, они не способны, не могут из-за многих соображений, из-за логистических, поставить свою продукцию в сети, у них должны быть товарные запасы огромные. А вот продавать через рынки, через киоски они такую продукцию могут, и она вполне может конкурировать и по цене, и по качеству с сетевой.

Ольга Арсланова: Алексей Борисович, вот эта история с Дагестаном, не является ли это признаком того, что в разных местах, в разных регионах, южных, северных, маленьких городах, больших городах есть свои предпочтительные формы торговли и именно они будут там расцветать?

Алексей Каневский: 100% так и есть, это так и устроено, законы рынка. Поэтому отчасти решение по форме, по степени контроля передано все-таки в регионы, что в этом смысле правильно. Другое дело, что, конечно, нужно смотреть и контролировать действия региональных властей. Но, вообще говоря, конечно, везде есть своя определенная специфика.

Иван Князев: Да, хорошо, спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам большое. Алексей Каневский, член совета Московского отделения «ОПОРА РОССИИ», был с нами на связи.

Ольга Арсланова: Наши корреспонденты как раз в разных регионах спрашивали жителей, где они покупают продукты, ходят ли на рынок, что покупают там. Давайте посмотрим.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Продолжаем обсуждать эту тему. С нами на связи президент Ассоциации малоформатной торговли Владлен Максимов. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Владлен Георгиевич.

Ольга Арсланова: Давайте поговорим о том, у кого сейчас есть доступ к торговле на рынке. Понятно, что у производителей, у фермеров, маленьких производителей нет шансов попасть в большую торговую сеть из-за того, что поставки могут быть нерегулярными, недостаточного объема. Может ли фермер напрямую сейчас попасть на рынок, например? Потому что очень часто приходишь, опять же повторюсь, в Москве на рынок, и ты видишь все то же самое, все те же самые импортные фрукты, овощи, все то же самое, что и в магазинах, только подороже, потому что антураж красивый, похоже на настоящий рынок.

Владлен Максимов: Ну, тут даже не знаю, с чего начать. Значит, во-первых, в разных регионах по-разному. Вот вышло распоряжение правительства в конце января, по-моему, вы его упоминали, где сказано, что региональные и муниципальные власти должны сделать все, чтобы увеличить количество мест на рынках, нестационарных торговых объектов, мобильной торговли, ну и просто мест для граждан, где они бы могли реализовать то, что они на приусадебных участках где-то вырастили. Ну, это неплохо, но в разных регионах это все реализуется по-разному. Где-то и без всякого распоряжения места были; где-то с этим очень тяжело и лучше не становится. Поэтому все зависит...

Иван Князев: От чего это зависит?

Владлен Максимов: Что?

Иван Князев: От чего это зависит?

Владлен Максимов: Ну, это зависит от того, как к этому относятся прежде всего даже не региональные власти, а муниципалитеты. Вообще это проблема крупных городов, потому что в малых городах всегда есть рынок, какие-то места на нем, ну за какими-то, может быть, исключениями, вот, и эта проблема относится к крупным городам, от полмиллиона, и тем более к миллионникам, тут действительно очень сложно бывает найти и что-то продать.

Я, кстати, с вами не соглашусь, что в магазинах и на рынках одно и то же все. Действительно, мы часто думаем, что фермер с грязными руками, как вот работал, выращивал, так он приехал, значит, нашел время и вот продает. Так не бывает практически нигде. Торговля – это профессия, понятно, что это, так сказать, профессиональные торговцы. Но каналы поставок у них, как правило, совершенно другие, они не берут на тех же базах, точнее не на базах, в тех же распредцентрах, в которые как раз завозятся продукты сетей. Ну, на примере помидоров: вы можете легко убедиться, что помидоры в федеральных торговых сетях, при всем к ним уважении, одни, а на рынках можно найти разные.

Ольга Арсланова: Ага.

Иван Князев: Послушаем телезрителей.

Ольга Арсланова: Поговорим, да, какие примеры из Череповца.

Иван Князев: Ольга у нас на связи.

Ольга Арсланова: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, дорогие ведущие.

Я бы хотела рассказать, как у нас с рынком, вернее мое личное отношение, потому что в эту тему особо не вдавалась. Смотрите, у нас в городе было 4 продовольственных рынка в каждом районе города. Сейчас остался один. Вы знаете, на мой взгляд, даже если бы этот рынок закрыли, я бы страдать не стала.

Иван Князев: Почему?

Зритель: Потому что никаких преимуществ по сравнению с крупными сетями я не вижу. Наоборот, в сетевых магазинах мне как-то удобнее, комфортнее покупать, и по цене они не проигрывают, даже по акциям можно дешевле купить аналогичный товар. Поэтому, знаете, вот функционирует рынок, я крайне редко туда захожу, вот покупаю только, допустим, десяток яиц местного производства, потому что они посвежее, но и в сетях можно купить, посмотреть... дату производства, но мне как-то привычнее там покупать. То есть, понимаете, я не думаю, что там стоят наши фермеры какие-то, которые в пригороде что-то, может, производят, потому что цены абсолютно у всех одинаковые, товар тоже вот идентичный, и стоят иногда по осени бабушки помимо тех..., но они тоже свои цены подтягивают к этим среднерыночным, то есть дешевле там не купить.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Ну и как бы, знаете, в сетях с хамством я не встречаюсь, на рынке вот запросто.

Ольга Арсланова: Ага.

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Ольга.

Владлен Георгиевич, а вот действительно, как бороться с перекупщиками на рынках, которые фактически отсеивают производителей продукции, а просто перекупают, потом заходят и работают? Есть какой-то вариант?

Владлен Максимов: Ну, я говорю, что это явление действительно есть, оно фрагментарное, и оно вызвано очень простой причиной – дефицитом мест. То есть вы приезжаете на рынок, вам нужно получить место, значит, это огромная проблема, потому что рынков мало и мест на них недостаточно. Соответственно, если этих мест много и рынков много, вам не нужны никакие перекупщики, вам не надо вообще с ними разговаривать. То есть они могут только с вами разговаривать, соответственно, так сказать, какими-то криминальными откровенно мерами, а это уже совсем другая история. Это некая такая отрыжка дефицита, которая совершенно понятно как лечится, вот.

А что касается того, что на рынках должно быть дешевле, то не должно там быть дешевле, я, может, такую неочевидную вещь скажу. Хотя может быть и дешевле вполне, например в Дагестане, да, где люди, так сказать, выращивают массово, вот слушатель, зритель выступал, там, наверное, и дешевле наверняка. Понимаете, преимущество рынка и всех вот таких объектов, ярмарок, в другом, что там есть разнообразие. Собственно, сеть создает, особенно дискаунтер, я как понимаю, куда вот последняя слушательница ходит, у нее какая концепция? – закупить по минимальной цене большими партиями и, соответственно, по минимальной цене продать...

Ольга Арсланова: И какая-то стандартная линейка изо дня в день, она вот примерно одна и та же.

Владлен Максимов: Да, все верно, это вот как, знаете, McDonald’s в общепите, то есть в него не надо ходить часто, но он создает некий стандарт, который диктует условия остальным.

Ольга Арсланова: Ну то есть ты как минимум просто не отравишься там, но и особого разнообразия нет.

Владлен Максимов: Да, совершенно верно.

Ольга Арсланова: При этом мы понимаем, что если мы хотим покупать фермерскую продукцию, то мы должны быть готовы к тому, что она дороже стоит.

Владлен Максимов: Ну, необязательно фермерскую, понимаете. Сейчас часто спекулируют на этой фермерской продукции, она и в сетях там где-то лежит, понятно, какая она там фермерская...

Ольга Арсланова: Что это за ферма, не проверишь, да.

Владлен Максимов: Вот. Она просто разнообразнее, это раз, а во-вторых, есть большая достаточно группа товаров, которые нельзя продавать через самообслуживание. Ну вот клубнику, покупатели там схватят несколько раз, ну и все, ее выбросить в конце дня. Ну масса, вот сейчас ягоды какие-то пойдут, еще какие-то вещи, не знаю, бакинские, узбекские помидоры, это же нельзя все продавать в сетях, вот. Поэтому рынок, да, формирует какое-то разнообразие, он в первую очередь этим важен. И при этом супермаркет, ну и просто сетевая торговля, и вот такая торговля, и еще третий сегмент, о котором мы сегодня не говорим, – это нишевая торговля в небольших магазинах...

Ольга Арсланова: Да, кстати, их же очень мало, такое ощущение, что их просто проглотили гиганты...

Иван Князев: Они исчезли из городов, да.

Ольга Арсланова: А так удобно, в соседнем доме пришел, купил то, что тебе нужно.

Владлен Максимов: Ну, у нас просто эти магазины, так по ряду причин сложилось, они во многом были вынуждены копировать ассортимент больших магазинов, поэтому они и умерли в большой части, а еще потому, что помещений под них нет. А вообще мы за границей с вами видим, что это все, так сказать, в супермаркете такая колбаса попроще, ее мало относительно, зато есть колбасный магазин такой похитрее и подороже, но зато всего много и все разное, это десятилетиями стоит на одной площади, на одной улице, никто никого не уничтожает. А еще рядом там рынок небольшой, куда тоже люди заходят.

Иван Князев: Спасибо вам! Владлен Максимов был с нами на связи, президент Ассоциации малоформатной торговли.

Ну и еще один звонок послушаем из Владивостока. Нина нам дозвонилась. Здравствуйте, Нина.

Зритель: Здравствуйте. Владивосток, Приморье.

Я бы не хотела сказать, что у нас рынки закрываются, вот. Рынков полно, вся продукция выложена красиво, все прекрасно, вот. Но мне не нравится то, что бабушек не пускают, вот которые мелкие фермерские хозяйства, или даже их нельзя назвать фермерскими...

Иван Князев: Подождите, бабушки и фермерские хозяйства – это разные вещи.

Ольга Арсланова: Приусадебные участки.

Иван Князев: Приусадебные вы имеете в виду?

Зритель: Да, просто крестьяне. Вот эти бабушки, они за какими-то киосками, за углами, за домами, значит, продают свою продукцию. Я покупаю эту продукцию у одной бабушки, значит, за углом очередного дома, у нее шесть коров, и вот, значит, молоко, когда покупала бутылку, полбутылки сливок. Когда, значит, творог, ну это прямо во рту тает, вы понимаете; пучок укропа – так это пучок укропа. И вот этих вот бабок, уж что ж мне жалко, что этих бабушек не пускают на рынки, вот что.

Ольга Арсланова: А на рынках кто у вас торгует?

Зритель: А?

Ольга Арсланова: А на рынках кто стоит за прилавками?

Зритель: А на рынках, наверное, перекупщики, я не знаю, у которых все красиво, все хорошо.

Ольга Арсланова: Но не так вкусно, да. Спасибо вам.

Иван Князев: Да, спасибо вам большое, Нина.

Говорили мы о будущем рынков в России, будут ли они закрываться, будут ли появляться места для малоформатной торговли. Но это еще не все, после «Несерьезных новостей» наша любимая рубрика «Дорогая передача», там мы на ваши письма и звонки отвечаем, разбираемся, какие вопросы у вас были. Сегодня речь пойдет о городских банях, где они работают, а где нет.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Есть ли будущее у этого вида торговли? Обсудим с экспертами