С 1 января вино может стать контрафактом

Гости
Максим Черниговский
генеральный директор НП Клуб профессионалов алкогольного рынка
Игорь Бухаров
президент Федерации рестораторов и отельеров России

Иван Князев: Вино может вылиться рекой в землю в прямом смысле. Истечение срока моратория на действие закона, изменившего классификацию винодельческой продукции, грозит бизнесу потерей товара на 15 млрд. рублей.

Сейчас в обороте до сих пор находится сотни миллионов бутылок, оформленных по старым правилам, и с 1 января они фактически будут считаться контрафактом. Отраслевые союзы и алкогольные компании просят премьера Михаила Мишустина продлить действие моратория на год, чтобы распродать остатки.

Марианна Ожерельева: Бизнес уже предупреждает, что изъятие такого объема приведет к колоссальным убыткам всех участников рынка. Они уже заплатили таможенные пошлины, акцизы, НДС, ну, а мы, потребители можем и без вина остаться с Нового года.

Как выйти из этой ситуации? Обсудим с нашими экспертами.

Иван Князев: У нас на связи Максим Черниговский, генеральный директор Некоммерческого Партнерства «Клуб профессионалов алкогольного рынка». Здравствуйте, Максим!

Максим Черниговский: Здравствуйте, друзья! Очень рад вас слышать!

Иван Князев: Обрисуйте нам ситуацию, действительно 15 млрд.? Действительно столько нераспроданных?

Максим Черниговский: Ну, если ее обрисовать двумя словами, то стыд и позор! В очередной раз легальные производители винодельческой продукции оказались в крайне тяжелой ситуации. Да, действительно, вы правильно все сказали. Терминология винодельческой продукции изменилась с июля 2021 года, а именно: столовые вина теперь называются просто вином, вы понимаете. Был объявлен мораторий на розничный оборот столовых вин до 31 декабря 2021 года; всего на полгода.

Естественно, всю продукцию, которая была произведена как отечественными производителями, так и завезена на территорию Российской Федерации импортерами, ни в розницу, ни оптовым операторам реализовать не удалось. На сегодняшний день такой продукции скопилось примерно на 15 млрд. рублей. Что делать с этой продукцией – совершенно непонятно, кроме того, что с 1 января эту продукцию реализовывать уже нельзя.

По этой продукции, во-первых, она качественная, легальная, по ней уплачены все акцизы, она сертифицирована и далее по списку. То есть она находится в легальном обороте, вы понимаете? За нее заплачены все, все налоги. И за что в отношении отечественных операторов устанавливаются вот такие правила, мне лично, человеку, который уже больше 20 лет этим занимается, совершенно непонятно.

Конечно же, надо разрешить дореализовать эту продукцию. Я искренне считаю, что ассоциации, которые подписали данное письмо и просят удлинить срок моратория на право реализации этой продукции, которая со старой в кавычках квалификацией на год. На самом деле, во всех цивилизованных странах такую продукцию разрешают реализовывать до момента ее полной реализации.

Иван Князев: Но пока всю не продали.

Максим Черниговский: Пока полностью ее не реализуют, конечно! Я еще раз повторяю: она качественная. По ней уплачены все налоги.

Иван Князев: Понятно, да.

Марианна Ожерельева: Но если качественная, уплачены налоги, почему тогда? Вот у вас есть какой-то ответ? Вы говорите: я тоже не понимаю, зачем это делать?

Максим Черниговский: Ну потому что, знаете, это же известные слова Черномырдина: «Хотели, как лучше, а получилось как всегда».

Иван Князев: Ну хорошо, да. Да, Максим Зиновьевич, прошу прощения, а что мешает-то этикетки переклеить? Времени ж достаточно было.

Максим Черниговский: Там нет. ...Переклеить. Вы представляете вот эту продукцию, там дорогие вина, да? Они же реализуются не в одночасье.

Эту продукцию произвели еще, допустим, в прошлом году или в начале этого года, да, производители. Соответственно, он отгрузил оптовому оператору. Оптовый оператор в свою очередь отгрузил в розничный магазин. В розничном магазине эта продукция, потому что она, допустим, дорогая, она сразу не реализовалась.

Наступает 1 января, ага, все! Уже эту продукцию, соответственно, реализовывать конечному покупателю нельзя. Что делать в этой ситуации розничному магазину? Он, соответственно, обращается к оптовому оператору: «Заберите». Оптовый оператор, в свою очередь, обращается к производителю или к импортеру: «Заберите».

А представляете, если розничные операторы находятся, допустим, во Владивостоке, а производитель, допустим, находится в Москве. Вот как это: «Заберите»? То есть по идее, надо еще заплатить за транспортировку этой продукции обратно на завод – импортеру, который по идее должен эту продукцию за собственные деньги утилизировать.

Вот вы понимаете, да, в какой ситуации оказались честные легальные операторы алкогольного рынка, причем винодельческого рынка?! А как известно, последние несколько лет все делается для того, чтобы поднять винодельческую отрасль отечественную до, что называется, мировых стандартов.

Марианна Ожерельева: А вот вы назвали целую цепочку – здесь и логистика, и покупатели, и производители, а вот в финальном все-таки кто страдает в большей степени: производители, потребители?

Максим Черниговский: Производители, если говорить об отечественной продукции. И если говорить об импортной, то импортеры, т.е. те организации, которые завезли эту импортную продукцию на территорию Российской Федерации.

Кстати, то же самое с шампанским. Ну вы знаете, мы тоже этот вопрос обсуждали уже. То есть если раньше в законе было указано, игристые вина, в скобочках шаманские вина, на сегодняшний день шампанским может называться только отечественная продукция, произведенная на территории Российской Федерации. Вся импортная продукция автоматически становится игристым вином. Опять-таки уже после 31 декабря продукцию французских виноделов, где на этикетках указано «Шампанское»...

Иван Князев: Что это шампанское уже не купишь и точнее продавать его нельзя будет.

Максим Черниговский: Совершенно верно.

Иван Князев: Максим, а напомните нам, обычным людям, зачем вообще вот вся вот эта чехарда была с игристыми винами, с винным напитком, с шампанским? Это что-то дало бизнесу этому? Были ж какие-то причины?

Максим Черниговский: На самом деле там логика была. С чего я начал, что хотели, как лучше, получилось, как всегда. Дело в том, что действительно на самом деле завозились игристые вина под видом шампанского в Российскую Федерацию; это правда. Решили навести порядок, а именно: вот только, значит, если из-за границы, то игристое вино.

Но, правда, забыли опять-таки французских виноделов, которые производят в Шампани свою продукцию и которые имеет международное право называть свою продукцию шампанским. 06:54 Ну, доктор Фил, вы понимаете, т.е. теперь только игристое вино у нас завозится на территорию Российской Федерации.

Но почему шампанское, которое, соответственно, завозилось в прошлом году или в первом полугодии текущего года, нельзя реализовывать в следующем году, опять-таки до полной его реализации, мне непонятно. Это, еще раз повторяю, качественная во всех отношениях продукция, по которой уплачены все налоги. И еще раз повторяю, во всех странах, где существует свободный розничный оборот алкогольной продукции, где меняется терминология, это не российский ноу-хау, естественно, всю продукцию в спокойном режиме...

Иван Князев: Сначала надо продать. Да. Спасибо!

Марианна Ожерельева: Спасибо большое вам!

Иван Князев: Максим Черниговский, генеральный директор Некоммерческого Партнерства «Клуб профессионалов алкогольного рынка», был с нами на связи.

Марианна Ожерельева: Ну а сейчас?

Иван Князев: Еще один эксперт у нас – Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров. Здравствуйте, Игорь!

Игорь Бухаров: Добрый день!

Иван Князев: Рестораторы-то у нас готовы к этой ситуации, что вполне возможно скоро у них поставки-то будут ограничены?

Игорь Бухаров: Давайте я сейчас расскажу вам о том, что неправильно трактует предыдущий коллега. Значит, смотрите, во Франции напиток, который производят французы, называется «Шампань». Оно не называется «Шампанское». «Шампанское» называется у нас. И поэтому мы сказали: «Хорошо. Если вы зарегистрируете, как «Шампань», то пожалуйста». Поэтому тут никаких проблем нет. Точно так же, как «Портвейн» в Португалии называется «Порто».

Но соглашусь с ним в том, что действительно ввезенные на сегодняшний день и не реализованные по независящим от нас причинам, а причинам, связанных с ковидом, с ограничениями, с локдаунами, с низкой покупательной способностью населения, на сегодняшний день есть определенный остаток на складах самих ресторанов, в магазинах, в магазинах беспошлинной торговли и т.д.

И на сегодняшний день это письмо просто поднимает вопрос о том, что это можно решить несколькими ... продлить дальше мораторий или, например, сказать, что с определенного времени по документам, когда это ввезено в страну, больше не работать.

На сегодняшний день ввозится в страну уже под другим соусом, если ввозится. Но остатки, которые есть, например, они на сегодня оформлены по-старому. Это никак не влияет на качество, качество осталось прежним, все нормально. Поэтому я считаю, просто мы подняли вопрос, который нужно на сегодняшний день просто разрешить.

Это мне напоминает времена, когда у нас вводили акцизные марки или когда их меняли; точно так же лихорадило рынок. А в это время различные контрольно-надзорные органы, которые могут воспользоваться по формальным признакам тем, что существуют сегодня закон, который говорит о том, что такая продукция нелегитимна. Вот и все.

Поэтому, значит, надо просто разрешить так, чтобы ее можно было дореализовывать, а не просто выбросить куда-нибудь на улицу, потому что это нанесет урон всем нам.

Марианна Ожерельева: Игорь, а может все-таки сложиться такая ситуация, если это продукция ввозилась, значит, у нее есть спрос, что в новом году будет некий дефицит в конкретных местах, и люди просто не смогут употреблять его.

Игорь Бухаров: Нет, послушайте. Сегодня все, кто уже ввозит дополнительную, у кого на складах уже нет (каждый же предприниматель считает: сколько ему нужно продать, какой спрос), все, что сегодня ввозится новое, ввозится уже по новым правилам. Просто то, что осталось...

Марианна Ожерельева: Именно остатки?

Игорь Бухаров: Остатки необходимо реализовать без проблем для предпринимателя.

Иван Князев: А точно уже ввозится по новым правилам? А то, знаете, наши производители любят до последнего; там вот 31 заканчивается действие моратория, они до 30-го будут производить по старым этим, ничего не меняя? Или все уже, только по новым правилам работают?

Марианна Ожерельева: С какого момента?

Игорь Бухаров: Уже по новым правилам давно уже...

Марианна Ожерельева: Ну давно, это когда?

Игорь Бухаров: Вот, смотрите, коллеги. Вы же письмо читали; там же не написано о том, чтоб нам продлили возможность ввоза по старым правилам для...

Иван Князев: Мы просто уточнили.

Игорь Бухаров: Мы говорим о том, чтобы нам дали возможность реализовать то, что было ввезено по старым правилам. Все.

Иван Князев: Сколько на это времени понадобится? Чисто теоретически. Запасы большие?

Игорь Бухаров: Непонятно это. Коллеги, вы же понимаете о том, что у нас сегодня ковид, низкая покупательская способность населения, все лихорадит: откроют, закроют. Никто ничего не понимает.

Иван Князев: Ну, то есть ни рестораторы, ни производители. Но объемы вроде бы известны; говорят, что на 15 млрд., просто в бутылка бы это посчитать.

Марианна Ожерельева: Посчитать, да. Как это?

Иван Князев: Сколько там, год нам понадобится до последней бутылки реализовывать?

Игорь Бухаров: Ну кто ж его знает? Кто ж его знает? Это ж зависит не от нас, а от покупательной способности населения и желания выпивать хорошее вино. Готов сегодня человек тратить на это деньги или, например, он не готов эти деньги тратить сегодня. Потому что в момент, когда кризис, люди не готовы тратить деньги, понимаете; в последнюю очередь они тратят это рестораны. Значит, где-то задержится. Но от этого ж не может страдать ресторатор, который купил и у него это задержалось. Он что должен выбросить это на помойку?

Иван Князев: Ну, с этим, конечно, сложно не согласиться. Единственное маленькое уточнение: это вообще дорогой сегмент напитков? Дорого они стоят?

Игорь Бухаров: Это разные.

Иван Князев: Разные, да.

Игорь Бухаров: Это разные.

Иван Князев: То есть бывает и самые дешевые, и самые дорогие бутылки?

Игорь Бухаров: Да, конечно. Наименование контролируемого происхождения сегодня вы тоже не можете писать; это же не вопрос только шампанского.

Иван Князев: Ну, понятно. Спасибо!

Марианна Ожерельева: Спасибо! На связи с нами был Игорь Бухаров, президент Федерации рестораторов и отельеров.

Иван Князев: После небольшого перерыва, после выпуска новостей вернемся к теме ковид, точнее продолжим; каждую неделю, каждый день об этом говорим в 13.10. Эффективность нового препарата от ковида на основе антител обсудим, как он действует. И также ученые заявили, что коронавирус в теле человека может задерживаться до полугода, в различные органы проникать.

Марианна Ожерельева: Стоимость новостроек, мне кажется, это волнует многих людей в нашей стране. Насколько подорожает, насколько...

Иван Князев: Да, потому что есть информация, что пластиковые окна и кабели подорожают. Как это все в конечном итоге на нас отразится. Оставайтесь с нами!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)