С чувством невыплаченного долга. О запрете взыскивать долги с пенсий

С чувством невыплаченного долга. О запрете взыскивать долги с пенсий
Кредитные каникулы. Главное – не болеть. Цена барреля. Изолируемся. Домашний тест на коронавирус. Вредные советы
Русская народная сказка «Баба Яга и ягоды». Читает ведущая ОТР Ольга Арсланова
Правила кредитных каникул
Сергей Лесков: Открывать кубышку Фонда национального благосостояния преждевременно
Что с ценами на нефть?
Страна на наших глазах превращается в набор сепарированных субъектов
Как живут в режиме самоизоляции за рубежом?
Кредитные истории. Предприниматели на грани банкротства
Нарушение карантина и самоизоляции: за что вас могут оштрафовать?
Николай Фомушин: Фокус - это решение задачи нестандартным методом
Гости
Константин Ордов
профессор РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор экономических наук
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Анастасия Сорокина: «С чувством невыполненного долга».

Александр Денисов: «Невыплаченного», Настя.

Анастасия Сорокина: И невыполненного, и невыплаченного. В России могут запретить взыскивать с пенсии задолженности по кредитам, коммунальным платежам и штрафам. Минэкономразвития подготовил два законопроекта: один будет защищать страховые пенсии от списания и коллекторов, второй позволит в случае взыскания сохранить от зарплаты прожиточный минимум.

Александр Денисов: Да.

Тему эту обсудим с нашим экспертом, на связи со студией Константин Ордов, профессор Университета имени Г. В. Плеханова, доктор экономических наук. Кому еще, как ни доктору, отвечать на эту тему?

Анастасия Сорокина: Константин Васильевич, здравствуйте.

Константин Ордов: Добрый день.

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Скажите, пожалуйста, Константин Васильевич, означает ли это, что теперь пенсионеры не смогут в принципе получить кредит?

Александр Денисов: О как, Анастасия, смотрите, самую главную опасность увидела.

Константин Ордов: Да, как-то, мне кажется, с совершенно другого угла зашли к обсуждению этой темы. Я надеюсь, что наши пенсионеры в случае принятия этого закона не пострадают с точки зрения сохранения своего жизненного уровня, вот это, мне кажется, главное. А то, получат они кредит или не получат, зависит от их, может быть, альтернативных доходов, у нас четверть пенсионеров работает с вами, к примеру, и также от тех расходов, которые или в качестве обеспечения, или поручителей в виде детей, родственников они смогут привлечь. То есть на самом деле, мне кажется, и раньше это была бы очень пагубная философия на последние деньги брать кредит, не имея ни возможности его выплатить, ни обслуживать.

Анастасия Сорокина: Константин Васильевич, недавно была история, связанная с предложением одной из фармацевтических компаний делать кредиты прямо в аптеке, брать их. Это же опять-таки не от того, что у наших пенсионеров очень много денег, а от того, что им не хватает на какие-то вещи элементарные, такие, например, как необходимые лекарства. Они нечасто берут кредиты, чтобы себе позволить отдых на Лазурном берегу или новый автомобиль покруче, это же связано именно с тем, что действительно просто не хватает ресурсов для жизни.

Константин Ордов: И тем самым, мне кажется, нельзя обрекать человека, когда у него безвыходная ситуация, когда он пришел в аптеку и для него жизненно важно приобрести это лекарство, спрашивать, готов ли он, собственно, отказаться в недалеком будущем от возможности просто обеспечить свое выживание, существование таким образом. На сегодняшний день, я думаю, коммерческие организации должны задумываться об уровне риска, а не в поисках тех, кто потерял надежду либо испытывает острейшую необходимость в данный момент, пользуясь вот этим неким своим преимуществом, в дальнейшем забирать, собственно, последнюю рубаху.

Александр Денисов: Константин, конечно, своевременная мера, тут спорить даже и бессмысленно. Ну, банки просто так тоже ничего не делают, они же повысили порог, до какого возраста можно давать кредиты, на какой срок, они это подняли. Вот я читал отчет самого крупнейшего нашего банка «зелененького» про доходы пенсионеров: они подсчитали, что в среднем ежемесячный доход пенсионера примерно 25 тысяч рублей, – это не пенсия, это вот те расходы, которые они проследили по картам. То есть им виднее, что человеку можно дать и есть с чего возвращать, то есть деньги-то есть.

Константин Ордов: Да, деньги, в общем, могут быть точнее, есть они или нет, большой вопрос. Но то, что они могут быть у пенсионера, вполне это жизненная ситуация, и работающих у нас много, и возможность альтернативного заработка, в том числе самозанятые, ведь это история, которая не в последнюю очередь относится и к нашим пенсионерам, которые вполне еще бодры, веселы порой.

Но вопрос-то в другом – в том, что если нет такой возможности, то в этом случае что делать, не очень понятно. Ведь тогда получается, что в омут с головой, так сказать, как в последний раз, вот этого нежелательно было бы ни в каком виде допустить. Мне кажется…

Александр Денисов: Я к чему клоню? Судя по всему, они ведь по своим так называемым скоринговым системам когда проверяют, они видят, что на одну пенсию не живет человек, поэтому и дают ему кредит. То есть они таким и не дадут, у кого одна пенсия, скорее всего.

Константин Ордов: Не случайным образом, да, и не любой пенсионер, который придет в банк, получит там кредит. Больше того, даже микрофинансовые организации сейчас активно используют эти скоринговые системы и уже четко понимают, что не удастся свои сотни процентов получить в любом случае даже в счет последних пенсионных денег у пенсионеров, которые могут не до конца разбираться в этих тонкостях финансовых инструментов.

То есть, мне кажется, сохранение вот этого определенного социального минимума доходов, он должен быть, и очень удивительно, почему мы так долго, в общем-то, смотрели на этот рост потребительского кредитования, не создавая некоего буфера, некой защиты для тех людей в рамках социальной ответственности государства, которые уже скоро, я боюсь, будут остро нуждаться в подобного рода законодательной защите.

Анастасия Сорокина: А инициатива, связанная с защитой минимального остатка, вот этого МРОТ от зарплаты, – как вы считаете, вот это реально? И будет ли этой меры достаточно, чтобы поддержать людей, которые оказались в такой сложной закредитованной ситуации?

Константин Ордов: Слушайте, достаточно будет или нет, мы на сегодня с вами понимаем, что минимальный размер оплаты труда, к сожалению, даже не гарантирован с точки зрения зарплаты, доходов, мы слышим сплошь и рядом, когда люди по каким-то причинам умудряются даже в государственных компаниях получать зарплату меньше минимального размера оплаты труда, что незаконно само по себе, а уж с точки зрения выживания эти деньги, наверное, только биологическое выживание могут обеспечить, а не какую-то социальную функцию государства, которая у нас в Конституции с вами прописана.

Во всяком случае для старта, для некоего понимания того, что люди у нас не обречены умереть с голода в случае, если они потеряли свою финансовую подушку, доходы и временные финансовые трудности у них возникли, я думаю, что нам это, я убежден, необходимо, и этот закон ровно об этом. А дальше давайте думать о том, каким образом, в общем-то, даже при возникновении неблагоприятных финансовых ситуаций для конкретного человека обеспечить ему вполне нормальный уровень жизни, необходимый, достаточный.

Александр Денисов: Спасибо большое, спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Константин Ордов, профессор Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова, доктор экономических наук.

Есть звонок от зрителя из Пермского края, на связи Юрий. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я считаю, что правильно, надо с пенсионеров брать, которые работают, вычитать, потому что они имеют пенсию и еще зарабатывают, понимаете? У них есть с чего отдавать. У нас тут пенсионерка работает, она эти кредиты только так берет, не успеет один кредит взять, уже второй берет, потому что она пенсию получает и еще зарабатывает, где работает, 15 тысяч, и пенсия у нее 15 тысяч. А мы с женой не можем купить машину стиральную, потому что получаем 26 тысяч, у нас только одна зарплата, а у нее пенсия есть. Поэтому они защищены социально, они могут себе это позволить.

Александр Денисов: Ну скоро Новый год, может быть, скидки будут, ку́пите себе стиральную машину, приценивайтесь.

Зритель: Ну там за 5 тысяч, мне не надо за 5 тысяч, понимаете?

Александр Денисов: А, за 5 плохая, да?

Зритель: А она может себе позволить хорошую машину купить и еще съездить в отпуск, а мы не можем, потому что у нас пенсии нет, а у нее пенсия страхует, она еще зарабатывает и пенсию получает. Конечно, тогда ей хорошо, она… А мы не можем, вот так.

Анастасия Сорокина: Юрий, а долго ли вам до пенсии осталось?

Зритель: Ой, вы знаете, мне 57 лет, я, может, еще даже не доживу, понимаете? А жене 52, так что…

Анастасия Сорокина: Ну, желаем вам здоровья, чтобы все-таки удалось накопить. Юрий, спасибо вам за звонок.

Продолжим обсуждать тему с нашими экспертами. На связи Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредиты» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета. Максим Евсеевич, здравствуйте.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Александр Денисов: Максим, вы знаете, сейчас только что мы это обсуждали предложение. Спору нет, безусловно, это нужно сделать. Другой вопрос, я вот подумал: может быть, законодательно прописать и проценты для пенсионеров, чтобы выше не имели права им выдавать кредиты? Потому что они пойдут, возьмут себе и толком не разберутся.

Анастасия Сорокина: И микрозаймы, и разные другие мошенники на этом наживаются.

Александр Денисов: Да, 23% какие-то колоссальные. Может быть, проценты еще прописать, чтобы они не попадали в долговую яму в такую адскую?

Анастасия Сорокина: Защитить их законодательно.

Максим Кривелевич: Мы просто не успеем обсудить еще и это предложение, хотя ваше предложение мне нравится больше. Но если начинать с того, ради чего, собственно, собрались: предложение крайне благородное и столь же… экономически безграмотное.

Александр Денисов: Да, действительно, а как они будут контролировать, вот вопрос? Суды будут следить, справки приносить? Технически.

Максим Кривелевич: Вот послушайте. Идея с тем, чтобы не использовать пенсию для погашения кредитов, – это способ переложить обязанности государства на нас с вами. Это как вот есть у вас автострада, по ней летят машины на скорости 80 километров в час, есть переход со светофором, и вы говорите: всем на «красный» нельзя, но отдельным категориям граждан на «красный» можно. Вот эта мера не делает безопаснее езду и не делает безопаснее переход.

Государство отвечает за то, чтобы пенсионеры не были на грани выживания, а банки отвечают за то, чтобы покупать у нас деньги в депозиты и продавать деньги нам в кредиты. Как только вводятся любые льготы для любых категорий граждан, сколь благородными они бы ни казались снаружи, эти льготы, мы за эти льготы платим как бы повторный налог, тем, что мы получаем на 1% ниже по депозитам, и тем, что мы переплачиваем по кредитам, в том числе и пенсионеры. То есть тот самый пенсионер, который платил бы, к примеру, 7% по кредиту, сейчас платит 12%, а если эту льготу введут, будет платить 18%.

То есть, понимаете, мы хотим защитить очень небольшой круг людей, который, может быть, пострадает, а может быть, не пострадает, и заранее наказываем всех. То, что у нас пенсионеры не могут себя прокормить, никоим образом не беда банков и не беда банковской системы, это прямая обязанность государства, которую снова хотят переложить на нас с вами. Это просто нечестно, неправильно, несправедливо и, что самое плохое, неэффективно.

Анастасия Сорокина: Подождите, Максим Евсеевич, а история под названием, вот эти списания за долги по ЖКХ, то есть когда у человека просто без ведома его данные передают коллекторам?

Максим Кривелевич: Замечательный пример. То есть, итак, возвращать банковский кредит нельзя, а возвращать ЖКХ можно. Почему? Дело в том, что банковский кредит человек берет в трезвом уме, здравой памяти для своей выгоды, а тарифы ЖКХ повышают, его не спросив. То есть вам насильно повышают тарифы, отказаться вы от них не можете, банк вы выбираете, не банк приходит к вам, вы приходите в банк. Службу, которая вывозит вам мусор, вы не выбираете, и тарифы за ЖКХ вы не выбираете: вам их повысили и у вас их взыщут, забрав просто золотой зуб изо рта. Вот вы привели пример даже лучше того, который привел я. Но в любом случае все укладывается в одну и ту же внутреннюю логику: не должно быть исключений в развитии банковского кредитования, потому что уродливые кредиты под 300% годовых связаны с высоким уровнем риска.

Почему российский пенсионер, переехав жить в Германию, может взять кредит под 3,5%, а пока он живет в России, он его не возьмет дешевле 12%? – другой уровень риска. И вот подобные новации создают вот этот повышенный риск даже до своего введения. То есть даже если эта норма никогда не будет введена, банки уже заложили все это в свою стоимость денег, то есть вы уже получаете меньше по депозитам и вы уже получаете больше счета за кредиты. Поэтому нет, конечно, это совершенно не выход, это эталонно безграмотная мера.

На самом деле социальная поддержка, социальная защита – это прямая обязанность государства. Вот если бы наши пенсионеры получали пенсию, как в развитых странах, мы бы сейчас обсуждали совершенно другие вопросы: мы бы обсуждали, можно у пенсионеров забирать Mercedes, если этому Mercedes уже хотя бы 2 года. Поэтому, коллеги, очень благородное начинание, но, к сожалению, абсолютно неграмотное.

Теперь что касается второго вопроса, который вы задали по микрофинансовым организациям. Вообще существование микрофинансовых организаций, строго говоря, нелегально, де-факто нелегально, примерно в 1/3 стран мира, потому что этот бизнес несмотря на свою формальную, скажем, родственность банковской системе является совершенно другим бизнесом. Так называемые shark loans, то есть «ростовщики-акулы» – это очень специфическая деятельность, которая общеэкономически приносит гораздо больше вреда, чем пользы. И если государство разрешает себе подобные мероприятия, если государство делает такую деятельность легальной, ну никак мы с вами ее, что называется, к порядку не приведем.

Здесь есть только два варианта: либо мы говорим, что у нас полностью рыночная свобода, тогда нам приходится закрывать глаза на то, что люди подписывают договоры крайне кабальные, либо мы говорим, что, извините, наше государство заботится о своих гражданах, но тогда государство не должны разрешать продажу алкоголя и государство не должно разрешать выдачу кредитов под трехзначные суммы в процентах годовых.

Александр Денисов: Спасибо большое, Максим.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Поговорим со зрителями?

Александр Денисов: Да.

Анастасия Сорокина: Татьяна из Ленинградской области, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Вот я хотела бы сказать насчет выплаты, с пенсионеров берут по суду. Вот я пенсионерка, мне 67 лет, у меня задолженность по квартплате. Я живу в бывшем общежитии, две маленькие комнатки, дочка и ребенок, вот мы трое, у нас квартплата около 10 тысяч составляет, представляете? И как не накопить долги по такой квартплате? С меня высчитывают 50% с пенсии, а второй половины пенсии мне даже не хватает, чтобы оплатить текущую квартплату, понимаете? И это замкнутый круг.

Александр Денисов: Вы знаете, есть же ведь…

Анастасия Сорокина: Вспомнилась Татьяна Овчаренко, которая говорит о компенсациях.

Александр Денисов: Да, есть же ведь такое правило, что если квартплата превышает определенный процент от вашего дохода, от пенсии, то…

Анастасия Сорокина: …вам полагается компенсация.

Александр Денисов: ...вам полагаются компенсации, льготы. Вот вы воспользовались этим правом?

Зритель: Какая компенсация, если у меня долг? Речь ни о каких компенсациях не идет, раз долг у меня, понимаете? Со мной даже не разговаривают.

Александр Денисов: Ну 5 тысяч при пенсии в 10, вы сказали, это…

Анастасия Сорокина: Десять тысяч коммунальные платежи.

Зритель: Нет, у меня пенсия 15.

Александр Денисов: Пятнадцать.

Зритель: Но квартплата у меня составляет около 9 тысяч.

Александр Денисов: За одну комнату?

Анастасия Сорокина: За две комнаты.

Зритель: Две маленькие комнаты, вот у нас такая дорогая квартплата, хотя комнатки приватизированные, представляете? И с меня высчитывают 50%, это значит, получается, половина пенсии, и мне не хватает платить текущую, она у меня копится, копится, пока я это выплачиваю, вторая копится, понимаете? Это замкнутый круг.

Анастасия Сорокина: Нужно разбираться.

Александр Денисов: Вы знаете, я вам все-таки советую сходить в органы соцобеспечения и попытаться решить этот вопрос, потому что даже при 15 тысячах 9 тысяч – это очень много за коммунальные услуги. Спасибо вам.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за звонок.

Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски